Виталий Петрук
Государственное агентство Украины по управлению зоной отчуждения

- Как вы оцениваете радиационную обстановку в Зоне отчуждения и безусловного отселения сейчас? Насколько там безопасно находиться людям? 

- Я на этот вопрос всегда отвечаю так - если придерживаться правил поведения, которые сложились за 30 лет, да просто правил, которых нужно придерживаться на этой территории, то в принципе безопасно. (Правилами, в частности, запрещается употреблять в пищу растения, плоды, корнеплоды, пить воду из водоемов и колодцев в Зоне, заходить в оставленные людьми здания, ставить на землю вещи, передвигаться в Зоне без сопровождающего от администрации, - ред.)

- А если не придерживаться правил, тогда что? 

- Лотерея. Вы знаете, лотерея. 

Уже тридцать лет прошло (после аварии на ЧАЭС, - ред.), это как раз период полураспада цезия, стронция. Уже это безопаснее намного. После взрыва оно же выпало не так, чтобы ковром, а пятнами. И в зависимости от того, что это за элемент. И важно даже не то, что там есть, а концентрация.

Давайте я все-таки попробую ответить на вопрос так, как вы его изначально задали. Так исторически сложилось, что трагедия произошла на нашей территории, и мы имеем эту территорию. Я иногда говорю, ну так Боженька определил, что она у нас есть. Изменить мы этого не можем. И вот то, над чем мы сейчас работаем, над чем думаем, - это как максимально эффективно использовать эту территорию. Как использовать, возможно, именно преимущества этой территории. Начали искать варианты. Вся Зона - это почти 265 тысяч гектар.

Новости по теме: В ЕС пообещали помочь Украине удачно завершить проекты в Чернобыле

Это большая территория. Так или иначе, за 30 лет влияние на нее человека было минимальным. Сюда доступ людей, чтобы прогуляться, ограничен (в Зоне действует пропускной режим, – ред). Было принято решение, что две трети территории - это будет биосферный радиационный заповедник. Соответствующий указ президент подписал в апреле прошлого года. После этого нужно было внести изменения в законодательство, чтобы этот указ начал работать. И мы 30 марта зарегистрировали этот заповедник. Мы сейчас в процессе создания администрации заповедника. То есть две трети территории (зоны отчуждения, – ред.) - это будет заповедник. 

Заповедник - это, по сути, все, что от "десятки" до границы Зоны (с населенными пунктами, – ред.). 

- А "десятка" - это…

- Территория, примыкающая к ЧАЭС, которая больше всего загрязнена, где разбросаны элементы, периоды полураспада которых составляют до 24 тысяч лет. Трансурановые. И если мы говорим, что в целом в Зоне за 30 лет в 10 тысяч раз стало меньше загрязнения, то эта территория будет оставаться загрязненной еще 24 тысячи лет.

- И Припять (мертвый город, – ред.) попадает в "десятку"?

- И Припять здесь. Вот мы начали искать разные варианты, как использовать эту территорию максимально эффективно для государства. Тут "Энергоатом" уже начал строительство ХОЯТ (хранилище отработанного ядерного топлива, до последнего времени вывозилось на хранение в РФ, - ред.). Уже они площадку готовят. Там хорошая глиняная подушка, хорошая площадка. Они в декабре 2016 года уже начали подготовку этой площадки. И еще один вариант у нас - размещение солнечных панелей. 

- В "десятке"? 

- Именно в "десятке". Мы с "Укрэнерго" создали рабочую группу, выехали на место. Определили количество участков, которые можем выделить под размещение солнечных панелей. Это участки, которые без леса (предположительно, парк солнечных панелей будет располагаться на 2,5 га. Первая очередь - на территории отселенного села Копачи, – ред.). 

Сама эта технология не требует особо влияния человеческого фактора. Только на этапе строительства нужны люди. Ставим, а дальше там персонал минимально задействован, чтобы их обслуживать. Территории обширные. Инфраструктура электросетей есть. Они в рабочем состоянии. Есть, куда выдавать (электричество, – ред.). Рядом Киев, у которого дефицит электроэнергии. Есть персонал, есть территория, есть инфраструктура. И что хорошо для граждан Украины, как раз периметр "десятки" будет усиливаться в отношении доступа на эту территорию. Будет запрет на посещение. 

- И экскурсии отменятся? 

- Учитывая огромный интерес к этому месту, нет, конечно. Нам народный депутат Анна Романова (занимается вопросами туризма, - ред.) сказала, что более привлекательного места, как Чернобыль, куда бы ехали так целенаправленно иностранцы, такого другого места в Украине нет. Да, это зона традиции, зона беды. У нас 16 тысяч посетителей ежегодно.

Новости по теме: Чернобыльский лес вырубали и увозили за границу, а для заметания следов устраивали пожары, - Рыбак

- Как будет отбираться инвестор? 

- Каждый должен заниматься своим. Бизнесмены должны заниматься бизнесом, привлекать средства, генерировать идеи. Мы как государственное агентство должны создавать условия, чтобы им было интересно. Как минимум у нас появилась идея. Но скажу честно, что когда мы об этом рассказали, то количество заявок тех, которые к нам обратились (инвесторов, готовых участвовать в проекте, – ред.), превысило наши ожидания. Обратилось больше, чем мы рассчитывали. Несмотря на то, что это довольно дорогая технология с продолжительным сроком окупаемости, обратилось множество компаний. 

- А кто обратился? 

- Очень много, более 50 компаний. 

- А сколько отечественных, сколько иностранных? 

- Я так даже не скажу, но украинских больше даже. Есть серьезные компании с именем. Не просто там какие-то ООО. Есть серьезные французские компании, датские, немецкие, американские. Но большинство - украинские. 

- Хорошо, ДТЭК, скажите, есть среди обратившихся? 

- Есть. Они тоже обратились. Другое дело, что настолько нормативно у нас все зарегулировано, что мы эти трудности постоянно преодолеваем. Вот в марте прошлого года еще, когда эта идея по солнечной энергетике только возникла, мы столкнулись, что в положении о деятельности агентства (по управлению зоной отчуждения, – ред.) нет соответствующей функции. В законе о зоне отчуждения не было норм. Мы начали менять законодательство. Конечно, министр (Остап Семерак, – ред.) нас очень поддерживал. Нам удалось внести соответствующие изменения, и дальше началась эта история. Мы начали с попытки запустить пилотный проект. 

- А с кем? С какими компаниями? 

- С теми, кто первые обратились. Суть в чем... Пришла одна компания. Ну, хотим. Я говорю ему (представителю компании, – ред.): ну, хорошо, но ты в курсе, что будешь экспериментальным кроликом? Будем тренироваться. Я скажу честно, я борюсь с этим уже год, и это оказалось не так просто. Почему? Только аренда - в аренду сдает фонд Госимущества. 

- Землю сдает? (уточняю, памятуя, что собеседник говорил о брошенных сельскохозяйственных полях, поросших кустиками)

- Объясню. С точки зрения украинского законодательства, земля и объекты недвижимости - это разные  объекты. По классификации. И все, что касается объектов недвижимости, в аренду сдает ФГИ; что касается земли, там другое законодательство, и ФГИ к этому никакого отношения не имеет. Мы искали (для реализации проекта пилота, – ред.) объекты недвижимости – там же города, села, оставленные людьми. Нам нужна была территория чуть больше одного гектара. Мы нашли бетонную площадку на ЧАЭС и такой же объект, который находится в Чернобыле. Он ровный, асфальтный. Обратились в ФГИ, давайте сдадим ее в аренду. Поставили на торги, и эта компания (инвестор, с которым реализуется пилот, – ред.) только стала подаваться, как они говорят: постойте, это бетонная площадка. В общем, чтобы оценить это имущество, ни одна из семи методик ФГИ, как оказалось, не подходит. Потому что в основе многих методик лежит сравнение с другими объектами, и, ясное дело, нам это не подходит (потому что других коммерческих объектов в Зоне нет, – ред.). Взяли методику – использование госимущества, начали считать, какой толщины бетон, какое количество использовано. Стали переводить в то, сколько этот бетон может стоить из расчета по ценам.

- Серьезно? Такая процедура?  

- Серьезно. В общем, мы вышли тогда на такую стоимость, что пришел этот потенциальный инвестор и говорит: все, закрываем эту тему. Потому что оно, как в Киеве, выходит. Мне в Киеве дешевле взять в аренду эту бетонную площадку, чем она обходится в Чернобыле. Мы снова к ФГИ, говорим: коллеги! Они новую какую-то методику нашли, сравнили, получилось на 30% меньше. Инвестор говорит: хорошо, на 30% меньше. Зачем оно нам в Чернобыле? 

Новости по теме: Землю в Чернобыльской зоне планируют сдать в аренду для строительства солнечных электростанций, - Семерак

- Это величину аренды определяли так? 

- Разумеется, она рассчитывается в зависимости от этой методики. Но вы же понимаете, касательно бетонной площадки... Или она будет генерировать, или не будет вообще ничего. Она будет просто неиспользованной стоять. Приходим снова в ФГИ, а они нам говорят: коллеги, вы нам уменьшаете поступления в госбюджет. 

- То есть пусть лучше просто без дела стоит? 

- Вот! Начинаем считать, я говорю, давайте считать прямые доходы и непрямые. Стоит бетонная площадка. Или мы на ней поставим солнечные панели, или не будет ничего. Да, мы не возьмем 100 грн с квадратного метра. Давайте возьмем 5 грн, но это будет 5 грн на 49 лет! Хорошо, если мы тут поставим панели, и они будут генерировать электроэнергию, будут платиться налоги, работать люди, будут рабочие места. И это на 49 лет! Или не будет этого ничего. ФГИ говорят: мы за! Сделали постановление о понижающем коэффициенте. В ноябре правительство его одобрило. Но это даже говорится быстро, а как оно делалось...

- Могу представить! 

- Дальше – больше. Если сдается на 49 лет объект в аренду (как в случае с проектом, – ред.), нотариально договор должен быть засвидетельствован. Чтобы это сделать, нотариус говорит: дайте техпаспорт на это имущество. У нас нет техпаспорта, потому что никогда его не было! Потому что оно раньше никому не было нужно! 

Снова-таки ищем, кто проведет оценку и сделает техпаспорт. Потом его нужно зарегистрировать в регистрационной службе. А там нам говорят: а у нас нет такого города Чернобыль! Нет в программе, которая занимается регистрацией, ни города Чернобыль, ни города Припять! Соответственно ни улиц, ничего нет. И на этом основании мы ничего не зарегистрируем. И это при том, что год уже столько работы мы провели. Нет. Но в реестре специмущества все есть, и город Чернобыль есть. У меня Чернобыльский спецкомбинат зарегистрирован в Чернобыле. Все предприятия там зарегистрированы, хотя налоги платятся в Иванкове. В общем, решили, что нужно вносить изменения. Тогда на уровне руководства принимается решение, что дополнительно включить этот адрес. Убедил. Включили. Нам даже пришлось доказывать еще, что объект – это недвижимость. Подключали государственную архитектурную инспекцию. 

- И это только одной площадки из всего проекта? 

- Это только одной. Но это прецедент. Потенциально тому, кто придет далее (вслед за первой пилотной компанией, – ред.), уже не нужно будет добиваться принятия постановления о понижающем коэффициенте, не нужно будет убеждать регистрационную службу. И я действительно этим людям, которые это прошли, очень благодарен, что они не бросили это на полдороги. И прошли всю эту цепочку. 

- Может, вы скажете, кто же эти счастливчики, которые будут реализовывать пилотный проект?

- У нас два таких участка – одна компания винницкая, которая профессионально занимается солнечными панелями, вторая - украинско-немецкая и тоже профессионально занимается. (На сайте ЧАЭС одна указана как "Солар Чернобыль" (Киев), основателем которой является бывший директор австрийской Activ Solar (которую связывали с братьями Клюевыми) Евгений Варягин. Подрядчик строительства - его же компания "Родина Энерджи Групп")

Новости по теме: КГГА ищет варианты по вывозу остатков мусора в Чернобыль

- А тот же ДТЭК сошел с дистанции? 

- ДТЭКа тогда еще не было. Эти компании были первыми, пришли год назад. 

- То есть инвестор по проекту размещения солнечных панелей в Зоне будет не один, а парк будет поделен между несколькими инвесторами? 

- Конечно, откровенно хочется сделать что-то новое, хорошее. На конкурентных условиях. Пилотные проекты пошли по объектам недвижимости, а относительно остальных компаний там будет выделена земля. Будет другая процедура выделения, и я не исключаю, что там мы тоже столкнемся с определенными трудностями. 

- В презентации проекта у вас написано, что в целом парк может давать 1,2 ГВт электроэнергии – 1% от общего производства в Украине. Это вообще весь парк? 

- Это да, расчетно, весь парк. 

- А пилотный проект сколько будет генерировать? 

- Там будет размещено панелей где-то на 0,75 МВт. Это всего 750 тыс. долл. инвестиций. Это вообще первая частная инвестиция в зону отчуждения. До этого были только грантовые средства и бюджетные. Это 15 рабочих мест. Вторая - 1,5 МВт и около 30 млн грн инвестиций. 

- А как вам идея устроить в Зоне могильник для бытовых отходов? 

- Пока такие идеи только звучат в средствах массовой информации, и еще никто с конкретными предложениями в Агентство к нам не обращался.

Эта территория и так загрязненная, но другим загрязнением. К тому же на территориях, которые уже указом президента отведены под заповедник, возрождается природа, там уже 1,2 тысячи растений, минимум 19 "краснокнижных". 409 видов животных, из них 54 вида из "Красной книги". Возобновляются леса – за 10 лет 636 гектаров леса было высажено и почти 3 гектара возобновились. 

Новости по теме: Садовый разуверился в идее мусорного полигона в Чернобыльской зоне: Это были эмоции

- То есть его придется пилить, расчищать территории для мусорных полигонов?

- Этого нельзя делать. Одна из главных функций, которую выполняет Зона, – барьерная, это нераспространения радионуклидов за пределы Зоны. Это главное, для чего мы существуем. 

- Мне ваши экологи объясняли, что, если, например, цезий попал в сосну, он в ней и будет оставаться, и затем, когда она упадет, он уже с ней вместе уйдет в землю на том месте. То есть, чем больше Зону заплетает растительность, тем она безопасней для окружающей среды. Что, мол, ее, как перину, трусить нельзя, движение создавать.

- Абсолютно верно. Поэтому "тихая" технология размещения солнечных панелей на пригодных для этого открытых участках подходит для Зоны больше всего. 

- А сколько еще Зоне быть Зоной? Можно ли там, например, когда-то будет заняться сельским хозяйством?

- Нет. Нет смысла возвращать людей на эту территорию. Не должна возникать идея ни через 300, ни через 500 лет заниматься в Зоне сельским хозяйством, бурить землю и пить воду. Тут же трансурановые элементы.

Беседовала Елена Голубева