Адвокат Александр Горошинский в студии "112 Украина". 26.12.2016
112.ua

Влащенко: Сегодня у нас в гостях адвокат Александр Горошинский.

Здравствуйте, Александр. Началась реформа адвокатуры, на каком этапе этой реформы мы находимся, если она началась?

Горошинский: 19 декабря, когда мы отмечали День адвокатуры - этот день начался пикетом адвокатов перед ГПУ, связанного с заявлениями заместителя генерального прокурора Матиоса, а также генерального прокурора по отношению к адвокатам, в частности и ко мне. Эти заявления носили характер унижения, имели место призывы к применению насилия, в частности относительно меня. После того, как состоялось заседание по делу "Беркута", в эфире "112" канала г. Матиос сделал заявление, что мне надо дать по лицу, чтобы "он умылся юшкой".

- А что Матиоса так возмутило?

- Мы допрашивали бывшего президента В. Ф. Януковича, и после этого я комментировал перед СМИ предоставленные свидетелем показания. Матиос, комментируя мой комментарий, фактически, прибегнул к таким оскорблениям в отношении меня. На пикет вышли представители Комитета защиты прав адвокатов Украины и Киева, представители Совета адвокатов и просто адвокаты, коллеги, которые выразили свое недовольство и возмущение по поводу таких действий. Такие же призывы звучали от генерального прокурора по отношению к адвокату – поэтому это и вызвало такое недовольство. Национальная ассоциация адвокатов Украины обратилась с письмом к ГПУ и к генеральному прокурору с тем, что такие действия являются недопустимыми и чтобы эти люди публично высказали свое или извинение, или свою позицию по этому поводу. Прошло уже больше месяца, но официального или неофициального ответа мы не получили. Относительно работы адвокатов, то на сегодняшний день у нас положение вещей довольно ужасное, поскольку в последнее время является "нормальным", системным то, что в отношении адвокатов возбуждаются уголовные дела. У адвокатов массово проводятся обыски, адвокатов прослушивают, хотя это прямо запрещено законом, и есть специальные процедуры вообще адвокатской тайны, материалов адвокатских и прочее. Адвокатов вызывают на допросы в криминальных производствах, где они являются защитниками, что также недопустимо, потому что есть прямой запрет таких действий. Я уже не говорю о том, что есть факты угроз. Меня и моих коллег непосредственно во время судовых заседаний кровью обливали. В таких условиях, безусловно, работать непросто. Но без института адвокатуры установить истину невозможно.

Новости по теме: Какие показания ГПУ дает экс-депутат Госдумы РФ Пономарев в деле о госизмене Януковича

- Адвокаты достаточно активно участвовали в создании той правоохранительной системы, которую мы имеем.

- Если мы говорим о том, что происходили какие-то противозаконные действия – надо говорить о конкретных случаях. Адвокаты, отчасти, принимали участие в реформировании правоохранительной системы. В частности в 2012 году был принят новый УПК, где адвокатура принимала участие, давала свои предложения. УПК 2012 года является более гуманным, и с принятием этого кодекса и его действия в первый год мы видели, что преступности больше не стало. Это был контролируемый вопрос в 12 году. Однако положение вещей после реформирования 2014 года - совсем другая ситуация. Я могу прокомментировать, что реформирование правоохранительной системы абсолютно провалено. Есть много факторов, почему так произошло, в частности и вопрос люстрации. Фактически, было уволено много профессиональных людей, которые имели опыт. Насчет адвокатов, то адвокат является самозанятым лицом, и достаточно иметь свидетельство на право занятия адвокатской деятельностью и находиться в реестре.

- Будете ли вы отрицать, что адвокаты "носили конверты" в большом количестве?

- Я не буду это отрицать. Если мы говорим о каких-то противозаконных действиях – надо говорить фамилии и конкретные примеры. Нельзя говорить общими чертами, обвиняя всю систему и адвокатуру как таковую.

- Янукович на допросе сказал, что у него есть материалы дела. Откуда они у него? Означает ли это, что материалы следствия можно легко купить в том сегменте, в котором вы работаете?

- Вопрос был о том, владеет ли он обстоятельствами, которые происходят в следствии. Что он имел в виду – "материалы следствия" - это вопрос риторический. Поскольку, скорее всего, материалов следствия всех у него нет и не может быть. В рамках уголовного производства по делам Майдана есть несколько тысяч томов. Материалов нет даже у защитников или в частности в участников нашего уголовного производства. Мы как защитники имели доступ к материалам, которые составляли 183 письменных тома уголовного производства. Поэтому, я так для себя понимаю, что он имел в виду, как происходят расследования дел Майдана. Есть уголовное производство в отношении Януковича непосредственно, и у него есть защитники, которые, согласно закону, также имеют доступ к материалам уголовного производства. Я не могу четко ответить на этот вопрос, поскольку я не являюсь защитником Януковича.

Новости по теме: Луценко надеется, что судебный процесс по делу о госизмене Януковича начнется в первом квартале 2017 года

- Генеральный прокурор в прямом эфире зачитал Януковичу подозрение. Насколько, с точки зрения процессуальной, можно считать, что он действительно его получил?

- Само подозрение не было объявлено, поскольку объявление происходило на монитор, однако записи не было – не было видеосвязи. Во-вторых, это подозрение непосредственно передали защитнику – а у нас есть Уголовно-Процессуальный кодекс, который говорит, в какой способ происходит сообщение о подозрении. А это очень просто: либо лично под подпись, оглашается подозрение, или направляется по адресу, также с уведомлением о личном получении. Поэтому это было сделано больше на публику. 25 числа у нас должно было состояться первое судебное заседание, которое было сорвано, на мой взгляд, при поддержке ГПУ, поскольку те лица, которые были под СИЗО и якобы блокировали выезды из СИЗО, потом уже, когда генеральный прокурор выступил и сообщил о подозрении – стояли за ним и также комментировали вместе с ним эти события. Можно посмотреть видео и увидеть, что лица, которые были 25 числа и 28 уже непосредственно в суде – те же. Мы видим, что эта акция была спланирована на уровне служебных лиц. Это было сделано потому, что 25 не было готово подозрение Януковичу, и именно поэтому было сорвано судебное заседание.

- Кто был адвокатом Садовника?

- Я не был защитником Садовника. Пока дело не было направлено в суд в отношении моих подзащитных – это было одно производство.

-У Садовника был на ноге электронный браслет?

- Мне об этом неизвестно.

- А если есть электронный браслет – есть "наружка", которая наблюдает за тем, как он себя ведет?

- Электронный браслет – это навигатор, где в режиме онлайн фиксируется местонахождение лица и его перемещения по территории. Если происходят какие-то сбои в системе – происходит тревога, и служебные лица должны отреагировать и прибыть на место.

Новости по теме: ГПУ: Экс-командир "Беркута" Садовник находится в Симферополе

- Известно ли вам, кто дал приказ киевскому "Беркуту" на избиение студентов на Майдане?

- По этим событиям после 30 числа было возбуждено уголовное производство. После возбуждения уголовного дела было отстранено несколько человек: Коряк, Сивкович, Попов. Насколько я знаю, эти лица были подозреваемыми в уголовном производстве. Коряк сказал, что он дал команду "об обеспечении общественного порядка". Стало завозиться оборудование, происходили провокационные действия со стороны митингующих - бросались бутылки в правоохранителей, метались огненные палки, камни, что собственно и спровоцировало действия правоохранителей. Тогда выехали сотрудники Шевченковского управления полиции составлять соответствующие протоколы и фиксировать нарушения. Я не являюсь защитником по событиям именно 30 числа, но, насколько мне известно, все события происходили не более 15 минут. Эти события были так озвучены. Но была ли это письменная команда, или устная – мне неизвестно.

- Почему дело с расследованием длится уже три года?

- Я буду говорить о своем деле, где я являюсь защитником, что касается расстрелов на Майдане. Год происходило досудебное следствие. После этого дело было направлено в суд в отношении двух обвиняемых – Аброськина и Зинченко. Через год были задержаны еще трое подозреваемых, и эти два уголовных дела объединились в одно производство, и, фактически, это судебное заседание началось сначала – так прописан закон. Поэтому уже на сегодняшний день мы достаточно плодотворно работаем. Два дня в неделю у нас происходят судебные заседания, и мы плодотворно работаем целый рабочий день. Мы исследовали уже довольно много материалов, допросили много пострадавших и даже уже некоторых свидетелей. Дело не является заурядным, дело является сверхсложным. У нас более 150 человек пострадавших, и каждого надо допросить. Более 100 человек свидетелей, 183 тома письменных материалов производств, 2 терабайта видеоматериалов, которые надо исследовать. Поэтому, безусловно, необходимо время.

Новости по теме: Судебное разбирательство по разгону Майдана напоминает бизнес-проект адвокатов потерпевших, - Попов

- Доказан ли тот факт, что стреляли из оружия МВД? Есть ли доказательства того, что стрелял кто-то еще кроме "беркутовцев"?

- В материалах уголовного производства относительно подозрения непосредственно "беркутовцев" нет никакой доказательной базы, которая указывала бы на индивидуализацию, то есть на причастность конкретного лица к убийству конкретного человека. По делу было проведено более 45 судебно-баллистических экспертиз, которые не индивидуализировали ни одного человека. Там была одна-единственная экспертиза, которая была проведена перед тем, как дело было передано по трем подозреваемым в суд, где было индивидуализировано два лица. Однако, изучив эти экспертизы, защита увидела там несоответствия. Например, одну и ту же пулю эксперты определяли или присваивали двум автоматам. Такое не может быть – чтобы одна пуля была выпущена из двух автоматов. Были существенные ошибки, существенные противоречия. Так, состоялась еще одна экспертиза, которой, фактически, согласились с доводами защиты. Поэтому среди 45 судебно-баллистических экспертиз нет ни одной, которая бы указала на причастность конкретного нашего подозреваемого к тем событиям, которые происходили. Именно поэтому, по суду, была назначена комиссионная экспертиза, где будут исследоваться абсолютно все пули, гильзы, части пуль, и будем надеяться, что мы сможем пролить свет на этот вопрос. На сегодня нет ни одного прямого доказательства, которое бы указывало на причастность подозреваемых. В деле об оружии нет абсолютно никаких материалов, которые бы указывали на то, что именно из оружия "беркутовцев" совершались расстрелы.

- У вас есть свое личное мнение, кто стрелял на Майдане, и как?

- Безусловно. Мы с обвинительным актом постоянно слышим о том, что была мирная демонстрация, но я сделал несколько кадров с материалов уголовного производства, где можно увидеть достаточно интересных личностей. (Показывает кадры, где есть лица с оружием.) Это – скриншоты с видеозаписей, которые мы будем еще исследовать в судебном заседании. Потому что даже из этих скриншотов можно установить лица и, фактически, выяснить обстоятельства, кто же, фактически, стрелял. На сегодняшний день абсолютно не проводится досудебное расследование, не устанавливаются лица, которые, фактически, стреляли. Мы знаем, что 21 февраля 2014 года был принят закон ВР, которым запрещается собирать доказательства в отношении участников акций протеста. Мое мнение – стреляли радикально настроенные лица, которым было выгодно и необходимо создать тот конфликт, который произошел. Назвать фамилии этих лиц я не могу, так как это задача следствия, а следствие в этом направлении ничего не делает, поскольку есть закон, который прямо запрещает собирать доказательства.

- У вас есть вопрос?

- У вас тоже есть, наверное, мнение, кто же применил оружие на Майдане?

- Для меня это болезненный вопрос, потому что я была участником событий на Майдане. Я была там каждый день, и считаю, что мы должны сделать все, чтобы поставить точку в этом деле. Требуется установить истину, и это дело чести для правоохранительных органов.

Спасибо.