112.ua

Накануне ІІ Международной торгово-промышленной конференции "Зоны свободной торговли: возможности и вызовы для Украины и партнеров" первый вице-президент Торгово-промышленной палаты Украины (ТПП) Михаил Непран рассказал 112.ua о первых результатах действия зоны свободной торговли с Европой. О том, как обнищание населения спасает украинских производителей от жесткой конкуренции с европейскими мегакорпорациями и как при полном пока отсутствии господдержки украинцам удается пробиваться на рынок ЕС. Конференция пройдет 1-2 декабря

Михаил Иванович, зона свободной торговли с ЕС действует с 1 января 2016 года. Можем ли говорить о первых результатах от ее действия в Украине?

– Нужно понимать, что когда подписываются такие глобальные соглашения, то не всегда результат можно ожидать на следующий день. В экономике есть такое понятие, как инерция: к примеру, какое-либо решение приняли либо отменили сегодня, а результат будет известен через полгода-год, иногда через два-три года. Когда мы говорим о зоне свободной торговли с европейским сообществом, то нужно понимать - это стратегический путь развития экономики Украины. Собственно, у нас было два варианта: либо мы остаемся с Россией, продолжаем тихо гнить в Таможенном союзе, или мы идем в зону свободной торговли с Европой, где очень жесткий, очень конкурентный, в то же время очень привлекательный по емкости и деньгам рынок. Рынок, на котором можно продавать свою продукцию, услуги, товары значительно дороже, перспективнее.

Российский рынок был в принципе более комфортным для украинских производителей. Там и потребители были такие, которые не требовали уровня стандартов, как в Европе.И, скажем, уровень цен неплохой. И не нужно было за качеством гнаться, как этого требует европейский рынок. К тому же схемы поставок были налажены десятилетиями, со времен Советского Союза. Как вы знаете, около 70% только агропромышленной продукции мы поставляли в РФ.

И, в этом плане, как ни парадоксально, мы, в кавычках, разумеется, можем поблагодарить РФ, что она вынудила нас провести переоценку, перезагрузку нашего экспорта, экономики на европейские стандарты.

То, что мы идем в сторону Европы, не вызывает сомнений. Если мы хотим построить конкурентную прозрачную экономику,следует понимать, это возможно только с ЕС. Потому что Таможенный союз – это путь в никуда. Это загнивание на месте. Как в случае с российской экономикой.

А все же, если говорить о влиянии ЗСТ на украинскую экономику в цифрах?

– В цифрах, после стремительного падения в 2014-2015 годах, экспорт украинских товаров в ЕС медленно, но возобновляется. За первые 9 месяцев 2016 года он вырос на 3,3%. А до конца года аналитики прогнозируют рост на 6%. Импорт из ЕС вырос на 7,3%, взаимный товарооборот – на 5,6%.

Для примера возьмем нашу славную горилку, для которой российский был основным экспортным рынком. По данным Евростат, поставки украинского алкоголя (это 22 группа, в которую входит водка) в 2014 из Украины в ЕС составляли 19 млн евро в денежном выражении, а в 2015 году - уже 30 млн евро.

Если говорить по видам продукции, в ЕС неплохо идет агропромышленный комплекс, мы сейчас в числе лидеров по экспорту меда в Европу. У Украины крепкие позиции по поставкам подсолнечного масла, продукции растениеводства.

Украинская пшеница, к сожалению, невысокого качества. Это 4-5 класс – фуражная. Основные ее потребители - это Саудовская Аравия, Азия, территории со сложными климатическими условиями.

Сложнее идет продукция животноводства (сыры, молочные продукты, мясо), потому что в ЕС значительно более жесткие требования, технические барьеры. В Украине есть сертифицированные предприятия, но продавать, к примеру, во Францию украинский сыр, вы сами понимаете. Это также, как у нас пробовать продавать импортную водку.

Мы рассматривали, что может быть еще перспективной ниша сбыта органической продукции. Это сейчас такой тренд, в Европе очень популярно.

– Получается, говорить, что с экспортом аграрной продукции в ЕС все отлично, еще рано?

– Конечно, когда я говорил об аграрной продукции, нельзя сказать, что все уже хорошо и мы там. В прошлом году, когда мы проводили Международную торгово-промышленную конференцию "Экспортно-импортные отношения Украина-ЕС 2016: готовность власти и бизнеса", мы приглашали представителей Еврокомиссии на уровне руководителей департаментов, чтобы они выступили перед украинскими экспортерами, изложили свое видение. Как они видят, где наше место, потому что политическое соглашение подписали, это, так сказать, начало процесса. Двери открыли, но нужно делать шаг.

Тогда их выступление было своеобразным "холодным душем" для наших экспортеров. Они сказали: "Уважаемые коллеги, Украина не производит ни одного вида продукции монопольно или эксклюзивно, которого нет в европейском сообществе. Поэтому если вы хотите продавать свою продукцию в Европу, она должна быть лучшего качества и с меньшей ценой".

– Чего же ожидать участникам от нынешней второй конференции?

– Во-первых, запланировано комплексное обсуждение положений действующих и потенциальных соглашений Украины о свободной торговле с ЕС, странами СНГ, с Канадой, поскольку почти 70% торговли приходится именно на эти страны. Также перспективным направлением сотрудничества является формат ГУАМ (создание так называемого "шелкового пути" в страны Центральной Азии, Китая, Транскаспийского коридора (ТРАСЕКА).

Интересным мероприятием должна стать финансово-банковская панельная дискуссия при участии представителей НБУ, Минфина, экспертов международных институций. Предлагается обсудить вопросы либерализации валютного рынка, доступа к современным механизмам и инструментам торгового финансирования, налаживания международного сотрудничества между клиентами разных стран, программу развития финансового экспорта.

Одним из ключевых мероприятий Конференции является проведение гала-сессии при участии премьер-министра Украины Владимира Гройсмана. Также запланированы сессии с вице-премьер-министром, главой МЭРТ Степаном Кубивым, вице-премьер-министром по вопросам евроинтеграции и евроатлантической интеграции ИваннойКлимпуш-Цинцадзе.

Ожидаем участия министра иностранных дел Украины Павла Климкина, первого заместителя министра инфраструктуры Украины Евгения Кравцова, заместителя министра аграрной политики и продовольствия Украины по вопросам европейской интеграции Трофимцевой Ольги, первого заместителя министра финансов Оксаны Маркаровой, директора Офиса по привлечению и поддержке инвестиций Дениэла Билака. Выступят люди, которые имеют позитивный опыт работы на рынке Европы.

В качестве нововведения в рамках конференции планируем провести встречу представителей международных торгово-промышленных палат и бизнес-ассоциаций, при участии представителей дипломатического корпуса в Украине. Во время встречи запланировано обсуждение общих заданий, которые способствуют торговле, промышленной кооперации, инвестированию. Участие в мероприятии на сегодняшний день подтвердили представители Испанско-украинской, Канадско-украинской, Американской торговых палат, ТПП Италии в Украине, Немецко-украинской промышленно-торговой палаты, Израильской, Белорусской ТПП. Также представители ЕС в Украине, Китайской торговой ассоциации.

Уникальность конференции в том, что мы, Торгово-промышленная палата Украины - организация, которая специализируется на поддержке экспорта уже более 40 лет. Мы каждый день работаем с экспортерами, знаем их проблемы и пути их решения.

Вы говорите, будет обсуждаться и вопрос торговли со странами СНГ – последнее время звучали заявления политиков о том, что следует разорвать все договоры, связывающие Украину с объединением?

– Конечно, политики могут принимать решения такие, как они считают нужными. Но с точки зрения конкретного бизнесмена, у которого люди получают зарплату, у которого, скажем, бизнес с Белоруссией, завтра ему сказать - все. И при этом ему никто не предложит никаких компенсаций. К чему это может привести? К тому, что будет больше безработицы, будет экономический спад.

Мы не хотим сосредотачиваться на торговле только с ЕС. Да – это наш приоритет, наш стратегический выбор и наше будущее. Но отказываться от работы со странами СНГ, Ираном, Китаем, Африкой, Балканами - это, по меньшей мере, неразумно.

Мы бы не хотели, конечно, терять рынки стран бывшего Союза, а нынче стран СНГ. Это Белоруссия, Казахстан, Киргизстан, Азербайджан, Армения.

С этими странами Украина торгует сейчас?

– Торгует, конечно. Единственное, что логистика, которая была через Россию, сегодня заблокирована. Процесс торговли стал сложнее, дороже. Вот две недели назад заседала межправительственная украино-белорусская комиссия. С нашей стороны был вице-премьер-министр Геннадий Зубко. С их стороны тоже был вице-премьер. Они в Минске собирались, где обсуждали вопросы сотрудничества. Потому что мы интересны им, они интересны нам. Нам они интересны как страна Белоруссия для поставок наших товаров, но и давайте говорить так – Белоруссия интегрирована в Российскую Федерацию. Опосредованно Белоруссия – это российский рынок, который для нас закрывают. Это возможность через Белоруссию поставлять на рынки СНГ. У нас есть товарооборот с этими странами – не на таком уровне, как мы бы хотели, но он есть. И неразумно отказаться от торговли с ними.

– Предприниматели в последнее время часто высказывают неудовольствие от размеров квот беспошлинной поставки, который установлен для них в ЕС. Будете ли поднимать на конференции вопрос о необходимости их увеличения?

– Хочу отметить, что в этом году Еврокомиссия пошла навстречу Украине, предложив в одностороннем порядке увеличить объемы квот по многим товарным позициям, это ячмень, кукуруза, овес, другие зерновые, обработанные помидоры, мед, и обнулить пошлины для удобрений, обуви, электрооборудования и металлопродукции. Пока ожидается соответствующее решение Европарламента и Совета ЕС. Но даже сейчас – это победа украинской стороны. В случае принятия Европарламентом и Советом ЕС предложения Еврокомиссии, дополнительные преференции будут действовать на протяжении трех лет. Возможно, что по результатам анализа статистики за год украинская сторона поднимет вопрос увеличения квот снова, подготовив еще более аргументированную позицию.

В то же время, мы коллегам все время говорим: "Ребята, квоты это хорошо. Льготы хорошо. Но льготы рано или поздно заканчиваются". Может, еще год два три. А потом нам скажут: "Мы дали вам переходной период – мы вам дали возможность адаптироваться". И к этому нужно быть готовым. Если мы хотим быть в Европе, мы должны будем играть по общим европейским правилам.

Я бы не хотел, чтобы были пустые надежды, что завтра тут польется золотой дождь с Брюсселя. Этого не будет.

Украина, кстати, по ряду позиций вообще не выбрала квоту. Например, по чесноку и грибам.

– Почему так происходит?

–Для того, чтобы поставлять – процесс должен быть стабильным, необходимо создавать промышленную партию, поставлять в течение всего времени действия контракта. Оговорки "грибы не уродили" не проходят. Украинские производители, особенно малые и средние предприятия, к этому часто не готовы.

Есть у нас пример. Мы с коллегами пробовали раскручивать экспорт плодовоовощной продукции в Великобританию (до Brexit). Но, оказалось, есть проблема, потому что те же яблоки, которые нужно продавать туда, речь шла о сотрудничестве с торговой сетью Tesco (крупнейшая розничная сеть в Великобритании), это должно быть 10 тонн яблок в месяц. Это должны быть калиброванные яблоки – один к одному. Они должны быть помыты, упакованы, и они должны быть сертифицированы. И оказалось, что обеспечить все это не так-то просто. Поэтому первое влияние зоны свободной торговли – это сигнал малому и среднему бизнесу, что нужно объединяться. Нужно создавать сбытовые ассоциации, кооперативы. Потому что 10 тонн яблок в месяц обеспечить – одно хозяйство этого не сделает.

Есть примеры такой работы?

– Есть. Интересный опыт у коллег из Днепропетровской области, к примеру.

В то же время, поставки в Европу для предприятия - это как высшая оценка, знак качества. Если продукция сертифицирована в Европе, она может свободно продаваться по всему миру. И это работает. Как рассказывали нам коллеги, до последнего времени те, кто прошел сертификацию в Англии, могли свободно заходить в ЕС.

В Европе очень высокие требования к качеству. Продукция должна быть высокого качества и сертифицирована. И при этом у нас есть позитивные примеры, когда наши производители агропромышленной продукции проходят такую сертификацию и продают в ЕС свою продукцию. Вот, например, в Одессе есть крупный производитель овощной продукции: это консервированные кабачки, кабачковая икра, соленые огурцы, помидоры, фасоль, У них, как и у многих, 80% продукции шло в Россию до этого. Они ее паковали в 100-литровые мешки пластиковые, продавали "Пятерочке" (российская сеть продуктовых магазинов "у дома"), которая эту продукцию фасовала под своей маркой. Потом Россия для них закрылась, как для всех. Они потратили полтора года, сертифицировали свою продукцию, и как они мне сами рассказывали, когда они получили европейские сертификаты, на них стали сами выходить европейцы. Как не парадоксально – первыми, немцы. Почему? В Германии 5 млн бывших выходцев из Советского Союза, эмигрантов. Они приучены выпить 100 грамм водки и закусить соленым огурчиком.

– Скучают по кабачковой икре?

– Да, по кабачковой икре. Вот и, казалось бы, Германия, казалось, Италия, Франция – продавать туда консервированную продукцию - нонсенс. Потому что там нет культуры потребления консервированной продукции. Они не едят, как мы, консервированные огурцы и помидоры. Тем не менее, наше украинское предприятие свою нишу нашло. И немецкие торгсети вышли на них сами. Затем они стали продавать на Балканы: это Болгария, Румыния. Страны, которые во время Советского Союза сами были основными поставщиками такой продукции, но сейчас за счет того, что гривна девальвировала, евро дорогое, они оказались конкурентоспособными и сейчас туда поставляют.

– Рынки каких стран еще могут быть перспективны для украинской продукции?

– Как известно, мы подписали соглашение о зоне свободной торговли с Канадой – сейчас интенсивно идут переговоры о создании ЗСТ с Израилем, Турцией. И все это, с одной стороны - возможности для украинских экспортеров, с другой стороны - это вызовы для украинской экономики. Потому что зона свободной торговли - это, следует понимать, дорога с двусторонним движением. Это не только возможность нам продавать, а это и мы открываем рынок свой для товаров из другой страны.

Вот, например, соглашение о свободной торговле с Турцией может наравне с преимуществом (возможность поставлять продукцию с Украины на рынок с 70-млн населением) быть серьезным вызовом для украинской легкой промышленности. Как известно, Турция один из лидеров по пошиву одежды. Вы помните турецкие курточки, джинсы, трикотаж – сильные конкуренты для украинских товаров даже при наличии торговых барьеров.

В принципе, наше спасение сейчас в низкой покупательной способности населения. Потому что, если бы крупные европейские компании, мегакорпорации зашли на наш рынок… Они не идут пока только потому, что мы им неинтересны.

– Но возможность такая у них есть?

– Есть, конечно. И как только у нас уровень жизни в Украине начнет подыматься, они тогда придут. Потому что сейчас импортный шоколад не покупают, а берут более дешевый украинский. Также импортную колбасу. Поэтому они и не смотрят в нашу сторону. А для наших производителей – это преимущество во времени, чтобы заработать и переоснастить предприятия, вывести их на соответствующий европейскому уровень. И это нужно делать, потому что завтра в Украину придет европейский производитель с высоким качеством. Украинец, имеющий деньги, начнет выбирать – где вкуснее, где лучше, где экологичней. Тогда наши начнут кричать, что все пропало.

С учетом жестких требований, которые предъявляет рынок ЕС к украинским производителям – планируются ли меры поддержки отечественных экспортеров со стороны государства?

– Это еще одна проблема, которую мы хотим обсудить с нашими чиновниками в рамках конференции, как государство собирается поддерживать украинский экспорт.

Мы надеемся, что услышим ответ на этот вопрос. Сейчас под руководством Степана Ивановича Кубива МЭРТ нарабатывает стратегию поддержки экспорта. Я думаю, что полностью ее на конференции не представят, но какие-то определенные наработки услышать можно будет.

– Это программа поддержки экспорта во всех отраслях экономики, не только аграрной?

– Конечно, это и программа для промышленности. Потому что уже дошло до того – у нас собирались в прошлом году экспортеры Киева. И они говорят: "Не можете помочь, хоть не мешайте. Возвращайте хотя бы вовремя НДС, увеличивайте сроки валютной выручки".

Сейчас многие рассматривают варианты кооперации, чтобы заканчивать технологический процесс в Европе и потом уже продавать на рынке ЕС. Я недавно общался с представителями Комитета по фармацевтике при ТПП Украины, они активно продают свою продукцию на рынки ЕС. Для этого приобрели ряд компаний и будут продвигать свои лекарства. Это один из наилучших путей, потому что украинские лекарства зарегистрировать сложно.

У нас в Палате недавно был премьер-министр Владимир Гройсман с премьер-министром Хорватии Андреем Пленковичем. С ним порядка 80 бизнесменов приехали. Мы со своей стороны пригласили предпринимателей.

Хорватия – последняя, кого приняли в ЕС. И мы можем рассматривать эту страну как возможность через нее зайти на рынок ЕС. Они сами говорят: "Мы вам открываем двери в Евросоюз". Мы можем покупать предприятия в Хорватии и через эту страну поставлять в европейское сообщество. В этом смысле они нам интересны.

–Тоесть, в этом плане для нас все недавно вступившие в ЕС страны интересны?

– Нет, в каждом случае нужно смотреть отдельно. Румыния, к примеру, не очень настроена нам свой рынок открывать. А Польша нас поддерживает.

– А кто кроме "Фармака" уже приобрел предприятия в ЕС?

– Вы знаете, предприниматели не очень охотно об этом говорят. Это, скорее, так могут в частной беседе сообщить.

– Со стороны Евросоюза есть ли поддержка украинских предпринимателей? Можно ли ожидать основания совместных предприятий с европейскими мегакорпорациями, которые могли бы передать украинским бизнесменам свой опыт по освоению рынка ЕС?

– Вы знаете, у нас какое-то время была иллюзия, что европейцы протянут нам руку и откроют свои рынки. Но бизнес – штука жесткая. И любая страна в первую очередь защищает свой бизнес и свой рынок. Если к нам придут создавать СП, то только из расчета реализации своей продукции тут в Украине. Или как вот те же Leoni (немецкий концерн), им выгодно иметь завод в Украине с точки зрения логистики, плюс оплата труда ниже, чем в Европе. Сейчас их завод в Львовской области - центр электротехнического оборудования для всего европейского автомобилестроения. Более того, сейчас они хотят построить в Ивано-Франковской области, потому что не хватает кадров во Львовской. Как выяснилось, это вторая наша проблема, что не хватает квалифицированных сотрудников. Потому что система кадров ПТУ, которая была в советское время, погибла, а нового мы ничего не сделали. А работник сейчас должен иметь подготовку на уровне как минимум инженера. Простых станков, у которых он мог бы стоять, уже нет.

Просто прийти и делать СП ради того, чтобы вырастить себе конкурента в Украине, будем реалистами, этого не будет. Спасение утопающих – дело рук самих утопающих.

А отечественное машиностроение от создания ЗСТ с Европой все-таки оказалось в менее выгодном положении, чем аграрный сектор?

– Нынешним летом центр Разумкова представлял подробное исследование по экспорту. И как выяснилось, у нас экспорт аграрной продукции уже превысил объем экспорта промышленной. Мы из индустриально-аграрной страны уже превратились в аграрно-индустриальную. Хорошо это или плохо – ученые сказали, что это тема отдельной дискуссии.

В принципе, если мы в силу наших географических особенностей можем кормить мир – почему бы это не делать. Мы должны сами для себя определиться – делаем ли мы ставку на американский путь развития, когда идут большие аграрные предприятия с десятками тысяч гектаров, или это будут фермерские хозяйства, которые будут объединяться в ассоциации. У нас в Минагропроде каждый министр приходил и видел это по-своему.

– Такой поворотный вектор для нашей страны с индустриально-аграрного в аграрно-индустриальноенаправление начался с заключения договора о ЗСТ с Европой?

– В том числе с зоной свободной торговли. А вообще, если говорить о Европе, пока наше машиностроение там действительно неконкурентно. Я помню еще в конце 90-х Шпек Роман Васильевич, министр экономики, когда просили помощи наши авиаторы – говорили, мы же строим лучшие в мире самолеты, отвечал им: "Ребята, у вас может быть самый лучший в мире самолет, но в Европе есть Airbus, в США есть Boeing". Сложно себе представить, чтобы в Германии или Франции не закупались самолеты в Украине, даже если они будут в сто раз лучше, чем Airbus,потому что он заинтересован в том, чтобы плательщики налогов и его избиратели были обеспечены работой. Тоесть, если мы хотим продавать нашу продукцию, которая у нас конкурентоспособная, мы должны быть интегрированы в Европу. Как говорил Шпек: "Ребята, вы должны понимать, что вы должны что-то покупать в Европе. Чтобы они могли сказать своим избирателям –мы купили не Airbus, а украинский Ан, потому что украинцы у нас купили двигатель или крыло, или навигацию".

Пока мы не члены ЕС, должны понимать, что европейскийрынок – один из самых жестких и конкурентоспособных в мире. И каждая страна заинтересована в первую очередь развивать своих.

У нас сейчас агросектор и отрасль IT – два основных лидера по экспорту продукции с Украины. Металлургия и химия действительно сегодня пошли вниз. Они сдали свои лидирующие позиции.

Нужно понимать просто – где наша ниша. Что мы можем продавать. Ну не будет в Украине автомобиля, как бы мы его не сделали, который мог бы конкурировать с американским или японским. Потому что это совсем другой уровень – ну не получается у нас автомобиль. Это как в анекдоте 90-х годов, сколько не собирали на Южмаше трамвай или троллейбус, а все равно выходила ракета. Либо себестоимость троллейбуса выходила как цена ракеты. Видите ли, исторически украинское машиностроение было замкнуто на цепочку машиностроения СССР. И у нас не было полного цикла – от начала до конца. А тот, что был, в основном был ориентирован на советский рынок. Вспомните, в то время у нас был самый популярный автобус – "Икар" венгерский. ЛАЗы львовские тоже были, но они где ездили? В основном с райцентра до села.

Тогда что делать нашим предприятиям, закрываться?

– Не нужно закрываться – нужно делать техническое переоснащение, переоборудование. Чтобы иметь возможность, если не производить конечную продукцию, то участвовать в цепочке создания добавленной стоимости.

Речь и о государственной системе поддержки экспорта.

На нашей конференции в частности запланировано обсуждение проблемы развития индустриальных парков и введения механизма государственно-частного партнерства. Верховная Рада одобрила недавно законопроекты (№2554 и №2555), которые создают определенные стимулы для создания индустриальных парков и привлечения в них инвестиций. Также создание на их базе современных промышленных предприятий, которые могли бы производить продукцию по стандартам, прежде всего самого ЕС, что в свою очередь позитивно повлияет на экспорт украинской продукции.

Беседовала Елена Голубева