112.ua

Влащенко: Сегодня у нас в гостях политтехнолог, аналитик, политолог Сергей Гайдай.

Здравствуйте, Сергей. А кем вы себя сами считаете?

Гайдай: Никем из названного. Когда-то хотел стать профессиональным рекламистом и стал им. Работал на торговые марки. Саму торговую марку не удалось продать - ее придумал лично владелец. Но составная ее часть, которая идет с ней постоянно, это моя фраза: "Солодкий знак якості". В какой-то момент мне сказали: "Ты же делаешь хорошую рекламу - давай для политиков". А это очень сложная задача. К жвачке, памперсам и косметике у вас никогда не будет столько претензий, сколько у вас есть к политикам. Вы их изначально, как покупатели, ненавидите. Мои кумиры, рекламисты, говорили, что на самом деле рекламисты, которые делают коммерческую рекламу - это пехота. А те, кто позволяет себе делать политическую рекламу - это спецназ. Мне всегда хотелось быть спецназом. Меня пригласила первый раз команда ребят, зная мои способности, в Россию. Я работал на "Союз правых сил" - на Немцова, на Хакамаду. Последняя моя работа там была в 2003 году, когда  Путин уже наступал по всем фронтам. В принципе, я себя называл политическим маркетологом и рекламистом и слово "политтехнолог" для меня было очень непривычно, потому что термин очень общий. А общие термины мне всегда не нравятся. И окончательное мое понимание, кто в Украине есть политтехнологи, что это довольно узкая группа людей, что я знаю, оказывается, всех, что я с половиной из них так или иначе сотрудничал, случилось благодаря интернету, потому что они там все собрались. Когда меня стали звать в эфир, то мне пришлось определиться с титрами, и я решил, раз называют политтехнолог - буду политтехнолог.

Новости по теме: Депутаты могут запретить пропагандировать государство-агрессора в развлекательных программах на ТВ

- Куда катится сегодня мир и Украина? Какой главный вопрос для украинской государственности на сегодняшний день?

- Главный сдвиг происходит не в государственном механизме и не в политическом классе, который за 25 лет никуда особенно не сдвигается, а среди общественного мнения. Самый главный сдвиг еще не произошел - а там сдвиги колоссальные. Очень многие украинцы поняли, многое понимают, только с потерей иллюзий мы начинаем что-то понимать. Главная проблема - нас все время пытаются в политическом и геополитическом плане перенаправить. Нам говорят, что очень важно решить, на каком языке говорит страна. Нам говорят, что очень важно решить, куда собирается страна - в цивилизованный Запад, либо в российскую Азию. Это важные вопросы, но они помогают скрывать самый важный вопрос, который постоянно ускользает. Украина - это страна, которая до сих пор не привела к власти элиту. А главное отличие элиты от кого угодно это как власть используется. Мы до сих пор не понимаем, что власть не может использоваться для личного успеха, обогащения, благополучия, для чего угодно. А в Украине власть используется исключительно для этого. И это наше бедствие. Когда человек идет на выборы, он не хочет разбираться в нюансах, он хочет, чтобы ему четко сказали, за что проголосовать, а за что не голосовать. И его отвлекают: "Голосуй за тех, кто живет территориально с тобой, например, за донецких, или голосуй за наших, украиноязычных". Это все фигня. Голосовать сегодня нужно только по одному принципу: либо ты голосуешь сегодня за сумасшедшего парня, который искренне считает, что придя во власть он будет переустраивать мир и ничем другим там заниматься не будет, либо ты голосуешь за подонка, который, возможно, сейчас честен, нормален, но у него изначально интерес коммерческий и благополучия. Как только он приходит туда, он понимает, что у него появляются колоссальные возможности улучшения себя, своего предприятия, своего клана. Вот где главная проблема.

- Где это общественное мнение, если Путин, когда стал преемником Ельцина, имел 3%, а через 4 месяца уже 70%. Где же это общественное мнение, если людей можно так легко переубедить?

- Я находился в России, когда он приходил к власти. Это общественное мнение очень быстро сформировали жесточайшими методами, убив несколько сотен собственных граждан. Не говоря о том, что потом убили еще тысячи простых граждан, два раза стирая с лица земли Грозный.

Новости по теме: Порошенко: Изучение украинцами английского языка – важный шаг в борьбе с российской пропагандой

- Если общественным мнением так легко манипулировать, то его нет, это иллюзия.

- Есть такая ключевая вещь, абсолютно непонятная нашему народу - политическая позиция. И у нас уже научились на себя надевать какие-то политические позиции, потому что это модно, а не потому, что этого требует избиратель. Например, Тимошенко у нас социал-демократка, такого левого толка, а Ляшко у нас уже совсем левый.

- Должна быть политическая реформа, в результате которой могут прийти люди, которые сейчас не могут прийти, потому что у них нет денег.

- В кучмовские и послекучмовские времена парламент это были абсолютные лоббисты - 450 человек лоббистов чьего-то бизнеса. Майдан завел в парламент небольшое количество сумасшедших, но они не обладают достаточной политической волей для того, чтобы противостоять.  

- А кого вы считаете такими сумасшедшими романтиками в парламенте?

- Во-первых, Е. Соболев, М. Найем, С. Лещенко, С. Семенченко. Все они оказались не готовы к борьбе с системой. Система их втянула, перемолола и выплюнула. Когда ты приходишь на избирательный участок, тебе надо определиться, за кого ты будешь голосовать: за "ангелов света", которые готовы мир переустраивать, или за тех людей, которые политику превратят в собственное благополучие. Сейчас можно создавать инструментарий, и последний, шоковый инструментарий - это электронное декларирование. Когда человек работал чиновником всю жизнь и у него миллион наличкой, или он говорит, что заботится о бабушках, и является членом Радикальной партии, и у него миллион наличкой…Да просто наличие любого бизнес-актива. Даже я не могу быть политиком - я совладелец небольшой продуктовой фабрики и я категорически не могу быть политиком, потому что, придя туда, даже если я решу, что я не буду использовать политику для себя, у меня все равно коррупционная ситуация.

Новости по теме: Как война на Востоке расстреляла украинскую журналистику

- Почему за 25 лет государственности мы категорически не способны сосредоточиться на собственных проблемах?

- Мы, как государство, до сих пор не являемся нормальным субъектом - мы объект. У нас, действительно, позиция патерналистского человечка, который говорит: "Пусть кто-то придет". Это и есть совок, отсутствие политической позиции. Совок - это когда человеку говорили: "Ты ничего не решаешь, коллектив - все, государство - все". Это очень удобно, суперкомфортно, потому что рисковать, отвечать за себя, признавать, что если случилась неудача в жизни, то виновато не государство и не сосед, а ты, и т.д. Это наследие СССР, и это не так быстро меняется.   

- Сегодня никто не формирует какие-то тренды. Сегодня имеют значение только деньги, технологии и сила. Сколько мы можем идти в тупик?

- А как вы хотели? У нас сложнейшая ситуация - мы никогда не были государством. Мы всегда были под чьей-то властью. С одной стороны, мы очень самоорганизованный народ, причем где-то генетически. С другой стороны, очень многих элементов в нашей жизни не хватает. 25 лет, де-юре, независимости никакой народ ни к чему не привели. Мы тоже поколение прошлых людей - это так быстро не происходит. С другой стороны, за три года, прошедшие после Майдана, огромные перемены произошли. За 25 лет независимости такой динамики не было. Тоже все менялось - рождался средний класс.

- А какая сейчас динамика?

- Динамика заключается в том, что огромное количество народа как раз начинает осознавать, что никто не придет, никто не поможет. Даже вот эта евроинтеграция и безвиз: казалось, все, что нам надо сделать, это чтобы нас европейцы приняли в ЕС и счастье настанет. Не примут и не настанет. Динамика заключается в потере иллюзий. Все произойдет, когда мы начнем осознавать, что кроме нас, кроме сверхусилий каждого по отдельности и всей нации вместе ничего не произойдет.

- А как вы можете оценить этот уровень безответственности, когда аналитики говорят, что нам не дадут безвиз, пока открыто 400 км границы, а президент выходит и постоянно говорит: вот 25 ноября, или 1 февраля…будет счастье.

- Мы - страна подмены терминов. У нас сейчас есть такой новый термин - популизм. Очень часто меня называют популистом, когда я критикую власть. Все наши политики - популисты. Популизм - это попытка сообщить избирателю нечто, что избирателю очень понравится, ради чего он проголосует, и что, в принципе, является невыполнимым. Популист № 1 у нас известный человек - он так власть взял. 54% за него проголосовало, потому что он сказал: "Войну за пару часов, солдату тысячу в день, гривну по 8". Так говорил человек, который имеет больше всего власти в стране. Я когда-то имел с ним не один разговор, и мое мнение, что он, как и большинство украинских политиков думает, примерно, таким образом: "Народ заслуживает, чтобы его обманывали до тех пор, пока он с нами будет играть в игру, что голосовать он будет за того человека, который не говорит правду". Представьте: сказать такому народу, что есть огромное количество государств, где вообще нет пенсии. И что, скорее всего, нам так и надо поступить - чтобы у нас не было пенсий, как это грузины сделали и за что они не любят реформы Саакашвили. Он отменил пенсии. Это же страшные вещи надо говорить. Куда легче воспринимать: "Я приду - и гривна по 8". Но политик тоже прекрасно понимает, что избиратель понимает, что он обещает то, что он не выполнит. И раз он готов за такое голосовать, то он заслуживает того, чтобы ему обещать то, что потом политик выполнять не будет. Такой цинизм, политический.

Новости по теме: Украинская журналистика: Как не стать пропагандистом ненависти

- Не являются ли сегодняшние скрепы тормозом для другой, новой жизни, которая сегодня начинается во всем мире?

- На самом деле сегодня борьба идет не между Россией и Украиной - борьба идет между прошлым и будущим. В силу обстоятельств Украина  шажок в будущее сделала на полсантиметра больше. А Россия отстает на полсантиметра и хватает нас за трусы. К сожалению, все те, кто сегодня архаично держатся за традиции, историю, они и есть агенты того, что мы вместе с Россией будем оставаться в прошлом. Будущее - это свобода, отсутствие границ. Будущее - это все равно, какой язык: чем больше языков, тем лучше. Лет через 100 мы точно будем иметь искусственный разум и он нам предложит, что если мы хотим выжить, то будет единый язык. Более того, единые языки, международные, давно существуют - это языки программирования. Будет единая планета, жить мы будем в глобальных городах, и государство спустится к отдельно взятому человечку. Государство - это ваш айфон. Вот там и будет государство.

- Спасибо большое, Сергей.