Телеведущая Ирина Блохина в студии "112 Украина". 1.11.16
112.ua

Влащенко: Сегодня у нас в гостях Ирина Блохина.

Здравствуйте, Ира. Вас сравнивали с родителями, говорили что-нибудь обидное для вас?

Блохина: Конечно, всегда. Я считаю, что это нормально.

- Как вы пережили тинейджерский возраст, когда хочется утверждаться, когда хочется, чтобы тебя ни с кем не сравнивали?

- У меня это было с детства, я выросла с этим и первая моя мечта была - завоевать олимпийскую медаль и принести ее в семью. Потом я поняла, что это была не моя мечта, а мечта моей мамы, и это поменяло мою жизнь кардинально.

- Чье это было решение - уехать в США? Ведь вы были еще несовершеннолетней.

- На тот момент я выиграла стипендию на три месяца в музыкальную академию, и я очень хотела воспользоваться этим. Но для этого мне требовалось закончить последний год школы, чтобы в академию поступить. Для меня это было очень необходимо, потому что я понимала, какое будущее это для меня раскроет, и мне это было необходимо с чисто духовной стороны. Я понимала, что в меня очень много вложили и очень хотели, чтобы я была звездой, но для меня это не было важным. Для меня было важно стать человеком. Я уехала в Лос-Анджелес, и он раскрылся для меня, как один из самых духовных городов, в которых я была, в мире.

- Что вы переживали, когда в таком раннем возрасте уехали от родителей?

- Я с шести лет жила в Греции с папой, и для меня это не было новым - быть без родителей. Я приходила со школы, а папа уходил на работу. Я сама себе готовила, сама убирала. Если бабушка и дедушка приезжали на пару недель, для меня это было счастье. Я привыкла быть самостоятельной с семи лет, и на тот момент я маму видела очень редко, так как мама с бабушкой были в Киеве. 

- А почему вы жили с отцом?

- Я ходила в греческий колледж, где было три языка. Родители приняли, я считаю, правильное решение, чтобы я изучала английский, я в него влюбилась. Период после Греции, когда я была в Киеве 2 года, и выпустила здесь альбом, для меня был очень тяжелый период. Наверное, самый тяжелый, потому что на тот момент был развод родителей и я понимала, что нужно что-то менять в своей жизни.

- Когда вы поняли, что карьера певицы - не ваша дорога?

- Очень быстро. Частично мир кино и мир музыки оказался для меня не тем, что показывают и преподносят. Если студия звукозаписи берется что-то делать, то они берут полностью собственность над тобой, особенно, если это большая компания и она верит в твой талант, то ты должен полностью им подчиняться, и должен быть готов на все. Я не была готова на все. Для меня это было очень сложно - меня воспитали по-другому.

- Жаловались папе с мамой?

- Нет, я просто скучала. Я по жизни скучаю за родителями. Мне никогда не хватало просто с ними провести время, и каждый раз, когда я слышала мамин голос по телефону, мне важно было знать, что с мамой все хорошо.

- Вы когда-нибудь отправите свою дочку в 15 лет учиться?

- Не знаю, как в 15 лет, на сегодняшний день мне сложно даже на один день ее оставить. Это очень сложный момент, но это закалило безумный дух во мне, и в процессе я благодарна этому пути, потому что я не сдалась, осталась человеком и нашла себя в этом процессе. Стать звездой - это не была моя миссия. Изначально я хотела сделать это, потому что свыше мне дан очень сильный внутренний голос, и мне было очень важно это донести через музыку, через постановки, которые я делала. Я люблю творить, и мне было важно это делать через любые ресурсы.

- Вы работаете с мамой и бабушкой в школе Дерюгиных. Я всегда поражаюсь, как даже в самые трудные годы своей жизни ваша мама все равно держала марку. Зачем, вообще, человеку профессиональный спорт?

- Мама родилась в Советском Союзе. Тогда был другой спорт, другие возможности. Гимнастика, действительно, была художественной. Все были красивыми женщинами, девушками. На сегодняшний день спорт стал слишком политичным. Если сегодня не прикладывать усилия - художественная гимнастика будет умирать. Но то зернышко, которое было посеяно, и то зернышко, откуда родился этот спорт благодаря моей бабушке Альбине Николаевне, - мы все просто продолжаем это поливать. На сегодняшний день это заразило весь мир. Это то, что дает в этот мир необыкновенную красоту, дает харизму женщине, закрепляет характер, дает статус. Это единственный вид спорта, который совмещает и мастерство, и артистизм, и трудность. Мы все боремся за то, чтобы сохранить это зерно.

- Какие функции у вас в школе?

- Меня называют, частично, и психологом команды, потому что для меня очень важно, чтобы морально спортсмен был готов. Я считаю, что для этого, кроме физических качеств, требуется еще и интеллект. Развитие интеллекта в спортсмене необходимо для достижения той цели, которую спортсмен ставит для себя. Моя роль - помогать детям, чтобы они увидели себя, какие они есть, и раскрыть это.

- Вы самый мягкий человек из трех Дерюгиных, и если возникают конфликты, вы их пытаетесь загладить?

- Я могу сказать, что я золотая середина между двумя огнями, потому что и Альбина Николаевна, и Ирина Ивановна - это сила. Эту энергию невозможно не чувствовать. Я не люблю крик, не повышаю голос. Я просто не допускаю некоторых моментов.

- Вы отдадите свою дочь в гимнастику?

- Я хочу, чтобы она сама выбрала, потому что у нее уже очень сильный характер.

- Династия Дерюгиных очень сильная. Но за все надо платить. Альбина Николаевна и Ирина Ивановна, фактически, одни. Понимаете ли вы, что стремление доминировать над мужчиной всегда плохо заканчивается для женщины?

- Я согласна с вами, но в моем случае такой ситуации нет. Я это видела со своими родителями. Я на сегодняшний день понимаю, что если ты в гимнастике и работаешь в таком темпе, как мы работаем, то очень сложно иметь семью. Потому что ты этому, действительно, должен отдать все. На сегодняшний день у меня есть не только гимнастика, но и большой мир  искусства, в который я с радостью сейчас обратно погружаюсь. Очень много есть факторов, и для меня, все-таки, на первом месте стоит моя семья. У меня была очень важная цель - довести Аню Ризатдинову до Рио. Четыре года назад я понимала, что в этой девочке очень много нераскрытого и она достойна стоять на пьедестале. После этого этапа я понимаю, что я могу дать гимнастике еще больше, но мне необязательно, на сегодняшний день, находиться в зале с утра до вечера. Я могу быть там, где я нужна, и делать то, что необходимо и нужно, чтобы продолжал идти рост. Есть еще очень важные вещи для развития гимнастики, где я могу быть полезна. И продолжать поднимать молодые таланты в других сферах - пусть это будет мир искусства, который я безумно люблю. Я также хочу инвестировать свое время и ресурсы в другие проекты. Я много лет делаю постановки, я хочу больше это развивать. Для меня важен мир кино - я очень люблю быть за кадром, создавать, творить. Я прекрасно понимаю, что для мужчины важно быть мужчиной, а для женщины - женщиной.  

- Допускаете ли вы какое-то вмешательство в свою жизнь родителей?

- Мои родители не вмешиваются.

- Как вы отнеслись к тому, что в СМИ писали, что ваш отец - "ватник"? Как к этому отнесся Олег?

- Очень много пишут просто для того, чтобы написать, задеть. И очень любят задевать моих родителей и особенно моего папу, потому что знают, где он может среагировать. Лучше вам его пригласить и поговорить с ним, потому что мой папа - это мой папа!

- Ваш муж - Алексей Брынзак, сын президента федерации биатлона Украины. Вот этот мир, когда люди не выходят за пределы спортивной тусовки, он интересен вам?

- Когда оказываешься в этом кругу, понимаешь, что спортсменов, на самом деле, никто не знает. Их знают только в спортзале, на ковре, на пьедестале. На самом деле я рада, что я нахожусь в этом кругу, я его очень ценю. Это огромные интеллекты, которые интересуются миром, которые познали его с другой стороны, потому что осуществить в этой жизни то, что им дано, через спорт - требуется необыкновенная сила воли. А это невозможно без того, чтобы расширить свои знания в этом мире.

- Вы часто общаетесь с папой?

- Стараемся.

- Чем он сейчас занимается?

- Семьей.

- Если бы вам пришлось выбирать, теоретически, между карьерой, славой, искусством и семьей - что бы вы выбрали?

- Семья. Моя дочка, мой муж - они мое все. Без них я бы не была бы здесь.

- Сколько вы замужем?

- Официально мы расписались два года назад, перед рождением дочки, но знаем мы друг друга уже 11 лет. Мы встречались 4 года, планировалась свадьба, но не дошло до этого. Ему нужно было пойти по своему пути, и мне было это очень сложно осознать на тот момент и понять, что если я его люблю - я должна его отпустить. А потом, после всех событий в жизни, которые у меня были, я поняла, что единственный человек, с которым я хочу иметь детей, семью, в чьих руках я хочу умереть - это Алексей.

- Спасибо большое, Ира.