Нардеп Андрей Билецкий в эфире "112 Украина". 04.04.2016
112.ua

Влащенко: События недели обсуждаем с народным депутатом Украины Андреем Билецким.

Добрый вечер. Прокомментируйте нам то, что произошло в Княжичах? Не кажется ли вам, что дискуссию на тему "Сначала покорись, а потом обжалуй" следует отложить до лучших времен?

Билецкий: Я с первого дня был резким противником так называемой презумпции правоты полицейского - это абсолютная чушь. Наша полиция не имеет ни того морального авторитета, который нужен для того, чтобы такая презумпция была, ни профессионализма, для того, чтобы ее удачно осуществлять. Это привело бы только к правовому беспределу. То, что произошло в Княжичах – я думаю, что это классический эксцесс исполнителя (friendly fire): несыгранность, неумелость самих служб. Это явление, которое, к сожалению, иногда бывает у не очень профессиональных, плохо координируемых людей с оружием. Огромное количество friendly fire было за всю эту войну. Шокирует это потому, что это произошло в центре страны.

Новости по теме: ГПУ получила полное видео перестрелки в Княжичах, - Луценко

- Должен ли Аваков уйти в отставку после того, что произошло?

- Глобально, я глубоко убежден, что все люди старой системы – они уже не воспитуемые по большому счету. Да, министр МВД должен уйти в отставку, но вместе с премьер-министром, президентом, с начальником Генерального штаба, который никогда не "допускал" у нас ошибок, которые приводили к гибели людей. Как система эти люди и в том числе Аваков должны уйти в отставку рано или поздно. Если говорить о данной ситуации, то с 90% вероятностью мы видим эксцесс исполнителя, поэтому по этому поводу – нет, а как человек системы – да.

Новости по теме: Руководство Нацполиции должно уйти в отставку после трагедии в Княжичах, - Москаль

- Возможно, действительно стоит всерьез ставить вопрос в ВР о разрешении нарезного оружия, чтобы бандиты знали, что если что – каждый может выставить в окно ствол?

- Мы и ставим всерьез этот вопрос. В нашей политической программе это один из первых вопросов в системе безопасности. Это и безопасность на улицах, и хороший предохранитель для любой власти – не наглеть и слышать свой народ.

- Возможно, следует вернуть на службу профессионалов, которых уволили по люстрации?

- Наша люстрация была откровенно популистской и поверхностной. Ведь не только при Януковиче развалили страну, армию, уничтожили спецслужбы, но люстрировали только последних, причем по формальному признаку – по должности. Честнее было бы люстрировать всю линейку негодяев, а не только негодяев Януковича. Кроме того, что полиция и прокуратура – это коррупционные кормушки, но это также и необходимость огромного опыта, который добывается десятилетиями труда. Поэтому, конечно, частично профессионалов нужно вернуть. Другой вопрос – кто их будет грамотно аттестовать?

- Как вы сегодня оцениваете произошедшее три года назад с Крымом – можно ли было Крым не отдавать?

- Да, безусловно. Мы также честно должны говорить, что та война, которая сейчас идет на Донбассе, и те разрушения, которые идут на Донбассе – они были бы в Крыму. Но Крым как театр военных действий был в разы более локальный.

- Назовите причину, по которой мы сдали Крым?

- Трусость и полное отсутствие субъектности, т. е. уважения к себе, со стороны украинской власти. Стрелять в русских боялись. Если бы война началась в Крыму, то разрушения были бы в Крыму, но они бы не пришли в Донецк и Луганск, где живет намного больше украинцев. Мы должны понимать, что это было прямое столкновение с РФ. У них был ЧФ, но у них не было ни артиллерии, ни тяжелой бронетехники. Они захватили полуостров легкими мотопехотными частями. Конечно, потери, которые они бы понесли, начни мы с ними воевать на танках, с артиллерией, которых в Крыму было более чем достаточно - были бы огромны. Это был бы прямой конфликт, но миру пришлось бы признать, что это не некий гражданский конфликт на востоке Украины, а конкретная попытка агрессии РФ против Украины. Все было бы легче: и с военной, и с внешнеполитической, и с внутриполитической точки зрения.

- Какие ошибки совершила власть за эти три года? Какие ее победы вы можете озвучить?

- Коррупция проникла уже, условно говоря, как рак, из легких до пальцев ног. Началась внутренняя война всех против всех. Никакой национальной консолидации общества мы не видим. И в этом управляемом хаосе президент держится на плаву, стравливая все это. Мы проиграли Донбасс на данный момент, уничтожили экономику. Вся политическая элита превратилась в клан временщиков, сидящих на сумках, забитых тем, о чем говорит Онищенко.

- Онищенко сказал, что он лично контактировал с президентом на предмет подкупа депутатов в парламенте. Известно ли вам что-то на эту тему? Были ли вам какие-то предложения?

- Конечно, были. Зная меня, люди подходили в крайней степени аккуратно. Т. е., скорее это были прощупывания. Как минимум меня три раза уговаривали проголосовать за что-то, и я не согласился. Но то, что эта система существует – это факт.

Новости по теме: Холодницкий пообещал, что скоро Довгий будет вызван на допрос по делу о пленках Онищенко

- Означают ли ракетные учения на западе от Крымского полуострова нечто большее, чем штатное событие для страны, и каков результат этих учений?

- Если говорить с военной точки зрения – это крайне полезные и толковые учения ПВО. На вооружении украинских войск ПВО находятся старые советские комплексы. Украина их не производила. Мы стреляли достаточно старыми советскими ракетами. Единственное, что мы знаем, что их, действительно, обслужили на украинских предприятиях, продлили им срок жизни, и то количество, которое мы продлили – 100% выстрелило. Другое дело, во что мы превратили заштатные учения ПВО – мы надували щеки, что мы якобы стреляли "Громом", ракетным комплексом типа "Искандер". А он делается не для Украины в Днепропетровске, а для Саудовской Аравии, Украина не дала на него ни копейки денег. Самый важный фактор для обороны – экономика, которая зависит от уровня коррупции. А война требует денег. Поэтому, если не будет нормальной экономики – не будет и нормальной армии. Украина в состоянии, скорее всего, сделать ОТРК мирового уровня "Гром", но мы только в состоянии это сделать для тех, у кого есть деньги, а не для себя.

- Что происходит на самом деле в "Укроборонпроме"?

- Там происходит отмывка и воровство огромных сумм денег. Создан чудовищный, полностью неэффективный монополист - все эти предприятия имеют технологии 50-80 годов. Все эти предприятия развалены, потеряли свой инженерный, производственный потенциал. Мы могли бы привлечь частников к военным заказам, привлечь новые технологии, могли бы получить, действительно, тендерную систему. Но под грифом секретности пасутся кланы, которые связаны с АП и главой комитета ВР Пашинским. Ситуация очень красиво выглядит: проводишь под грифом "секретно" все, что угодно. Так как не допущены частники, то всего одно предприятие делает бронетехнику, одно – радары и т. д. И цены, которые там формируются, не формируются в результате конкурентной борьбы.

- Возле Одессы завершились испытания малых бронированных катеров. Почему вы критично относитесь к этой истории?

- Я считаю, что самообман, "победобесие", как и запуск 16 ракет ПВО (та же Россия проводит запуск таких ракет десятками в год) - крайне опасная тенденция, потому что падение бывает очень тяжелым. Когда люди верят, что они создали новую армию, восстановили украинский флот, а это не имеет вообще никакого отношения к реальности – это крайне опасно. Я это говорю как человек, который, если начнется горячая фаза войны с Россией, а она рано или поздно начнется, вернусь на фронт сразу же. А эти люди останутся здесь манипулировать общественным мнением. Непонятно, какую функцию будут решать два бронекатера, кроме того, что они проданы стране. Россия на этой неделе закончила формирование подводного флота РФ. Это шесть дизель-электрических подводных лодок. Стоимость одной подводной лодки – 300 млн долларов. Зачем мы тратим свои ресурсы, когда основной фронт, безусловно, сухопутный? Когда мы не можем на данный момент создать морской флот, сколько-нибудь противостоящий флоту РФ. Зачем, имея сухопутную войну на Востоке, на это тратить деньги – мне непонятно. Кто-то продал эти катера, и кто-то за эти катера получил деньги. А государство получило необходимость эти бессмысленные машины содержать. А содержание морского корабля обходится намного дороже, чем содержание танка.

- На этот момент у нас есть концепция военного развития? Будем ли мы вступать в НАТО?

- Вопрос вступления в НАТО глубоко политический и на данный момент для нас не реальный. Само НАТО не видит Украину в себе. Другой вопрос, что постепенно надо переходить на стандарты НАТО.

Новости по теме: Климкин: Украина останется одним из фундаментальных приоритетов НАТО

- Как вы себе представляете дальнейшую судьбу тех, кто вывел свои деньги в офшоры?

- Сами свою судьбу они представляют как Мальчиш-Кибальчиш: "день простоять и ночь продержаться". Они не связывают с этой страной свой жизненный путь и жизненный путь своих семей. У каждого из этих персонажей есть запасной аэродром в Европе. Я думаю, что, объективно, нация чудовищно внутренне разорвана. Если этот хаос, ненависть и война всех против всех не прекратится и не появится внятная национальная идея, объединяющая, то мы столкнемся не на востоке Украины, а по всей стране с центробежной историей. Я надеюсь на тех 10-5% пассионариев, которых мы видели в 13-14 году, которые в состоянии консолидироваться, выработать доктрину, перестать продаваться.

- Вы подали документ об усилении ответственности президента Украины, о котором писали в "Фейсбуке"?

- Еще не подал, потому что еще "добивают" юристы, чтоб это была полноценная вещь. Речь идет о реальном механизме импичмента президента. Пока в Конституции импичмент есть, а реального механизма его не существует. Это для меня ключевой вопрос, и, надеюсь, что я его подам до конца 2016 года.

- Мы находимся в таком времени, когда возникла возможность политического действия. Кто первым выйдет в это публичное поле?

- Я думаю, что это, однозначно, молодые партии, по той причине, что несерьезно в старом грузинском президенте или в старом украинском премьере видеть людей нового времени. Есть говорящие головы, которые объединяются для прохода в парламент, но ведь команд не имеют ни Саакашвили, ни Юлия Владимировна.

- С вашими людьми связано много криминальных историй. Как вы проверяете тех, кто служит в полку?

- Историй, связанных с "Азовом", с количеством отслуживших там людей, в процентном отношении значительно меньше не то что по добробатам, но и по Нацгвардии или по ВСУ. Мало историй с воровством, контрабандой, но много с насильственными преступлениями – это правда, потому что у нас такая агрессивная среда.

- Были ли у вас в прошлом проблемы с законом, и закрыты ли эти уголовные дела?

- Я при Януковиче сидел по политическим делам. Они закрыты, а других проблем с законом никогда не было.

- В какой ситуации, кроме как на фронте, "Азов" готов применить оружие?

- Только на фронте.

- Могут ли люди на акциях всякого рода надевать балаклавы, и зачем?

- В принципе, да. В Украине это уже стало частью политической уличной культуры. Я, например, не сторонник надевать балаклавы.

- Какими своими законопроектами в ВР вы гордитесь?

- Не прошло, к сожалению, ничего.

- Есть ли в Украине частные армии?

- На данный момент нет. Но есть покупки подразделений спецслужб олигархами. Так было всегда – можно дотировать "Беркут", СБУ. Тем более что эти люди обладают толикой законных полномочий.

- Пишите ли вы стихи или прозу?

- Нет, не пишу. Рисую.

- Есть ли у вас любимый философ?

- Орте́га-и-Гассе́т. Я разделяю его волнение по поводу восстания масс. Считаю, что это является самым большим вызовом 20 и 21 столетия.

- Какие у вас отношения с Аваковым?

- Я хорошо знаю Авакова, и в военной сфере к нему неплохо отношусь.

- Вы сторонник национализации предприятий. С каких предприятий начнете?

- Далеко не всех предприятий, а лишь стратегических и природных монополий. И все!

- Три вещи, которые бы вы совершили немедленно, если бы получили власть?

- Референдум о смертной казни для высших чиновников за коррупцию и воровство, разрыв Будапештского меморандума как такового, национализацию предприятий, разворованных олигархами.

- Спасибо большое, Андрей.