Давид Сакварелидзе
Корреспондент

Влащенко: Сегодня у нас в гостях Давид Сакварелидзе.

Добрый вечер. Недавно вы рассказывали, что СБУ, по поручению Павла Демчины, следит за вами. С вашей точки зрения, что сегодня представляет собой эта организация?

Сакварелидзе: Я думаю, что проблема намного глобальнее, чем нам кажется. Это не конфликт между органами, это, скорее, конфликт ценностей и мировоззрения. Новая Украина и частички этой новой Украины, которые просвечиваются, например, в НАБУ, в НАПК, е-декларациях. Общество понимает, что, несмотря на две серьезные антикоррупционные революции, фактически политическая элита не поменялась. И эта политическая элита очень хорошо понимает логику работы таких органов, как прокуратура, СБУ - нереформированных органов, которые нуждаются сегодня в хирургии, а не в терапии. Больного раком лечить аспирином невозможно. Что касается слежки, то я за этот случай извиняюсь – они не были людьми Демчины, хотя Демчина активно нами занимается, фактически еженедельно ходит в АП, отчитывается лично перед президентом и И.Кононенко, поскольку они выдавили оттуда Трепака, который хотел поменять систему к лучшему. Что касается слежки, я выяснил, что это - военная разведка. Я удивился, и мне стало обидно. Зачем военной разведке я и другие люди, которые приехали на нашу платформу "Рух новых сил". Мы считаем, что должна быть платформа для объединения политических сил. Логика постсоветских органов должна сломаться, вместе с переломом политических элит – по-другому не получится. Мне, как гражданину Украины и человеку, который заинтересован в стабильности и защите этой страны, было бы намного комфортней, если бы эти люди наблюдали за российскими шпионами, контролировали бы антигосударственные сепаратистские действия. На это должен ресурс тратиться, а не на меня. Я привык уже – за мной много лет ведется контроль и слежка. Но, к сожалению, правоохранительные органы остались квази КГБшными органами. Они шантажируют людей слежкой, кадрами личной жизни, чернухой. Демонтаж этой системы возможен только через правильную политическую власть.

Новости по теме: Сакварелидзе: В прокуратуре не видно системных изменений с момента назначения Луценко генпрокурором

- Правоохранительные органы слушают всех. Сама проблема существует, потому что это прямое нарушение прав и свобод граждан.

- Я люблю все переводить в цифры, в том числе и государственные расходы. На свое передвижение я трачу в день 300-400 гривен, только на бензин. СБУ же тратит в несколько раз больше. Т.е. в день на меня государство Украина, из-за неправильных команд, тратит 1000 гривен, если не больше. Пускай бы эти деньги тратили на благо Украины и на защиту других людей. Я могу иметь абсолютно другие политические взгляды и критиковать власть, но я никогда не сделаю ничего антиукраинского, и наоборот, буду работать на укрепление украинского государства. Я думаю, что меня позвали для того, чтоб я на своем участке укрепил позиции украинского государства, независимости и т. д. Я понимаю, что они видят угрозу в любой хорошо организованной политической силе и очень боятся.

- Исключено ли, что наши американские партнеры - разведка, спецслужбы - получат доступ к прослушке, которую будет осуществлять НАБУ?

- Наши чиновники у власти ничем не отличаются от русских чиновников.Это четкий русский прерогатив – демонизация всего западного. Президент и власть просят финансовую помощь у международных организаций, чтоб они помогли в реформах, а потом они предъявляют претензии, что им кто-то сливает информацию. Если американская служба вдруг заинтересуется, зачем ей нужен Сытник или Сакварелидзе? У всех супердержав есть свои рычаги влияния. Что касается прослушки, то они все боятся, после этого бреда, что мы видели по электронным декларациям. Вместо того чтобы сказать, что давайте проверять, давайте усилять НАБУ, другие органы, чтоб они наказывали тех людей, которые ни дня не проработали в бизнесе, и вместо реформ декларируют несколько миллионов наличных у себя дома – они говорят: закроем влияние всех более-менее эффективных органов, чтоб они не создали угрозу для нас. Два клана - БПП и НФ - решили, что они будут вечно при власти, не имея никакого рейтинга, и что народ еще 10 лет должен их терпеть. Та же прослушка, которой добивается НАБУ, сегодня проходит через СБУ. Т. е. сегодня Порошенко имеет полное влияние над НАБУ, а Кононенко над негласными следственными действиями, которые проводятся через СБУ, поскольку Демчина все ему наверняка сливает. Мы вместе с Сытником летали в США, и обычно американцы очень осторожны к спецтехнике. Они так просто ее не передают. Они могут передать ее так же, как и летальное оружие, чтобы усилить независимость или обороноспособность государства. У них были случаи, когда это закончилось скандалом: они закупили эту технику для разных государств, а она была потом использована против политических оппонентов. Так что они очень осторожны с этим. Американцы очень хотели сотрудничать с прокуратурой, я помню. Они приходили несколько раз к Шокину, к Столярчуку, который уже два года курирует следствие в Украине, и предлагали, что есть несколько больших крупных дел, по которым можно вернуть несколько миллионов долларов в государственный бюджет, и ФБР было готово помочь. Шокин и Столярчук обещали им дать возможность работать с нашими следователями, но потом один из прокуроров позвонил Шокину, что они не делятся никакой информацией. Там было дело, что одна из украинских компаний через латвийские банковские счета и офшоры закупила 100 яхт. Работники ФБР задали вопрос, проверяли ли они эту компанию. Они ответили, что не проверяли, потому что не имеют права. Американцы не поняли, как следователи по особо важным делам ГПУ не имеют права проверять такие компании. Значит, за этой компанией стоял кто-то влиятельный, и им просто запретили это делать. После этого представители ФБР сказали, что с ними работать невозможно, потому что у них нет мотивации и нет желания реально работать. Есть риск, что если ФБР или британская служба будут работать с нашими властями, то они будут "сливать" информацию. Мы с ФБР провели четыре часа в Америке, обсуждая реанимацию, возобновление элементарных деловых рабочих отношений с нашими партнерами в США, ГПУ и НАБУ, чтобы возникло и появилось хотя бы минимальное доверие. Они просто нам не доверяли, потому что были случаи, когда наши продавали информацию. Мы бездействием прокуратуры стимулируем развитие стран ЕС, потому что по делам того же Арбузова 55 млн два года Украина не посылала документы в Латвию, и они забрали их в бюджет. Вместо Курченко сегодня Кононенко, который так же зарабатывает. Схемы же остались – их никто не перекрывал.

Новости по теме: Сакварелидзе: НАБУ состоялось, но поддержки АП у них до сих пор нет

- Наши правоохранительные органы обвиняют в том, что в реестр заносятся дела, но потом это все рассасывается.

- Сегодня Украине нужна сильная государственная вертикаль: диктат правил государства, которые будут ощутимы по всем направлениям. Сегодня председатель сельсовета Крыжановки намного влиятельнее на месте, чем президент Украины. Есть город в Черкасской области. Этот город оставили без отопления. Есть какой-то депутат, из-за коммерческих интересов которого накопился долг 89 млн и отключили зимой город. Губернатор ничего не смог сделать и не делает фактически. Они смогли договориться и включить, но долг же будет накапливаться. Где центральная власть? Это те случаи, когда они должны бояться, что кто-то не будет бояться и терпеть этого беспредела. Я считаю, что Украина просто развалится, если мы не создадим силу государственного диктата.

- Вас часто упрекают за незаконченные дела в Одессе.

- Я проработал в Одессе пять месяцев. Украина - самая большая страна Европы, где нужна сильная государственная вертикаль, консенсус между политическими элитами. Первое, о чем нужно договориться - что мы не хотим попасть в журнал Forbes, а хотим попасть в учебник истории, поскольку при правильной работе и хороших результатах чиновник в Украине может быть хорошо обеспечен. Второе – мы договариваемся, что параллельно начинается системная реформа в налоговой, таможне, судах, прокуратуре, СБУ, потому что по-другому невозможно. Есть ли сегодня в Украине руководитель силовых органов - не миллионер? С кого должны брать пример рядовые полицейские или судьи? Ни один из больших олигархов не заработал на бизнесе, который они изначально создавали с нуля. Что касается Одессы, то после моих перепалок с Шокиным президент хотел как-то удерживать баланс, хотя у него появилось желание избавиться от меня уже летом. Мы сидели в комнате втроем – я, президент и мой товарищ, лидер и президентМ. Саакашвили. Там состоялся такой разговор: "Ты знаешь, Давид, Михеил не сможет навести порядок в Одессе без прокурора, который будет понимать, что надо делать. Там, вроде, есть нормальный парень, но Миша не доволен его работой – это не тот темп, который нужен Одессе сегодня. Но ты же понимаешь, с каким скепсисом и недоверием Шокин относится к твоим кадрам. Рекомендуемого тобой человека он не пропустит на областного прокурора Одесской области. А без этого Миша ничего не сможет сделать, потому что губернатор не имеет никакого влияния. Я на тебя не давлю, но воспринимаю это как попытку от тебя избавиться. Но ты сейчас принимай решение – или помогаешь и идешь в Одессу, или остаешься…". Я всегда был лояльным человеком, и я согласился.

Новости по теме: Луценко: Говда попал в водоворот противостояния между командой Сакварелидзе-Касько и старой командой ГПУ

- А почему вы не стали уходить из ГПУ?

- Потому что ежедневно на моих ребят стали заводить уголовные дела, их шантажировали, что им подбросят наркотики. Этим занимались люди так называемого управления Кононенко-Грановского вместе с СБУ. Как я мог их оставить и сбежать куда-то? Меня отправили в Одессу, а там, оказывается, все центральные кланы имеют какую-то долю и участие в одесских коррупционных схемах и потоках. Было дело по ОПЗ в одной из прокуратур, и мы взялись за это дело. Мы зашли с обыском, изъяли несколько контрактов, по которым зарабатывали два клана – Кононенко и Мартыненко, сфера президента и премьер-министра, поделенная на две части. Дело по краже нефтепродуктов Курченко забрал к себе Шокин. Этим делом, наверно, они шантажировали Пашинского и НФ, чтобы они голосовали в нужное время. Там речь шла о краже нефтепродуктов Курченко стоимостью 450 млн гривен. Это дело мы вернули обратно и реанимировали эпизод того дела, где реально можно было выйти на результаты. Там - вертикаль Турчинова. Там были люди Пашинского, человек по фамилии Тищенко, его жена работала у Авакова и занималась якобы возвратом незаконных активов. Я думаю, что они просто тупо украли эту нефть. Деньги, после реализации этой нефти, должны были находиться на депозите банка, который также принадлежал Тищенко.

- А теперь они хотят проголосовать закон о спецконфискации.

- Это глупый закон, и за него нельзя голосовать. Мы предлагали закон о гражданской конфискации. Мы были уже готовы объявить подозрение, суд дал несколько дней этому банку и этой компании, чтобы эти деньги вернули обратно на государственный депозит. Денег не было, мы побежали к президенту, а там уже сидел Кононенко, и говорит, чтобы его избавили по делу ОПЗ от этих сумасшедших грузин, потому что их невозможно контролировать. После этого бежит к нему Пашинский, а там уже вопрос об избрании нового правительства – для утверждения нового правительства Гройсмана нужны голоса. А Пашинский, Аваков и Турчинов могут говорить, что голосов не будет, если против них и их окружения будет уголовное дело. Третье дело – "Привоз". Есть такой человек по фамилии Ангерт, он был смотрящим криминальным авторитетом по Одессе. Он живет в Лондоне, оттуда управляет Одессой, разными направлениями, есть Галантерник, его смотрящий над Одессой - Труханов, который был представителем группы наездов и бандитов, которыми он руководил какое-то время. Они договариваются с АП, выбирают этого сепаратиста и ватника, бывшего бандита мэром Одессы, и после этого заполучают "Привоз" - там был незаконный контракт. Мы предъявили подозрение директорам, людям Галантерника и Труханова, и началась истерика. Мы подняли несколько дел по дорожным тендерам Труханова, по фальсификациям выборов. Четвертое дело было по академии Кивалова. Мы впервые за 20 лет инициировали налоговую проверку в академии Кивалова. Параллельно шла война в ГПУ, потому что генеральный прокурор – мой враг, официальный, и они лепили на нас какие-то дела, какие-то подозрения. Параллельно мы завели дело о незаконной приватизации Дома приемов на Французском бульваре. Там был депутат от БПП Голубов, который на подставного мальчика оформил фиктивную компанию, которая за деньги приватизировала этот дом. Мы передали это дело в суд, чтоб вернуть это имущество обратно. Там еще вели нити к депутату Гончаренко, который истерил постоянно, поскольку сестра его супруги работала как раз в том управлении, которое занималось приватизацией этого Дома приемов. Интересно, что и Гончаренко, и Голубова, в свое время, спасали Галантерник и Ангерт от суда. Они кровью и жизнью зависят от этих людей. И когда нас начали серьезно воспринимать в Одесской области, было принято решение уволить Давида. Я не хвастаюсь - это просто простая анатомия, как работает политическая система. Я бы, например, таких прокуроров, которые занимались этими делами, похвалил бы и сказал бы, что за ними государство и чтобы они двигались дальше. Я бы не сдал область потенциальному сепаратисту, который завтра может превратиться в Захарченко, например. Я – за сильное государство, за государство, которое не жалеют, как Украину жалеют сейчас, а уважают.

Новости по теме: Луценко: Я уважаю Сакварелидзе, но он выбрал политику

- Чувствуете ли вы горечь от того, что вы проиграли в Одессе? Есть ли у вас дорожная карта, как взять реванш?

- Я думаю, что мы не проиграли. Мы бы проиграли, если бы мы смешались с теми элитами, которые там рулят, и в Киеве, в том числе их хозяевами. Я радуюсь тому, что мы не стали частью этого всего. Нет ни одного коррупционного скандала, связанного с нами. Мы выиграли, потому что мы доказали, что мы на светлой стороне общества. Мы собираемся начинать очень активные действия и поднимать все регионы Украины, потому что нужна очень серьезная смена и кристаллизация политических элит. Я не хочу, чтобы такие люди, которые сегодня выступают и говорят, что задержание коррупционеров - это заговор против Украины, оставались при власти и декларировали миллионы вместо реформ. Их надо менять. Я не хочу этих людей видеть и терпеть еще три года, потому что каждый день у нас забирают и воруют благосостояние. 1,8% роста экономики, для Украины – это катастрофа.

- Я вам желаю успеха. Самое главное – "убить дракона".

- Нас уже несколько тысяч. Мы будем увеличиваться и размножаться, фактически, очень большими темпами.