Экс-руководитель службы внешней разведки Украины Николай Маломуж в эфире "112 Украина"
112.ua

Влащенко: Сегодня в гостях человек, который возглавлял у нас разведку с 2005 по 2010 год - Николай Маломуж.

Добрый день. Как сегодня работает наша разведка? Чем сегодня занимается служба внешней разведки?

Маломуж: Роль разведки чрезвычайно определяющая, но она невидима. В данной ситуации она участник и политических процессов в Украине, и влияния на эту ситуацию. Это определение приоритетов обороны, безопасности, технологической, экономической, политической сфер. То есть проблемы, которые сегодня чрезвычайно актуальны для государства. И особенно в плане, возможно, предупреждения внешних угроз, когда мы говорим по Крыму или востоку. Это новые технологические циклы, которые мы можем пройти за десятки лет, а можем, например, за счет разведки, за месяцы и годы. А это новый, качественный скачок для Украины, мощная модель экономического знания о приоритетах мировых процессов, или крупных корпораций, банков, МВФ, резервной системы США, и влияния на эти рынки - как мы можем в этой ситуации подняться, например, в период кризиса. Это геополитика. И замыслы, например, руководства России, Европы, США, Китая.

- То есть три направления работы: агентурная, техническая, аналитическая.

- Если мы говорим о средствах, которые используются, то это агентурная разведка при помощи тех сотрудников, или агентуры, которые внедряются или в политические, или в экономические блоки, или в военные, или в международные организации для того, чтобы иметь глубокую информацию. И техническая разведка - это как один из компонентов, когда имея высокий технологический уровень добывается информация, но уже своими средствами. И генерируя их совместно, агентурную и техническую, аналитические подразделения выдают соответствующую информацию.

- Много ли сегодня наших агентов есть в РФ? В войсках РФ? И насколько сегодня уровень этой работы поднят на должный уровень?

- Необходимо отметить, что периодически мы имели мощные возможности и по России, и по третьих странах - исходя из того, какой период работали профессионалы высокого уровня, в первую очередь председатели, заместители председателей и руководители структурных подразделений. Соответственно, была разработана концепция работы по РФ по проникновению в их и политические, и оборонительные структуры и определение геополитики по Украине. То есть, когда возглавляли руководители, которые имели высокий профессионализм, не были ангажированы на политическое руководство и внешнее, и внутреннее, которое было ориентировано на Россию, тогда, соответственно, и был уровень защиты Украины большой. Мы не потеряли Крым, мы не допустили, в свое время, войны, мы не допустили явных приоритетов России в отношении Украины.

- Что происходит сейчас?

- От Януковича на службу были назначены непрофессионалы. Г. Ильяшов не имел никакого отношения к разведке. Он занимался контрабандой в зоне луганской трансграницы - был под прикрытием в луганском управлении СБУ. Ответственный был за перемещение контрабандных товаров, негласно, через границу. Тогда переместился в Крым, принимал чиновников высокого ранга на отдых, и тогда был назначен за эти заслуги, во время Януковича, на эту должность. Он собрал команду таких же людей, которые начинали работу с теневого бизнеса. Например, крышевание военно-технических контрактов - это реализация оружия вместе с "Укрспецэкспортом". Это одна из тем, "важных". Соответственно, работа по РФ была практически прекращена. Хотя, в то время, мы отработали всю модель, и агентурной и технической разведки, и эффективно владели ситуацией по России. Все замыслы по Крыму, все замыслы конфронтации, особенно период грузинских событий, когда мы стояли на грани войны и предупредили, соответственно, были обесценены. То есть и агентурная, и техническая разведка практически не работали по РФ. Как правило, все материалы, которые поступали от разведки, от резидентур, они запрещались. Если докладывались, то не учитывались ни самим Ильяшовым, ни Януковичем, потому что это уже была другая политика - "это дружественная страна, и мы должны с ними дружить, а не вести против них какую-то разведывательную работу". А это - стратегический провал, потому что не бывает постоянных друзей или постоянных врагов. Мы должны с позиции разведки вести постоянную глубокую работу по любой стране, а тем более по РФ.

- А как вы считаете, Сущенко, который сейчас находится в РФ, как заложник, он журналист, или, действительно, вел разведывательную работу?

- Сущенко - журналист, он отрабатывал те задачи, профессионально, которые ему давала, соответственно, редакция. Мы говорим о том, что это его основная функция. Если в какой-то ситуации можно говорить, что он, возможно, способствовал нашим спецслужбам, в первую очередь разведке, соответственно это закрытая информация, которая не может быть обнародована. Но то, что по статусу журналиста его задержали, подозревая, что он разведчик, я считаю, что это большой просчет РФ. Реальных доказательных материалов нет, и их практически не может быть. В данной ситуации это как месть за то, что он занимал активную в некоторой степени антироссийскую, но проукраинскую позицию во Франции. Соответственно, он был взят в разработку российской разведкой. Они знали, что у него есть родственники, он обязательно приезжает. Это спецоперация российских спецслужб по тому, чтобы доставить нашего журналиста в РФ и там провести все мероприятия, связанные с обвинением его якобы в шпионаже и деятельности против России.

Новости по теме: В МИП заявляют, что не могут разглашать содержание переписки с Сущенко

- Какие страны нам еще интересны, кроме России?

- В первую очередь Турция, так как чрезвычайно сложная ситуация и в геополитическом плане, и особенно в плане безопасности - как возможная зона регионального конфликта. Понятно, что страны Восточной Европы. Мы говорим о партнерских отношениях, но если мы говорим о реальных вещах, то мы слышали от представителей США, Британии, что у нас могут быть разные сценарии: с одной стороны дестабилизирующие, а с другой - развал государства. Это прогнозируют их разведки. Соответственно, мы предполагаем, что если это будет худший сценарий, то мы можем говорить о Румынии, Польше, Венгрии, которые могут претендовать на наши территории. И эти страны - страны первоочередного развединтереса. Понятно, что и те страны, которые находятся в зоне СНГ, давние партнеры наши, как в сфере безопасности, так и в экономическом, торговом плане.

- Какими цифрами мерялась агентура, когда вы были во главе разведки?

- Это были тысячи, исходя из приоритетов не только близких, а и дальних, так как разведка не появилась из ничего - агентурные позиции нарабатывались десятки лет.

- Какой бюджет на это давался?

- Бюджет давался как раз невысокий. Если мы говорим о нашем бюджете - 250 млн гривен, сейчас немножко повысили.

- Сколько агент мог потратить в месяц кроме своей зарплаты, работая, например, в Турции?

- Если это тот, кто просто добывает информацию, он может получать 2-3 тыс. долл. минимум. А если тот, кто добывает технологические какие-то мощные разработки, он может получать сотни тысяч долларов для того, чтобы он мог использовать все средства для того, чтобы получить ту информацию, которая интересует нашу экономику, и мы получаем дивидендов гораздо больше.

- Сейчас количество агентуры такое же или меньше?

- Гораздо меньше. Особенно в период пребывания Януковича. Все руководители, а это сотни людей, начиная с главы, Маломужа, который имел самую ценную агентуру, а это сотни людей на связи в самых разных странах мира, высшего сорта, ушли. В системе разведки мы не можем сдавать наших людей. Если мы пошли, отдать агентуру другим, новым сотрудникам, это, фактически, провалить разведчика и привести не только к его личной трагедии, а и к большим потерям нашей страны.

Новости по теме: Во сколько государство оценивает безопасность и оборону: Зарплаты руководителей украинских силовых органов

- Что у нас с технической разведкой? Мы слышим о взломах серверов Нацбанка, Казначейства и т.д.

- Это система контрразведки, которая должна обеспечить сохранность секретов. Когда мой руководитель технического департамента, еще при Ющенко, зашел в АП и посмотрел, как там используются средства связи и компьютеры, он сказал, что это решето, которое доступно не только иностранным разведкам, а и простому компьютерщику. То есть совершенно секретные материалы, сверхважные секреты, которые мы еще имеем в некоторых сферах, они доступны были всем. Руководители государства цинично игнорируют режимы. Режимы секретности, режимы пребывания в помещениях, заседания СНБО, режимы переговоров, режимы, возможно, общения шифрованными связями. Это игнорируется, так как для этого нужно придерживаться каких-то правил, а у нас не привыкли придерживаться правил.

- Говорят, что на Донбассе есть русские войска. А где видеоматериалы по этому поводу? Где прослушки?

- А вот такая большая проблема. На протяжении 2005-2008 годов мы практически обновили техническую разведку на уровень мировых стандартов. Мы конкурировали с Германией, Великобританией, Францией, Россией. В режиме онлайн, когда мы продавали некоторые средства Индии, Украина у пяти стран выиграла в тендере - в прямом режиме перехвата. То есть имеем сверхмощные возможности. Ильяшов и другие руководители, которые потом пришли, просто уничтожили эту техническую разведку. Они ее перевели на тактический уровень. Эти все стратегические средства техническая разведка получала в Аденский залив: сейчас мы этого не имеем. У нас разработки, которые вела совместно Академия наук, КПУ и наша профессура - у нас 138 профессоров в самой технической разведке. Это те люди, которые добывают компьютерную информацию, дешифрование, радиоперехват, то есть все направления по миру. Это все было нейтрализировано и сейчас эффективного роста нет.

Новости по теме: Ложь разведки, или Какая на самом деле жизнь в "ЛНР/ДНР"

- Но Ильяшова уже нет три года.

- Мы должны идти в ногу. Новый руководитель, который пришел, выбрал тактику – какие-то технические средства тактического характера. Для стратегической разведки должны быть те средства, которые получают по всему миру. Получают секреты из первых кабинетов - Минобороны, президентов, правительств, ФСБ. Теперь мы все это возрождаем, но, потеряв три-четыре года, надо наверстать. Для этого нужно три-четыре года и средства. Стратегически новым руководством, которое возглавлял г. Гвоздь, не была отработана эффективная модель восстановления технической разведки. Это - большой провал. Он сделал ставку на тактическую разведку на фронте. А это тактическая разведка Минобороны, и пусть занимаются. И он пошел не по той линии. Мало того, мы не получили деньги на новые разработки. Все получили финансирование, а стратегическая разведка не получила. Она даже меньше получила, чем в прошлом году. А стратегическая разведка не только добывает информацию и формирует позицию и модель действий для президента, а как раз влияет на страны - на Германию, Францию, США. То есть формирование того формата, который был бы не минским, контактная группа, а руководители США, Германии, Франции, семерки, двадцатки, которые консолидировались по решению проблем на востоке. Тут разведка имеет возможности лучшие, чем МИД, потому что это прямые влияния на президентов, на канцлеров. Имея хорошую агентурно-техническую разведку, мы имеем возможность влиять на эти страны. Это основа основ.

- Я знаю несколько мировых шпионов, которые сели за то, что они делали донесения из интернета - умели анализировать. Есть ли у нас аналитики такого уровня?

- Когда мы готовили новые направления агентурной, технической разведки, мы готовили мощный аналитический центр. Это бы стало департаментом аналитическим. Мы предлагали Ющенко создать такое для государства. Он не захотел - создали на базе разведки. Практически все материалы, поступающие от агентуры, технической разведки, все, что есть в техническом пространстве, анализируется этим центром. Это не только анализ, это - прогноз, моделирование ситуации и это выработка рекомендаций, как действовать президенту. Это - профессура самого высокого уровня. Мы собрали лучших аналитиков Украины, прошедших обучение за рубежом, здесь прошедших, соответственно, прошли практику большой работы. Если говорить об этом департаменте, то 128 специалистов ведут эту работу ежедневно.

- А где были эти 128 специалистов, когда "профукали" Крым? Почему не знали, что российские агенты начнут заварушку на востоке страны? Мы не знали об Иловайском котле и Дебальцево - о чем должна была предупреждать разведка, но не сделала этого.

- Стратегическая разведка добывает информацию за границей: о дальнейших перспективах и замыслах. Последнее СНБО РФ, там Аксенов и Константинов, было известно и доложено Турчинову. Был разработан четкий алгоритм действий в первый день, первую ночь. Мы их высылали Турчинову ночью. Это было 22-24 февраля, добыча информации проходила, так как разведка еще не ушла - ушел Ильяшов. Предупредили, что планируется аннексия. Имея такую ​​информацию, предложено было, как мы делали в 1994 году, сработать на упреждение. Турчинов сказал, что руководство государства, он контролирует ситуацию. Их основная функция была, имея информацию разведки, задействовать ресурсы СБУ, пограничников, МВД на первом этапе и предотвратить эти действия в течение суток. Я передавал Турчинову через его помощников, что надо действовать быстро, передавал модели действий. Мы говорили, что надо задействовать не крымское управление, которое ушло, не МВД местное, а оперативников центрального аппарата СБУ. В СБУ 45 тыс. сотрудников. 99% осталось проукраинских сил. Бежали председатель СБУ, заместители, а остались те, кто десятки лет работали на независимую Украину. Они должны были действовать ночью, переправиться военно-транспортными самолетами, пока еще не было никаких человечков. Пограничники должны были перекрыть Керченский пролив, чтобы не шло подкрепление, и для этого хватало сил. Аксенов и Константинов, которые прибывали из Москвы, должны были быть арестованы СБУ центрального аппарата в аэропорту. 38 объектов, пророссийских организаций, были в разработке СБУ - было предложено их арестовать. Разведка и контрразведка должны действовать без каких-либо решений СНБО - это по закону. А на нашей территории СБУ должна действовать мгновенно.

- Кто тогда возглавлял разведку?

- Гвоздь. Но самая главная ответственность была СБУ. В этой ситуации Турчинов, Наливайченко, Аваков - это были их прямые функции, не Минобороны, потому войны еще не было. А дальше это бумерангом ударило по востоку.

- А на чьей совести Дебальцево и Иловайск?

- Дебальцево и Иловайском занималась тактическая разведка, военная на фронте. Она не сработала, потому что должна была иметь информацию. Но об иловайском контрударе было известно военной разведке и мы получили эту информацию, стратегическая разведка. Об этом докладывалось руководству государства. По своим неофициальным каналам, получив информацию, что планируется контрудар с возможными тяжелыми последствиями, это было донесено по разным каналам президенту и министру обороны Гелетею, и главе СБУ Наливайченко. АТО же проводит СБУ - это их компетенция, формально. А они сказали у Шустера, что 24 августа мы уже будем вешать украинские флаги в Донецке и в Луганске. Я сказал, что планируется контрудар и нужно задействовать все резервы, чтобы предотвратить такие действия. Это было сказано у Савика, так как докладывали мы официально и неофициально, действий не было, поэтому открыто мы об этом объявили по телевидению.

- Погибший Таранов - это была случайность или террористический акт?

- По всем данным, которые мы имеем, это случайность.

- Вы говорили, что Трамп лично пообещал быть другом Украины. Что это значит?

- Я восемь лет в контакте с командой Трампа, в разные периоды, на международных форумах мы встречаемся. Вся команда, когда мы встречались с 1 по 5 декабря в Вашингтоне, заявила, что будет прагматичная политика по отношению к Украине. Разработан план урегулирования под эгидой США - двадцатка плюс Россия, Украина. Исходя из геополитических мировых проблем, дорожная карта по Украине, Сирии, Афганистану.

Новости по теме: Трамп обещает разобраться, что происходит на Востоке Украины

- Почему Порошенко не приглашен на инаугурацию?

- Порошенко некорректно занял позицию. Мы имели контакт и с командой Клинтон и Трампа. А наше руководство заняло позицию Клинтон. И это вызвало негативную реакцию.

- Готовы ли мы к возможному терроризму внутри страны?

- Системно не готовы. Частично - да. Сейчас нужно создать мощную систему, а ее пока нет. Для этого нужны профессионалы в каждой структуре - в разведке, контрразведке и военной разведке.

- Ваш вопрос?

- Каковы перспективы нашей информационной работы против РФ?

- В информационной сфере, как и во всех сферах, должны работать профессионалы. В журналистике должны быть талантливые люди, связанные с разведкой и умеющие разгонять информацию. Не тупую пропаганду.

- Высокого уровня профессионалы - это перспектива нашего государства на протяжении года-полутора, я уверен.

- Спасибо большое.