Руководитель САП Назар Холодницкий в эфире "112 Украина", 17.12.2016
112

Влащенко: Сегодня события недели обсуждаем с главой антикоррупционной прокуратуры Назаром Холодницким.

Здравствуйте, Назар Иванович. Есть ли перспектива получения безвиза у страны, у которой открыто 470 км границ?

Холодницкий: Я патриот, и надеюсь, что эти перспективы есть. Мы в Европу стремимся уже не первый год, и я надеюсь, что эта надежда когда-нибудь сбудется. Шансы и возможности есть.

- Насколько встречи Савченко с Захарченко и Плотницким в Минске, ее слова и поступки укладываются в ее права и обязанности?

- Если лицо имеет доступ к гостайне и выдержаны все вопросы гостайны, поскольку это другая страна, то сам факт поездки, в рамках Уголовного кодекса, у меня, как юриста, вопросов не вызывает. Другой вопрос – действительно ли так надо делать, поскольку это межгосударственные отношения между нашей страной и страной-агерессором, при посредничестве третьей страны. И такие вопросы, любые визиты в третьи страны, я считаю, должны быть согласованы по крайней мере с МИД, органом, который от имени всех нас представляет Украину в международных отношениях. Поэтому были ли такие согласования – пусть скажет МИД.

- Сытник сказал, что генеральный прокурор Украины заблокировал доступ НАБУ в ЕРДР. Что случилось?

- Я об этом узнал из СМИ. Возможно, там есть вопросы технического характера, поскольку ключи доступа к ЕРДР каждый год переоформляются.

- Ваши прокуроры уже пошли в суд за мерой пресечения для Охендовского?

- Мы ожидали от детективов ходатайство об избрании меры пресечения и получили его в пятницу. Детективы ходатайствуют об избрании ему залога в размере инкриминируемой суммы взятки, а это 1 млн 200 тыс. гривен. Сейчас мы это ходатайство изучаем, а в понедельник обратимся, собственно, в суд с данным ходатайством.

- Зачем глава НАБУ говорит, что он будет вручать подозрение кому-либо, когда этот человек находится за границей?

- Это стоит спросить директора НАБУ. Я всегда подчеркиваю, что любое анонсирование подозрений или задержаний заранее – оно...

- Это приглашение к бегству всегда!

- Фактически можно и так рассматривать. Я, как прокурор, это понимаю, поэтому не хочу, чтобы это повторялось. Это касается дел всех правоохранительных органов. К сожалению, мы за прошедшие три года много внимания уделяем пиару, который иногда пытается подменить собой следствие. Следствие, особенно в вопросах объявления подозрений, задержаний, избрание мер пресечения, требует определенную тишину. Поэтому так делать не надо.

- Охендовский "окучивал" последние выборы, не имея на это законных полномочий. ЦИК и он сам вне закона уже более двух лет. Кроме того, Онищенко рассказал об эпизоде, когда он передал через Жванию Охендовскому 6 млн долларов. Будет ли по этому эпизоду возбуждено дело в ближайшее время?

- Этот сериал надо прекращать. Мы открыли производство на основании заявления, публичного, Онищенко о том, что он причастен к преступлениям, которые ему инкриминирует НАБУ, и к ряду других преступлений. Мы в очередной раз просим предоставить все необходимые материалы. Зато информации и тех доказательств, о которых он говорит, мы не слышим. Мы видим только постоянные его интервью тем или иным изданиям. Если он в течение 10 дней не предоставит никакой информации, которая подтверждает те слова, которые он сказал, наверное, производства надо будет закрывать. Потому что быть на поводу и играть в этот сериал правоохранительные органы не должны. Мы предлагали Онищенко встречу в стране ЕС – не в Лондоне, а в Варшаве. Есть предел самоуважения и допустимости. Играть в его игры мы не собираемся. Если он заявил такое – пусть предоставляет доказательства.

- Правда ли, что люди, которые проходят по делу обналичивания средств Онищенко, Цыганков и Дубинский, пошли на сделку со следствием и дают показания против Онищенко?

- Во-первых, это тайна следствия. Во-вторых, это неправда. Цыганков – его адвокат. Статуса подозреваемого у Цыганкова нет. Дубинский – в розыске, ему объявлено подозрение.

Новости по теме: В НФ требуют расследовать заявления Онищенко о дискредитации Яценюка и заявляют о кампании против Авакова и Парубия

- Пишут, что к схемам Онищенко причастен бывший министр экологии И. Шевченко. Есть ли по нем какая-то работа?

- Это также вопрос тайны следствия. Пока нет официальных подозрений, официальных других процессуальных документов - мне такие факты неизвестны.

- Почему президент требует от парламента в первоочередном порядке рассмотреть и проголосовать закон 54-90, который я условно называю "о презумпции виновности". Как вы относитесь к этому закону?

- Этот закон мы еще досконально не изучили, потому что его внесли только в четверг. Но я считаю, что у прокуратуры следствие уже нужно наконец забирать, потому что у нас получается, что нет ничего более постоянного, чем временное. Так же с тем следствием – оно должно было исчезнуть в 2001 году. Сейчас уже звучит цифра 2019. Я считаю, что надо уже наконец создавать ГБР, запускать и отдавать полномочия следствия органам следствия.

- А что мешает инициировать отмену такой меры пресечения, как залог, в коррупционных делах?

- Моя позиция давно, чтобы в делах и производствах, где фигурируют топ-чиновники, которые обвиняются в коррупции, были внесены в УПК изменения, чтобы им избирать меру пресечения без определения залога. Считаю, что это будет справедливо, на этой стадии следствия. Потому что, к сожалению, мы настолько демократизировались, настолько заботимся о правах подозреваемых, что напрочь забыли о правах потерпевших и права государства.

- "Амбарная книга" Партии регионов была опубликована на сайте НАБУ. Публикация таких документов – это не статья 365 – превышение служебных полномочий?

- Согласно УПК, тайна следствия может быть разглашена следователем или прокурором в тех пределах, в которых следователь или прокурор признает целесообразным. Если было разрешение детектива на публикацию выдержек из этой книги – то нарушений УПК нет. А разрешение было. Я, как процессуальный руководитель в этом деле, запретил в свое время любые разглашения данных следствия. К сожалению, мы все реформируемся. Если раньше за невыполнение указаний прокурора была предусмотрена хоть какая-то ответственность, то сейчас УПК пишет, что указания прокурора обязательны для исполнения, но ответственности за их невыполнение, как таковой, нет. Это неправильный подход.

- Ю. Луценко принял решение закрыть уголовное дело С. Лещенко относительно квартиры, сказав, что есть знаковые фигуры, которые не нужно трогать. Есть полный список знаковых фигур, чтобы уже знали, кого можно трогать, а кого нет?

- Надо спрашивать это у Ю. В. Луценко, если он такое сказал. В антикоррупционных органах, и в САП точно, знаковых фигур нет и не будет. Потому что если это будет – это конец всей реформе.

- Что вы можете сказать относительно дела ГПЗКУ? Срок действия исковой давности по договору поставки зерна не наступил, а В. Томиленко уже задержан?

- Дело направлено в суд. Не надо привязываться к действиям срока исковой давности. Там были установлены признаки преступления, мы это дело довели, и пусть суд теперь ставит точку. Стоит отметить, что сторона защиты, подозреваемый, добровольно возместили причиненный ущерб еще до направления дела в суд, поэтому мы, прокуроры, будем это учитывать, когда в дебатах будем просить ту или иную меру наказания. Мы считаем, что это обстоятельство, которое способно смягчить ответственность.

- Есть обращение депутатов в НАБУ относительно действий "Укрзализныци", которые касаются польской команды и, в частности, господина Балчуна. Есть ли какие-то открытые дела?

- Подозрения директору "Укрзализныци" Балчуну нет. Есть ряд производств вообще, что касается "Укрзализныци" в целом. Это разные направления. По железной дороге работа есть, и для нас есть. Но мы не можем заменить собой Министерство инфраструктуры. У нас есть министр, как лицо, которое руководит всей этой отраслью и не только этой. Если в области есть нарушения, то есть контролирующие ревизионные комиссии, которые должны реагировать на эти нарушения, чтобы не допускать, чтобы реагировали правоохранительные органы. Но учитывая, что есть ряд производств в отношении тех вопросов, то где-то контроль не действует. НАБУ и САП работают уже с последствиями. Не мы ответственны за тендеры и не мы проводим эти тендеры. Но они до сих пор проводятся, и реакции нет.

- Что происходит на запорожском титаномагниевом комбинате?

- Было производство, инициированное антикоррупционной прокуратурой. Мы забрали это производство из Запорожской области на стадии "погребения и отпевания". Мы его воскресили, задержали директора, и 24 ноября это производство было направлено в суд. Он заплатил залог и сейчас находится под залогом. Он не нарушил ни разу условия залога, приходил на все следственные действия, и оснований для изменения меры пресечения у нас не было. Суд перенесен на 18 января, но наша позиция там крепкая. Это отдельный эпизод. А дело еще расследуется, с Кипрами и со всеми офшорами, – мы ряд запросов, международно-правовую помощь подготовили, и там еще много работы.

- Как вы выбираете для себя, какими делами заниматься? Бывают ли у вас с Сытником и коллегами дискуссии на эту тему?

- Как это предусматривает УПК. А дискуссии между юристами должны быть, и они есть. Но есть совместная работа и есть единственный механизм. У нас нет отдельных результатов, различной работы – у нас есть одна работа, потому что прокурор начинает процессуальное руководство на стадии начала производства. И никакого задержания не было бы без прокурора. Но есть дискуссии, когда детектив считает, что доказательств достаточно, а прокурор говорит, что нет. Но, согласно Конституции, прокурор должен идти в суд и поддержать публичное обвинение. Ему потом с теми доказательствами в суде бороться с неслабой стороной защиты. Поэтому, чтобы у нас был результат, должна быть железобетонная доказательная база. И мы в этом направлении вместе с НАБУ идем.

- Вы изучали электронные декларации своих прокуроров? Например, привлекла внимание СМИ декларация О. Яровой.

- Мы обеспечили всем прокурорам САП высокий уровень заработных плат. Я абсолютно доволен работой прокурора Яровой. Грязь, которая на нее лилась – это неправда. Она, будучи сама, без подчиненных, целый год делала работу всего отдела. Таких прокуроров мы будем поддерживать и дальше. А то, что у нее мама занимается бизнесом, то в этом ничего плохого нет. Вопрос не в том, что есть достаточно денег, а вопрос в том, где они их взяли? Если способны это объяснить – тратьте на что хотите.

- Сколько дел сегодня находится в суде от САП?

- НАБУ и САП направили 45 обвинительных актов. 7 из них утверждены по соглашениям. То есть более 30 сейчас в стадии слушания. У нас 35 прокуроров, с 8 ноября, а до этого времени прокуроров было всего 12.

- Все-таки есть ли в ваших отношениях с Сытником какое-то напряжение?

- Есть юридическая дискуссия. От САП в сторону НАБУ никаких публичных упреков не было, нет и не будет. Мы просто хотим, чтобы указания прокуроров выполнялись. Сейчас они выполняются так, как это требуется действующим законом.

- Почему в рейтинге популярности вы на 47-м месте, а Сытник на 50-м?

- Это же рядом. Мне приятно, что я включен в такой рейтинг.

- Правда, что вы обращались в университет Шевченко за разъяснением по поводу того, какие дела вы можете расследовать?

- Я писал письма не только в университет Шевченко, а и в университет Франка, и в юридические Академии Харьковскую и Одесскую, по поводу разъяснения нам всем вопроса подследственности. Я получил со всех четырех ответ тот, который я учил на третьем курсе университета. И все эти вузы со мной в этом плане согласились. Это вещи, которые не требуют доказательств, но, к сожалению, в силу различной трактовки со стороны НАБУ, ГПУ, других правоохранительных органов вопросов подследственности мы вынуждены были обращаться в эти вузы, чтобы, фактически, подтвердить свою правоту.

- Вам сейчас, на данном этапе, мешает ГПУ, учитывая, что она тоже может расследовать те же самые дела в отношении госслужащих категории "А"?

- У нас есть определенные вопросы. Это когда ГПУ отказывается выдавать нам, на наши законные требования, те или иные производства. Есть вопрос, когда мое постановление о выдаче подследственности отменяется. Я не хочу соревноваться – я просто хочу делать свою работу.

- Дело Мартыненко рассыпалось?

- Все будет хорошо. Следствие должно собрать все доказательства – когда они будут собраны, будет принято соответствующее процессуальное решение. А то, что дело рассыпалось – неправда.

- Почему НАБУ не занимается делами, которые связаны с НБУ? Был ряд заявлений относительно Гонтаревой, ее сына. Были прослушки Рожковой.

- То, что вы назвали первое - там было следствие проведено, и дело было закрыто. Прокуратура согласилась с тем. Нельзя надувать мыльный пузырь там, где его нет. Не все, что красиво звучит в телевидении, имеет хорошее юридическое основание. Относительно пленок Рожковой, то спрашивайте у органов, которые эти пленки имеют. Мне бы тоже хотелось послушать и принять участие в расследовании. Сейчас это расследуется или ГПУ, СБУ, МВД в режиме top secret даже от антикоррупционного прокурора. Если у нас будет это производство, мы его будем расследовать. Примем просто законное решение. Понимаете, что мы не сделаем – все не так. То Холодницкий тормозил Охендовского, и все было плохо – сейчас подозрение Охендовскому подписал лично Холодницкий, взял на себя эту ответственность. Я дал дорогу следствию, пусть теперь два месяца устанавливают доказательства, чтобы мне принесли акт обвинительный. Полная свобода действий. Так же с "амбарной книгой" - когда узнали, что подписано подозрение, сразу же начали блогеры, эксперты рассказывать, что это все фейк. Нет, не фейк! И вся доказательная база, которая будет собрана, будет направлена в суд.

- Почему НАБУ не внесло в реестр дело о покупке квартиры Лещенко?

- Спросите НАБУ. Луценко внес в ЕРДР и производство закрыл. Такой способ наиболее правильно соответствует требованиям, которые сейчас имеют антикоррупционные органы или любые другие правоохранительные органы по установлению тех или иных обстоятельств того или иного деяния. Поэтому проще было бы внести, конечно. В принципе, результат и в ГПУ, и в НАБУ одинаковый.

Новости по теме: Лещенко заявляет, что еще не получал никаких сообщений суда относительно админнарушения при покупке квартиры

- Экономический эффект от деятельности вашего ведомства?

- Мы не подсчитывали. Данные есть, и они не могут отличаться от данных, которые есть в НАБУ. А они, кажется, озвучивали.

- Назовите общую сумму залога, которую внесли за время вашей работы задержанные, за 2016 год.

- Общая сумма залога превышает миллиард гривен – только по делу Онищенко. Внесено было 15-20 миллионов.

- Залог подлежит возврату?

- Залог - это не возмещение ущерба. Это сумма, которую назначают на стадии уголовного производства – подозрения. Когда дело идет к суду, и доводится или не доводится вина - залог все равно возвращается залогодателю. Залог хранится на отдельных счетах, и нельзя им поиграть в депозиты – он просто ждет своего времени.

- Правда ли, что в бывшей вашей квартире живет ваш зам?

- Неправда.

- Правда ли, что здание вашей прокуратуры передано вам без соблюдения порядка о госсобственности?

- Неправда. Все здания, в том числе и это, на балансе ГПУ, и оно в рамках ГПУ было передано САП как департаменту. Поэтому весь порядок соблюден. Но в помещении САП не только антикоррупционная прокуратура – там есть два здания. Во втором здании расположен другой отдел ГПУ.

- Что с ОПЗ? И отстранен ли кто-то там?

- Дело направлено в суд. Прокурор не может влиять любым образом на судей и заставлять их назначать дату слушания через день. Мы неоднократно обращались относительно отстранения и одного, и второго от тех должностей, которые они занимали, но суд не слушал, откладывал этот вопрос.

Новости по теме: Апелляционный суд освободил из-под домашнего ареста замдиректора ОПЗ Щурикова

- Сколько дел открыто относительно деклараций народных депутатов?

- Всего - 10. Относительно нардепов – 7. Мы не можем сразу открыть 450 производств.

Новости по теме: Сытник призывает предоставить НАБУ право автономного прослушивания и открыть доступ к системе е-декларирования

- По какому принципу выбирали людей?

- У кого больше вызывают эмоции задекларированные доходы. Независимо от фракций.

- Но ведь они все написали друг на друга заявления?

- Да. У них парламентский корпоративизм действует в противоположном смысле. БПП написали на НФ, радикалы - на БПП и НФ.

- За чьи деньги вы ездили на антикоррупционный форум в Панаму?

- Согласно подписанным меморандумам, эта поездка оплачивалась органом, который организовывал эту конференцию. И вообще, за этот год за государственные средства была только одна командировка.

- Три дела, по которым мы скоро услышим приговоры?

- Мы ждем приговоры по тем делам, которые направлены были первыми – в марте, апреле. Это больше зависит от судов, а не от нас. За весь период работы не было ни одного дела в судах, где бы прокурор не явился на заседание. Поэтому вопрос быстрых приговоров, к сожалению, зависит от судов и создания Антикоррупционного суда, о котором мы просим.

- Большое спасибо, Назар Иванович.