"112 Украина"

Влащенко: Сегодня у нас в гостях народный депутат Вячеслав Константиновский.

Добрый вечер. Депутаты-мажоритарщики не смогли стать единой силой в ВР. Почему вы не смогли объединиться?

Константиновский: На самом деле, мажоритарщики – это достаточно разные люди. Была одна попытка собраться и как-то объединиться, но это закончилось тем, что не смогли все собраться в одной комнате. Поэтому проект того объединения даже не начался. Это очень трудно для людей, которые не знают друг друга в течение долгого времени. Я согласен с Билецким и Ярошем, что у одного у тебя там нет никаких рычагов влияния. Один мажоритарщик не может пойти на согласительный совет, не может настаивать, чтобы его законопроект был в повестке дня и тому подобное. Поэтому они и не ходят на заседания, не хотят терять время. Я хожу, хотя и понимаю, что это не нужно, что это потеря времени. Для меня было бы лучше больше работать с моими избирателями из округа. Я на это трачу много времени, читаю обращения, потому что у меня работает три приемные. На своем округе я делаю то, что понимаю, что сделаю что-то. А когда я сижу в Раде, то один мой голос не является решающим. Подниматься в половине восьмого, сидеть целый день... Даже повестка дня меняется очень быстро. Многие из депутатов даже не понимают, что это за закон, какие изменения он за собой тянет. У них есть позиция фракции, где работает секретариат, где есть какие-то договоренности: мы поддерживаем ваш законопроект, а вы – наш. Так формируется позиция фракции. Мажоритарщики не имеют такой возможности.

Новости по теме: Ярош завершил работу над законопроектом о легализации всех украинских добровольцев

- Так может, правы те, кто говорит, что от мажоритарки надо избавляться?

- Может быть. Но это тоже возможность для новых людей. Я пришел как мажоритарщик, и так сложилось, что я стал депутатом. Я не знаю, был бы я в каком-то списке. Мажоритарщик имеет больше ответственности, потому что меня знают люди на моем округе, они ко мне персонально обращаются. Они не знают, кто там в этом списке. У людей из списка нет обязанности принимать конкретных людей. Это такое – 50 на 50. Но должен быть новый закон о выборах, где открытые списки, и, возможно, это что-то изменит.

- Вы прокомментировали в своем фейсбуке дело о заказных убийствах, участником которых проходит некий Ройтман. Именно он, американец советского происхождения, обвиняет вас и вашего брата в соучастии. Почему вы решили не промолчать, а опять поднять эту тему?

- Я был на эфире на общественном радио, и меня об этом спросил ведущий. Я не ожидал этого. Я ответил ему, но когда пришел домой, решил, что один раз я прокомментирую это. Я не комментировал до этого, потому что уровень IQ тех людей, которые в это верят, для меня не очень высокий. Если бы человек мог сам аналитически мыслить, то ему не нужно было что-то спрашивать у меня. Я дал свой вариант ответа, и я не понимаю, какой может быть другой. Если Ройтман отсидел семь лет, а получил десять лет за то, что он совершил на территории США, - он "заказывал" граждан Украины, меня и моего брата… Это должно было произойти на территории Украины. Он говорит всем, что является членом преступной группировки, что влечет за собой срок в 30 лет, он принимал участие в убийствах. Это достаточно для того, чтобы его первым посадить. Доказательствами его вины, за что он получил десять лет, было прослушивание его телефона. Только за это он получил десять лет без суда, потому что его адвокаты согласились на сделку со следствием. Если бы он пошел на суд, его бы судили за два заказных, так как он заказывал меня и моего брата. Поэтому это было соглашение, что ему дают только за одно, что его не депортируют, а он признает себя виновным. Американская система очень прагматична: они не хотят тратить деньги и время на суды. Они пытаются договориться и быстро решить.

- А почему Ройтман продолжает эту историю?

- Ройтман – больной человек. Он был в психиатрических больницах в Киеве. Правоохранители это знают. Он зациклен. Это такой человек. Он мог только издеваться над женщинами или над собаками. Он так самоутверждался. Он болен по линии матери. Ему нужно проходить лечение ежегодно. Когда его арестовали, он все это говорил. Для американской системы, которая находит человека и за меньшие преступления, найти меня – пять минут. Никто меня даже не допрашивал никогда.

- Все эти разговоры возникли в связи с вашей декларацией, когда вы первый раз баллотировались?

- Нет. Это появилось на российских каналах, когда я поехал на Донбасс. Сейчас это выгодно тиражировать здесь. Но я не могу этого доказать. Я так думаю. По историям Ройтмана, если их сложить вместе, то я работал на Лазаренко, Кучму, Ющенко, Авакова, Яценюка, Порошенко, Тимошенко. Он всех назвал, кроме Януковича. Всегда, когда появляется фильм Ройтмана и есть кадры, где я спорю с прокурорами по песку, говорится: дело алмазных прокуроров. Но в последнем фильме сказали, что это разборки по песку, и не назвали "бриллиантовых прокуроров". Еще там был один человек, который связан с теми прокурорами и о котором он раньше упоминал, а сейчас – нет. Я так думаю (не могу утверждать), возможно, что это идет от них.

- Вы человек не бедный, у вас был бизнес. Где вы держите 15 млн наличных средств?

- Есть банки, есть сейфы.

- Вы не верите в нашу банковскую систему?

- Мы обналичили в 2013 г. До этого мы держали в банках, на депозитах. Но когда начался Майдан, и мы начали его открыто поддерживать, то нам четко передали из офиса ГПУ, что с нами разберутся, и на этот раз окончательно. Поэтому это было сделано для нашей финансовой и персональной безопасности, потому что, возможно, нам бы пришлось бежать, если бы они разгромили Майдан. Они могли наложить арест на деньги и тому подобное. Эти деньги нам нужно было спрятать.

- А на банковскую ячейку нельзя наложить арест?

- Надо знать, какая банковская ячейка, на ком она, в банке она или в лесу. Я не хочу уточнять, потому что это вопрос безопасности. Но мы их спрятали.

- А какой объем у 15 млн долларов?

- Это сумка – 4-5 банковских ячеек. После Майдана рос курс, кто-то играл на понижение. Главное, что мы не потеряли.

- Как вы думаете, будет ли НАПК и НАБУ проверять легальность возникновения любых денег?

- Обязательно. Я написал заявление, чтобы меня проверили. Я им принесу все бумаги.

Новости по теме: В базу данных е-декларирования на сегодня внесено более 20 тыс. исправленных деклараций, - НАПК

- Зачем вы одалживали 5 млн у Тополова, если у вас есть 15 млн?

- Потому что защищать эти деньги очень трудно, а он мне доверяет, и я должен был сказать, что они у меня. Мы готовились покупать какие-то активы, и он мне доверял, потому что мы 20 лет были вместе. Я их ему уже вернул, потому что когда это стало публичным, то это уже потеряло смысл. Это имело смысл, когда никто не знал, что они у меня. Сейчас я не знаю, где будет безопаснее держать: у меня или у него. Поэтому в 2016 г. я их ему вернул. Но я лучше подготовлен к тому, чтобы хранить деньги, чем он, я могу защитить себя и других. Я подготовлен для этого, у меня есть подготовленные люди для этого.

- У вас есть специальные подразделения охраны? Сколько человек?

- У нас всегда была своя служба безопасности. Сколько мне нужно будет, столько у меня и будет. И очень подготовленных.

- А у вас есть наградное оружие?

- Есть. Меня наградил Наливайченко. Я еще не был народным депутатом, когда мы еще не понимали, что война начинается, а под Славянском расстреляли первых бойцов "Альфы". Они оказались в больницах в Донецке, а Донецк уже был не украинским. Нужно было их вывозить, а это было очень трудно. Для работников СБУ это были риски, что их могут захватить. Там были двое особо тяжких, и их надо было вывозить самолетом. Я их вывозил персонально.

- Вы за них заплатили?

- Это секретность операции. Она была выполнена – никого не потеряли. Я даже не ожидал ... Мне дали грамоту, а затем через некоторое время меня вызвали и наградили. Было и еще, но я не могу обо всем рассказывать.

- Почему вы не пойдете работать к Авакову или к Грицаку? Ведь вам там было бы интереснее?

- Вы правы на 100%. На то есть несколько причин. Первая: я иногда общался с такими серьезными чинами из спецслужб, что не могу проситься. Нужно, чтобы тебя пригласили. Когда началась война, я был в составе группы СБУ. Я не был военным. Я никогда не говорил, что я где-то там воевал на танке, с пушкой. Я особо не рассказываю об этом, потому что это работа СБУ, разведки, контрразведки, и для меня она ближе, потому что я не военный. Вы правы: я бы пошел работать в СБУ, и это было бы для меня намного интереснее, чем сидеть в ВР. Но меня никто не приглашал. И, во-вторых, иногда ты можешь быть значительно более эффективным, когда ты официально там не работаешь. Там все зарегулировано. Когда мы забирали тех ребят из аэропорта, который был уже не в украинских руках, то мы это делали потому, что не являлись кадровыми военными.

- Вы долго жили в США. Почему Америка проголосовала за Трампа?

- Я этого ожидал. Двое моих детей и бывшая жена являются гражданами США, многие друзья там. Когда они недавно приезжали ко мне, я спросил, за кого они будут голосовать. И они все, особенно моя дочь и бывшая жена, сказали: "Только за Трампа. Если Трамп проигрывает – мы едем в Канаду ". Впервые я был удивлен, а потом понял: людям надоели политические династии, "люди в футлярах", классические политики, которые хотят выглядеть святыми. Клинтона в США преследовали не за его отношения с Левински, а потому, что он не сказал правду.

Новости по теме: Путин прокомментировал возможную встречу с Трампом

- Ваш вопрос?

- Как вам Трамп?

- Он очень яркий человек. Меня только огорчает, что мы очень много это обсуждаем, и волнует, когда же мы наконец поймем, что нам нужно самим строить свою страну и работать. Мы должны заняться своими собственными радостями и победами.

- Согласен на 100%. У нас все есть, мы – лучшая страна.

- Спасибо большое, Вячеслав.