Политический деятель Анна Герман в эфире "112 Украина"
112.ua

Влащенко: Сегодня у нас в гостях Анна Герман.

Добрый вечер. Когда происходят очередные информационные волны против тебя, что ты переживаешь, или тебя это уже не волнует совсем?

Герман: Когда их нет – я думаю, что я уже умерла. Когда они есть – я чувствую, что я живу, и как-то кто-то на это пытается реагировать.

- Как ты думаешь, почему у части людей такое отношение к тебе?

- Я думаю, потому, что ни ты, ни я не пытаемся быть модными, быть в тренде тех высказываний, которые сейчас актуальны. Мы говорим то, что надо людям сказать, а это не всегда людям нравится. Люди, в общем, мало когда хотят слышать правду и слышать, как обстоит дело в реальности. Люди хотят иллюзий, красивой сказки, каких-то надежд, без причин. А ты им говоришь и делаешь нечто такое, что в их понятия правильности не укладывается. Когда ты выпадаешь из тех рамок - они не знают, как на тебя реагировать, и первая их реакция – агрессия против тебя. Я это понимаю, я знаю, что когда эта агрессия есть – значит, ты попал в цель.

- Есть журналисты, которые очень любили тусоваться среди вас и питались из рук "Партии регионов". А сегодня они просто выскакивают из штанов, чтобы продемонстрировать свою лояльность нынешней власти. Почему ты ни разу публично не сказала ничего ни о ком из них?

- Тех людей, которые работали на разные темные средства партий и сейчас работают – это их бизнес. Они так живут. Поэтому я их стараюсь пожалеть, понять. Они на этом зарабатывают – на том, чтобы служить одним, а потом другим. Они на этом зарабатывают, и я не могу их за это осуждать. Это их выбор.

- В чем отличие того, что происходило во времена Януковича в стране, и того, что происходит в стране сейчас?

- Отличие только одно: тогда была целостная страна – мы имели Крым и Донбасс, не было войны, мы имели стабильность и какую-то защищенность. Тогда люди могли как-то немножко зарабатывать деньги, хотя они не были довольны – они хотели больше зарабатывать. Все остальное – одинаково.

- Экономика расшатывается, гуманитарная сфера расшатывается. Происходит разграничение по языку. Что с этим делать?

- Все крупнейшие проблемы мира, и Украины, как части этого мира, – это проблемы разделений. Где-то там на черных и белых, где-то – на богатых и бедных, где-то - на западников и восточников, где-то - на украиноязычных и русскоязычных. Это – проблема разделений. Она страшная, и мир не может победить эти разделения. У нас тоже сделали разделения, абсолютно искусственные. На этих разделениях всегда играли политики: и прошлые, и нынешние, и, думаю, и будущие будут играть. И здесь есть только один путь – примирение. А примирение невозможно без прощения. Это очень простая и общая для всего мира схема. Сначала простить друг другу, что мы не такие, мы разные. Это делают люди, которые умеют находить площадки для примирения, которые умеют прощать друг другу разницы. Чтобы простить эти разницы, нам надо сегодня забыть, кто был на Майдане, а кто не был, кто его поддерживал, а кто не поддерживал. Кто сегодня его осуждает, а кто говорит, что это было правильно. Кто сегодня говорит, что на Донбассе живут другие, им нужно отрезать свет и электричество, не надо пропускать гуманитарную помощь, их надо стрелять, и другие, которые говорят, что на Донбассе нужен мир, что надо пойти на компромисс, что надо искать дорогу к миру и компромиссу. Вот как сейчас говорят, что надо Пинчука из Украины выгнать, а это смешно, потому что он давно в Украине не живет, де-факто, в Украине он только зарабатывает.

- Если честно, то материал Пинчука тоже у меня вызвал протест, ибо во мне живет боль и обида за Крым, мы его отдали, хотя могли и не отдавать. И любое предложение забыть, что Крым оккупирован, вызывает во мне внутренний протест.

- Конечно. Я думаю, что и у Пинчука это вызывает внутренний протест. Его Ялтинская конференция всегда проходила в Ливадийском дворце - и он тоже бы хотел, я уверена, чтобы Крым был с Украиной. Но есть наши желания, наши эмоции, а есть страшные реалии, в которых живет Украина. Есть страшные реалии, которые сегодня строит новый мир, новая эпоха, новые политики, которые пришли к власти. И нам надо трезво это оценивать. И кто-то должен сказать эти непопулярные вещи, за которые его будут клевать, обзывать – все это будет. Но надо, чтобы кто-то это сказал, и лучше быть готовыми к такому сценарию. Мы же не говорим, что будет только так. Может, нам удастся найти диалог с командой Трампа. Я бы сейчас поменяла главу АП и премьера и поставила бы на эти места людей, которые имеют тесное сотрудничество с командой Трампа. А такие в Украине есть. И этот прорыв надо сделать, пока не закрылись двери. Как моя власть не умела быстро, оперативно действовать на упреждение, так и эта очень долго думает. А это потому, что сидят в кабинетах те же политтехнологи, которые вырабатывают стратегию, пути решения. Нет оперативного, нового мышления.

Новости по теме: Отказ от вступления в НАТО и ЕС в обмен на мир на Донбассе: Полный текст нашумевшей статьи Пинчука

- Я не могу понять, о каких выборах на Донбассе можно вести речь, если открыто 400 км границы?

- Надо, наконец, чтобы три человека, а не только Трамп и Путин, а и представитель Украины, собрались и нашли, наконец, тот компромисс. Без этого ничего не будет.

- Ты считаешь, что у президента Америки есть инструментарий для такого рода воздействия?

- Такой инструментарий у президентов Америки всегда был. Такой инструментарий был и у прошлого президента. Если бы я могла, то я бы рассказала о том лете, перед революцией, о переговорах на очень высоком уровне между Януковичем и представителями администрации президента Обамы, представителями американского Сената, конгресса, когда еще пытались найти пути для того, чтобы спасти Украину от того, что произошло позже. Возможно, придет время, те люди мне позволят, и я расскажу об этом, потому что я была одной из тех, кто организовывал эти встречи, переговоры.

- Какое впечатление произвел на тебя допрос Януковича?

- Ему очень тяжело. Настолько, что он даже не может это скрыть во взгляде. Я знаю этого человека, знаю, как он выглядит, когда он может контролировать ситуацию, как он выглядит, когда он растерян. Он всегда умел скрыть эмоции – если на публике были проявления каких-то эмоций – то это был спектакль. Так как он господствовал над мимикой своего лица, своим взглядом... он всегда мне говорил: "Аня, почему на твоем лице все видно? Ты же понимаешь, что по этому оппонент считывает твои мысли. Ты должна держать взгляд так, чтобы нельзя было прочитать, что там у тебя в рукаве".

Новости по теме: Геращенко: Допрос Януковича и Шуляка нужен был только для того, чтобы дать им возможность обелить себя

- Говорят, что Порошенко не был когда-то таким, как сейчас? А каким он был когда-то?

- Он мне казался способным на нестандартные решения. Он мне казался очень прогрессивным. Я пришла к нему, когда он был министром экономики в правительстве Азарова, и он так хорошо говорил и так правильно оценивал ситуацию, что я перевернула лист с планом разговора и написала: "На вас вся надежда".

- А вы встречались с ним хоть раз за время его президентства?

- Нет, конечно. Я же враг народа – со мной встречаться не каждый посмеет. Это ты такая отважная. Даже мою книжку не разрешили продавать в украинских магазинах. Во Франции она разошлась, а в украинских магазинах ее запретили принимать к продаже.

- Я далека от мысли, что ты всегда говорила правду.

- Нет, конечно. Есть что-то такое, как месседжи, которые в АП утром производят. Очень часто это расходится с твоим взглядом.

- Чем ты заплатила за это? И не хочешь ли ты написать о том, как это было на самом деле?

-  Я написала об этом – не знаю, напечатаю ли я это. На самом деле это, по большим меркам, абсолютно не имеет никакого значения. Это – суета, хлам. Там решают только дела своего бизнеса, все остальное – мишура, прикрытие для каких-то дел, для их обогащения. Мне кажется, что сейчас так. Если есть более профессиональная администрация и правительство, которые были в предыдущей власти, то какая-то часть всей той суеты отводится для того, чтобы обеспечить людям стабильность, безопасность и более-менее нормальный уровень жизни, чтобы люди меньше думали: "как вы там живете?". Сейчас и этого нет. Сейчас все силы брошены исключительно на обогащение людей во власти.

- Януковичу вменяют вещи, которые являются государственной изменой – что он разрушил армию, спецслужбы и что он разрушил всю систему безопасности.

- Я не знаю, что он разрушил, но я знаю, что было. Была Украина, было спокойствие, была работа, была какая-то перспектива, и с Украиной считался мир. Вспомни, как нас тянули в Европу. А мы торговались. А сейчас мы просимся, а на нас никто не обращает внимания. Он умел торговаться – он был хороший хозяин.

- Ты знаешь причину резкого решения не идти в ЕС?

- Решение не было резкое. Летом, на переговорах, мы пытались спасти ситуацию. Решение вызревало не тогда, когда правительство сделало паузу. Оно зрело давно, потому что прекрасно понимали, что те условия, на которых Европа хочет нам дать соглашение об Ассоциации, разрушат экономику, разрушат социальную защиту. И люди выбросят ту власть, которая это сделала, уже за полгода. Надо было повышать пенсионный возраст, надо было доллар отпустить, и еще очень много решений, которые позже эта власть сделала. Президент не мог решиться пойти против волны – что бы ты тогда ни говорил людям, они бы тебе не поверили. Люди были захвачены европейской мечтой.

- Почему Янукович не покаялся за избиение детей на Майдане и не уволил Захарченко?

- Я уже на рассвете, как это произошло, сделала проект его заявления о том, что "я наказываю виновных, увольняю тех, кто это допустил". Там не было фамилий, фамилии должен был назвать он. Я искала его до четырех часов дня – с ним не было никакой связи. Это был первый случай, когда ни к президенту, ни к офицеру, который был возле него, невозможно было дозвониться. Как оказалось, в четыре утра его забрали на охоту, и только в четыре дня он появился на связи. Тогда я ему отдала заявление, он сказал, чтобы я нашла Клюева. Клюев взял то заявление и пошел к Левочкину. Они посмотрели, вырезали, выхолостили и выдали его уже вечером – то оно было уже никакое.

- А могло быть такое, что это Левочкин был инициатором Майдана, как сейчас пишут многие?

- Янукович должен был назначить Левочкина руководителем правительства, и в Украине все было бы в порядке.

Новости по теме: Левочкин обвинил в избиении людей на Майдане Захарченко и всю тогдашнюю репрессивную машину власти

- Как ты чувствуешь свою жизнь – возможно ли твое возвращение в политику? Или еще что-то?

- Есть такое, как цель жизни каждого из нас и цель жизни каждой страны. Сейчас наша страна не имеет цели. А люди, как страны: нет цели - нет жизни, нет смысла жизни. Я имею цель своего существования – верить и практиковать ту веру каждым днем и каждой минутой своей жизни. Это большая цель моей жизни – верить в Иисуса, и я очень жалею, что я не поняла, что это наивысшая цель в жизни, и что я не пришла к этому в лет 19. Я думала, что в жизни есть большая цель: карьера, хорошая семья, успех. Если бы я не пришла к пониманию, я бы не осталась при жизни после того, что я перенесла.

- Будешь спрашивать у меня что-то?

- Сможешь ли ты долго так независимо держаться?

- Я ни за что особо не держусь. У меня нет мотивов переступать через себя и идти на компромисс для того, чтобы не быть независимой.

Спасибо, Аня.