Фото из открытых источников

Владимир Рафеенко. Долгота дней. – Х.: Фабула, 2017

Фото из открытых источников
Даже в родных донецких краях автор этого романа всегда был известен лишь в узком кругу почитателей сугубо русской словесности. И он, казалось бы, и не требовал большего, публикуясь в малотиражных журналах и выпуская книги стихов и прозы в малоизвестных издательствах. После того были две "Российские премии", короткий успех на московских кухнях – и очередной реверс судьбы, похожий на реверанс жесткого рефери. Новый роман донецкого автора, который живет сейчас в Киеве – про "условный город Z на востоке Украины", из которого его герой бежал в столицу, поскольку слишком тесным и жестоким оказался "русский мир", который оккупировал его родные края. По сути, это хроника событий, завязанная на истории очередного бедолаги-фотографа, который, не веря в судьбу, долго присматривался к шабашу диких гастролеров во главе с российскими "отпускниками", пока страшная трагедия ворвалась в его личную жизнь. Любовь, смерть, бегство от судьбы, от которой, как известно, не уйдешь.

Новости по теме: Мужчины для женщин: Топ-5 книг к 8 Марта

Поэтому, даже уехав в столицу, как, собственно, и автор романа, наш герой вынужден вернуться. Горькие подробности нищенского быта в родном городе, который теперь не "может спать спокойно", мешаются с реализацией творческой задачи, которую он решил привычно поставить перед собой, чтобы не замечать повсеместную оккупационную "долготу дней". С другой стороны, как считает сам автор, его книга выходит далеко за рамки военной тематики. "Потому что это, прежде всего,- роман в целом об Украине, - пишет он. - Национальные и культурные вызовы современности. О жажде к жизни и неотвратимости смерти. О счастье быть человеком".

Эрин Моргенштерн. Ночной цирк. – Х.: Виват, 2017

Фото из открытых источников
Это необычная история о поединке двух юных магов – дебютный роман американской писательницы, переведенный на двадцать языков, что в итоге стал мировым бестселлером. Кстати, маги, как и положено в эту весеннюю пору – влюбленные друг в друга, но Селию и Марка с детства учили могучие учителя, которые не знали поражения. И поэтому в поединке должен выжить только один. Ведь на самом деле этот цирк приезжает без афиш и открывается ночью – арена для противостояния воли и воображения.

И все причудливые герои этой мистической истории — эксцентричный владелец цирка, неуловимая девушка-змея, загадочная прорицательница и рыжеволосые близнецы, которые родились за кулисами — лишь инструмент магии в фантастическом потоке заклятий и чар. Сможет ли любовь – чувство, через которое мигает свет в комнате юных соперников – побороть вечные чары зла? Или победу в очередной раз одержит невидимый кукловод этой страшной, но очень интересной истории? Тем более, что от результата дуэли, как всегда, зависит не только успех героев, но и судьбы зрителей в магическом ночном цирке.

Наталья Гурницкая. Мелодия кофе в тональности ожидания. – Х.: Клуб Семейного Досуга, 2017

Фото из открытых источников
Первый роман этого автора в свое время стал незаурядным событием в современной украинской литературе, поразив, кроме истории страстной любви, еще и досконально изученным, выверенным и изложенным историческим прошлым ее родного Львова. На этот раз – продолжение истории жизни главной героини Анны, хотя, после смерти любимого мужа, старшего по возрасту польского красавца-дворянина, это было скорее выживание. Упомянутая любовь обернулась настоящей драмой, и не только через страшную трагедию. Конечно, положение Анны "в тональности ожидания" сейчас лучше, чем во времена, когда она была любовницей Адама, женатого мужчины. Никто теперь не упрекнет, что она недостойна общества добропорядочных женщин Львова или что позорит свою семью. Но даже оказавшись после скромного дома на Краковской в большом барском доме с анфиладами комнат и став опекуном детей покойного, несчастная девушка почти не замечает этого "богатства".

Новости по теме: Вопрос жизни и смерти: Топ-5 современных книг о том, что не может не волновать

Будучи беременна их с Адамом ребенком, она вынуждена повиноваться правилам "хорошего общества", согласно которым, женщины в последние месяцы беременности, да еще и в трауре, должны сидеть дома. "Дальше костела, кладбища и дома Терезы вообще ничего нос потыкать, - грустит девушка. - Даже на обычную прогулку по Верхних Валах или по улице Карла Людвига не выйдешь. Порядочные женщины строго осудят и о предстоящих визитах в приличное общество или на карнавальных забавах можно забыть надолго, если вообще не навсегда". Что же до самого романа, то забыть о нем удастся еще не скоро – описанные в нем львовские обычаи, семейные отношения, а также восстановленная в повествовании топонимическая архаика древнего города долго не будут отпускать читателя своей искренней любовью к экзотическому Львову.

 Богдан Коломийчук. Визит доктора Фрейда. – Х.: Фолио, 2017

Фото из открытых источников
Эта история чуть не началась смертельным случаем на одной из львовских улиц, герой почти оказался под колесами извозчика. Ночные кошмары, скучная работа в конторе, зависть к более успешным коллегам и их любовницам со стороны тихого провинциала, попавшего в шумную столицу, становятся причиной невроза. Конечно, вырвавшись из лап смерти, он попадает в руки опытного психиатра, того самого прославленного доктора Фрейда. И читательское наслаждение от узнавания методов светилы науки с его методом освобождения "подсознательного" начинается уже с первых страниц.

"- Все это довольно лавно... простите, довольно давно со мной... – говорит наш герой на приеме. - Как вы прекрасно обмолвились, - улыбнулся доктор. - У меня пересохло в горле, - оправдался Ниманд и выразительно глянул на графин с водой. Перехватив его взгляд, психиатр наполнил стакан и поставил его перед Якубом. - На самом деле, вы хотели сказать: "Все это дерьмо", - невозмутимо объяснил Фрейд, - но сознание напомнило вам о воспитании". Диагноз сексуального недовольства, конечно, при этом был поставлен правильно, но не связана ли болезнь с убийствами женщин, которые начались после визита несчастного клерка? Комиссар со Львова, к которому обращаются за помощью, пытается расследовать связь между маньяком, убивающим проституток, и печальными достижениями, так сказать, современной науки.

Виктория Гранецкая. Счастлив. - К.: Нора-Друк, 2016

Фото из открытых источников
Узнавать о таком счастье и на свободе в этом романе начинают с детства. Так же стремясь изменить что-то не в мире любой культуры, а в мировоззрении поколений. Реальная история о любви украинской девушки, которая пела в церковном хоре, к азербайджанскому парню-мусульманину, выходцу из Нагорного Карабаха, в результате чего родился Саид, что с арабского, как все уже поняли, означает "Счастливый". О двух предыдущих ангелочках – Лейлу и Юсифа - правда, ничего "именного" не сообщается, но в нашей родной украинской среде за их счастье так же приходится побороться, потому что здесь советуют "заботиться о контрацепции", а не про дружбу народов и толерантность с политкорректностью вкупе.

"- Я же говорил вам больше не рожать! – напомнил Олесе старый профессор, который сопровождал ее предыдущую беременность и зачислил себе к отличиям чудодейственное спасение Али. – Двое детей – это, по-вашему, мало? Вот что, уважаемая. Я умываю руки. Идите отсюда и сделайте так, чтобы я вас больше никогда не видел". Впрочем, не было бы романа, если бы наши женщины уходили, не узнав бедствия в других кабинетах. Бывало, что именно они, пройдя пустыню бюрократизма и скитаний, боролись за судьбу своих мужчин, от чего те становились счастливыми.

Игорь Бондарь-Терещенко

Редакция может не соглашаться с мнением автора. Если вы хотите написать в рубрику "Мнение", ознакомьтесь с правилами публикаций и пишите на blog@112.ua.