Из открытых источников

Дело в том, что российско-украинские отношения являются довольно исторически обремененными и очень непростыми. Они объемные по своим отношениям, и мне даже трудно их сравнить с какими-либо другими странами в истории и современном мире. Наверное, в отличном, позитивном измерении можно было бы сравнивать отношения Британии и Соединенных Штатов, но нужно сразу сказать, что мы до такого уровня отношений никогда даже и не приближались. У нас в основном была проекция с негативной перспективой. И мне кажется, что мы движемся к отношениям так называемых враждебных диад, вроде Северной и Южной Кореи, Индии и Пакистана. То есть, страны, которые имеют какой-то значительный совместный исторический "бэкграунд", но в современном мире их отношения находятся в плоскости нерешенных проблем.

Следует сказать, что когда происходит военная агрессия, какие могут быть дипломатические отношения? Их просто не может существовать. Они должны были быть свернуты, разорваны. Тем более, что Россия своей односторонней военной агрессией фактически разрушила стержень политико-правовой базы двусторонних отношений. Например, "Большой" договор (ред. – Договор о дружбе, сотрудничестве и партнерстве между Украиной и РФ 1997 г.), Будапештский меморандум и еще ряд наших договоров, которые РФ просто разрушила.

Но с другой стороны, в политологии существует такой термин, как "реальная политика". И в той ситуации наши западные партнеры требовали, чтобы мы не разрывали эти отношения из-за того, что существует надежда на реализацию какого-то мирного плана. А для того, чтобы этот мирный план можно было практически реализовывать, должны быть практические дипломатические отношения. Из-за этого дипломатические отношения не были разорваны, визовый режим не был введен, и еще несколько подобных шагов, которые не были сделаны, но могли быть сделаны нами, как своего рода демарш в начале 2014 года.

Новости по теме: Минская петля, которую пока нельзя снять

Что касается Минского и Нормандского переговорных процессов, то это инструменты, созданные наугад. Других форматов не существовало, поэтому к ним и обратились. Сначала к Нормандскому формату, потом к Минскому. Как говорится, нащупывали практические инструменты и площадки, где можно было бы решать насущные вопросы, например, в военной сфере. Как остановить военное противостояние, или хотя бы несколько ослабить его. Но эти процессы не имеют автономного дипломатического статуса, чтобы можно было сказать, что в них упирается невозможность разрыва дипломатических отношений с РФ.

В принципе, Минский формат существует толькоиз-за того, что наши западные партнеры привязали свои санкции к выполнению Минских договоренностей. Если бы не было этой привязки, то, я считаю, что и Минского формата уже бы не существовало. Потому что он не работает так, как должен был бы работать.

Нормандский формат еще меньше. Это просто такая своеобразная площадка "для сверки часов". То есть, встретились, пообщались, договорились договариваться и разъехались.

Дипломатические отношения Украина-Россия находятся все же в более серьезной плоскости. Потому что существует большое количество инфраструктурных вопросов, которые требуют отношений. Например, транзита и транспортировки чего-либо, например газа. Это требует, чтобы предприятия Украины и РФ сотрудничали в этой сфере. Если разорвать дипломатические отношения, какая будет база для сотрудничества данных предприятий?

Также очень много инфраструктурных вопросов, которые завязаны на третью сторону, например, на Европу, которая требует каких-либо отношений между Украиной и Россией. И свернуть эти отношения не так просто. Но тогда возникает вопрос - почему было не снизить дипломатические сношения до наиболее минимального уровня?

Например, можно было начать с того, что ввести визовый режим. В общем, этот вопрос стоит на повестке дня, и мне кажется, что мы движемся к нему. Поскольку если не ввести визовый режим в краткосрочной перспективе, скажем в течение 17-18 гг., тогда вообще не будет понятна эта трех-четырехлетняя военная эпопея, при которой мы не сделали никаких шагов.

Новости по теме: На дне: Что делают украинские дипломаты в России?

Здесь нужна политическая воля и решение. Потому что в ситуации военной агрессии мы не имеем даже визового режима, а граница со страной-агрессором не отличается от границы, например, с Белоруссией. Это ненормально и не является обычной практикой.

Сравнивая нашу ситуацию с агрессией РФ по отношению к Грузии в 2008-м, следует сказать, что грузинское общество в той ситуации было монолитным в вопросе того, кто является агрессором. К сожалению, длительная информационная кампания против Украины, которая существовала и в российских масс-медиа и присутствовала в украинских СМИ, создала острую проблему. Для значительной части украинцев, которые живут на востоке, причина и ситуация, связанные с агрессией РФ в Украину, не являются очевидными. Можно сказать, что значительное количество людей, проживающих в Украине, к сожалению, не поняли, где именно истоки этой агрессии. Потом уже накладываются сотни тысяч мигрантов, которые ездят туда-сюда. Для них снижение градуса дипломатических отношений является негативным и нежелательным.

То есть, мне кажется, что проблема кроется в немонолитности украинского общества в данном случае. А грузины были практически на 100% общественно мобилизованными и восприняли ситуацию однозначно.

Также, вполне резонным является вопрос необходимости снижения уровня дипломатических отношений, например, до статуса поверенных. Действительно, на сегодня послов нет ни там, ни там. Существуют временные поверенные, что в определенной мере ограничивает свободу действий, ведь они не являются самостоятельными руководителями посольств и лишь заменяют послов при их отсутствии.

Главным шагом в случае такого снижения был бы сигнал украинскому обществу. Простые люди обычно не понимают, что происходит. С одной стороны они слышат о враждебных действиях и о том, что РФ делает все, чтобы расшатать ситуацию в нашей стране, а с другой – у нас всего-навсего нет посла в России. Возможно, стоит снять посольство, как таковое, а оставить только консульскую службу.

Существует много стран, где у нас отсутствуют посольства из-за того, что мы не считаем их стратегическими в вопросах развития дипломатических отношений. Если у нас фактически состояние войны с Россией, зачем нам держать целое посольство. Это вопрос, который лежит на поверхности.

Новости по теме: Могерини: ЕС и США сохранят санкции против РФ до выполнения минских соглашений

То есть, общество должно получать сигнал, что даже поездка в Россию связана с опасностью. За то, что человек мог "лайкнуть" на "Фейсбуке" или сделать "репост", а потом поехать в РФ, где его схватили. Много уже было таких случаев, когда невиновных людей обвиняли, например, в шпионаже. Это уже целая история. Люди должны знать, что сама поездка в Россию является опасной. А этого нет. У нас все делается, будто ничего не произошло: работает посольство, все хорошо, визового режима нет, покупай билет, садись и езжай. То есть, нет информационной кампании, которая бы давала сигнал обществу, а он крайне необходим.

И еще хотелось бы добавить, что в Украине, помимо консульского отдела в Киеве, существуют еще генеральные консульства в Харькове, Одессе и Львове. Вот зачем нам в сложившейся ситуации три генеральных консульства? Очевидно же, что они работают в формате внешней разведки. Особенно это касается Харькова и Одессы. Про Львов я не могу сказать, а вот эти два города – это просто "филиалы" резидентуры. Поэтому на уровне межгосударственных отношений нужно сократить эти генконсульства, ведь они являются "токсичными" институтами в нашей стране. Будет достаточно одного отдела генерального консульства в Киеве.

Алексей Крысенко

Редакция может не соглашаться с мнением автора. Если вы хотите написать в рубрику "Мнение", ознакомьтесь с правилами публикаций и пишите на blog@112.ua.