Олег Устенко в эфире телеканала "112 Украина". Архивное фото
112.ua

Я думаю, что шансы на победу минимальные. Совершенно очевидно, что долг признан суверенным долгом. Более того, были сомнения летом 2015 года со стороны МВФ по поводу того, что это долг суверенный, потому что был взят из Резервного фонда РФ. Второй признак был, что этот долг был гораздо дешевле сделан, под 5% годовых, когда Украина могла занимать на внешних рынках заимствование капитала в декабре 2013 года не дешевле, чем под 12% годовых. МВФ, когда объявил, что это суверенные деньги, он фактически, на мой взгляд, вывел Украину из-под удара. В противном случае надо было идти по той схеме реструктуризации европейских бондов. В данном случае речь идет вообще об одном европейском бонде, на котором написан номинал 3 млрд долл. Если бы мы шли по обычной схеме реструктуризации европейского долга, которую в то время проводила министр финансов госпожа Яресько, нам надо было идти на повышение, во-первых, процентной ставки (процентная ставка сейчас 5% по российскому долгу), надо было идти на ее увеличение до 8% годовых. Второе, вы тогда должны были бы дать этим же кредиторам, РФ, точно такие же условия, как всем остальным. Это значит иметь возможность получать часть нашего ВВП с 2021 по 2040 года, на протяжении 20 лет. Я не уверен, что это нормально вкладывается в логику украинского правительства.

Сложность состоит в том, что мы не можем не выплачивать за это долг. Вопрос, как его реструктуризировать. Насколько проукраинской была прежний министр финансов, и тогда во время своего интервью в Давосе в прошлом году, когда она стояла напротив стойки потерянных вещей (многие тогда сказали, что странно выбран фон), сказала, что мы готовы сесть за стол переговоров.

Новости по теме: Россия готова обсуждать "долг Януковича", только если Украина признает его суверенным, - Силуанов

У меня большие сомнения, что лондонский Высокий суд может быть подвергнут какому-то влиянию. Можно было решать вопросы в двух местах. Можно было решать вопросы в лондонском Арбитраже, а можно было решать в лондонском Высоком суде. Лондонский Арбитраж дает возможность, если ты заинтересован в быстром решении, получить его, раз. Второе, лондонский Арбитраж дает возможность закрытого рассмотрения дела. Но лондонский Высокий суд, в который РФ в конечном итоге подала иск против Украины, он абсолютно открытый, более публичный, чем лондонский Арбитраж, раз. Второе, в лондонском Арбитраже была возможность арестовывать имущество в любой точке мира. В лондонском Высоком суде не так все легко решается. РФ, на мой взгляд, осознанно шла именно на Высокий суд, потому что хотела привлечь внимание общественности и доказать свою открытость… Последствия могут быть достаточно пролонгированы, они тяжелые. На мой взгляд, с высокой долей вероятности, решение будет принято не в нашу пользу.

Суверенные долги не прощаются ни при каком раскладе. Также не прощаются долги перед международными финансовыми институциями. Это не тот долг, который потом подлежит прощению. Долг можно уменьшать, реструктуризировать, если речь идет о коммерческом долге, как было в случае с украинскими европейскими облигациями, когда основным держателем 9 млрд долл. была Franklin Templeton, нью-йоркская инвестиционная компания. В данном случае, это суверенный долг. Нет, простить его невозможно, переиграть решение лондонского Высокого суда решениями украинской стороны, может быть, возможно, но вряд ли это нам добавит. То есть решение лондонского суда останется таким, каким оно было принято. Это усложнит нашу жизнь. Но я не думаю, что это движется по такому сценарию.

Новости по теме: Украина не должна возвращать "долг Януковича", - Данилюк

Я считаю, что если бы ситуация была лучше, в наших же интересах вернуть эти деньги еще в тот момент, когда их можно было и нужно было вернуть. Тогда еще была начальная стадия агрессии. В принципе РФ имела право потребовать эти деньги к оплате еще в феврале 2014 года, но они не потребовали и предпочли ждать до декабря следующего года для того, чтобы, насколько это возможно, финансово привязать Украину к решению этого вопроса.

У Украины нет денег для выплаты в случае негативного решения. У нас есть 15,5 млрд дол. В золотовалютных резервах. Наша минимальная финансовая потребность в этом году составляет 5 млрд долл. Идти на уменьшение золотовалютных резервов – значит открываться под новый серьезный кризис и допускать серьезную финансовую дестабилизацию ситуации. Поэтому надо садиться за стол переговоров и вести эти переговоры.

Редакция может не соглашаться с мнением автора. Если вы хотите написать в рубрику "Мнение", ознакомьтесь с правилами публикаций и пишите на blog@112.ua.