112.ua

Оригинал на странице Богдана Яременко в Facebook

Войны не выигрываются в судах. Кроме того, не существует такого суда, в который бы мы могли обратиться с иском против России за совершение вооруженной агрессии.

То есть чисто теоретически это мог бы быть и этот суд, и Международный уголовный суд. Но лишь теоретически. Потому что в этом суде предпосылкой для рассмотрения подобных вопросов есть согласие обоих государств. А до членства в МУС ни Украины, ни РФ так и не дошло дело.

То есть решение судиться с РФ за нарушение нашим торговым партнером двух ООНовских конвенций является отчасти вынужденным.

Новости по теме: У суда в Гааге мало инструментов для принуждения РФ выполнить принятое решение, - Климпуш-Цинцадзе

За то, что не существует других международных конвенций, в рамках которых можно подать в суд на РФ за отдельные эпизоды нынешней интервенции против нашего государства, я не ручаюсь. Но эти две конвенции были избраны как таковые, где и Украина, и РФ являются участниками и где и Украина, и РФ признали компетенцию суда ООН принимать решения.

Вспоминая "испепеляющий" взгляд профессора и посла Владимира Василенко в сторону Владимира Фесенко в эфире одного из телеканалов за фразу политолога, что "пошли в этот суд, потому что это легче", намеренно подчеркну - это не легко. Судиться в международных судах очень трудно. Но вариантов немного.

Тем более, что некоторые другие варианты уже используются Украиной - это Европейский суд по правам человека (по нескольким эпизодам) и Международный морской трибунал (по ситуации с использованием шельфа).

Чем закончится суд - еще один актуальный вопрос. Ответа на него нет, потому что суд по существу еще не приступил к рассмотрению вопроса. И даже если где-то, надеемся к концу весны, суд и примет на требование Украины предварительное решение, это еще не будет гарантировать, что позже суд возьмется за рассмотрение вопроса по существу (ответ на этот вопрос мы получим, вероятно, лишь где-то в конце текущего года). А если возьмется, то это не гарантирует, что Украина получит те решения, на которые надеется.

Могут быть и более сложные комбинации. Например, суд может решить, что будет рассматривать вопрос о дискриминации, но откажется признавать собственную юрисдикцию в вопросе терроризма.

Ну, и заключительное решение (если до него и дойдет, то лет через 3-5) в чем-то удовлетворит исковые заявления Украины, а в чем-то нет. Мне приходилось слышать и от западных дипломатов, и международных чиновников, что никаких особых проблем в Крыму нет, что в сравнении с Украиной положение крымских татар даже улучшилось, потому что начали решаться их земельные вопросы, а крымскотатарский язык признан официальным.

Новости по теме: Россия в Гааге не хочет комментировать нарушения прав человека и прибегает к юридической гимнастике

Худший сценарий, когда суд откажет в рассмотрении исков или когда возьмется, но вынесет решение не совсем или совсем не так, как этого хотела бы Украина, теоретически возможен (хотя не наиболее вероятный). Будет не очень приятно, но и он не станет полной катастрофой. Ибо речь идет лишь о выполнении/невыполнении РФ каких-то двух ООНовских конвенций. И не более того. То есть, мы и в дальнейшем сможем использовать все другие имеющиеся судебные возможности. Ну, и конечно, отсутствие судебного решения в отношении двух конвенций ООН вовсе не будет означать, что РФ не нарушает международное право, не осуществляет вооруженную агрессию против Украины, не нарушает права человека. Хотя, искренне верю, российская пропаганда отыгрывается на нас за наш гипотетический проигрыш "по полной".

В этом случае у нас уже накопился большой опыт дезавуирования российской лжи и инсинуаций. Да и к разным уловкам наших друзей и партнеров мы уже тоже начинаем привыкать.

Почему я назвал решение судиться по этим двум конвенциям частично вынужденным? Ну, очень уж хорошо этот иск вписывается в президентскую концепцию "юридического АТО" вместо реальной войны, то бишь - межгосударственного вооруженного конфликта.

Так мы плавно подошли к одному из наиболее дискутивних вопросов - лучше, если бы в суде речь шла о межгосударственном конфликте или финансировании терроризма?

Вчера даже заместитель министра иностранных дел Лана Зеркаль, которая является одним из представителей в суде, пыталась язвить в адрес пропонентов идеи "доказательства агрессии", мол - это российская парадигма доказать, что суд не имеет юрисдикции в отношении исков Украины, поскольку суд не имеет юрисдикции в вопросах вооруженных конфликтов.

Новости по теме: Россия признает решение суда в Гааге, каким бы оно ни было, - Песков

Лана Зеркаль, сочиняя свой блог для "Украинской правды", очевидно, была настолько занята, что пропустила мимо ушей фразу из юридически очень основательного выступления другого представителя Украины в суде профессора Гарольда Хонджи Ко: "Конвенция признает, что акты терроризма и состояние вооруженного конфликта не являются взаимно исключительными".

Но президенту Порошенко, очевидно, больше понравится избегать разговоров о вооруженном конфликте. Ну, чтобы не расшатывать лодку, на которую Путин еще не напал, но может напасть.

Поэтому имеем три разных мнения, что "нужно говорить только о вооруженной агрессии" (хотя те, кто придерживается этого мнения, высказывают его, как правило, не в контексте данного иска. В то же время мне известны специалисты, которые придерживаются этого мнения и в этом конкретном контексте), "терминология о вооруженной агрессии для этого иска - плохо," "этот вопрос в контексте иска, о котором идет речь, не имеет принципиального значения".

Только ход судебного процесса покажет, кто прав.

Теперь временные рамки.

Вчера завершено слушание относительно требования Украины относительно временных мер в рамках иска.

Временные меры - это процедурное решение на период рассмотрения вопроса по существу. Удовлетворение этих требований Украины совсем не будет означать, что окончательное решение суда будет в пользу нашего государства. В нашем случае это будет решение обязать Россию не делать то, что создает или может создать угрозы нарушения конвенций, в рамках которых судится Украина. Что, конечно, никак не будет препятствовать России заявить, что она или не поддерживает терроризм вообще, или что в "ДНР" она поддерживает представителей народа, или еще какую-то ересь, которую постоянно несет Россия, и делает в это время то, что хочет.

Теперь суд возьмет где-то около трех месяцев для вынесения решения.

Новости по теме: Россия в Гааге заявила, что оружие на Донбассе боевики нашли в шахтах

Если суд не вынесет соответствующее решение, то вся история с иском закончится. Если вынесет частично или полностью положительное решение, то Россия будет иметь около трех месяцев для подачи "возражения".

После получения "возражения" России (теоретически РФ может не возражать, признать тем самым юрисдикцию суда, но это только теоретически, думаю, можно надеяться, что РФ грамотно, креативно и цинично воспользуется всеми возможностями затягивания рассмотрения дела или не допустить его вообще) суд будет изучать его опять же где-то около трех месяцев.

После завершения периода изучения возражений России состоятся еще одни слушания вроде тех, свидетелями которых мы были на протяжении последних дней.

По завершению слушаний суд примет решение, берется ли за рассмотрение дела по существу.

Рассмотрение дела по существу фактически не имеет никаких временных рамок проведения, что заставляет по аналогии с другими делами говорить о возможной продолжительности слушаний - несколько лет.

Что произойдет, если Россия проиграет первый этап - требования Украины относительно временных мер? Можно прогнозировать, что это никак не изменит политику и действия РФ, но уплотнит ее изоляцию, ухудшит ее имидж, улучшит шансы на продолжение политики санкций.

Новости по теме: Чего Украина требует от России в Гааге. Текст иска

Ну, и наоборот, если суд не удовлетворит требования Украины относительно временных мер, это развяжет руки российским пропагандистам, в том числе и в вопросе противодействия международным санкциям. Хотя по сути это не будет означать, что международный суд оправдал РФ.

Так что суд есть суд. Как и в дипломатии, в суде мы получим не то, что заслуживаем, а то, что сможем доказать.

И чего в решении суда будет больше - справедливости или политики - вскоре увидим.

Богдан Яременко

Редакция может не соглашаться с мнением автора. Если вы хотите написать в рубрику "Мнение", ознакомьтесь с правилами публикаций и пишите на blog@112.ua.