Фото из открытых источников

В украинском политикуме новая болезнь - инфаркт. Глава ГФС Роман Насиров попал в больницу прямо в то время, когда его хотели задержать сотрудники НАБУ. Но он в принципе не первый, у кого не выдерживает сердце. Когда чиновников хотят привлечь к уголовной ответственности, многим становиться очень плохо, а когда зачитывают подозрение, и вовсе они теряют сознание. 112.ua вспоминает, какие недуги брали украинских чиновников, когда их прижимали к стенке.

Будьте здоровы

Состояние здоровья политика – тайна. Не столько личная, сколько государственная, потому что от насморка премьера или гастрита президента зависит, без преувеличения, судьба страны. Поэтому свои хвори публичные персоны тщательно скрывают. На людях они бодры, веселы и пышут здоровьем. Исключением из этого сонма здоровяков стал президент Виктор Ющенко, который в тяжком состоянии (предположительно, после отравления диоксином) сумел выдержать непростую предвыборную кампанию, Оранжевую революцию и пять лет политической лихорадки. Нынешний президент, Петр Порошенко, по словам его пресс-секретаря, страдает сахарным диабетом, и это стало причиной его срыва на одном из совещаний.

Фото из открытых источников
Тем не менее, эти эпизоды лишь подтверждают общее правило – политик обязан быть здоров, бодр и полон сил. В Древнем Египте фараон должен был, в доказательство своей способности править далее, пробежать кросс. Наши политфигуры охотно это делают публично. Достаточно вспомнить, как нырял в полынью в крещенские морозы Леонид Черновецкий или прыгал по пенькам болезный коленом Виктор Янукович.

Здесь есть и обратная зависимость: выдержать напряженный ритм жизни современного политика может далеко не каждый даже очень здоровый человек. Возможно, поэтому в политике немало спортсменов. В США это губернатор Калифорнии Арнольд Шварценеггер, у нас – мэр Киева Виталий Кличко. Есть в политикуме и медики. У нас Ольга Богомолец, Татьяна Бахтеева, Олег Березюк (врач по образованию).

Неволя хуже яда

Однако стоит им оказаться в статусе подследственных, да еще попасть в СИЗО, как рядовые граждане с изумлением узнают, что политические лидеры буквально скручены в бараний рог различными тяжкими хворями, которые нередко до этого тщательно скрывались. Причем диагнозы озвучиваются с поражающей воображение откровенностью, а сами фигуранты не стесняются публично выказать свои слабости.

Новости по теме: Подозреваемого в коррупции прокурора Корнийца госпитализировали с гипертоническим кризом

Из украинских политиков "высшей лиги" дважды в тюрьме побывала нынешний лидер партии ВО "Батькивщина" Юлия Тимошенко. И каждый раз лишение свободы оборачивалось больничной койкой. 13 февраля 2001 года арестована в первый раз, пробыла в Лукьяновском СИЗО больше одного месяца и госпитализирована из-за обострения язвенной болезни. Заключение в 2011 году растянулось на три года, и в течение всего срока у высокопоставленной узницы были несколько отравлений (в том числе, по ее словам, радиоактивное облучение), гематомы от избиений, межпозвоночная грыжа, тяжелая ангина и простуды. Ее состояние здоровья настолько ухудшилось, что Юлию Тимошенко перевели из колонии в больницу и лечили там. Несколько раз заключенная объявляла голодовки. Ее лечили за решеткой, на волю не отпустили.

Фото из открытых источников

Не пошло на пользу пребывание в узилище и соратнику Юлии Тимошенко, нынешнему генеральному прокурору Юрию Луценко. Его приговорили к 4 годам лишения свободы, но через год с лишним он был указом президента помилован (после решения ЕСПЧ). Отбывая срок, Юрий Луценко объявлял голодовки, в результате состояние его здоровья ухудшилось, пришлось госпитализировать в одну из киевских клиник. Там политику удалили полипы в кишечнике.

Оппоненты также не отличались крепким здоровьем, стоило им попасть за решетку. Борис Колесников, угодивший в тюрьму в 2005 году, жаловался на плохое состояние здоровья, адвокаты ходатайствовали об изменении меры пресечения в связи с заболеванием сердца.

Новая волна: кризы в судах

Однако если сравнить, новые лица украинского политикума по здоровью слабее закаленных "столпов". Они не в состоянии выдержать судебные разбирательства и "загибаются" еще до приговоров. В залах судов случаются кровотечения, обмороки, гипертонические кризы, инфаркты и инсульты и прочие кризисные состояния. Как правило, они настолько угрожающие, что адвокаты ходатайствуют об изменении меры пресечения. Госпитализации в зале суда также не редкость.

Николай Рудьковский в 2008 году, находясь под следствием, пережил гипертонический криз и на заседания являлся в инвалидной коляске.

Фото из открытых источников

Экс-ректор Налоговой академии Петр Мельник заболел сразу после предъявления обвинений и не только передвигался в коляске, но и в зале суда лежал на скамье подсудимых.

Фото из открытых источников

Игорю Мосийчуку стало плохо в зале суда (криз и внутреннее кровотечение), в результате чего политик был госпитализирован для проведения операции. Несколько раз в соцсетях были фейковые сообщения о его смерти.

Фото из открытых источников

Геннадия Корбана якобы хватил инфаркт во время задержания, а в зале суда свалил гипертонический криз.

Пресс-служба "УКРОПа"

Сразу два фигуранта "газового дела" беглого нардепа Александра Онищенко оказались на больничной койке. Еще в 2016 году, когда, по мнению НАБУ, ключевому фигуранту дела Валерию Постному, назначили слишком низкую цену залога и должны были отправить за решетку, он резко слег.

HromadskeTV

Адвокаты говорили, что Постный является тяжело больным, находится в "неконтактном состоянии" и поэтому не может участвовать в судебных заседаниях. В итоге в суд его привезли на больничной койке, дошло до того, что ему пришлось менять памперсы в зале Апелляционного суда Киева.

Теперь резко ухудшилось состояние здоровья главы Государственной фискальной службы Романа Насирова, которого в САП обвинили в незаконной реструктуризации налоговых долгов газовых компаний Онищенко. За ним детективы НАБУ пришли в больницу Феофания, куда он быстро отправился после обысков в ГФС. Сначала правоохранителей не пускали в здание, но когда они таки "прорвались" в палату, Насиров уже лежал без сознания и под капельницей.

Насирова увезли с инфарктом
скриншот

Адвокаты сказали, что у главной фискала страны инфаркт и ему делают операцию. 

Болезнь как освобождение

В далеком 2001 году, когда вовсю обсуждался арест Юлии Тимошенко, автору этих строк один умудренный опытом господин пояснял, что больница – здравая альтернатива тюрьме, так как там есть гарантия, что не убьют и не нанесут тяжкого вреда здоровью. Поэтому узники любой ценой и добиваются перевода с нар на больничную койку. (На тот момент, пенитенциарная система была непрозрачной, и предположить можно многое). Рядовые заключенные также стараются попасть если и не в больницу на воле, то хотя бы в изолятор. Как минимум, там режим легче. И еще нюанс. Авторитетам, хоть на воле, хоть в тюрьме, зазорно работать, как простым заключенным. Сложно сказать, чему из тех речей можно верить, но одно несомненно – медики для арестантов желаннее надзирателей. Впрочем, условия содержания под стражей в Украине таковы, что сложнее остаться здоровым, чем заболеть.

Новости по теме: У Корбана диагностировали гипертонический криз

Тем более, состояние здоровья может являться и предпосылкой для освобождения. Так, вердикт ЕСПЧ по Юрию Луценко был, в том числе, вынесен, исходя из того, что состояние здоровья политика ухудшилось. Упомянутый ректор Петр Мельник добился изменения меры пресечения на домашний арест по причине подготовки к операции на сердце. Тяжкие недуги не помешали, однако, ему сбежать. Депутат Виктор Лозинский был освобожден из мест лишения свободы, где отбывал свои 10 лет за убийство, по состоянию здоровья. Правда, на воле он пробыл чуть более суток.

Впрочем, болезни подследственных могут быть и заразны. Так, в сентябре текущего года слегли с вирусом двое судей, которые должны были рассматривать дела "свободовцев" Игоря Швайки и Юрия Сиротюка.

Страждет тело или дух?

Болезненность высокопоставленных заключенных всегда вызывает подозрение у правоохранителей. Ведь для политика превратиться из обвиняемого в жертву – значит, возможность вернуться в большую политику. Так, Виктора Лозинского подозревали в симулировании, поскольку до суда и заключения он серьезно не болел. Отрицали тяжкие болезни правоохранители и у Юлии Тимошенко. Во всяком случае, на освобождение по состоянию здоровья или госпитализацию подследственных или заключенных правоохранители соглашаются только в крайних случаях. Игорь Мосийчук и Геннадий Корбан, например, теряли сознание в зале суда.

Как отменное здоровье, так и его сбои для политиков являются фактором политпроцесса, и с этим ничего поделать нельзя. Тем более, сам факт из привилегированных граждан стать подследственным – уже громадный стресс. Михаил Чечетов не смог его пережить и покончил жизнь самоубийством. Этот случай наглядно показывает, как тяжело политику одним махом стать подозреваемым, как это "давит" на психику и к каким последствиям может привести. Просто другие реагируют на стресс не суицидом, а хворями.

Новости по теме: В Киеве в зале суда от инфаркта умер подсудимый

Врачи подчеркивают, что делать выводы о причинах болезненности высокопоставленных узников вряд ли уместно. Как рассказала в комментарии агентству 112.ua главный врач клиники "Инсайт Медикал" Анна Слынько, давать квалифицированный комментарий без статистических данных, без исследований невозможно. Однако, отмечает она, в тяжелых жизненных ситуациях, даже если это не тюрьма, а развод, переезд в другой город, война, могут обостряться внутренние проблемы. Тем не менее, четко связать тюрьму с болезнями или болезни с желанием освободиться без анализа данных нельзя.

Возможно, такое исследование будет проведено в будущем, тем более, резонансных дел становится все больше. В любом случае, политикам стоит вспомнить один из киноафоризмов: "Тебя посадят, а ты не воруй". Впрочем, это актуально для уголовных дел. А в политике свои правила. Которые, не исключено, станут известны в ближайшее время.

Лилия Брудницкая