Место жительства - нейтральная территория, - военкоры "112 Украина" сняли фильм о жителях "серой зоны"

За годы съемок на Донбассе всегда повторяется одна и та же история. В мирном Киеве нет войны. Здесь - безвиз, политические склоки, коммуналка и цены на продукты интересуют людей больше, чем то, что за несколько сот километров в их же стране умирают люди от осколков снарядов и пуль. Корреспонденты "112 Украина" Виталий Бакуменко, Анастасия Соха и Игорь Меделян сняли фильм о жителях "серой зоны" о и том, как люди, каждый день наблюдая за войной, уже не знают, какой из воюющих сторон верить  

В 2014 году одним из результатов минских переговоров стало разделение зоны АТО на две части: одна - подконтрольная официальному Киеву, другая - пророссийским боевикам. Между ними пролегла полоса земли, границы которой обе стороны договорились не нарушать. Эта территория зачастую скрыта от посторонних глаз линиями опорных пунктов и минных полей. Воюющий Донбасс дал ей красноречивое название – "серая зона".

Официально "серая зона" имеет четко обозначенную территорию, определенную в минских соглашениях. Но реальность – отличается от той, что прописана на бумаге.

Один из таких примеров - территория возле поселка Верхнеторецкое. Журналисты впервые попали сюда в октябре 2016 года с бойцами 72-й бригады. На тот момент они контролировали только часть населенного пункта.

"Здесь идет "серая зона" - часть села, потом дорога, метров 300-400, потом начинается этот же самый населенный пункт. Уже там противник, хотя это все один населенный пункт", - говорит Александр, боец 72-й бригады.

На другую сторону поселка гражданские ходили свободно, пересекая небольшой блокпост после досмотра вещей и документов - необходима была местная прописка. Вместе с тем неподконтрольная часть Верхнеторецкого продолжала жить своей - другой жизнью.

Общение с местным населением журналистам часто дается непросто. Зачастую люди с другой стороны линии разграничения боятся высказывать свое истинное мнение журналистам. Лишь иногда от редкого жителя оккупированной части звучит осторожный комментарий.

Журналистам украинских каналов часто приходится слышать от живущих по ту сторону "серой зоны" их собственную версию событий. Часто - со злобой и агрессией. Все, что заставляет таких людей возвращаться с оккупированной территории на подконтрольную - деньги, которые, как они считают, Украина им должна.

Жительница прифронтовой Красногоровки Валентина рассказывает, что люди пересекают границу, покупают продукты, оформляют пенсию, даже если она меньше российской - получают обе.

И ездят люди не первый год. Часами стоят в очередях на пропускных пунктах и возвращаются снова и снова. Кто-то за дешевыми украинскими продуктами, кто-то за соцвыплатами, к родственникам. Эти люди так и не потеряли связь с Украиной. В отличие от тех, кто живя на украинской территории, стали врагами для своих же близких.

В небольшом городке Красногоровка от стоящих там многоэтажек до передовой - полкилометра. Люди, живущие далеко от войны, часто называют ее "серой зоной", как множество других городов и сел, находящихся возле линии соприкосновения.

Людям зачастую сложно понять, почему не все жители населенных пунктов, которые находятся вблизи военных действий, готовы покинуть родные места и переехать на безопасную территорию. Они не могут понять, почему их сограждане ночуют в подвалах, готовят запасы воды и еды на случай, если обстрелы затянутся, и отапливают квартиры кустарными буржуйками. И главное - не имеют гарантий, что доживут до конца дня.

Ответ у этих людей прост - у них нет выбора. Не каждый может взять и бросить дом и все, что имеет и уехать в неизвестность.

Границы "серой зоны", как известно, непостоянны. За каждый метр, а иногда и сантиметр – ведется то громкая, то тихая война.

На передовой, дальше которой только "серая зона" и противник, журналисты часто встречают порой слишком юных военных: многим из них нет еще двадцати. Война - это первое, что они увидели после школы.

"На свой день рождения я подписал контракт, пошел сразу в военкомат. Мама плакала, но сказала, что это мой выбор", - говорит "Зять", военнослужащий 53-3 бригады.

Некоторым жителям Красногоровки "посчастливилось" - их дом оказался прямо на окраине города, ближней к линии соприкосновения. Среди таких людей - дядя Коля. Хотя его город контролирует украинская власть, Красногоровка по правилам международных гуманитарных организаций разбита на свои зоны безопасности. Дом дяди Коли - в красной, сюда из-за наибольшей вероятности попасть под обстрел не заезжают даже представители иностранных миссий.

В своих бедах многие не винят ни себя, ни боевиков, которые их обстреливают. Для таких людей враги - это украинская армия и украинские журналисты. Эти мысли в головах людей возникают неспроста - таковы результаты информационной войны. После обстрелов жителей бывшей "серой зоны" телеканалы боевиков и России обвиняют во всем Украину. Так происходит практически по всей линии фронта. Здесь телевидение вражеской стороны без проблем вещает уже почти четыре года.

"Мы никому не верим. Мы ни каналам, ни вам, никому не верим. И правительству в первую очередь не верим. Мы предлагали, кому хочется повоевать, просто приехать и побыть здесь. Гражданским людям, тем которые выступают и обзывают нас, приехать сюда и побыть и тогда поймут: плохие мы или хорошие", - говорит жительница Новолуганского.

В "серой зоне" тяжело прощать, непросто соболезновать тем, кто открыто называет тебя врагом или тихо ненавидит, и невозможно забыть пережитое. Серые будни там соседствуют с четким понимаем того, где добро и зло, свои и чужие.

Источник: 112.ua

Новости партнеров

Загрузка...