В условиях активных боевых действий и артобстрелов на Авдеевской коксохимическом заводе был создан энергоостров, чтобы сохранить производственные мощности предприятия, сообщил генеральный директор АКХЗ Муса Магомедов.

"По сути, мы создали энергоостров, который управлялся в ручном режиме, хотя таких примеров у нас не было, равно как и работы под обстрелами в течение трех лет", - сказал он в рамках Международного металлургического форума "Наука и инновации" в Киеве в понедельник.

По его словам, с начала войны на Донбассе было зафиксировано 320 попаданий по Авдеевскому коксохиму. "После первой остановки консервация мощностей заняла четверо суток, но мы научились, поэтому последняя консервация заняла 60 часов", - отметил он.

В то время, как сообщил Магомедов, глобальной проблемой для завода был вопрос электроснабжения. "К предприятию шло 4 линии электропередач: две "макеевские" и две "ясиноватские". В ходе боевых действий они перебивались более 200 раз, но всегда оставалась то одна линия, то вторая, поэтому остановок АКХЗ было всего 15-ть", - сказал топ-менеджер.

При этом гендиректор напомнил, что в феврале 2017 года была перебита последняя линия, и "мы остались на собственной генерации".

"Работники предприятия совместно с ДТЭК проложили линию от Очеретино до АКХЗ, поэтому сейчас у нас есть два ввода с контролируемой Украиной территории, что позволяет заводу работать более надежно", - отметил он.

По словам Магомедова, для создания собственной генерации был приобретен генератор мощностью 1 МВт, турбинная установка мощностью 2,5 МВт стоимостью $2,5 млн., а также устройство мягкого пуска для газодувной машины для эвакуации коксового газа.

При этом в связи многократными повреждениями воздушных кабельных линий было принято решение проложить силовые кабеля под землей.

"Мы научились в условиях полной остановки запускаться с помощью так называемого дефибриллятора. Это последовательность действий, когда сначала запускается один механизм, потом второй. Если коротко, то сначала запускается ряд механизмов, которые позволяют запустить эвакуацию коксового газа, после этого начинается загрузка батарей, потом запускаются один за другим турбогенераторы, для чего нужен природный газ", - рассказал гендиректор.

По его словам, фактически был создан энергоостров, который управлялся в ручном режиме.

"Мы нашли решение, которое позволило выделить минимальное количество оборудования в энергоостров. Надо понимать, для сохранения завода мы работали месяцами в условиях, когда включение любого прибора свыше 5 КВт согласовывалось с главным энергетиком. Был случай, когда включение маломощного двигателя привело к остановке всего завода, это человеческий фактор", - отметил топ-менеджер.

В то же время, как сообщил М. Магомедов, все еще не до конца решены существенные экологические риски.

"Часть из них решена, часть нет. Например, склад бензола, его тушили больше суток. Кроме того, стоит вопрос хлораторной смеси, которая имеет радиус поражения 3 км. Сейчас мы работаем без хранилищ для бензола, так сказать, с колес, либо железнодорожных либо автоцистерн. Что касается хлора, то, конечно, получаем воду худшего качества, но обеспечиваем безопасность населения", - подчеркнул он.

При этом гендиректор АКХЗ отметил, что общеизвестно: кладка коксовой батареи приходит в непригодность при падении температуры ниже 900 градусов. "А у нас в феврале температура падала до 750 градусов. Но кроме восьмой батареи все в нормальном состоянии", - сообщил М. Магомедов.

Говоря о логистических проблемах АКХЗ, гендиректор сообщил, что исторически завод имел три направления отгрузки и приема грузов – это донецкое, ясиноватовое и покровское.

"Но линия фронта прошла через две ветки, после мы остались на одной ж/д линии, по которой нужно 10 тыс. т кокса вывезти и 20 тыс. т угля ввезти. Несмотря на общие проблемы в администрации "Укрзализныци" мы с железнодорожниками авдеевской станции работали всегда слаженно, вместе восстанавливали, давали им тепловозы, они - нам. Проблемы решались общими усилиями", - констатировал гендиректор предприятия.