Эксклюзив.Представитель "Правого сектора" Борислав Береза - гость программы "Люди. Hard Talk"

Читайте полную версию интервью c телеведущим, журналистом, руководителем информационного направления "Правого сектора" Бориславом Березой  - только на сайте 112.ua

112.ua

Наталья Влащенко: Сегодняшний наш гость – это человек, которого очень многие хотели видеть в студии. С которым можно говорить на самые актуальные вопросы, которые интересуют сегодня всех людей. Он известен, его все знают. Это член "Правого сектора", это уже, наверно, политик – не буду скрывать этого – Борислав Берёза. Ничего, что я Вас представила политиком? Но это уже, по-моему, свершившийся факт. Вы занимаетесь политикой, и занимаетесь очень активно. А начинали просто как пресс-секретарь, Яроша.

Борислав Берёза: Нет. Я начинал не как пресс-секретарь.

Наталья Влащенко: А как?

Борислав Берёза: Я был руководителем информационного отдела. Кем и остаюсь и сейчас.

Наталья Влащенко: Борислав, смотрите. Мы с Вами не виделись ну, там, около месяца, что-то такое. И мне кажется, что это было сто лет назад. Вот, правда, есть такое физическое ощущение, потому что как-то время в последнее время вот спрессовалось. Очень много всего происходит. И мне кажется, что мир был очень давно. Хотя прошлым летом всё было нормально. И осенью всё было нормально. И фактически до зимы всё было нормально. А сейчас, кажется, что вот мы живём в этой обстановке очень, очень долго. А у Вас, вообще, какое ощущение от времени, которое мы переживаем сегодня?

Борислав Берёза: Знаете, наверно, это то самое время перемен, которое китайцы проклинали: "Чтоб ты жил во время перемен". А мы живём. Я подозреваю, что сейчас идёт период очищения. Мы жили очень спокойной и тихой жизнью. В данный момент мы платим кровавую дань за нашу свободу, за нашу независимость. Мы, действительно, её платим. Самое страшное то, что дань оплачивается жизнями лучших патриотов Украины.

Наталья Влащенко: Я знаю, что Вы сейчас много бываете на востоке. Очень много, много ездите. Расскажите, как там сегодня? Вообще, что происходит?

Борислав Берёза: Там происходит АТО.

Наталья Влащенко: Потому что очень часто, очень часто, все пишут: "Вот если б вы знали, что на самом деле происходит, вы бы там, в Киеве, никогда бы вообще бы не смогли спать" и т. д. Другие пишут, что задействовано мирное население, что его используют как с той, так и с другой стороны. Третьи ещё что-то пишут. Слава, что происходит на востоке, скажите?

Борислав Берёза: Помните, когда-то Путина – спросили, что произошло с "Курском". Он сказал: "Он утонул".

Наталья Влащенко: "Она утонула" – он сказал о лодке, да, что с лодкой произошло.

Борислав Берёза: О лодке, да. "Она утонула". А здесь ситуация очень похожая. Там – АТО. Там идёт АТО. Притом те, кто говорят, что это война, они, действительно, не правы. Они не понимают ситуацию изнутри. Там идёт борьба с бандформированиями, с настоящими бандформированиями, люди в котором имеют достаточно серьёзное уголовное прошлое. С террористами засланными. Профессиональными террористами. Это люди, которые из диверсионно-штурмовых групп Российской Федерации. Которые подготовлены на территории Российской Федерации. Люди, которые прошли чеченскую войну, люди, которые прошли Приднестровье, люди, которые прошли…

Наталья Влащенко: А какое процентное соотношение там местного криминала…

Борислав Берёза: Проблемы не в процентном соотношении. Самое важное…

Наталья Влащенко: Ну, я хочу себе представить состав этих групп. Они состоят, в основном, из местных?

Борислав Берёза: Уровень квалификации важен. Дело в том, что инструктора, которые приезжают с той стороны, они достаточно высококвалифицированные люди. Ну, они прошли опыт, они прошли…

Наталья Влащенко: Ну, Россия же воюет всё время.

Борислав Берёза: Конечно, конечно. Они отработали, и на сегодняшний день они используют Украину, ну, как полигон для своего оружия. Более того, это не просто полигон для своего оружия, это ещё и шахматная доска для геополитической игры.

Наталья Влащенко: Тогда в связи с этим у меня вопрос, который задают многие. Вот позавчера сказали: 23 террориста арестовали, захватили…

Борислав Берёза: 29.

Наталья Влащенко: 29. Все с русским гражданством. Где? Покажите. Почему их не показывают?

Борислав Берёза: Нет, ну почему же?

Наталья Влащенко: По телевизору. Мировым дипломатам, чтоб весь мир видел. Покажите их. Пусть они скажут на камеру, что "мы – граждане России, я – человек с российским паспортом, я сюда нанялся воевать, я воюю за такие-то деньги". Ну как положено. Чтоб мы всему миру предъявили Путина. Почему мы не предъявляем?

Борислав Берёза: Мы предъявляем. Просто проблема несколько в другом. Вы видите, что русским оружием сбит международный самолёт? Сбит малазийский самолёт. Вы видите, что теперь мы доказываем, что "вода мокрая". Самое главное, что точно такая ситуация и с пленными. Пленные сильно засвечены. Например, вчера показали тех пятерых подонков, которые с российскими паспортами, которых задержали под Луганском. Которые прорывались, и их взяли. Что я могу Вам сказать? Отлично! Русский МИД сразу сообщил: это люди, которые не служат уже в ФСБ, это люди, не работающие в государственных структурах, и, скорее всего, они уже лишены гражданства. Притом, где-то в 20-х числах февраля. Никаких аналогий не проходит, нет? Я подозреваю, что то, что мы сейчас видим, нам нужно будет ежедневно доказывать всем вокруг, что небо это небо, земля это земля, а российские граждане это террористы, которые действуют на территории Украины. Давайте, хотя, не путать русских и российских. Это разные понятия.

Наталья Влащенко: Естественно, да. А сколько сегодня членов "Правого сектора" воюют на востоке?

Борислав Берёза: Ну, это тяжело посчитать.

Наталья Влащенко: У вас же там есть свой батальон, насколько я помню.

Борислав Берёза: Да, уже есть. Первый добровольческий корпус, который официально сформировался, и сейчас там воюют люди. Есть наши в "Айдаре", в "Днепре", в "Донбассе", т. е. достаточно большое количество. Например, один из руководителей, ну, руководитель "Днепр-1" Юрий Берёза – это член "Правого сектора". Но он не руководит этим…

Наталья Влащенко: Ещё один Берёза.

Борислав Берёза: А ещё есть Настя Берёза, которая украинская…

Наталья Влащенко: Я знаю. Всех троих Берёз, я, к счастью, знаю лично. Все прекрасные люди. Ну, я думаю, что это просто удивительно: собираются, стягиваются, так сказать, в оборону одни Берёзы. Фамилия уже такая, культовая практически. Ну так что?

Борислав Берёза: Кстати, это маленькая берёзовая роща, которая стоит на защите Украины. Это одна из маленьких рощ. А существуют и другие люди, которые защищают. К чему я говорю? Вот, допустим, Юрий Берёза, командир батальона "Днепр". Он член "Правого сектора", но он находится там как гражданин Украины, а не как член "Правого сектора". Дмитро Ярош – рядовой боец Добровольческого корпуса. Есть наши люди в "Айдаре", есть наши люди в "Донбассе", во всех разных структурах есть, которые подписали контракт с Вооружёнными силами Украины. Есть люди, которые есть в добровольческих батальонах. Наши люди есть в "Азове". Проблема отсутствует. Представители "Правого сектора" не количеством берут, а качеством.

Наталья Влащенко: То есть они не в одном каком-то конкретном батальоне, они в разных воюют.

Борислав Берёза: Конечно.

Наталья Влащенко: Вот проблема партстроительства. Я сейчас хочу немножко от событий на востоке перейти… Это можно обсуждать очень долго, это такая тема долгая и бесконечная, и очень больная... Вы проиграли президентские выборы. Причём проиграли для себя достаточно болезненно. Потому что… Ну, я понимаю, что 1,2% или 1,3, которые были, это не тот результат, на который вы рассчитывали. Но, вообще, никаких побед не бывает без поражений. Я считаю, что поражение – в таком философском смысле – это очень важная вещь. Она многому учит, она закаляет, она, там… Относитесь ли Вы так к своему поражению, и что Вы для себя, ну, изменили? Какие уроки Вы извлекли из того, что произошло?

Борислав Берёза: Во-первых, мы не считаем то, что мы проиграли, поражением. Я объясню. Во-первых, мы не верили, что мы выиграем полностью, сходу….

Наталья Влащенко: Это понятно.

Борислав Берёза: Это понятно.

Наталья Влащенко: Но на другие же цифры рассчитывали?

Борислав Берёза: Да, мы, действительно, рассчитывали на другие цифры. Мы недооценили, насколько сильно люди хотят мира, насколько сильно люди готовы поверить в те манипулятивные технологии, которые были использованы. В тот момент, мы помним, что противопоставлялось два кандидата. Всех остальных люди старались не воспринимать. И, кстати, эти технологии и победили. Но люди голосовали за кандидата, который обещал не победу, а мир. Именно мир казался в тот момент самым желанным. Да и почему казался? Он и сейчас… Как сейчас говорят: "Никто не хочет лета – все хотят мира". Так вот, в тот момент, люди голосовали за мир. И, в данный момент, мы хотим этого же мира ещё больше.

Наталья Влащенко: Слава, допускаете ли Вы, что Вы пойдёте на выборы в Верховный Совет с кем-то, не сами?

Борислав Берёза: Знаете, такая английская поговорка: "Никогда не говори никогда!". Здесь то же самое.

Наталья Влащенко: Но это скоро. Это скоро. Вы же сейчас себе уже какие-то планы делаете? Потому что выборы будут до конца октября. Это известно. Несмотря на то, что это ещё, может быть, официально не объявлено, но это решённый же вопрос. Поэтому Вы для себя как планируете?

Борислав Берёза: Для начала: "Придёт баржа – погрузимся". Я пока не представляю, каким образом распустят Раду, потому что депутаты делают всё для того, чтобы остаться на своих местах и продолжать управлять финансовыми потоками. Обратите внимание: не государством, а именно финансовыми потоками, на которых они сидят.

Наталья Влащенко: Ну, как они привыкли.

Борислав Берёза: Да, конечно.

Наталья Влащенко: "Графиня никогда не станет прачкой". Знаете, есть такая песенка.

Борислав Берёза: А вот здесь вот как раз прачки никогда не станут "графьями". Они привыкли к определённому образу жизни, они не представляют, что значит служить государству. Кстати, очень многие в Верховной Раде действительно, не чувствуют войну. В Киеве война не чувствуется. В Днепропетровске она более-менее чувствуется. Она чувствуется на востоке Украины – более чем.

Наталья Влащенко: У Олийныка был пост, посвящённый на эту тему, когда он из "Днепра" сюда приехал и был поражён, что сидят какие-то люди в ресторанах, пьют, не торопясь, кофе, обсуждают не войну, не АТО, обсуждают финансовые потоки, кому сколько нужно дать, чтобы занять какую-то должность. Звучат фамилии, там, какие-то: Ложкин, Порошенко, ещё что-то. Не звучат там фамилии Путин и воюющие какие-то комбаты и т. д. Никого это не волнует. Я имею в виду, конечно, вот ту самую часть элиты, которая фактически нас сюда и привела в это состояние. Поэтому вот как Вы считаете, является ли для нас сегодня вопросом национальной безопасности, жизни и смерти эту "Верховную Раду" вынести из стен Верховной Рады?!

Борислав Берёза: Для начала это необходимо сделать во имя памяти тех, кто погиб на Майдане. Во-вторых, мы видим, что эта Рада – это "зрада"! Она абсолютно недееспособна. На сегодняшний день люди по прежнему занимаются тем, кто возглавит какой комитет, где кто сядет на какой финансовый поток, кто сможет где-то "дерибанить" какой кусок бюджета. Мы видим также присутствие в Раде тех людей, которые, на самом деле, должны присутствовать не в "сесійном зале", а на скамье подсудимых. Именно то, что они на сегодняшний день являются депутатами, защищает их от судебного преследования. Смотрите, господин Царёв, который давно уже должен был сидеть в изоляторе, следственном изоляторе…

Наталья Влащенко: А почему, кстати, он не арестован?

Борислав Берёза: …господин Царёв, который должен был сидеть в следственном изоляторе, на сегодняшний день руководит "Малороссией" под указкой Кремля. А часть депутатов, кстати, от Партии регионов, они на сегодняшний день баллотируются в крымский парламент. Ещё какие-то депутаты регулярно курируют поставки оружия и расчёты с сепаратистами-террористами между их поставщиками и как бы самими бандитами. С этим, между прочим, они иногда удачно встречаются с представителями Самообороны и Вооруженных сил и делятся этими деньгами с требующимися структурами. Так вот, что я хочу сказать?

Наталья Влащенко: А с какими это структурами они делятся?

Борислав Берёза: Например, они пожертвовали батальону "Днепр" очень неплохую сумму – в районе двух миллионов гривен. Неплохо. Мы, кстати, им признательны. По-моему…

Наталья Влащенко: Это те деньги, которые у Царёва отобрали?

Борислав Берёза: Нет-нет. Которые Левченко вдруг пожаловал и за это получил от Бори Филатова потрясающую грамоту. Надеюсь, что он повесит её у себя в комнате возле своих знаменитых штор. Так вот, на сегодняшний день эту Раду нужно не просто разогнать. Нужно также не забыть, что все те, кто также голосовали за законы от 16-го числа, которые дёргали руку вверх и благодаря которым расстреливали людей, должны ответить по закону. До того момента, как они успеют пересечь границу. Это нужно делать уже сейчас, подготавливать все документы, уже нужно сейчас проводить следствие, уже сейчас нужно этим заниматься, потому что когда Рада распустится, я могу гарантировать, что чартерные самолёты…

Наталья Влащенко: …до вечера…

Борислав Берёза: …полетят вереницей…

Наталья Влащенко: …до вечера…

Борислав Берёза: …до обеда покинут Украину. И этих людей мы никогда не увидим, потому что они поселятся в районе Рублёвки, Варшавки, где-то, может быть, под Иркутском… Там, говорят, хорошая охота.

Наталья Влащенко: Некоторые мне говорят даже про одну даму, очень известную, которая была в чине министра. Рассказали, что она уже поменяла паспорт, имя, возможно, даже и пластику скоро сделает. Она, правда, попивает с горя, потому что всё-таки сидеть на Рублёвке это грустнее, чем, так сказать, находиться в Киеве и здесь командовать парадом. Но они, действительно, очень быстро покидают Родину и очень быстро меняют паспорта.

Борислав Берёза: А один очень известный генпрокурор, который видел себя в образе Цезаря, на сегодняшний день стал гражданином Казахстана. И находится там. Как-то очень быстро они меняют своё гражданство.

Наталья Влащенко: Но говорят, что это ему недёшево обошлось,

Борислав Берёза: Да, говорят, очень недёшево, но говорят, что он посчитал дешевле заплатить там, чем сидеть здесь.

Наталья Влащенко: Конечно. Безусловно. Я его очень хорошо понимаю. Но всё-таки я хочу задать неприятный вопрос. И вернуться к Царёву. Смотрите. Я больше месяца назад, когда была в Днепре, опять же, разговаривала с Юрием Берёзой, очень симпатичным человеком. Я ему задала тот же вопрос. "Ну такие ж деньги за Царёва! Чего там найти человека-то? Ну интересно же найти". Он сказал: "Мы работаем над этим". С тех пор с Царёва сняли неприкосновенность, всё сняли. Почему? Ну неужели наша контрразведка, наши ребята не могут найти человека, который был фактически здесь заводилой, мотором всего этого. Он же физически находится в Украине, в Луганске.

Борислав Берёза: В Луганске, иногда в Донецке. Я разговаривал со спецами, они говорят, что это, действительно, большая проблема. Потому что охраняет его достаточно большое количество людей, и для того, чтобы эту мразь отловить, нужно будет положить достаточно большое количество патриотов. Это для начала. Это действительно физически очень тяжело. Единственное, на что я надеюсь, что поговорка, великая русская поговорка "Сколько верёвочке не виться, а конец всё равно будет" господина Царёва касается, как никого другого.

Наталья Влащенко: Хотелось бы то, что называется… Как складываются сегодня Ваши отношения с Днепропетровском? Я имею в виду партии, взаимоотношения Ваши личные с господином Филатовым. Я знаю, у вас всё время "итальянская семья". Ну, до сих пор была такая. То Филатов писал, там, какие-то обличительные посты, то он публично с Вами мирился, то ещё что-то происходило. Ну просто Италия какая-то сплошная. Почему, на почве чего возникали конфликты, на почве чего возникали примирения, и как это дело происходит сегодня?

Борислав Берёза: У меня лично с господином Филатовым нормальные приятельские отношения. Более того, мы работаем на одной стороне, мы защищаем Украину. Борис по-своему, я по-своему. Другое дело, что мы являемся представителями абсолютно разных структур. Боря находится в Днепропетровске и аффилирован в структуры Коломойского. А я нахожусь то в Киеве, то на востоке, и я в структуре "Правого сектора". Мы – не пересекающиеся структуры по партийной деятельности, но мы достаточно часто пересекаемся в вопросе защиты Украины. И в этом вопросе у нас единение абсолютное. Другое дело, что мы все люди, мы все – человеки. Иногда происходят какие-то личностные конфликты. У кого-то с кем-то. Соответственно, люди вспыльчивые, но зато искренние. И поэтому проявляемся так. Наверно, я думаю, что лучше, чтобы мы были видны, и наши эмоции были видны, чем мы бы лживо всем улыбались и рассказывали, что у нас в партии всё хорошо, всё в порядке, а у них плохо. Нет. Мы выясняем свои отношения. Так же публично мы выясняем, кто прав, кто виноват, и больше таких вопросов не возникает.

Наталья Влащенко: А вот это вот конфликт публичный олигархата, да, украинского, когда никто из них, никто из них фактически, ну, кроме Коломойского, не встал на защиту Украины и целостности Украины, но, как выясняется, отношения они выясняют по-прежнему, вот с такой очень темпераментной азиатской активностью. Вот у вас есть какое-то личное отношение к тому, что происходит? Как задействованы в этом, интегрированы СМИ, журналисты, другие партийные всякие деятели и так далее? И, вообще, на что это похоже после Майдана? Я, знаете… Есть такое хорошее слово украинское –  блюзнірство. Вот я считаю, что после того, что произошло на Майдане, это такое фактическое, форменное блюзнірство.

Борислав Берёза: Наташа, есть такая тоже поговорка: "Выпьет ли лошадь ведро водки? – Выпить – да, она выпьет. Да кто ж ей даст?". Так и здесь. Хотелось бы, чтобы олигархи забыли бы о своих войнах, забыли бы о своей мошне. Забыли бы о том, что они рассматривают Украину как территорию для заработка, а не территорию, как жить. Они не помнят о своей моральной и социальной ответственности перед обществом. Хотелось бы. Когда же это произойдёт? Да никогда, наверно. У нас кто-то "гудит" постоянно, рассказывая, что этим он помогает Украине. И в то же время говорит, что он не будет помогать никакой армии, потому что он платит налоги.

Наталья Влащенко: Вот в этой части я бы поспорила: насколько мы платим налоги и как мы их платили 20 лет.

Борислав Берёза: С другой стороны, очень хорошо посмотреть, как один другому олигарху рассказывает, что батальон "Днепр" должен покинуть Донецкую область, потому что мы будем себя защищать сами. Мы – это кто? Мы – Николай ІІ? Или он считает себя каким-то императором? Мы, мы – это народ Украины, который будет защищать Украину, хочет он этого или не хочет, этот олигарх. Третий олигарх вдруг вспоминает, что ему пора вернуться в политику, и выходит из тени, и сообщает о создании партии, и начинает конфликтовать с четвёртым… Послушайте, у нас нет в партии ни олигархов, ни провластных людей. Более того, заметьте, когда ко мне обращаются: "Борислав, или Дмитрий, почему Вы ничего не делаете, почему Вы…", я говорю: "Подождите. Вы видели хоть одного чиновника из "Правого сектора"… который состоит в "Правом секторе"? Вы видите хоть одного представителя "Правого сектора" в провластных структурах? Вы видите хоть где-то "Правый сектор", кроме тех случаев, когда надо отстаивать, действительно, законность, когда надо отстаивать требования народа или когда надо принимать какие-то жёсткие, непопулярные решения?". Нет. "Правый сектор" – это на сегодняшний день контролирующая структура. Мы не во власти. Наоборот. Мы в оппозиции, но мы в контролируемой оппозиции. Мы контролируем ситуацию. Мы смотрим, что происходит. Мы – контролирующая структура

Наталья Влащенко: То есть вы сохраняете за собой функции общественной организации, Вы хотите сказать?

Борислав Берёза: Фактически так. Пока так. Для того чтобы мы стали… как бы сказать… оператором на этом поле, нам нужно войти во власть. Поэтому – да, мы будем участвовать в выборах. Именно после этого только мы сможем что-то менять в этой стране.

Наталья Влащенко: Будете ли Вы настаивать на продолжении "квотного принципа"? Ну, теоретически представим себе, если Вы войдёте во власть.

Борислав Берёза: Нет. Жёстко нет. Более того, мы – сторонники того момента, что люди и специалисты, которые действительно могут быть нам полезны, мы должны их использовать. У меня есть опыт общения с людьми, которые, например, к Майдану относились достаточно прохладно, но они реально специалисты очень высокого уровня, и их нужно использовать. Потому что они могут принести пользу Украине.

Наталья Влащенко: Когда на сайте "Правого сектора" (возможно, у Вас у первых, например) появится просто "бегущая строка" людей, которые помогают Вам деньгами? Когда… Ну, я просто всегда все партии, всех партийных деятелей призываю к тому, чтобы открыть, так сказать, финансирование партии. Никто пока до сих пор этого не сделал. Все демократы, все хотят бороться с коррупцией, все хотят, там…. Но никто не открывает вот именно эту часть своего существования. Про партийные взносы я всегда прошу: не говорите мне про партийные взносы, пожалуйста. Только вот это вот не надо!

Борислав Берёза: Ну, мы не говорим про партийные взносы. Но кстати про финансовое положение нашей партии, знаете как? "Слухи о моей смерти несколько преувеличены". Про финансовое состояние партии несколько раздуто и рассказано людьми, которые хотели бы… Я бы тоже хотел бы, чтоб у нас было прекрасно. Я хочу объяснить. Вы помните нашу предвыборную кампанию президентскую? Вы хоть один бигборд с Ярошем видели?

Наталья Влащенко: Видела.

Борислав Берёза: Где?

Наталья Влащенко: В Киеве видела. Несколько бигбордов, на трассе.

Борислав Берёза: В Киеве не могли видеть. Вы могли видеть в Белой Церкви, где представители самой Белой Церкви нам потом об этом сообщили…

Наталья Влащенко: Ну вот я живу в Иванковичах, я на трассе, когда ехала, видела.

Борислав Берёза: Ну, Белая Церковь – это направление?

Наталья Влащенко: Да. Это Одесская трасса. Я видела.

Борислав Берёза: Ну вот эти ребята сами, за свои "бабки" поставили два бигборда. Это мы узнали. Я говорю о партийных бигбордах. Кстати, потом, действительно, этот факт был. Нам потом говорили: "А как же так, вы не санкционировали".

Наталья Влащенко: Ну, там было что-то такое: "Будем жить по-честному". Или что-то такое написано.

Борислав Берёза: Это сделали ребята те, которые живут… Они – наши сторонники, наши симпатики. Они это сделали. Мы им благодарны за это. Но у нашей партии не было финансовых возможностей в тот момент, во-первых, делать большую кампанию. А во-вторых, не было моральной возможности. Потому что Ярош принял для себя тогда решение – защищать Украину нужно не словами, а делами.

Наталья Влащенко: Будете в первой пятёрке?

Борислав Берёза: Я?

Наталья Влащенко: Да!

Борислав Берёза: Если партия поставит.

Наталья Влащенко: Ну, а что партия говорит по этому поводу?

Борислав Берёза: А Вы знаете, партия пока это не обсуждает.

Наталья Влащенко: А Вы готовы лично к этой ситуации? Ну, если партия вдруг скажет, что надо?

Борислав Берёза: Не факт, во-первых, что партия скажет, что мне надо идти в политику. А во-вторых, Вы знаете, мне вполне нравится то положение, в котором я сейчас нахожусь.

Наталья Влащенко: Ну, Борислав, в партии же нет другого спикера.

Борислав Берёза: Ничто не бывает вечно.

Наталья Влащенко: Кто главный идеолог партии?

Борислав Берёза: Ну, как минимум – Ярош.

Наталья Влащенко: А ещё?

Борислав Берёза: А ещё существует… Вы знаете, у нас не партия лидерского типа. У нас на сегодняшний день – это конфедерация, где представлены люди из разных структур.

Наталья Влащенко: В политсовет партии кто входит?

Борислав Берёза: 12 человек.

Наталья Влащенко: Кто?

Борислав Берёза: Представители УНСО, представители УНА, представители "Тризуба", представители общественного движения Украины. Там есть люди, просто гражданские, и есть несколько собирательных личностей.

Наталья Влащенко: Ну просто странно…

Борислав Берёза: Я не являюсь членом политсовета.

Наталья Влащенко: Не являетесь. Просто странно, что никто не знает фамилии этих людей. Потому что политсовет, он должен как-то проявляться в публичном поле.

Борислав Берёза: Почему? Я могу Вам назвать как минимум достаточно большое количество людей.

Наталья Влащенко: Ну, про "Правый сектор" мы знаем два человека. Вот есть Ярош и Берёза. Всё. Поэтому вот хотелось бы ещё увидеть людей, которые вокруг вас.

Борислав Берёза: Я думаю, что в ближайшее время, как только будет объявлено о начале предвыборной гонки, вы увидите достаточно большое количество людей.

Наталья Влащенко: Ну, то есть команда, что называется?

Борислав Берёза: Да. Но пока засвечивать её рано. Ну есть определённые нюансы.

Наталья Влащенко: Вы – человек, не чуждый журналистике, поэтому я спрошу. Вы недавно в своём Фейсбуке похвалили радио "Вести". Мне, в принципе, тоже нравится это радио. Ну, по крайней мере, там работают мои друзья, и они делают качественные программы… Костя Дорошенко и Татьяна Гончарова, и многие другие. Но Вы знаете, что существует конфликт в медийном поле, и очень многие, там, критикуют и говорят: "Немедленно закрыть радио "Вести", вражеское радио, закрыть то, закрыть это… А тут этот самый, кровавого режима пособник…

Борислав Берёза: … Ганапольский…

Наталья Влащенко: …этот канал инвестирует, а там то, а там сё…". Вот, а как, вообще, Вы к этой ситуации относитесь?

Борислав Берёза: Я считаю, что мониторить информационное пространство необходимо. Ну, допустим, существуют явно негативные украинофобские информационные структуры. Например, газета "Вести", не имеющая никакого отношения к радио "Вести". Кстати, эта газета бросает тень на само радио гораздо больше. Вот я считаю, что такие структуры…

Наталья Влащенко: А это не один холдинг разве?

Борислав Берёза: Нет, это вообще разные структуры. Все путают…

Наталья Влащенко: Я почему-то думала, что это один холдинг, и удивлялась – почему? Вот видите, даже я (я себя считаю как бы специалистом в этой области), я была уверена… Я думала: "Почему?". Я газету "Вести" даже в руки никогда не беру! Потому что они там пишут всегда чёрт знает что, а радио "Вести" слушаю с удовольствием.

Борислав Берёза: Ну вот я то же самое… Я хочу объяснить. Но у меня не всегда совпадают точки зрения с точкой зрения ведущего. Более того, Ганапольский, он очень большая умница, но он – манипулятор, и это иногда заметно, и он это делает. Но с другой стороны, он практически никогда не использует непроверенную информацию. Они предоставляют поле для полемики, они действительно управляют, а не моделируют этой полемикой, и мне нравится, как они подают эту информацию. Это лучшее разговорное радио, которое сейчас есть в Украине.

Наталья Влащенко: Задам дополнительный вопрос на эту тему. Есть у нас же часто разговоры: "Туда ходить не нужно на этот канал или, там, в этот эфир, или ещё куда-то, потому что там платит деньги кровавый олигарх такой-то или тот-то". А мне всегда казалось, что, вообще, слушатель не слушает что-то, читатель не читает что-то, а надо судить по продукту. Как продукт сделан, так нужно его принимать или не принимать! А кто там кровавый или не кровавый, кстати, очень часто эти сведения неверны. А Вы как считаете?

Борислав Берёза: Ну, во-первых, давайте это сразу скажу. Если "Правый сектор" начнёт прислушиваться к этим рекомендациям, то мы исчезнем из информационного пространства. Причина очень простая: у нас нет олигархов. Мы не появимся тогда ни на одном канале. У нас все каналы принадлежат олигархату. Это правда. Нет ни одного независимого канала. Любой канал принадлежит какому-то собственнику, который представлен в финансово-промышленных группах. Значит, тогда мы должны исчезнуть. Это неправильно. Это – раз. Второе. Мы используем каналы, телевизионные каналы, информационные, любые СМИ как возможность донесения…

Наталья Влащенко: …любые площадки…

Борислав Берёза: …своей точки зрения, своего мнения и…

Наталья Влащенко: Ну, это же и есть самый рациональный, наверное, путь.

Борислав Берёза: Правильно! Я ещё раз говорю. Мы считаем, что проще воспользоваться ресурсом в своих целях, чем рассказывать об эфемерной пользе от того, что мы не придём на этот ресурс. Лучше мы заберём своё время у "коммуняк" и регионалов, чем позволим им вещать в этом эфире. Между прочим, чтобы Вы просто понимали: как раз благодаря тому, что появлялись представители "Правого сектора" на этих каналах, о нас и заговорили. Потому что мы начали доносить не только свою точку зрения, но и мы стали закрывать рот. Кстати, между прочим, моя встреча с Шуфричем и Левченко – тому доказательство.

Наталья Влащенко: Да, это так вот. А Вам не чужд книжный рынок, насколько я знаю. Вы его хорошо знаете, в своё время Вы занимались этим бизнесом и т. д. Как Вы относитесь… Мне интересно Ваше мнение… Вот это такой… Может, не очень актуально в данный момент, когда идёт мобилизация в стране, но, тем не менее, гуманитарная сфера по-прежнему очень важна. Во время войны, может, ещё важнее. Вот эта история с Львовским книжным форумом, когда российским издательствам закрыли дорогу на книжный форум. Это с одной стороны, да? А с другой стороны, есть те вот мерзкие книжечки, которые Вы вчера демонстрировали, опять, там, про Гиркина, Миркина и т. д., которые "Эксмо" издаёт. С третьей стороны, есть мнения таких людей, очень авторитетных, как Саша Кабанов, который, например, говорит: извините, во Львовском форуме всегда участвовали как раз маленькие российские издательства, которые, наоборот, печатают литературу, которая, ну, является оппозиционной, которая, наоборот, как бы, разумна, и т. д. Вот Ваше мнение? Вы знаете очень хорошо все эти дела.

Борислав Берёза: Я хочу сказать, что литературный форум, книжный издательский форум, который проводит Александра Коваль, это достаточно знаковое явление в украинском социуме.

Наталья Влащенко: Да-да, и не только в украинском.

Борислав Берёза: Я скажу честно. Я в сентябре езжу регулярно на него, потому что это одно из самых знаковых, что у нас есть. У нас более большого форума не существует. Это самая крупная книжная выставка. И я считаю, что ошибка как раз не пустить туда издательства, которые являются не только оппозиционными, а издательства, которые являются полезными для Украины. Надо чётко разделять. Вот смотрите, даже жиры есть сложные и простые. Сложные – полезны. Простые – нет. Организм должен определять, человек это должен определять, что ему полезно, а что нет. Тут точно так же. Допустим, издательство "Эксмо", которое является подконтрольным, это подконтрольное федеральное издательство, …

Наталья Влащенко: Это очень больший бизнес.

Борислав Берёза: Это не просто большой бизнес. Три года назад для того, чтобы монополизировать весь бизнес, господин Путин раздавил фактически издательство "Эстель", которое было крупнейшее издательство в то время в России и в котором издавались практически все оппозиционные авторы, начиная от Собчак и кончая Немцовым. Раздавил, уничтожил и влил это издательство в "Эксмо", консолидировав всё в единых руках. На сегодняшний день мы видим, что издательство "Эксмо" издаёт украинофобские книги. Издательство "Эксмо" издаёт книги под слоганом "Новороссия", "Спецназ ГРУ против бандеровцев", т. е. абсолютный негатив, культивируя этим украинофобскую истерию. Более того, это издательство представлено в Украине самым крупным реализатором российской продукции – "Эксмо-Украина", и сеть магазинов (это "Читай-Город" и книжный супермаркет "КС") на сегодняшний день практически монополист в сфере сетевой книготорговли Украины. Это собственники "Эксмо"…

Наталья Влащенко: Слава, как же правильно поступить?

Борислав Берёза: Во время войны правильно поступать так, как полезно государству.

Наталья Влащенко: Как полезно государству?

Борислав Берёза: Ну, как минимум контролировать эти структуры или как минимум пресечь их антиукраинскую деятельность.

Наталья Влащенко: То есть что значит контролировать? Это закрыть магазины или это мониторить, чтобы не появлялось подобного гавна? Извините за французский мой.

Борислав Берёза: Зачем закрывать магазины? Э-э, нет. Я Вам по-другому скажу. Продав там книгу, издательство "Эксмо" получает деньги. В Украине, продав за наши с Вами гривны, они получают деньги. Определённый процент – это ихний, после чего они платят с этих денег налоги в России за изданные там книги и с этих налогов обеспечиваются террористы в Донецке и Луганске. Именно с этих денег тоже. Именно с этих денег издаёт потом украинофобские книги. Поэтому деятельность всех враждебных Украине структур должна быть пресечена!

Наталья Влащенко: То есть закрыть?

Борислав Берёза: Почему закрывать?

Наталья Влащенко: А как?

Борислав Берёза: Всё гораздо проще. У нас есть достаточно большое количество структур, которые могут поддерживать деятельность этих магазинов. Значит, надо закончить работать … закончить возможность действия работы "Эксмо" в Украине. Всё.

Наталья Влащенко: Всё. Поняла. Хорошо. А вот я знаю, что Вы большой любитель фантастики, и мы уже с Вами говорили когда-то об этом. Очень любите "Игру престолов" и т. д. А как Вы вообще относитесь… Как человек, который пишет фантастику… Я сейчас имею ввиду г-на Лукьянова…

Борислав Берёза: …Лукьяненко…

Наталья Влащенко:… Лукьяненко. Пардон. Да, Сергея… Как отчество?.. Как у писателя может быть в голове такая помойка вообще? Как это вообще совмещается: занятие литературным трудом и вот такие взгляды на жизнь, в принципе?! Я не говорю, там, патриотизм, не патриотизм – неважно…

Борислав Берёза: Я расскажу историю, которую…

Наталья Влащенко: Как он говорит: "Придите, убейте!". Писатель, который говорит: приди и убей.

Борислав Берёза: Я расскажу историю, которую мне рассказали в Грузии. Когда Сталин устроил репрессии, в том числе и в грузинском культурологическом обществе, были арестованы практически весь цвет писателей Грузии. Их привезли в КГБ (в то время, тогда это было НКВД) и, там, допросы и всё остальное. И одного писателя, назовём его Мендасадзе, не взяли. Он пришёл под НКВД и начал ходить, орать, какие-то лозунги и всё остальное. Вылез начальник НКВД и спросил: "Дорогой, что кричишь?". "Э! Почему всех писателей взяли, а меня не взяли?". "Слюшай, ну какой ты писатель, ты – гавно!". Эту историю рассказали мне грузины. Здесь – то же самое. То есть как бы давайте не путать. У нас есть очень большой пример хороших писателей, которые достаточно жёстко высказали свою позицию. А лизоблюды, которые боятся потерять то, что у них есть, особенно понимая, что с фамилией, кончающейся на "ко", они могут в любой момент стать парией, а ещё ему могут напомнить, что он, на самом деле, не этнический русский, а приехал из Казахстана, а это ещё сложнее, и в определённый момент, мы видим, как человек… Помните, как с Собчак произошло? В определённый момент она исчезла со всех федеральных каналов, она исчезла полностью из информационного пространства. В России это очень жёстко…

Наталья Влащенко: …на Болотную сходила…

Борислав Берёза: Да, она сходила. Здесь то же самое. Он перепуган. Он привык к комфорту, он привык к уюту, поэтому лезть лишний раз, лизнуть куда нужно, как ему кажется, российскую власть – ему не кажется зазорным ради перспектив остаться в как бы фаворе.

Наталья Влащенко: Лизнуть и быть лучшим учеником – это разные вещи. Мы…

Борислав Берёза: Уничтожь Шварца.

Наталья Влащенко: Слава, мы в финале. У Вас есть право задать мне вопрос или не задать, как хотите.

Борислав Берёза: Наташа, знаете, я бы хотел, чтобы Вы ответили мне на один вопрос. Вот Вы верите, что потом, когда всё это… Мы ж понимаем, что рано или поздно эта война закончится. Как Вы считаете, у украинцев, действительно, короткая память? Они смогут простить России всё то, что та натворила сейчас?

Наталья Влащенко: Я очень надеюсь, что нет. Я очень надеюсь. Электорат демонстрировал чудеса забывчивости и по отношению к таким, как Тигипко, и по отношению к таким, как Янукович, и т. д. Но на этот раз, когда мы омыли свою память кровью, я думаю, что мы не забудем. Я очень на это надеюсь.

Борислав Берёза: Я хотел бы, чтобы Ваши слова да Богу в уши.

Наталья Влащенко: Спасибо большое, Слава.

 

Источник: 112.ua

видео по теме

Новости по теме

Новости партнеров

Загрузка...

Виджет партнеров