Эксклюзив. Александра Кужель - гостья ток-шоу "Люди. Hard Talk"

Читайте полную версию интервью

112
Влащенко: "Тяжеловесы" украинской политики так называются потому, что количество информации, которую они носят в себе, зашкаливает. Сегодня у нас в гостях именно такой "тяжеловес": народный депутат Украины Александра Кужель.

Кужель: Это называется так, по-дамски, зацепить, что ты носишь обувь 46-го размера.

Влащенко: Александра Владимировна, буквально вчера или позавчера Алексей Кучеренко написал у себя в FB, что он видел вас в эфире: там было трое мужиков и Александра Владимировна, и как бы "получили" все. Поэтому в этом смысле вы тоже "тяжеловес".

Кужель: Я хотела сказать, что как-то вечером сидели мы с одним из депутатов из нашей фракции за чашкой чая, и я начинала вспоминать (всё-таки 20 лет в политике): "И ты можешь представить, что я всё про всех знаю? Как они приходили в ободранных босоножках, а сегодня стали миллиардерами…". И он так сидел, слушал, а потом говорит: "Кужель, у меня одна просьба. Сразу. Можно я буду продюссировать твою книгу воспоминаний.. Я тебе обещаю, что это будет бестселлер". Это как в Библии сказано: "Много знаний – много печали". Иногда то "многое" ты не сможешь никогда сказать, и ты с этим и уйдёшь. Иногда хочется всё это забыть. Но я ко всему отношусь очень философски  после 2003 года, когда Медведчук с Марчуком меня сняли с "посады" за то, что я не подписала указ о внедрении голограммного когуля сигарет, который – я точно знала! – выведет из Украины 800 млн долл. Тогда все его подписали, кроме меня, и я им мешала. Они тогда Леониду Даниловичу, который тогда, как сказали охранники, был уже очень, очень хорош…

Влащенко: Но предлагали же какое-то достойное вознаграждение?

Кужель: Всегда предлагали.

Влащенко: А какое вознаграждение "положено" за восемьсот миллионов?

Кужель: За это пугали. А максимально, что предлагали, это было три миллиона долларов. И когда сегодня говорят, что придут молодые, и всё изменится… Я когда читаю Библию, я говорю, что за столько веков ничего не изменилось. В Библии совершенно чётко сказано, что два самых большие испытания – это испытания деньгами и властью. Поверьте, за то количество лет, что я во власти, мало о ком скажут, как обо мне по-доброму: "Шурка-дура". Дура, потому что ничего не попросила у Кучмы: ни заводика, ни землицы.

Влащенко: Но ведь история ещё не закончена? Вы же можете поменять парадигму.

Кужель: Нет. Не могу. Я даже в эту Верховную Раду шла и думала: "Надо быть поспокойней, перестать воевать. Но всё равно я воевала. Когда Порошенко сказал, что несёт пакет реформ, это я кричала через весь зал: "Не вы, а Кабмин!". Я пытаюсь всё время напомнить, что у нас парламентско-президентская республика, и независимо от того, какая фамилия будет у президента, я не хочу, чтобы снова нам восстановили ту же вертикаль и ту же диктатуру. Нам этого нельзя. Кто-то провёл такую очень сильную политику, что за последние 10 лет уничтожили уважение к Верховному Совету.

Влащенко: Но разве это не Верховный Совет уничтожил уважение к себе?

Кужель: Нет. На самом деле…

Влащенко: Но люди, которые  голосовали за конверты, люди, которые голосовали четырьмя кнопками…

Кужель: Вопрос не в этом. Кому конверты носили? Во-первых, рассчитывались не конвертами. Конвертами с депутатами не рассчитываются уже давно.

Влащенко: А как? На карточку?

Кужель: Нет. Это обман. Вот эти фракции, которые голосовали и получали за это деньги, такие, как Компартия (подозревают, - ред.), они (депутаты, - ред.) никогда не получали этого.

Влащенко: А жаловался мне Голуб: "Увёл Симоненко какое-то количество миллионов за рубеж". Им ничего не досталось.

Кужель: Эти деньги не для депутатов.

Влащенко: Почему же все так стремятся к "корыту"? Почему они все так бегут туда?

Кужель: Это раньше каждый депутат был личностью. А теперь выдают, как кому голосовать, и решает это руководитель фракции. Идут разные люди. Есть такие, как я. Я была депутатом только во втором созыве, и сейчас полтора года. Но люди меня всё время воспринимали депутатом. Я иду, потому что знаю, что я пишу законы, пишу их хорошо. Я встречаюсь с людьми, потому что я народный депутат.

Влащенко: Сегодня вы идёте в списке Ю. В. Тимошенко?

Кужель: Да.

 Влащенко: У Тимошенко интересная ситуация: людей, которые были до того с ней, около неё осталось очень мало. Когда она сидела в тюрьме, все пиарились на этом, но как только её выпустили, началась кампания вокруг этого. Это было совершенно очевидно: все бросились врассыпную. Немного людей осталось. Она сейчас находится в ситуации фактического обновления. Более того, многие говорят, что это хорошо для неё, потому что окружение ей больше навредило, чем помогло. Как вы считаете, это на пользу? И в какой степени герметизации она сейчас находится? Доходят ли до неё какие-то месседжи, когда я звоню пресс-секретарю или Власенко?

Кужель: Во-первых, не все. Далеко не все. От того, что ушли люди, которые были известны, это ещё не все. Могу сказать, что осталась единственная партия в Украине, которая имеет  партийные организации до "села и селыща". И таких преданных партийцев, какие есть у Юли… Я когда ездила после президентских выборов, где мы подводили итоги проигрыша (что, почему), сидела на нескольких партконференциях вместе с тётками и рыдала – настолько преданная у неё команда. То, что "присасывались", так это всегда. Кучму переизбрали – "присосались" все к Тимошенко -Ющенко. Переизбрали их – "присосались" к Януковичу. Таких фамилий мы с вами можем назвать ползала. То, что произошло с ребятами этой команды, это совсем другие: Яценюк, Аваков, Турчинов…

Влащенко: Почему?

Кужель: Мы знаем массу примеров, когда встречается молодая пара, и чаще всего, мы, женщины, хотим сделать карьеру мужчинам. Мы считаем это своим женским долгом. Сколько после этого таких мужчин, которых "сделали", бросают этих женщин, считая, что они уже им не "соответствуют". То же самое происходит и в политике. Вы правильно сказали: они все на Тимошенко "поднялись". При этом многие посчитали, что они теперь "могут" сами. Это их право. Мы не расстались врагами. Но я думаю, что этот проект сделан против Арсения Яценюка. И этот проект не Юлии Тимошенко.

Влащенко: А чей?

Кужель: Я думаю, что это проект Петра Порошенка, потому что именно Арсения Яценюка он считает своим главным конкурентом. Почему? Потому что он англоязычный, его также в Европе и в Америке принимают, он может ехать и без президента, хотя, надеюсь, что Порошенко понимает, что он – президент в парламентско-президентской республике. В ней значение премьера гораздо выше по Конституции. Его это не устраивает. Порошенко не для этого избирался…

Влащенко: А для чего он избирался?

Кужель: Чтобы иметь всю полноту власти. Ну если он буквально через месяц внёс изменения в Конституцию, которыми практически возвращаются полномочия Януковича, где он начнёт назначать представителей президента в регионах. Но наша фракция и "Свобода" не голосовали. Даже последний случай, вчерашний. Президент создал при своей администрации Разведывательный Комитет. Уважаемый человек Смешко его возглавил. Смешко говорит, что этот комитет очень нужен, чтобы давать президенту достоверную информацию о ситуации в стране и за рубежом. Можно спросить: а достоверная информация голове Верховной Рады и премьер-министру не нужна? Или у нас будет отдельно информация СБУ для кого-то? С одного "боку" кричат: "Давайте єднатись", а с другого "боку" - каждый при  себе будет создавать отделы разведки. Возникает вопрос: а за кем тогда будут следить внутри страны? За вами. За мной. За "неблагонадёжными". Поэтому насчёт того, выиграла она или не выиграла… Она очень тяжело переживает всегда. С точки зрения духовности, Юля переживает за каждого. Но она никогда "слюни не распускает".

Влащенко: Почему она не общается с журналистами, за исключением Шустера, с которым у неё какие-то "особые" отношения? Потому что она ходит только к нему в студию.

Кужель: Скажите, на какие каналы нас пускают?

Влащенко: Я прошу об интервью публично! Об этом знает весь FB уже полгода! Я не могу его получить.

Кужель: Я читаю постоянно ваш FB. Я ни разу в нём не прочла, что вы просите интервью у Тимошенко.

Влащенко: Я сегодня ссылки вам дам.

Кужель: Юлия Владимировна дала себе слово, что сто дней правления Порошенко она не  даст ни одного комментария. Она это выдержала. Она права. Она говорит, что человек только пришёл к власти, ему надо определиться, и нечего тут сразу бегать и конкурировать. На сегодняшний день она выходит на те каналы, на которые ей дают возможность. Но она не может сегодня себе позволить такие кулуарные мягонькие интервью, потому что, поверьте, она из 24 часов – 29 работает. Она просится на ICTV, но её могут взять раз в четыре показа; точно такая же история с Савиком. Она не может попасть на каждую передачу.

Влащенко: Это было бы странно, если бы она была на каждой передаче.

Кужель: Почему странно? Лидер одной из самых больших партий Украины.

Влащенко: Но нет же ни одного человека, который бывает у него на каждой буквально передаче.

Кужель: Есть. Ира Геращенко есть. Но вопрос не в этом. Передачи такие, как на "Интере" идут, типа "собачьи бои", она ж туда не может пойти. Не так много передач в сегодняшнем украинском телевидении…

Влащенко: Но моё предложение прозвучало. Поговорим о дне сегодняшнем. Как вы считаете, вот эти коррупционные схемы, которые, как все говорят, работают во всех министерствах, они остаются, потому что их невозможно разорвать и пресечь или же по какой-то другой причине?

Кужель: Дайте Юле месяц побыть президентом – через три недели ни одной схемы не будет. Потому что, на самом деле, всё идёт сверху. Если сегодня ко мне приехали сотрудники прокуратуры и говорят: "Хуже, чем при Пшонке". С каждого дела требуют деньги. 70 писем по рейдерству, которые я отправила в прокуратуру, - ни одного шага не сделали. Если Даниленко зашёл к Бригинцу и сказал, что там, где Кужель попросила защитить от ОПГ лужковской группы депутата Госдумы Байбакова три отеля, которые он забрал, "не смейте трогать порядочного человека". А когда Бгигинец пошёл к Яреме и доложил это, Ярема смолчал, а Бригинца перевели со следствия  отвечать за тюрьмы.

Влащенко: В конце "пищевой" цепочки поставили.

Кужель: Да. И когда показывают, что у г. Даниленко "маєток" больше земельных участков, чем у Януковича, то я могу вам сказать, как госслужащая с 20-летним стажем: невозможно построить даже такой дом, где-то квадратов 300.

Влащенко: На зарплату госслужащего, безусловно, да.

Кужель: Невозможно. Поэтому когда сегодня опубликовали, что президент подписал Закон о люстрации", то…

Влащенко: А почему вы выступаете против этих законов, антикоррупционного, и люстрационного?

Кужель: Что вы! Мы поддержали 100% оба этих закона.

Влащенко: Я просто слышала, что вы критиковали эти законы.

Кужель: Нет, не законы. Люстрационный – нужно вводить немедленно. Пусть там есть недостатки, но ничего.

Влащенко: Вам легко говорить, потому что депутаты не подлежат люстрации.

Кужель: Я уже себя подвергла люстрации.

Влащенко: Я имею в виду не лично вас. У вас нет таких "маетков". Но вопрос состоит в следующем: а почему депутаты не подлежат люстрации? Многих из них нужно люстрировать немедленно. 

Кужель: Дело в том, что нужно было сделать первый шаг: принять закон, а потом исключить из него депутатов. Сейчас придёт более демократическая Верховная Рада, я рассчитываю, придёт больше молодых людей, которые еще не запятнаны. Та ВР не могла за это проголосовать, поэтому нужно было принять хотя бы в таком виде, а потом внести в него изменения. Я думаю, что теперь, подписав Закон о люстрации, президент будет вынужден уволить половину людей, которых он назначил. Например, того же Матиоса, заместителя Генерального прокурора, военного, который объявил, что, оказывается, за Иловайск отвечает батальон "Прикарпатье". Он должен уйти, потому что он работал все года президентства Януковича заместителем контрольного управления. Он попадает полностью. И многие другие, которых президент назначает губернаторами, главами администраций. В Киеве очень интересные люди появились. Управление по охране памятников, очень важное для Киева, возглавляет зять Рыбака, который вошёл с полной группой "донецких". 14 человек зашло.  Сегодня у меня был директор "Киевхлеба". Я ему задала вопрос: почему вдруг "пошла" цена? И он не письменно ответил, а приехал на встречу. Оказывается, Азаров построил предприятие "Кулиничи" по производству хлеба. Директор этого предприятия как раз и подарил "Золотой батон" Януковичу, которым очень хвастался, что теперь дорога у него везде открыта. По приказу Азарова все – до сельсоветов, школ – подписывали договора не с "Киевхлебом", а с этими "Кулиничами". За последний месяц в Голосеевском районе поставили 22 киоска "Кулиничей". Что это происходит? Поэтому когда мы говорим о законе о коррупции, меня напрягает то, что нужно принять второй закон, который говорил бы о гражданском контроле. Никогда, ни в одной стране мира не может только чиновник  бороться с коррупцией. Поэтому везде идёт сигнал от гражданского общества.

Влащенко: Конечно, чиновник не может сам себя контролировать. А что у нас происходит в армии? Генералы опять начали строиться, профессия военкома оказалась очень выгодной. Раньше они грустили на одну зарплату, а теперь не грустят.

Кужель: Они никогда не грустили. Сейчас президент пообещал, что все военкомы пойдут в АТО, а инвалиды из армии займут их места. Но вот сегодня свежий случай. На одном из каналов я рассказала о том, что мы (Тимошенко и ещё депутаты) пошли к Наливайченко и подали ему письмо (оно у меня есть с собой), что в 2014 году на внутреннем рынке Украины  было продано 35900 автоматов, 1227 гранатомётов, 5000 авиационных ракет, 60 противотанковых комплексов "Фагот", 10 БТР, 23 беспилотника, 10000 касок и два вертолёта "Ми-8". Они на меня суд подали, "Оборонпром" подал на меня в суд "О защите чести и достоинства", чего у него нет.  

Влащенко: Куда они проданы?

Кужель: Теперь благодаря тому, что мы передали Наливайченко, благодаря тому, что они подали на меня в суд, на который я буду приглашать всех журналистов…

Влащенко: Вы можете и должны эту информацию сделать публичной.

Кужель: Я обязана сделать её публичной. Потому что когда идёт война, продавать внутри страны… Может, это мамы покупают через благотворительные фонды? По поводу Гелетея. Я полностью поддерживаю тот фейсбук, который назвал его военным петухом. Когда человек, который не имеет отношения к армии… Ну как грамотный генерал может относиться к человеку, который к этому не имеет никакого отношения? Если он вчера подал уже на Тимошенко в суд! Красавец, вообще, петух. 

Влащенко: Может, он решил поддержать вашу избирательную кампанию. Потому что любой суд это избирательная кампания.

Кужель: Когда дойдёт, уже выборы закончатся. Вопрос не в этом. Он показал такую безграмотность, что мне аж страшно. Он сказал, что Тимошенко сказала, что Минобороны продавало оружие. Дело в том, что и Тимошенко, и я знаем, что уже много лет Минобороны запрещено продавать оружие. Продаёт "Оборонпром" и "Укрспецэспорт". Даже вы как журналист это знаете. А он не знает. И он подал в суд, что они не продавали оружие. Так мы и без него это знаем.

Влащенко: Есть же фигуранты сегодняшней политической жизни, которые напрямую причастны к этой теме?

Кужель: Меркель сказала, что после выборов 26-го Украине придётся бороться с олигархией. Первый раз за всю жизнь – с олигархами. Когда Тимошенко это говорила на выборах президента, никто этого не хотел: хи-хи, ха-ха, Тимошенко собирается бороться с олигархами. Это два человека – Фирташ и Ахметов, владеющие облгазами и облэнерго (обоим – привет!). И могу сказать, что я готова со своими документами свидетельствовать о том, что в каждом тарифе 40% они воруют как монополисты.

Влащенко: Это притом, что народ скоро рухнет под этими тарифами.

Кужель: Это их не волнует. Я думаю, что нам эти монополии нужно возвращать. Я хочу вам показать, почему нам сложно жить по европейским законам. Я беру европейские законы,  смотрю и понимаю, что вот тут украдут.  Я говорю европейцам: у нас воруют в тарифе. Они говорят, что этого не может быть. Если есть монополисты, то должна быть, как в Европе, Национальная комиссия по контролю за монополистами. Она у нас есть. Причём, это самый страшный орган – страшнее налоговика. Штрафы этих комиссий, они могут убить просто такой объём штрафа. Как им объяснить, что все члены комиссии за "бабки" назначены монополистами? Как им объяснить, что члены этой комиссии, которые должны их контролировать, представляют их интересы? Правильно сказал один из европейских политиков, что в Украине не коррупция, в Украине – разврат. И начинается он, когда назначают свояков, назначают своих родичей. Вот отсюда вылетает… Я полтора года жизни  потратила на то, чтоб вскрыть вот эти 30% абсолютно закрытой мафии. У меня просто драйв. Я по предпринимательству знаю всё. Я знаю, что мне там нужно просто делать. Нового мне никто не расскажет. Я прошу каждого (как мне по "Оборонпрому" присылают письма, люди изнутри пишут), кто может мне помочь информацией, чтобы этот спрут разорвать. 

Влащенко: Я очень удивилась известию, что пресс-секретарь Ющенко баллотируется по Луганску. Это как может быть?

Кужель: Там поставили Москаля. Он сделает все необходимые результаты выборов.

Влащенко: Но ЦВК же говорит, что это незаконное голосование на территории "ЛНР"?

Кужель: О чём вы говорите! Попробуйте что-то потом доказать.

Влащенко: Город же занят сепаратистами.

Кужель: Ночью парень мне написал в фейсбук, что у него такое чувство, что парламент подарил ему на день рождения Путина, когда Москаль сделал новые границы по Луганской области.

Влащенко: Тигипко сегодня баллотируется. И говорит о Родине и о смыслах.

 Кужель: Он верит в то, что говорит.

Влащенко: Я не верю, что этот человек верит в то, что он хочет Украине добра.

Кужель: Когда он говорит, он в это верит. У меня на него нет зла. Мне даже неинтересно. Я готова говорить о мужчинах, с которыми я не драться готова, а с которыми я готова получить результат, ради которого мы вышли на Майдан. С тем же Порошенко, Яценюком, Соболевым, Кожемякиным. Мне неинтересно делать это с Кличко. Я ему всё пишу, и всё впустую. Когда он сейчас внедряет эти карточки электронные и опять зарабатывает на этом…

Влащенко: Обижаетесь на Кличко.

Кужель: Нет. Нельзя обижаться на таких.

Влащенко: На каких?

Кужель: Я не ожидала ничего. Обижаться нужно на себя, когда ты что-то себе придумал… Я его люблю – спортсмена. Как я могу обижаться? У меня нет к нему отрицания. Я понимаю, что человека использовали, может, неправильно. На самом деле есть люди, с которыми в кайф работать. Я в этом парламенте провела очень хорошие законы, которые я за 20 лет не могла провести. Я найду из каждой команды интересных людей, с которыми мне будет кайфово работать. Если мне надо будет договариваться, я буду договариваться и с командой Тигипко.

Влащенко: Вы можете мне задать любой вопрос.

Кужель: Мы ведь умная нация, сумасшедше трудолюбивая. Я видела, какой она, наша нация,  может быть духовной. Я видела, как за сутки заполняли больницу годовым количеством лекарств. Как может произойти, что те же самые люди могут за выборы брать деньги и голосовать? Я не могу найти ту грань, как достучаться, неважно до кого.

Влащенко: Последние события последних месяцев показали, что в нашей стране есть две страны и два народа. Один народ заполняет лекарствами больницы за одну ночь. А другой народ за килограмм гречки продаёт будущее детей своих. Реально своих детей и внуков. Поэтому пропасть не удастся преодолеть в один прыжок. Пропасть будем преодолевать в несколько прыжков, рискуя туда свалиться.

Кужель: Я думаю, что, может, надо такое голосование, выборочное, как в Америке?

Влащенко: С нами сегодня была Александра Кужель, которая всегда работает, остаётся оптимисткой и верит в то, что в конечном итоге этот мир можно будет изменить. Спасибо большое.

 

 

 

 

 

 

Источник: 112.ua

видео по теме

Новости по теме

Новости партнеров

Загрузка...

Виджет партнеров

d="M296.296,512H200.36V256h-64v-88.225l64-0.029l-0.104-51.976C200.256,43.794,219.773,0,304.556,0h70.588v88.242h-44.115 c-33.016,0-34.604,12.328-34.604,35.342l-0.131,44.162h79.346l-9.354,88.225L296.36,256L296.296,512z"/>