banner banner banner

Эксклюзив. Народный депутат Украины Оксана Продан - гостья ток-шоу "Люди. Hard Talk"

Украинский политик, предприниматель и общественный деятель. Народный депутат Верховной Рады 7-го и 8-го созывов. Она – специалист в налоговой сфере. Вот уже вторую каденцию работает в комитете по вопросам налоговой и таможенной политики. В прошлом возглавляла Совет предпринимателей при Кабинете министров Украины, а сегодня – общественную организацию "Всеукраинское объединение предпринимателей  малого и среднего бизнеса "Фортеця". ОКСАНА ПРОДАН

file.liga.net
Влащенко: Сегодня у нас в гостях человек,  который сможет нас проконсультировать по всем параметрам того, что называется экономика. Что нас ждет завтра в ситуации стремительно падающей гривны? Сегодня у нас в гостях народный депутат Украины Оксана Продан.

Здравствуйте. Когда мы принимаем бюджет, мы туда вкладываем какое-то соотношение гривна-доллар, порог инфляции зафиксированный. В действующем бюджете было заложено 17. Мы уже этот порог преодолели?

Продан: Еще в момент принятия он уже был на грани.

Влащенко: Как же мы могли так безответственно подойти к формированию бюджета, и как теперь мы его будем выполнять?

Продан: Есть норма, которую закладывали, когда голосовали за бюджет в целом. До 15 февраля Кабмин был обязан подготовить изменения к бюджету, исходя из тех параметров, которые уже будут по состоянию на 15 февраля. Это одна часть. И есть вторая часть: Кабмин должен был сделать реальные  расчеты по Налоговому законодательству, которое было принято ночью перед самим бюджетом. Поэтому сознательно голосовали бюджет, понимая, что он нереален.

Влащенко: А почему так торопились?

Продан: В те сутки голосования (мы пришли в Раду в 8 утра и разошлись в полпятого утра) я не голосовала за изменения в Налоговый кодекс, я не голосовала за законы по ЕСВ, не голосовала за увеличение импортного сбора по товарам, но я голосовала за бюджет и голосовала по законопроекту о банках. Я голосовала за бюджет, потому что у нас январь-февраль, первый квартал… Если бы не был проголосован бюджет, у нас бы выпали деньги на армию. То есть одна двенадцатая, механизм, который мог бы работать… Если бы не был проголосован бюджет до 1 января (а это одна двенадцатая от предыдущего бюджета) на январь не было бы официального права у Кабмина финансировать армию. Поэтому я сознательно голосовала за бюджет, чтобы было официальное финансирование армии. То, что его приняли, это правильно. Но то, каким его приняли и какие приняли изменения в законодательство, регулирующее бизнес и экономику, вот здесь я была абсолютно не согласна с правительством, и я официально на фракции заявила о том, что я не буду за это голосовать.

Влащенко: Если так случилось, сколько будет галопировать инфляция, и почему так стремительно падает гривна? Неужели только война тому причина?

Продан: я думаю, что есть чиновники, есть руководители разных уровней, которые рассчитывают на то, что война все спишет. Но вместе с тем у нас экономика на сегодняшний момент остановилась. Более того, она падает. И любое производство снизило свои показатели в разы. Нет производства, нет подпитки, – соответственно, нет основания у гривны быть твердой.

Влащенко: Какие основные причины того, что экономика стоит?

Продан: Одна часть – война на востоке. Это производственные  предприятия, которые сейчас не подконтрольны Украине. Есть вторая часть. В течение года никаких изменений, которых ожидали внутренние инвесторы (и внешние инвесторы в том числе). Ничего не произошло. Защита права собственности не появилась. То есть как работали суды, так они и продолжают работать. А это должны быть главные защитники права собственности и закона в стране. И вот только сейчас практически проголосован закон изменения судебной системы хотя бы в рамках действующей Конституции, для того чтобы суды начали оглядываться на закон. И несмотря на то, что в течение года при премьере Яценюке был уже проголосован целый набор законов по дерегуляции, которые должны были бы порезать коррупционные составляющие, упрощающие для бизнеса механизмы работы, эти законы не действуют, потому что нет подзаконных актов (механизмов), которые обеспечили бы их работу.   

Влащенко: Кто должен создавать эти механизмы?

Продан: Кабмин. Он обязан все подзаконные акты изменить в соответствии с законом и обеспечить работу своих исполнительных органов соответствующим образом. Это одна составляющая. И есть вторая составляющая. Есть суд, который должен обеспечивать выполнение закона. До сих пор предприниматели, которым я говорю, что существует норма, которую я провела моей поправкой о том, что все чиновники, кроме фискальной и таможенной службы, отвечают личным имуществом, личными деньгами за те нарушения, к которым они  привели, и потере бизнеса… В связи с нарушениями чиновником законов бизнес открывает широко глаза: "Да ты что!". А как заставить чиновника выполнить закон? Никак, если суд не работает. А суд не работает! Он несправедливый у нас, и это ни для кого не секрет. Поэтому вот эти две вещи (когда нет защиты закона и когда Кабмин не реализовывает законы на подзаконных актах) останавливают любые позитивные изменения. Негативные сами по себе накапливаются.

Влащенко: Почему они этого не делают? Мы же не можем себе в условиях войны позволить такой роскоши, как разработка подзаконных актов по полгода.

Продан: Я обращаюсь с депутатскими запросами, через весь парламент направляю их на премьер-министра. В мае или в июне был проголосован закон, который предусматривает обязательность компенсации со стороны государства тех выплат, которые делают работодатели мобилизованным своим работникам. Сегодня действует закон, который предусматривает, что если у тебя работника забрали в армию по мобилизации, то ты в течение года обязан выплачивать этому работнику среднюю зарплату. Это все хорошо с точки зрения государственной экономики, но мы сейчас имеем рыночную экономику, и этот частный бизнес, который финансирует человека, служащего государству, должен получать от государства эти суммы в качестве компенсации, для того чтобы бизнес работал. У него же нет свободных источников. Эта норма действует. Кабмин обязан разработать процедуру   компенсации. Закон принят в июне. Я не могу перечислить количество обращений на Кабмин, на министерства, на премьера с тем, чтобы обеспечили компенсацию работодателям. В чем парадокс и в чем зло? Я, как работодатель, на место этого человека (если я продолжаю работать), обязана взять кого-то другого. Этот человек зарабатывает как минимум те же деньги. А сегодня бизнес зарабатывает намного меньше (доходная часть намного меньше), и я параллельно должна платить зарплату тем людям, которые воюют, защищают страну. Одно дело, когда таких людей, мобилизованных, на предприятии один процент. А если это автотранспортное предприятие, где много мужчин, и они все здоровы, и там большой процент мобилизации? Бизнес просто закрывается. Он не может этого выполнить. И сегодня государство, даже заложив в бюджет эти деньги, не обеспечивает компенсацию.

Влащенко: Правительство Яценюка, когда пришло к власти, провозгласило своей целью вывод бизнеса из тени, помочь ему развиваться и встать на ноги. На самом деле я на собственном примере мелкого бизнеса чувствую, что никакой помощи нет. Налог на зарплату бешеный. Таких, как я, предпринимателей тысячи и сотни тысяч. Для чего нужна эта имитация заботы о бизнесе?

Продан: Судя по тому, как работает сегодняшнее правительство, говорить намного легче, чем делать. Если в "Запорожец" залить 95-й бензин, он станет. Нам "Запорожец" менять надо, а никто его не меняет. Как была в Министерстве экономики сотня людей, которые не знают, чем занимаются… Система государственная, ее надо изменить. Она же не меняется. От того, что чиновникам государственным установили зарплату 5 тыс. грн, они же от этого лучше работать не стали. Их меньше не стало, функции не сократились. Как по мне, не в том порядке происходят эти изменения. То ли от недопонимания, то ли сознательно, но на самом деле для того, чтобы легальный бизнес стал работать в Украине, для того, чтоб он мог развиваться, изменений в сфере экономики нет: ни по ЕСВ, ни по Налоговому кодексу. Сегодня задача любой власти, на всех уровнях это дать возможность людям выжить. Реально нет работы, и тем, кто ее сегодня создают сами, им надо просто не мешать. Что касается ЕСВ, то я абсолютно уверена, что весь состав Кабмина, кто разбирается в этом вопросе, понимал, что ничего из этого не будет. И если посмотреть по голосованию, то те депутаты, которые разбираются в этом вопросе, не голосовали за изменения ЕСВ, потому что там кроме якобы реформы, которая априори не могла работать, увеличение зарплаты в 2,5 раза, когда сейчас все упало. Это нереально. Есть вещи, когда работодателя обязывают платить в любом случае минимальную ставку ЕСВ. Даже если вы зарплату начислили 100 грн, то ЕСВ вы должны заплатить 400. Это не экономические механизмы. То же самое касается  Налогового кодекса. Яценюк декларировал, что из 22 налогов стало 9. Я была на встрече, которую организовывали юристы "Асоціації правників України". Они прекрасно назвали свое заседание: "Що більше – 9 чи 22?". Потому что на самом деле для бизнеса вот эти 9 суммарно больше, чем было 22. Потому что ввели налог на коммерческую недвижимость. А что такое налог на коммерческую недвижимость, когда экономика в рецессии? Это мы стимулируем продажу за бесценок. А кто не сумеет или не сможет продать, у того заберет государство через исполнительную службу, которая провела в последнюю пленарную неделю норму о том, что 5% от тех сумм, которые исполнительная служба получает от исполнительного листа, получает сам исполнитель. Такой себе государственный заработок предпринимательства в управлении. И мы уже внесли законопроект об отмене этих норм, которые обманным путем "фронтовики" провели. Мне сложно критиковать правительство, потому что я член коалиции. Я стояла на Майдане для того, чтоб малый и средний бизнес, который на самом деле делает Майданы, который готов бороться за свободу, за демократию, за возможность реализации в этой стране… За его возможности я стояла на Майдане. И для меня то, что сегодня делает Кабмин, гораздо страшнее того, что делал в свое время Азаров. Для нас было нормально, когда Азаров делал все, чтоб малому бизнесу было тяжело. Мы от него ничего другого не ждали. Но при том при всем мы смогли в 11-ом году, после Налогового Майдана, заставить правительство Азарова провести изменения в Налоговом кодексе и оставить единый налог. И отменить их "хотелку" разделить большой и малый бизнес. Мы смогли тогда заставить Азарова не платить ЕСВ, если человек не работает. Сегодня этими изменениями под бюджет, которые внес Яценюк, на самом деле провели все те нормы, которые не смог провести Азаров. И для меня это тяжелый вопрос, потому что это то правительство, которое создано коалицией, членом которой я являюсь. Видимо, наша страна должна пройти еще и этот этап.

Влащенко: То, что не смогли принять прогрессивный Налоговый кодекс, прогрессивный и реалистичный бюджет, не смогли удержать банковскую систему, которая сейчас просто летит в бездну, это как-то связано с тем, что нет реформ? Нет у этого правительства ресурса, чтобы эти реформы провести?

Продан: На самом деле и курс гривны, и снижение, спад экономики связан с отсутствием реформ. Я выношу за скобки войну, это отдельный большой фактор, но вместе с тем внутри страны наличие упрощения для бизнеса, ликвидация целого ряда коррупционных схем, которые были, есть и остались абсолютно во всех сферах, – вот это дало бы возможность пусть не для резкого роста, но для саморазвития и самофинансирования страны. На самом деле то, что мы сегодня ждем МВФ, и я согласна с позицией, что как только начнут заходить деньги МВФ, гривна стабилизируется, но мы же понимаем, что она не упадет до 17. В тот проект, который сейчас готовит Яценюк, там закладывается уже 21. Но мы не должны рассчитывать всю жизнь на деньги МВФ или каких-то других доноров. Мы обязаны у себя в стране создать условия для самофинансирования, чтобы мы могли сами себе платить налоги. Вечно не дают. Кончится война, и тогда нам не на что рассчитывать. Сегодня мы понимаем, что нам по любому дадут денег, потому что мы сегодня закрываем Европу собой. Но война закончится. И мы останемся в том, что есть. И сегодня наша задача, и задача правительства, и парламента в том, чтобы дать возможность украинскому бизнесу здесь работать.

Влащенко: Все новые налоги, новые новшества… Есть еще какая-то возможность их откорректировать?

Продан: Однозначно есть. Во-первых, мы внесли уже критичные нормы, мы внесли  законопроекты, которые необходимо поменять, чтобы бизнес не сворачивался, не усилил свое закрытие… Без этого никак. Что касается ЕСВ, я лично обратилась к премьеру месяц назад с тем, чтобы он включил эту норму в проект бюджета, который готовится Кабмином. И то же самое касается Налогового кодекса. Те нормы, которые критичны, мы, группа депутатов, внесли. То, что касается неприбыльных организаций, подписало 19 народных депутатов.   

Влащенко: Расскажите еще про НДС. Это тоже болезненный вопрос для бизнеса.

Продан: Коалиционное соглашение предусматривало ликвидацию спецсчетов, которые должны были быть. Правительство смогло переломать коалицию с тем, чтобы на полгода ввести тестовый режим. Их вроде как нет, но они уже будут вроде как отрабатываться. И если они заработают, эти спецсчета, то тогда с 1 июля они будут работать официально. И сегодня задача вот этого бизнеса, который на сегодняшний момент еще может отслеживать и проекты, и работу налоговиков, – показывать парламенту негативы этих спецсчетов или позитивы. Может, оно заработает, в чем я сильно сомневаюсь. Я видела экспертов, которые говорят, что у них все поддерживают. Я пока таких предпринимателей, которые поддерживают спецсчета, не вижу.

Влащенко: Что вы можете сказать о сохранении коррупционных схем?

Продан: Уже год действующий руководитель ГФС говорит о том, что они определили большое количество налоговых ям, что они словили "конверты". Но вместе с тем НДС-счета обязаны вводить якобы в борьбе с коррупцией. Ни один налоговик официально не был посажен за схемы по выведению НДС. Хотя все знают, что без налоговиков злоупотреблений нет. Ни премьер-министр, ни силовики в правительстве не задекларировали и не отчитались, кого они реально посадили, какую схему закрыли. Все, что было, то и осталось, к сожалению. Наша максимальная задача сейчас – создать условия для экономики, а это та же коррупция – везде, на разных участках. А с другой стороны – обеспечить выполнение тех требований, которые сейчас выставляют и ЕБРР, и МВФ. Они ж на самом деле дают деньги Украине под конкретные пункты выполнения тех или иных действий. И вот на комитете по европейской интеграции отчитывались о том, какие деньги заводят сейчас в Украину для поддержки переселенцев, для поддержки тех людей, которые реально сегодня в этом нуждаются. Но европейцы дают деньги под конкретные движения. Мы имеем 11 пунктов, мы их выполняем, мы по каждому пункту получаем деньги. Не выполняем – минусуем. То есть на сегодняшний момент мир не верит нашему правительству, что оно будет выполнять те обязательства, которые берет на себя. Я абсолютно уверена, что вот это доверие, которого нет, это самая большая беда сегодня и в Украине. Люди не верят правительству, правительство делает все, исходя из того, что оно не верит людям, а мы, таким образом, не можем строить, когда ты не веришь. 

Влащенко: Когда людям говорят затянуть пояса, а в это время большие и маленькие чиновники воруют, это особый цинизм. Как можно начать разрушать эти коррупционные схемы?

Продан: Я абсолютно уверена, что изменения в бюджет, которые сейчас должны быть, не должны пройти так, как они проходили 29 декабря. Реально сейчас больше половины депутатов в парламенте новых, которые впервые зашли в парламент, и их развели теми изменениями – тем, как они были проведены. 

Влащенко: Это будет зависеть от вас. Нужно подходить ответственней, потому что сейчас у депутатов третий отпуск за три месяца. Мы проанализировали работу в комитетах и узнали, что заседали за две недели только пять комитетов, и две трети депутатов на эти заседания даже не пришли.   

Продан: Я могу говорить о себе. Я эту ответственность ощущаю, и она на сегодняшний момент для меня гораздо сильнее и тяжелее, чем была год назад. А те депутаты, которые не работают или не собираются работать, им все равно – пленарная неделя или не пленарная. Их нет или они есть, но их все равно нет, и проекты они не читают и не обсуждают.

Влащенко: Сколько таких в Верховной Раде?

Продан: Я не считала, но на самом деле таких много. Но то, что мы работаем в комитете, это правильно, потому что нельзя голосовать, документ надо отработать.

Влащенко: Не нужно просто имитировать эту работу. Очень многие, пользуясь тем, что нет пленарных заседаний, просто уезжают.

Продан: Многие в пленарные заседания просто занимаются пиаром. И это не на пользу стране.

Влащенко: Что вам дало заряд, что вы так прекрасно изменились?

Продан: Наверно, понимание того, что меня часто приглашают, и я должна соответствовать, как минимум, "Удару", потому что "Удар" это априори что-то спортивное. Но на самом деле, меньше кушать надо.

Влащенко: Спасибо большое. С нами сегодня была народный депутат Украины Оксана Продан. Человек на своем месте, что не часто сегодня бывает, к сожалению.

 

 

 

 

 

 

 

 

Источник: 112.ua

видео по теме

Loading...


Новости по теме

Виджет партнеров

d="M296.296,512H200.36V256h-64v-88.225l64-0.029l-0.104-51.976C200.256,43.794,219.773,0,304.556,0h70.588v88.242h-44.115 c-33.016,0-34.604,12.328-34.604,35.342l-0.131,44.162h79.346l-9.354,88.225L296.36,256L296.296,512z"/>