Эксклюзив. Правозащитник Эдуард Багиров – гость программы "Люди. Hard Talk"

Читайте полную версию интервью c правозащитником, журналистом, изобретателем, генеральным директором "Международного Агентства Информационных Расследований" и президентом " Международной лиги защиты прав граждан Украины" Эдуардом Багировым - только на сайте 112.ua

112.ua
Влащенко: Сегодня у нас в гостях человек, профессия которого для меня всегда являлась тайной, потому что в стране, где нет правозащитной системы, профессия правозащитника и то, чем он может заниматься, туманна и неясна. Сегодня у нас в гостях правозащитник и адвокат Эдуард Багиров. Здравствуйте. Рада вас видеть. Думаю, что вы нам сегодня приоткроете очень многие тайны. Мне профессия правозащитника всегда казалась немного жульнической. Очень многие люди, которые не хотят работать, занимаются правозащитнической деятельностью, любят гранты всякие. А вот Вы чем занимаетесь?

Багиров: Наша профессия не отличается от тех профессий, которые помогают людям. Те же пожарные, рискуя жизнью, спасают людей. Врачи, рискуя жизнью, работают с инфекционными больными.

Влащенко: А вы тоже рискуете жизнью?

Багиров: Конечно. Когда я посещаю исправительные учреждения, колонии, встречаюсь с сотрудниками учреждений, с осуждёнными, когда я заходил в камеру один, я понимал, что ничего не будет, ведь я помогаю осуждённым, но где-то есть определённый риск. Приходилось в разных ситуациях выступать на акциях протеста, когда люди разъярённые, злые. Я пытаюсь объяснить им, что нужно действовать в рамках закона. Правовая защита была у нас ещё в советские времена. Хельсинская группа, которая была создана в Москве, есть филиал у нас в Украине, есть другие организации, комитеты. Организаций у нас более 50 тыс.

Влащенко: Организаций у нас много, только прав не очень много. Как у нас сейчас с правами в колониях, в исправительных учреждениях? Стало ли хуже?

Багиров: Тюремная система – это государство в государстве. Со своими правилами. Нельзя называть условия тюрьмы хорошими или плохими. Тюрьма априори плохое место, где нарушают права человека. Это единственное государственное здание, которое будет при любых правителях. Если человек попадает в тюрьму, он автоматически лишается своих других прав: права на жизнь, права на здоровье. А права на свободу его лишает государство.

Влащенко: Вы тоже в своё время были лишены свободы. Осуждены на 5 лет за вымогательство 

Багиров: Да. Я был лишён свободы.

Влащенко: На момент осуждения вы работали директором охранной фирмы?

Багиров: Нет. Я был председателем правления фонда помощи правоохранительным органам "Фемида". Был такой благотворительный фонд.

Влащенко: 5 лет – это большой срок.

Багиров: Да, мне, вообще-то, 7 дали. У меня был конфликт с главой райадминистрации города Киева и городскими властями. Я писал в газете "Крещатик".

Влащенко: А вымогали вы у кого формально?

Багиров: У меня тогда было 4 водителя. Один из них написал заявление, что я у него требовал его автомобиль. А у меня тогда был парк автомобилей.

Влащенко: Вы достаточно медийное лицо. Чьи права вы защищали, комментируя конфликт двух высокопоставленных чиновников – руководителя "Нефтегаза" и его зама?

Багиров: Ничьи. Меня попросили дать объяснение, можно ли человеку бесконечно находиться на больничном. Я сказал, что нельзя. Вопрос в том, что меня, как гражданина Украины, возмущает то, что чиновники, не работая, получают за это из бюджета деньги. В европейских странах за это вышвыривают, а наши чиновники, надеясь на своих покровителей и высоких партийных боссов, позволяют себе всё, что угодно.

Влащенко: Они надеются на свои деньги. Вы когда-то комментировали в прессе решение МВД о лишении права голоса сепаратистов. Насколько я знаю, даже люди, которые сидят в тюрьме, не лишаются права голоса.

Багиров: Если лишением суда признано, что человек – террорист, сепаратист, его лишают свободы, сажают в тюрьму. Соответственно, по Конституции он не может быть активным участником избирательного процесса. Он может только голосовать.

Влащенко: Он не имеет права баллотироваться?

Багиров: Да. Права голоса лишать граждан Украины нельзя. Но лишить свободы сепаратиста и лишить возможности баллотироваться в законодательный орган – это не проблема. Если доказано, что он сепаратист и совершил уголовное преступление, его сажают в тюрьму, и он пропускает все выборы, будучи зеком.

Влащенко: Недавно вы говорили, что новая власть не борется с коррупцией. Какие новые коррупционные дела, уже теперешние, послемайданные, вы знаете?

Багиров: Новых нет. Да и старые не изжили и не уничтожили. За последние 5 лет в СМИ можно найти десятки коррупционных схем. И все эти схемы работают.

Влащенко: О каких самых наглых схемах вы можете сейчас рассказать?

Багиров: Покупка этих же вышек нефтяных, когда обналичивались сотни миллионов бюджетных денег. Закупки лекарств. Те же лекарства на границе с Польшей стоят 50 грн, а у нас – 250 грн. Разница уходит в карман чиновников-негодяев.

Влащенко: Нужно было издать закон, что покупатели имеют право только у производителей покупать. И все оффшоры – долой. Как вы думаете, почему новая власть этого не сделала?

Багиров: А где вы видите новую власть? Те, кто пришли министрами с Майдана, это да. Откуп для Майдана, участников революции. А остальные – те же самые. Они меняются, как колода карт. Это сводные братья и сёстры.

Влащенко: А как можно создать механизм обновления элит?

Багиров: Сознание людей. Они должны понимать, что источник власти – они сами. И не голосовать за тех, кто был сегодня во власти.

Влащенко: А вам предлагали быть депутатом ВР?

Багиров: Предлагали. Но меня не интересует власть. Меня интересует контроль над властью.

Влащенко: А откуда у вас офис на Прорезной? Вы там снимали офис?

Багиров: Да. Мы оттуда уже будем съезжать.

Влащенко: Это дорого очень. Значит, вы в прошлом были богатый человек.

Багиров: Да, в прошлом мы могли себе это позволить.

Влащенко: Вы являетесь главой Международной Лиги защиты прав граждан. Есть люди, которые утверждают, что вы стали главой этой организации обманным путём. Кто сегодня из международных организаций сотрудничает с вашей лигой? И есть ли организации, которые готовы вам давать гранты на защиту прав человека?

Багиров: Наша организация единственная в Украине, которая реализовывает ежегодно 50-60 проектов без копейки грантов.

Влащенко: А как вы работаете?

Багиров: Я зарабатываю и трачу на правозащитную деятельность. При этом не хочу быть чиновником, политиком.

Влащенко: А как вы зарабатываете?

Багиров: Консалтинг, консультации, юридическое сопровождение. Экономическое сопровождение. Советы инвесторам.

Влащенко: Консалтинг юридический?

Багиров: В том числе и юридический.

Влащенко: Вы работаете как юридическая фирма?

Багиров: Не только как юридическая. И охранная фирма, и транспортная компания.

Влащенко: А как называется ваша бизнес-компания?

Багиров: У меня есть рекламная компания. Я патентовал и являюсь владельцем патента, нового изобретения, конструкций рекламных, которые в Киеве есть. Я их изобрёл и проект реализовал. У меня есть патенты на мобильный перевод.

Влащенко: Это источник доходов для вас?

Багиров: И в том числе источник доходов. У меня бизнеса много. Я всё изобретаю сам, патентую.

Влащенко: А что такое мобильный перевод?

Багиров: Вы с мобильного телефона можете получить мобильный перевод он-лайн в любой точке земли.

Влащенко: О том, что вы такой изобретатель нигде не сказано. Это украинская лицензия?

Багиров: Это украинская лицензия, которая распространяется на весь мир.

Влащенко: И вы получаете с этой лицензии деньги?

Багиров: В том числе. Я зарабатываю и свои деньги вкладываю. Я это делал на протяжении с 91-го до декабря прошлого года.  

Влащенко: Кто из международных правозащитных организаций с вами сотрудничает?

Багиров: Абсолютно все организации с нами работают. Сегодня филиалы нашей организации есть в Москве, Кишинёве. Для меня самое главное, что штаб-квартира нашей организации находится в Киеве. Филиалы находятся в Европе и в СНГ. Но, честно говоря, ситуация с правами человека у нас на оценку "плохо". И в этом виноваты в первую очередь мы, правозащитники.

Влащенко: Есть факты того, что, защищая права человека в тюрьмах, колониях, вы фактически сотрудничаете с органами МВД. Мне интересен ваш комментарий на эту тему. Бывают ли случаи такого сотрудничества?

Багиров: Безусловно. Я могу, чем аппелировать. Я был в один период времени членом коллегии МВД Украины. Был главой Громадской рады.

Влащенко: Это у Захарченко?

Багиров: Нет. Я был у Могилёва. Я был единственный общественный деятель, который при Захарченко ушёл, потому что с ним невозможно было работать. Могилёв хоть внедрял те приказы, которые до него никто не реализовывал. 1 декабря я направил Пшонке заявление, чтобы наказали Захарченко, и только через 9 дней мне написали ответ.

Влащенко: Часто ли бывает, что руководители колоний, когда вы приезжаете с проверками, делают вам предложения, чтоб отчёт был хорошим?

Багиров: Вы можете сделать информационный запрос в любую колонию. Все они знают, что я приезжаю в колонии на своём транспорте, на свои деньги и не уезжаю с полным багажником ширпотреба. Я не беру, меня запугать нельзя. Все знают, что если результат проверки плохой, то я такой и подпишу. Мне нечего бояться, пусть они боятся.

Влащенко: Полгода назад вы были ранены резиновой пулей. Было заявление в милицию? Что это была за история?

Багиров: Было заявление. Мне бы самому хотелось понять мотивы того человека, который это заказывал.

Влащенко: Вы знаете этого заказчика?

Багиров: Этот человек сейчас за пределами Украины находится. 100% могу назвать его только  после решения суда. До этого не имею права. Угрозы поступают постоянно в мой адрес. Расследование не проводится вообще, несмотря на написанное заявление. Я не люблю огульной критики, но милиция нарушает мои права как гражданина Украины. Я общаюсь с руководством Генпрокуратуры, МВД, Пенитенциарной службы. По роду своей общественной деятельности я работаю со всеми структурами.   

Влащенко: Как вы оцениваете работу главного правозащитника страны госпожи Лутковской?

Багиров: Ужас, кошмар! Когда-то она была прокурором власти против граждан. Потом резко изменилась, стала защитником простых граждан. Надо её просто выгонять. Она, в принципе, делает всё для того, чтобы проблема с правами человека сохранялась на том же уровне. Она реально ничего не делает.

Влащенко: Какая мечта у такого человека, как вы?

Багиров: 24 года я не был в отпуске. Я просто хочу отдохнуть. С семьёй.

Влащенко: Хотите у меня что-то спросить?

Багиров: Какой период вашей жизни вы можете вспомнить как приятный?

Влащенко: Я считаю, что самый лучший период моей жизни это тот, который я переживаю в данный момент.

Что ж, с нами сегодня был правозащитник, адвокат, человек, который всё мечтает отдохнуть, но никак не может; человек, который был максимально откровенен сегодня – Эдуард Багиров.

 

Источник: 112.ua

видео по теме

Loading...


Новости по теме

Виджет партнеров

d="M296.296,512H200.36V256h-64v-88.225l64-0.029l-0.104-51.976C200.256,43.794,219.773,0,304.556,0h70.588v88.242h-44.115 c-33.016,0-34.604,12.328-34.604,35.342l-0.131,44.162h79.346l-9.354,88.225L296.36,256L296.296,512z"/>