Эксклюзив. Скульптор Олег Пинчук - гость ток-шоу "Люди. Hard Talk"

Известный украинский скульптор. Автор памятных знаков Андрею Первозванному на территории Михайловского Золотоверхого монастыря, памятника преподобному Антонию и Феодосию на территории Киево-Печерской Лавры. Выпускник высшей школы визуальных искусств в Женеве. Заслуженный художник Украины

112.ua
Влащенко: Сегодня у нас гость достаточно веселый. Мы поговорим с ним о вещах серьезных и несерьезных. Это известный скульптор Олег Пинчук.

Здравствуйте, Олег. Вы очень долго напрашивались в программу. А зачем?

Пинчук: У меня была такая идея фикс: идти на выборы в горсовет. Так как у меня денег не было, то для того, чтобы засветиться среди публики, я решил прийти сюда и рассказывать, чтобы хотя бы бабушки, которые смотрят передачу, заметили меня и бросили за меня бюллетень. Поэтому все очень прагматично. Но теперь выборы прошли, я потратил на выборы 150 долларов, занял почетное пятое место. Тот, кто занял второе место, он потратил 1,5 миллиона и не прошел. А я – 150 долларов и не прошел. Но получил очень хороший опыт.

Влащенко: А кто прошел?

Пинчук: Прошли ребята из "Свободы". Молодой парень Кутняк. Они организованно, правильно ходили по людям. Вешали объявления, афиши, плакаты. Когда я впервые за два дня до выборов въехал в свой район, это был огромный лес билбордов с изображением лиц, зовущих куда-то вперед, обещающих, с такими небритыми лицами.

Влащенко: А вы оказались "скупым рыцарем" и никого никуда не звали?

Пинчук: А для меня это просто была новая какая-то грань, было интересно попробовать, как это все работает.

Влащенко: Понравилось?

Пинчук: Очень. Я получил очень хороший опыт всего за 150 долларов.

Влащенко: Вы же всегда подчеркиваете, что вы человек состоятельный.

Пинчук: Я подчеркиваю всегда, что это все относительно. Относительно какой-то бабушки – да. А относительно олигархов – нет.

Влащенко: Вы ездите на хорошей машине. Ваши работы дорого стоят. И когда писали топы самых дорогих художников Украины, всегда там присутствовал Олег Пинчук. Вы там платили по 150долларов, чтоб вас поставили в топы?

Пинчук: Я не участвую в самых дорогих топах. Там участвуют самые бедные художники. Они пишут, что они самые богатые. В рейтингах каких-то я участвую. Но в самых богатых там люди, которые почему-то одалживают у меня деньги.

Влащенко: А кто это?

Пинчук: Есть люди, которые в топ-10. Они одалживали деньги и до сих пор не отдали. Но, тем не менее, они пишут, что они самые известные, самые дорогие, самые успешные.

Влащенко: Художники это некое отражение того, что происходит в обществе. Если в обществе покупают произведения искусства, – значит, все в порядке. Если перестают покупать – значит, что-то не так. Сейчас у нас какой период?

Пинчук: Сейчас период очень сложный. Непростой для художников. Для художников, которые по большому счету не только не зарабатывают, а которым не дают возможность работать. Выгоняют из мастерских, поднимают цены, отключают тепло, отключают энергию. Такая ситуация произошла в Киево-Печерской Лавре. Там работает 35 художников. Мастерским уже 130 лет, там работали академики Бородай, Дерегус, Химич. Чумаченко там когда-то творила. И сегодня выселяют. Сегодня первый раз, когда отключили тепло, свет.

Влащенко: А какой, вообще, порядок владения этими мастерскими?

Пинчук: Они принадлежали когда-то художнику Ивану Ижакевичу, который расписывал рядом Трапезный храм. После войны, когда взорвался Успенский Собор, он был уничтожен фактически, и Союз художников за свои деньги это отремонтировал и восстановил. И с тех пор идет постоянная война. Когда был СССР, их меньше трогали. А сегодня каждое продолжение договора сопровождается неподписанием этого договора.  

Влащенко: Когда был СССР,  художники, писатели, артисты были на иждивении у СССР. Так было всегда. Но СССР уже 20 лет нет. Вы с кем подписывали договора?

Пинчук: Оно переходит то в коммунальную собственность, то в городскую. Под патронатом Министерства культуры часть Лавры. 

Влащенко: Хозяин этих мастерских постоянно меняется?

Пинчук: Они меняются. Но мастерские в аренде у Союза художников с самого начала.

Влащенко: А почему художники не приватизировали их, когда была такая возможность?

Пинчук: Нельзя приватизировать. Это историческое здание. Историческое место. Нет законов. Только договор аренды. И для того чтобы выжить художников, они просто поднимают цены по принципу коммерческой структуры. Какая коммерческая структура, если художник пишет икону и продать ее не может! Он еле сводит концы с концами, а его выгоняют на улицу. Художники объединились, напечатали плакаты. Пришли к директору, там было совещание, потом они пошли к Министерству культуры. И началось какое-то действие. Но наш любимый Союз художников боится и не поддерживает нас. 

Влащенко: А зачем вам эта тягомотина? Вы же человек не бедный? Купили бы себе помещение.

Пинчук: Во-первых, у меня есть помещение. Во-вторых, я в мастерской не один. Нас несколько художников. В-третьих, надо думать о какой-то корпоративной этике, о корпоративной защите своих же коллег. Если выбрасывают его – это унижает тебя. А у тебя есть авторитет, есть возможность прийти и рассказать это людям.

Влащенко: А с новым министром вы говорили на эту тему?

Пинчук: Мы говорили с замминистром – первым, вторым, третьим. Там нет против, но мы знаем, что такое бюрократия. Самое главное, что у художников активная позиция. Девочки, которые приходят, они провели три месяца на Майдане. Муж одной из них ушел добровольцем в АТО.

Влащенко: А что покупали чиновники Януковича? И кто у вас лично покупал?

Пинчук: Они не покупали – им дарили. Они привыкли все получать на халяву. Люди, которые были при власти, они не были специалистами по культуре. Они покупали в антикварных магазинах какую-то кичуху и все это дарили Януковичу. Это даже иногда не разворачивалось.

Влащенко: Поярков хвастал, что у него покупали часто и много.

Пинчук: Поярков у нас узкий специалист – он работает в ВР. Это его рынок сбыта, клуб его коллекционеров.

Влащенко: А вы с ними меньше контактируете?

Пинчук: Я работаю больше на рынок. Я выставляюсь больше в Европе. У меня в Лондоне дилеры есть, во Франции, в Швейцарии, где я учился три года. Мои работы мало дарят. Мои работы покупают для своих коллекций. Покупают люди бизнеса. Политики не покупают, потому что они привыкли к подаркам. Приятно, когда приходишь к владельцу сети очень дорогих товаров, а у него дома стоят твои работы.

Влащенко: Кроме депутатов и чиновников, у нас еще есть люди, которые должны разбираться в искусстве. Эти люди собирают интересные коллекции?

Пинчук: Виктор Пинчук. Несмотря на то, что он в довольно напряженных отношениях с Коломойским, он  достаточно большое количество моих работ ему подарил на дни  рождения. А Коломойский, когда меня видит, спрашивает, за сколько Пинчук купил у меня работы. А я ему не рассказываю. Коломойский человек живой, любящий все. Он веселый человек.

Влащенко: А вы лично общались с Коломойским?

Пинчук: Я всех президентов, всех премьер-министров лично знал. Как правило, это интересные, нормальные люди, но как только люди приходят к власти – к ним не достучаться. И нет желания.

Влащенко: Я знаю искусствоведов, которые собирали коллекцию для Коломойского. Как вы считаете, он сам лично этим интересуется? Или он тоже "не разворачивает"?.

Пинчук: Его можно слушать и записывать. Это клад изречений. Ильф и Петров не дожили до того времени, чтобы общаться с ним и создать какой-то новый шедевр. Это человек, который мне глубоко симпатичен. А с другой стороны, я понимаю, что бизнес заставляет человека быть жестким. Он мне предложил делать выставку у себя в Женеве, в галерее. Кому-то что-то поручил, этот человек ушел с его орбиты. Это были люди, связанные с нефтяным бизнесом, и так оно все заглохло, потому что этим нужно заниматься. А он заниматься не будет. У него свои, другие, важные дела.

Влащенко: Вы человек очень предприимчивый.

Пинчук: Я вырос в городе Житомире, где все с пяти лет во что-то играли, в том числе и на деньги.

Влащенко: Вы знаете, что такое современный маркетинг, вы продаете свои произведения. У вас есть связи. А что делать художнику, у которого нет связей? Есть ли в Украине рынок?

Пинчук: Рынок есть, но оно очень слабый, очень хилый. А сегодня можно сказать, что рынок фактически уже умирает. Сегодня искусство уже никому не нужно. И это трагедия, когда человек талантливый, умный, с хорошим образованием не может жить в профессии. Нужно шевелиться, искать возможность, где выжить. Если ты не можешь жить искусством, то надо заниматься другим делом. Я сегодня выпустил уже 4 каталога. Я выпускаю еще два каталога, у нас будет куча выставок. Я делаю проекты об украинских художниках во Львове. Я не сижу на месте.

Влащенко: А с кем вы сотрудничаете?

Пинчук: Ищем партнеров. Есть же люди, которые понимают, что искусство это нечто другое. Это не бизнес.  

Влащенко: А как вы убеждаете инвесторов выделить средства на выставки или на проекты?

Пинчук: Если мы говорим о бизнесе, то это бизнес с миллиардными оборотами. Если мы просим десяток тысяч долларов, то это небольшие деньги. Если люди любят искусство, то они готовы эти деньги давать. Это внутренняя потребность помочь художникам. Мы   помогаем на АТО, организовываем аукционы, покупаем какие-то вещи. Мы помогаем, и находятся люди, которые пытаются и нам помочь, и есть результаты.   

Влащенко: А как можно помочь художнику?

Пинчук: Я десятки раз обращался в Министерство культуры, что мне надо дать только благословение, написать письмо, а все остальное – моя задача. Я найду деньги, договорюсь с музеями, с кураторами, мы организуем выставку украинского искусства. Я это все делаю. Когда я пришел к бывшему министру культуры и привел одного канадского коллекционера,  очень состоятельного, который загорелся желанием помочь Украине, то тогдашний министр сказал прийти через две недели и записаться. Я отстоял с температурой, ожидая приема, три часа. Он пришел уставший, а к нему сразу два коллекционера: один – из Литвы, второй – из  Канады. Они приехали с конкретными предложениями инвестировать в культуру. А им сказали прийти через две недели записаться. Когда Ступка был министром, и я его случайно встретил на улице, он сказал, чтоб я к нему заходил в гости со своими предложениями. Мы кричали, чтоб что-то менять, а когда касается конкретных дел – ничего не меняется. Люди отдают свои жизни, готовы умирать за идею, а у нас дальше бардак, взяточники, воры. Систему не изменили.

Влащенко: Чем может помочь художникам государство, и должно ли оно им помогать? 

Пинчук: Нельзя приравнивать художника к коммерсанту. Нельзя приравнивать аренду его мастерской, подвала или полуподвала к коммерческой недвижимости. Должны быть льготы в аренде помещений. Должно быть финансирование каких-то больших культурологических проектов в Украине, потому что через Украину, через украинское искусство можно лоббировать и свои интересы. Едет Порошенко куда-то в Европу – пусть возьмет пару нормальных, хороших экспертов, чтоб они общались с директорами музеев, чтобы делать большие выставки современных художников. У нас же прекрасные художники. Но нет возможности добраться.

Влащенко: Во всем мире музеи это культурные центры, где происходит много всего. Не только выставки и экспозиции, но там есть и очень серьезная, образовательная научная работа. Есть ли у нас такие музеи, и что нам сделать, чтоб они у нас появились, наконец?

Пинчук: У нас есть. То, что происходит сегодня в "Арсенале", это то же самое. Там есть возможность детям развиваться. "Арсенал" стал на сегодняшний день, благодаря руководству "Арсенала", культурным центром Украины. Там есть жизнь, движение, желание что-то показать, и люди туда ходят. На Западе серьезное финансирование культуры. Там серьезные деньги тратятся на постройку музеев. У нас фактически за последние 23 года коллекции музейные не пополнялись. Остановились на соцреализме. Нет денег – нет закупок. Это выпал целый пласт истории. И только благодаря меценатам, которые покупают и дарят… Но это единичные случаи. Когда у нас появится понимание, что культура это очень важный элемент общества и его нужно тоже поддерживать, тогда все изменится.

Влащенко: Небольшое государственное финансирование есть пока у всех музеев. Но я веду речь о менеджменте. В "Арсенале" происходят книжные ярмарки, презентации новых книг, фэшн-мероприятия и много другого. Другие музеи занимаются только своим профилем, и то в таком советском формате. Возможно, и там надо менеджмент менять?

Пинчук: Если у людей зарплата 1200-2000 грн, и они должны что-то за это делать, и когда они держатся за свое место, и не дай бог сделали что-то не так, и их выгонят, и они лишатся и этих копеек, то они очень осторожны. Они занимаются научной работой. Но это не жизнь, это проживание, потому что нет возможности пригласить хорошего художника.  

Влащенко: В провинциальных музеях в советские времена были очень неплохие запасники. Их всех уже практически растащили. А в киевских музеях, в центральных, сколько там процентов подмены?

Пинчук: Я не специалист в этом, я не знаю. Но вот буквально вчера мне сказали, что в  Волода́рске-Волы́нском есть работы моего отца, и не хочу ли я их приобрести. А мой отец не имел никакого отношения к скульптуре, а есть однофамилец Борис Пинчук, известный скульптор, и он работал в "лениниане". И вот мне интересно посмотреть, какие там работы, что мне предлагают.

Влащенко: Вы сами, когда продаете работы, вы платите налоги?

Пинчук: Да. В Украине уникальнейшая возможность платить налоги. Когда ты оформляешь себя как платник єдиного податку послуги у сфері мистецта, організації виставок і продажу своїх робіт, то ты платишь условно 200 грн в месяц, а декларируешь сотни тысяч. Я с самого начала, как только приехал в Украину, с 96-го года, я системно плачу налоги. Это порядок 2000 трн в месяц. Ты можешь декларировать миллион гривен.

Влащенко: Самая дорогая работа, которую вы продали?

Пинчук: Это коммерческая тайна. Но, в принципе, хорошая цена.

Влащенко: Можете задать мне вопрос.

Пинчук: Мы выросли в одном городе. Вы бываете дома?

Влащенко: Да. Я бываю у родителей с большим удовольствием.

Пинчук: Это важно помнить свои корни.

Влащенко: Спасибо большое, Олег.  

Источник: 112.ua

видео по теме

Loading...


Новости по теме

Виджет партнеров

d="M296.296,512H200.36V256h-64v-88.225l64-0.029l-0.104-51.976C200.256,43.794,219.773,0,304.556,0h70.588v88.242h-44.115 c-33.016,0-34.604,12.328-34.604,35.342l-0.131,44.162h79.346l-9.354,88.225L296.36,256L296.296,512z"/>