banner banner banner banner

Эксклюзив. Телеведущая и модель Наталья Ворона – гостья ток-шоу "Люди. Hard Talk"

9 января гостьей ток-шоу "Люди. Hard Talk" была телеведущая, модель, финалистка конкурсов "Мисс-Западная Украина" и "Мисс-Украина" Наталья Ворона

112.ua
Влащенко: Никто не станет возражать, что женщины – наше главное богатство. Сегодняшняя наша гостья – очень красивая женщина. У нас в гостях телеведущая, модель Наталья Ворона.

Здравствуйте. Я знаю, что вы и продюсирингом в последнее время занимаетесь. Но вы сами себя кем считаете? Ваше социальное позиционирование?

Ворона: Самое яркое и объемное определение того, чем я по жизни занимаюсь, это общественная деятельность. И именно социально-культурной направленности. Этим я занимаюсь давно, и у меня существует общественная организация. Она сначала была регионального масштаба, а сейчас она уже переросла в национальный масштаб. Это очень хорошая, правильная идея. Я всегда выступаю на стороне женщин. И организация была создана в кругу моих близких подруг. Вице-президент – моя близкая подруга Анжелика Пащенко-Лысич, которая когда-то готовила меня к конкурсу "Мисс Ужгород". Второй вице-президент – тоже наша близкая подруга, ректор нашего университета. Я пыталась собрать вокруг себя и задействовать в организации только самых проверенных и дорогих мне людей. Я очень много лет занимаюсь благотворительностью и какими-то яркими культурными программами, потому что я считаю, что все начинается с культуры восприятия, с культуры общения и, соответственно, с внутренней культуры в самом себе. И чем больше мы развиваем это эстетическое состояние, тем лучше становится жизнь, и не только наша, но и окружающих нас людей.     

 Влащенко: Я давно вынашиваю телевизионный проект "Жены", потому что это же отдельная реальность – быть женой известного человека. Как правило, мы всегда знаем публичных людей, которые являются политиками, бизнесменами, а их жены, как правило, находятся на заднем плане, потому что постсоветское пространство – это еще не совсем Европа. В Европе показывать свою семью, если ты являешься публичным человеком, это правило хорошего тона. Вы были женой Шуфрича, об этом много писали. Что это за реальность, когда твой муж является известным человеком? Чувствует женщина себя добавочным звеном или чувствует себя полноценным партнером в таких браках? Ваш опыт о чем говорит?

 Ворона: На самом деле эта тема много лет усиленно муссировалась, и она действительно приелась, потому что я считаю, что я себя сама определяю. Я человек целостный, и я как личность, как женщина очень многого добилась сама. Конечно, мы всегда в той или иной форме будем зависеть и зависимы от тех людей, которые с нами идут по жизни. Я этим очень горжусь, потому что все, что связано со мной, оно не может быть недостойным. Я только "за" партнерские отношения.

 Влащенко: В чем плюсы и минусы таких браков?

 Ворона: Плюс в том, что это мегаличности, и личности определенного исторического, национального масштаба. Как правило, изначально они стремятся к сильным женщинам: сильным, ярким, ярким эмоционально, духовно. Пусть это даже будет ярко сексуальным. Очень важно, чтобы эта женщина дала очень мощную мотивацию такому мужчине. Я не думаю, что простая серая мышка сможет мотивировать таких мужчин.

 Влащенко: У вас есть определенные наблюдения. Речь идет не только о вашем браке. Ваши подруги – известные люди, они замужем за известными мужчинами. Считается, что известные мужчины очень авторитарны. Они давят на своих вторых половин, не стремятся к партнерским бракам.

 Ворона: Всегда есть исключения.

 Влащенко: Исключения есть всегда. Но как вы считаете, если женщина не подчинится в таком браке, есть ли у нее будущее?

 Ворона: Это зависит, прежде всего, от нее самой. Если она чувствует в себе силу, и силу духа… Брак не должен быть основан на стопроцентном повиновении.  

 Влащенко: Но авторитарные личности требуют же повиновения?

 Ворона: Я готова была сделать и даже делала очень многие вещи, таким образом, самопожертвовав и своим временем, и многими обстоятельствами для того, чтобы и Нестор,  и Каха делали свою карьеру. И я никогда этого не скрывала. Нужно было – я могла не спать, или спать очень мало, отправлять в командировку, то есть все, что делает обычная женщина, невзирая ни на какие регалии, статусы и наличие миллионного состояния. На самом деле это все навязанные стереотипы. Вот хотел кто-то, чтобы был навязан такой стереотип по отношению ко мне, и очень долго он муссировался. Я с этим не хотела бороться, потому что считала, что тратить свое время надо на себя и на тех близких, любимых людей, которые во мне всегда нуждаются. Это был достаточно долгий период, лет десять, когда журналисты, пресса, телевидение обходили стороной очень важные, весомые моменты в моей жизни, в моей биографии. Я считаю, что за каждой весомой личностью стоит очень большая любовь, яркие отношения, яркие чувства, которые и дали этому человеку поддержку, мотивацию стать тем, кем он стал.   

 Влащенко: Многие из мужчин, которые являются богатыми людьми в первом поколении, много раз разводились, потому что считали, что у них должно быть все самое лучшее. Не только лучший дом, не только лучшая машина, но и жена, о которой скажут, что она лучшая. Существуют определенные стереотипы: лучшая – это молодая, красивая. Даже родился такой термин: "химические жены". Это когда жена появляется у мужчины для публики, для выхода в свет. Есть ли такого типа отношения в украинской элите?

 Ворона: Я знаю, что такие отношения есть. Не хочется обидеть людей, которых я знаю давно, но я наблюдаю и за такими отношениями тоже. Я достаточно старых консервативных правил, несмотря ни на какие стереотипы, которые на меня за всю мою сознательную жизнь были навешаны. Не скажу, что я моралистка, но у меня есть свои, впитанные с молоком матери высокие духовные ценности, что сейчас встречается крайне редко. Я стараюсь и своих детей так воспитывать. И стараюсь, чтоб и окружение было соответствующее. Но мы живем в обществе, в котором мы живем, и мы не можем себя и свое общение изолировать от людей, которые давно уже забыли о моральных ценностях, прежде всего, о семейных ценностях. Для меня семья всегда была, есть и будет на первом месте. Я считаю, что если человек принял решение однажды быть с этим человеком (особенно, если мужчина сделал предложение женщине, тем более, если он взял невинную девушку), он должен всю жизнь нести за нее ответственность. И я стараюсь, чтоб мои понимания передавались и моим детям, прежде всего, моему старшему сыну.

 Влащенко: А вы общаетесь со своими бывшими мужьями?

 Ворона: Да. Я могу сказать, что у меня со всеми мужьями хорошие, уважительные отношения. И это очень показательно.

 Влащенко: И Каха, и Нестор вас поддерживают, помогают вам?

 Ворона: Да. Да-да. И я считаю, что это, прежде всего, моя большая заслуга.

 Влащенко: Ответственные мужчины – это же хорошо.

 Ворона: Достаточно длительное время муссировалась тема моих отношений с Кахой, и у меня были отношения еще с Николаем Щуром, который впоследствии женился на Снежане Онопко. Я меньше об этом говорила, но я благодарна всем тем людям, которые мне дали в жизни и старались дать… И остались с ними хорошие и приятные отношения. Потому что нужно всегда быть благодарным за то, что тебе дает другой человек. Он, прежде всего, дает тебе свое жизненное время и свою любовь. А разве легко найти на улице или в повседневной жизни такую любовь, которая тебя развивает? Я стремлюсь иметь семью, но все мои отношения были достаточно публичны и открыты. Мне с этим и сейчас тяжело смириться, потому что есть некоторые люди, которые пытаются меня обсуждать и осуждать за это.

 Влащенко: А вам это доставляет боль?

 Ворона: Боли никакой нет. Но мне неприятно, когда люди, даже не состоявшись в своей жизни по большому счету, очень озабочены моей жизнью, моими отношениями. Они забывают о том, что у меня есть родители, старший брат, дети. Моему старшему сыну 20 лет. У него есть свое общение, которое формировалось на общении с моими близкими людьми и друзьями. И я считаю, что самый главный показатель это не как кто-то меня определяет, а что я излучаю изнутри. И дай бог здоровья моим родителям, сколько они вынесли и пережили разных ситуаций в моей жизни и около меня. Им можно поставить памятник.  

 Влащенко: Очень многие люди забывают, что когда они говорят о ком-то, они говорят о себе. Вы производите впечатление очень мягкого, интеллигентного, доброго человека. Три брака: почему не сложилось?

 Ворона: На самом деле я абсолютно не хотела, чтобы было три или четыре, потому что я выходила замуж один раз и навсегда, и Нестор Иванович об этом знает, и, я думаю, знают очень многие люди, чуть ли не вся страна и за пределами страны, потому что Нестор Иванович – мегапубличная личность. Он, я бы сказала, историческая личность. Я изначально знала, что полюбила человека экстранеординарного. Это было понятно, когда мне было еще 16 лет. Это моя первая любовь.

 Влащенко: А как он ухаживал за вами?

 Ворона: Прекрасно. Он умеет ухаживать за женщинами. Тем более что для меня это было очень серьезно и очень весомо. Это первая в моей жизни любовь, первый мой мужчина. И мало того, что мы поженились и создали семью, у нас еще родился сын. И он тоже Нестор. Поэтому обсудить что-либо больше и прокомментировать…

 Влащенко: Я так понимаю, что он остался в стороне от всех мужчин в вашей жизни?

 Ворона: Я еще не знаю другую женщину или другого человека, который забыл бы свою первую любовь. Это раз. А во-вторых, никто и не пытается что-то забывать, мы общаемся, мы в хороших, нормальных, родственных таких отношениях. Он всегда старается помочь. Наверное, потому, что времени достаточно прошло для того, чтобы многое осознать. Бывает, что вот когда такие яркие отношения и яркие характеры…

 Влащенко: Это понятно. Но вы мне не ответили, почему не вышло?

 Ворона: Не вышло потому, что изначально была такая яркая история любви и очень тяжелый разрыв. Наверное, эта психологическая травма все-таки меня преследует. И как бы я ни старалась создать новые отношения и раскрыться в них, мужчины, которых я выбирала, которые меня выбирали, они сами по себе были очень сильными и сильными остаются сейчас. И требования ко мне и к отношениям были очень высокие. Так бывает, когда вы сама по себе очень сильная женщина, и требования с каждым разом все выше и выше. Не только к себе, а и, естественно, к партнеру.

 Влащенко: Нестор вам задал такую планку, под которой все остальные мужчины проскакивают?

 Ворона: Нет. Сама жизнь поставила меня в такие условия. Я сама себе задала такую планку. Это не зависит от того, как мужчины воспринимают меня или я их. Это мое внутреннее ощущение жизни и, прежде всего, меня самой в этой жизни.

 Влащенко: По моим наблюдениям, мужчины, которые родились и живут в Западной Украине, и мужчины, которые родились и живут в Донецкой области, очень разные. Вы родом из Западной Украины, из Закарпатья.

 орона: Я родилась в Стрыю, на родине Степана Бандеры. Моя мамы из Свалявы, а папа из Харькова. Папа много лет назад лейтенантом приехал в Сваляву. Мои родители живут 53 года вместе.

 Влащенко: Чем эти мужчины, с точки зрения мужской, отличаются друг от друга?

 Ворона: Исторически Западная Украина – центр Европы. Близость к европейским государствам, соответственно, и культура, которая передавалась как наследие. В Закарпатье живут 40 национальностей. У меня одной пять национальностей.

 Влащенко: То есть вам кажется, что западная элита украинская, она более такая европейская?

 Ворона: Мне не кажется, а так оно и есть. Был больший доступ к образованию, достаточно высокого уровня школы. Воспитание – семейные ценности, религия и вековая культура, которая является одним из показателей уровня жизни.  

 Влащенко: Конъюнктура как таковая, она присутствует не только в политических отношениях или в социальных. Она присутствует и в личных отношениях, и в дружбе.  Наши публичные люди очень любят демонстрировать свою дружбу с людьми, которые находятся в фаворе. Но если группа людей не находится больше в фаворе, то все стыдливо скрывают с ними отношения.  

 Ворона: Это проявление мегадвуличности. А если человек мегадвуличен и ко всему еще и публичен, то это очень опасные игры с самим собой. Я психологией отношений людей занимаюсь уже много лет. И не потому, что я хотела казаться к месту умной и образованной. Это была для меня некая определенная необходимость. Я общалась, во-первых, с огромным количеством людей, а, во-вторых, с очень разноплановыми людьми. Мы все, в принципе, дети СССР, и начало 90-х годов – яркое тому подтверждение. Нужно было как-то выжить,   найти ту форму общения, свою нишу, или выйти за рамки стереотипного мышления, чтобы чего-то добиться. 

 Влащенко: Чем чревато для людей вот это постоянное конъюнктурное отношение к жизни?

 Ворона: Они очень одиноки. Они хотят это одиночество заменить мишурой. Человек должен нести в себе свет. Должен нести в себе заряд харизмы, любви, интеллекта.

 Влащенко: Вы считаете, что мужчины любят умных женщин?

 Ворона: Просто женщине не нужно всегда показывать, что она мегаумная. На самом деле настоящие мужчины, уверенные в себе…

 Влащенко: Интеллект женщины – это умение скрывать свой ум?

 Ворона: Интеллект женщины – сделать так, чтобы не провоцировать мужчину на постоянные ревности, а, наоборот, помогать ему развиваться. Интеллект женщины – в гибкости ума, как и в гибкости тела.   

 Влащенко: Нам нужны брачные контракты? У нас же нет культуры брачных контрактов. Часто женщина, отдав десять лет жизни мужчине, в 35-40 лет вдруг оказывается одна и не понимает, что с этим делать. А практика брачных контрактов все-таки поддержит ее – если не морально, то материально.  

 Ворона: Я хотела дополнить предыдущий вопрос и сказать о том, что я никогда не разменивалась отношениями, никогда не разменивалась своими чувствами и тем более, я никогда бы себе не позволила размениваться своими друзьями – в каких бы обстоятельствах ни оказывались люди. И мои друзья могут это подтвердить. Мне очень приятно, что у меня друзья, которыми я могу гордиться, и этим похвастаться.   

 Влащенко: А с кем вы дружите?

 Ворона: Есть люди, с которыми я дружу 20 лет. Более десяти лет я дружу с Галей Горбаль и с семьей Горбаль. С Костей и Яночкой Меладзе. Я их знала почти 20 лет и очень жалею, что они развелись. Это действительно мои самые первые и близкие друзья, которые приняли меня в Киеве после развода с Нестором, оказали мне всеобщую поддержку. Семья Габович. Я тоже с ними дружу больше 15 лет. А что касается брачных контрактов , то я не верю в любовь по контракту. Когда подписываешь контракт, ты понимаешь… Я бы понимала, что я теряю какое-то чувство доверия в любви. В любви я не могу без доверия.

 Влащенко: Это не секрет, что ваш избранник, от которого вы родили ребенка, намного моложе вас. Это те отношения, о которых вы мечтали?

 Ворона: Пока я могу констатировать только то, что у нас родился сын, у нас достаточно сложные отношения в силу последних обстоятельств. Опять же, благодаря моей мегапубличности, либо Андрей не совсем справился с этим, либо добрые люди постарались.  У многих была такая мегазависть. Эта ситуация немного выбила его из нормального восприятия того, как это все должно развиваться и на каком этапе мы должны понимать, что мы семья. У меня есть такое ощущение, что время расставит все на свои места. Это же не контракт с человеком, которого ты любишь. Самое большое достижение – это общий ребенок, самый яркий показатель и доказательство большой любви. Мы же не можем себе запрограммировать или записать в контракте: "Я хочу родить от тебя ребенка".

 Влащенко: Для женщины самая большая удача это родить ребенка. А все остальное приложится.

 Ворона: Я с вами полностью согласна.

 Влащенко: С нами сегодня была красивая и умная женщина Наталья Ворона.



Источник: 112.ua

видео по теме

Loading...


Новости по теме

Виджет партнеров

d="M296.296,512H200.36V256h-64v-88.225l64-0.029l-0.104-51.976C200.256,43.794,219.773,0,304.556,0h70.588v88.242h-44.115 c-33.016,0-34.604,12.328-34.604,35.342l-0.131,44.162h79.346l-9.354,88.225L296.36,256L296.296,512z"/>