Эксклюзив. Врач Валерий Павленко – гость ток-шоу "Люди. Hard Talk"

5 декабря гостем Наталии Влащенко был врач лечебно-физической культуры и спортивной медицины Валерий Павленко. С полной версией интервью можно ознакомиться у нас на портале

112.ua
Влащенко: Сегодня у нас неформатный гость. Он связан с интересной  темой, практически, для каждого из нас. Довольно долго медицина носила такой медикаментозный характер, и люди считали, что обязательно приедет какой-нибудь барин и обязательно спасет. И, наконец, мы поняли, что ад и рай мы все носим в себе, как и свое здоровье и нездоровье. И никакой медикаментозной медицины, спасающей всех, по сути, нет. Есть нечто другое. Об этом и будет сегодня наш разговор с главным врачом центра Бубновского - Валерием Павленко.

Здравствуйте, Валерий. Я вам скажу честно, что я знаю эту методику доктора Бубновского, она действительно очень интересна, но мне бы хотелось, чтобы мы с вами поговорили о каких-то более важных вещах. Начать хочу с цитаты:  "Позвоночник – это ось тела и каркас дома. У дома есть фундамент, у дома есть крыша. Но в доме нельзя жить, если там нет окон, нет водопровода и нет тепла". Что реально означают эти слова?

Павленко: Цитата принадлежит профессору Бубновскому. Когда мы работаем с позвоночником, мы понимаем, что это центральная ось. И, перефразируя Пелевина, "все упирается в позвоночник, а позвоночник упирается сам в себя". Любой негатив, который происходит в нашем теле (и не обязательно в физическом плане), - это могут быть застаревшие эмоции, т.е. человек может жить в тревоге бесконечной, в страхе, в неуверенности – это тоже отразится на позвоночнике. Человек может иметь проблемы с кишечником или с простатой, или с маткой, и это тоже будет отражаться на позвоночнике. Человек может иметь проблемы с суставами или с плоскостопием,  и это тоже будет отражаться на позвоночнике, а позвоночник упирается сам в себя. Поэтому ВОЗ говорит, что болями в спине страдают 80% населения земного шара. Т.е. мы понимаем, что не страдают только маленькие дети, которые еще не успели…

Влащенко: Я это знаю без МОЗ. Все мои знакомые жалуются на боли в спине. Сегодня это одна из самых распространенных жалоб.

Павленко: Да. Причем не только в нашей стране. Когда едешь куда-нибудь за рубеж, то там: дантист-юрист-физиотерапевтист. Человек, который делает массаж, мануальную терапию, остеопатию. У всех, видимо, проблемы.

Влащенко: Людям свойственно питать иллюзии. Относительно всего. Своего места в жизни, жизни других людей, относительно политических идей, чего угодно. Одна из самых больших иллюзий – это иллюзия относительно нашего здоровья и того, какой у нас личный ресурс. Всем кажется всегда, что еще многое впереди. 100 сигарет в день, малоподвижный образ жизни. Да ну. Я еще молодой. А на самом деле, как у нас дела?

Павленко: Опять цитируя профессора Бубновского: "Жизнь – это забег на длинную дистанцию. Побеждает в  ней тот, кто хорошо подготовился в молодости". Есть очень интересный феномен, называется "мышечная ретродантость". Оказывается, в каждом периоде детства вот этот наш маленький ребеночек должен получить определенные формы активности, определенные свои упражнения. Это запускает определенные гены, под них развиваются  определенные  структуры. Они нарабатываются. На базе этого идет следующее, следующее, следующее. Т.е. это приблизительно, как лет до 25 мы себе тщательно планируем и строим автомобиль. Потом в 25 лет мы его получили и будем на нем ездить всю оставшуюся жизнь. Некоторые люди выходят на "Жигулях", некоторые выходят на "Феррари". Но потом, как мы будем следить за этим автомобилем, так он и будет ездить. Т.е. весь  наш остальной способ жизни мы должны поддерживать свое тело, чтобы оно, как минимум, нам не мешало. Если мы планово, системно с ним работаем: элементы режима, питания,  элементы двигательной активности, элементы чередования труда и отдыха, работа над своими эмоциями, над своей душой, над своим умом, - то наше тело верой и правдой нам служит и подает какие-то мелкие сигналы сегодняшнего дискомфорта.

Влащенко: А есть какие-то глобальные процессы? 10 лет назад в США меня поразило количество толстых людей. И в Мексике то же самое. Но в Мексике мне объяснили, что там приходится 1,5 литра пепси-колы на одно лицо ежедневно. Но в Европе тоже растет количество толстых людей. Это как-то связано с проблемами позвоночника?

Павленко:  Тут надо отделять людей толстых от людей, которые живут в лимфатическом застое. Если избыточный вес плотный, как сало,  - это человек толстый. Их не так много сейчас. Это такие крепыши, настойчиво позитивные. Есть люди вялые, у них все какое-то никакое - это лимфа. Т.е. внутри человека скапливается вот эта межклеточная жидкость, которая его распирает. Эта жировая ткань разрастается, очень неприятная такая. И здесь это проблема, прежде всего, недостатка движения. Лимфу должны гнать наши мышцы, потому что у лимфатических сосудов нет своей мощной стенки, и они ее выкачивают. И дыхание. Дыхание и движение – вот, что выводит из нас лимфу. Вот эти люди, люди, больные гиподинамией. Их телу не хватает достаточного количества движений, их тело не активно, оно накапливает этот балласт. А потом,  когда он захотел взять и себе какую-то новую жизнь организовать, а тело не слушается. Эти мышцы не прихватываются. Оно все болит, сопротивляется, начинает выдавать тысячи каких-то симптомов, начинает болеть то там, то там. Человек упирается в собственное тело, сдается и проваливается. Если сравнивать с автомобилем, то это автомобиль, который заправили керосином. Он хочет ехать, но не может. Питание, движение, дыхание и вообще – все мировоззрение.

Влащенко: Система доктора Бубновского на чем основана? В чем ее прогрессивность?

Павленко: Она основана на том, что если человек заболел уже, надо дать четкое выверенное движение на растяжке, чтобы не повредить уже поврежденные структуры, которое попадет четко  в цель, сделает ту работу, котораю в данном случае надо. Или снимет спазм, или уберет отек, или восстановит опорность мышц. Создаст условия, чтобы эту глобальную "вавку" заживить.  

Влащенко: А правда ли, что если у человека есть проблемы конкретные, и он идет сам заниматься в спортзал, или он идет заниматься даже с тренером,  он может сделать себе еще хуже.

Павленко: Это игра с большими рисками. Он может себе помочь, он может себе повредить. Он может себя просто искалечить. Тренер – это человек без медицинского образования. Он не понимает сути процесса. Человека дезинформируют, и он не может понять сути проблемы.

Влащенко: "Остеохондроз – это не болезнь. Это расплата за незнание собственного организма". Чего не хватает сегодня, реально, организму для того, чтобы работать в нормальном режиме? Есть же еще какие-то метафизические вещи настрой. Настрой на положительное.

Павленко: Если человек живет в тоскливо-тревожном ожидании плохого, то плохое с ним обязательно случится. Человек, для того чтобы быть здоровым и сохранять какое-то активное долголетие, должен быть позитивно настроен на жизнь. Он должен быть деятелен. Он должен заниматься, и желательно, любимым делом. Потому что человек, который занимается любимым делом, он не работает ни единого дня. И он должен понимать основные законы своего тела и их придерживаться. Их достаточно немного – движение, дыхание, питание. И периодически какие-то очистительного плана процедуры. И этого достаточно для того, чтобы поддерживать здоровье.

Влащенко: Почему все традиционные средства борьбы с болезнью в данной ситуации это, скорее, враг, а не друг. Почему люди должны понять, что это не решает проблему? 

Павленко: Потому что по сути – это не болезнь. Это наказание за способ жизни. Если ты хочешь избавиться, ты должен понять, что тебя привело в такую ситуацию и что делать, конструктивно. Когда ты работаешь симптоматически – там блок убрал, там спазм, – ты не решаешь проблему. Все думают, что болезнь развивается по синусоиде – "обострение – хорошо". А она, как спираль, все время захватывает все большие и большие участки тела. Поэтому, если ты не сделал ничего конструктивного, что могло бы болезнь размотать назад, к исходной точке, значит, обязательно пойдет деструкция. Потому что ничего не стоит на месте. Или туда – или в обратную сторону. Никогда нет статики. Или мы развиваемся, или мы дегенерируем. Причем, как только мы перестали развиваться, в ту же секунду мы уходим в дегенерацию. Дегенерация опорно-двигательного аппарата называется: остеохондроз, артроз, склероз, спондилез. Или боли, которые не отвечают за суть проблемы.

Влащенко: Как понять обычному человеку, который не имеет медицинского образования, надо ли ему ложиться под нож хирурга. Его это случай или не его? Есть какие-то маркеры, которые дают возможность человеку принять решение?  Как ориентироваться ему в таких случаях?

Павленко: Маркер – это потеря чувствительности и потеря движения. Если есть грубая неврологическая симптоматика – паралич. Надо оперироваться. Если это касается сустава, то если сустав разрушен, и никакие там движения невозможны – надо менять. Если сустав еще сохраняет свою форму – значит, можно обойтись. Это маркеры глобальные. В любом случае специалист должен принять решение, и от компетентности и порядочности специалиста зависит окончательность решения. Но в любом случае надо собрать информацию, с ней поработать, с ней пережить, переспать. И принять для себя конструктивное решение. Потому что некоторые люди эмоционально принимают решения. Надоела эта боль – пойду себе все вырежу.

Влащенко: Можно ли доверяться одному доктору или надо проконсультироваться у нескольких докторов?

Павленко: Иногда надо несколько консультаций. Но если специалист вам все подробно объяснил, сейчас еще достаточно информации можно на форумах найти, если совпадает с представлениями, если вы рассмотрели альтернативные варианты, собственно говоря,  достаточно и одной консультации. Надо понять, все ли ты для себя осознал, принял ли ты взвешенное, взрослое, логическое решение,  или от симпатии или антипатии к доктору. Если ты все понял конструктивно, это совпадает с твоим видением, куда ты идешь…

Влащенко: Есть ощущение, что пока ты сам в этот процесс не вникнешь, т.е. пока отчасти сам не станешь специалистом, не человеком, который хочет заменить врача, а человеком, который сотрудничает с врачом, ничего все равно не будет. Нельзя пойти позаниматься год и навсегда получить кайф здорового человека. Ведь это же работа беспрерывная.

Павленко: На первых порах, когда ты не понимаешь, что происходит, тебе нужен наставник. Наставник-врач в центре Бубновского создал программу движений, которые тебе полезны. Наставник-реабилитолог научил, проконтролировал и помог. Но рано или поздно придется приходить в сознание. Потому что, пока ты не приходишь в сознание, пока тобой руководят, ты все равно беспомощен. Пусть в меньшей степени, но все равно беспомощен. И только когда ты выходишь на путь личной практики, когда ты включаешь ощущения, когда ты включаешь интуитивное понимание, что сегодня нужно твоему телу, когда ты несешь за себя сам ответственность, только тогда ты можешь достигнуть высот. Здоровье надо не просто поддерживать, его ж еще можно развивать. Если это системный умный труд – он тебя будет развивать и телесно, и духовно, и умственно.

Влащенко: Были ли у вас случаи, которые могли бы проиллюстрировать, что возможности человека безграничны?

Павленко: У меня есть такая папочка. Называется "Великие исцеления". То, что медицина отрицает и это происходить не может, но оно происходит. У нас есть замечательный пациент, Семен Львович, он пришел, и у него в головке бедренной кости была дырочка, огромная, и по всем законам сустав должен был полностью разрушиться.

Влащенко: Откуда дырочка?

Павленко: Это асептический некроз называется. Он должен был стать инвалидом, которому подлежит замена сустава. Вот человек занимается несколько месяцев, и вдруг этот процесс полностью останавливается, ему уже седьмой десяток лет, и он уже третий год занимается. И вот три года сустав живет, здравствует, процветает. Человек не хромает, ничего у него не болит. Грыжа позвоночника, которая на моей практике меня больше всего, удивила –2,5 см, которая полностью рассосалась. При такой грыже человек должен быть прооперирован, а она полностью рассосалась. Со сколиозами, когда ребенок растет, и с третьей степени сколиоза уходит в легкую сколиотическую осанку – 6 градусов. С 30 градусов.  

Влащенко: А есть какие-то ограничения возрастные, потому что очень часто люди говорят – да ну, куда мне. Мне уже 50 лет, 60 лет. А эксперты говорят, что мышцы и сосуды подлежат восстановлению до 80 лет, и бесконечно. Что говорит медицина по этому поводу? Смысл есть, до какого возраста?

Павленко: Мышцы восстанавливаются в любом возрасте. Вместе с ними восстанавливаются сосуды и нервы. Ограничений по возрасту для занятий кинезитерапией, как лечебным мероприятием, нет вообще. Самой старшей пациентке у нас было 94. Трудно, потому что немощь и старость – это атрофия мышц. Это люди, которые живут на костях из последних сил. Нет активного какого-то компонента.

Влащенко: И энергия уходит с годами.

Павленко: Так нечем жить. Люди допустили себя до крайней степени атрофии, и хотят сил. А их негде взять.

Влащенко: А связано это – состояние организма и количество энергии?

Павленко: Очень связано. Мне в жизни как-то не очень повезло, меня освободили от физкультуры, с детства. И все движение прошло мимо меня. И лет к 33-м я себя нашел очень больным врачом, с неразгибающейся поясницей, неподнимающимся плечом. И тут в это время мне повезло встретиться с профессором Бубновским. У меня уже было 94 кг лимфатических отеков, больной, с одышкой. И очень быстро уставал. И вот, когда я нашел себя, что я 12 часов проработал (я работаю очень много) и иду домой даже не уставшим, наоборот. Я понял, что количество жизненной энергии стало достаточно. Состояние тела –   это такая батарея, которая нас обеспечивает. Понятно, что потом более тонкие процессы должны надстраиваться. Если у тебя полно энергии,  но у тебя нет в голове ума, то ты можешь только эту энергию употребить, чтобы выпить водки и дать кому-нибудь по морде. Это такой базисный уровень энергии. Потом ты ее уже распределяешь на те или иные аспекты жизни.

Влащенко: Не везде есть такие центры. Не у всех есть деньги на это. Есть ли возможность в домашних условиях это делать, при условии, что приехать к вам, проконсультироваться и заниматься самим? Насколько это реально может быть эффективно, если человек сам решил заниматься?

Павленко: Каждый случай индивидуален. Есть случаи – люди приезжают, мы даем им рекомендации по книгам Бубновского, даем им шикарную гимнастику, часовую, комплексную. И достаточно. Иногда человек не может какой-то путь первоначальный пройти без помощи. Тогда надо искать какие-то варианты. Две недели поработали,  ежедневно, плотно. И тогда уже даем рекомендации для дома. Если человек хочет, он сможет пройти этот путь теми или иными приспособлениями, с теми или иными навыками, которые он получит. Это будет путь немножко медленней. Но он его пройдет. Для этого надо хотеть просто. Не все люди хотят выздоравливать. 

Влащенко: Что вам помогло начать такой джихад с самим собой? Самое трудное на это решиться и изменить свою жизнь.

Павленко: Я хорошо учился в мединституте, и когда меня прихватило, у меня не было вариантов, пойти, чтоб мне выписали таблеток. Тем более, что я и сам себе их мог выписать. Я сразу пошел на доску Евминова. Два месяца проработал – не очень помогло. Пошел тренироваться в восточные единоборства – такие плотные мужские тренировки, но это тоже не решало проблемы. А в таблетки ты не веришь, потому что хорошо образован. А тут вот сразу комплексное решение. Я долго ходил по центру в Москве, спрашивал людей, долго думал, прежде чем поверить. Базисное медицинское образование кричало, что это не так. В этом конфликте – недели четыре. А потом смотрю, что-то задвигалось, плечо стало подниматься, тогда уже, через собственный путь приходит вера в то, что ты на правильном пути. А когда ты внутренне веришь, проходя шаг за шагом свою личную практику, тогда людям передать вот эту уверенность очень легко. Потому что ты внутренне все это знаешь.  

Влащенко: Ваш вопрос?

Павленко: А мне удалось вас убедить, что это правильный путь к выздоровлению?

Влащенко: Безусловно, да. Это путь моей практики. Ничто нас так не убеждает, как то, что ты попробовал сам.

Спасибо большое, Валерий. Самый осмысленный джихад в этой жизни это джихад с самим собой. Борьба за свое здоровье. Потому что я не верю, что человек, который не смог в этой борьбе победить, который сдался, может победить в чем-то ином. 

Источник: 112.ua

видео по теме

Loading...


Новости по теме

Виджет партнеров

d="M296.296,512H200.36V256h-64v-88.225l64-0.029l-0.104-51.976C200.256,43.794,219.773,0,304.556,0h70.588v88.242h-44.115 c-33.016,0-34.604,12.328-34.604,35.342l-0.131,44.162h79.346l-9.354,88.225L296.36,256L296.296,512z"/>