banner banner banner banner

Александр Дубинский: Власть пытается создать позитивную картинку, а на самом деле зарплаты падают, скорые без оборудования

Александр Дубинский: Власть пытается создать позитивную картинку, а на самом деле зарплаты падают, скорые без оборудования
112.ua

Александр Дубинский

Народный депутат Украины от партии "Слуга народа"

- У нас в эфире была врач, которая сказала, что врачи не получают пока повышенных окладов. Возможно, у вас будут советы для врачей, как им добиться тех денег?

- Соответствующие изменения в бюджет были проголосованы парламентом. Вопрос сейчас в выделении и распределении этих средств. Районные больницы находятся у нас на балансе облсоветов. Дальше проходят голосования за выделение субвенции, изменения в штатных расписаниях. Понятно, что доплаты в 300% не могли пройти сиюминутно после голосования парламентом. Все будет нормально. Эти 300% есть, но только за счет чего они берутся? Мы сейчас получаем очень много жалоб из регионов от врачей, от работников неотложной помощи, санитарок о том, что им урезают дополнительные ставки. Если бригада неотложной помощи работала на 1,25% ставки, то сейчас их заставляют писать заявления о снятии 0,25%. Причем 0,25% ставки снимают со всех. А те, кто был на 0,25 или на 0,5%, не выходят или вообще уходят. Вот за счет этих денег и будет формироваться дополнительный зарплатный фонд. Поэтому красивая картинка в виде 300% может на самом деле спустя какое-то время вылиться в существенное сокращение медицинских работников, которые находятся на сменах. Они, возможно, не уволятся, но будут выходить на свою одну и не будут выходить в то время, когда они нужны, для того чтобы спасать жизни граждан. Доплата – это хорошо и правильно, но если это доплата за счет того, что сократят какие-то менее важные, как кому-то кажется, должности и позиции и уменьшат время нахождения людей на работе, это будет большой проблемой. Мы ходим вокруг да около и не можем признаться, что у нас уже наступил не просто финансовый, а экономический кризис в стране. Когда говорится о 8% падения экономики – это очень большой удар по бюджету, по кошельку каждого гражданина, по перспективам восстановления экономики и восстановления уровня жизни. Мы прилагаем усилия залатать дыры сейчас, пытаясь создать позитивную картинку, что все нормально, а на самом деле катимся каждый день назад с ухудшением показателей. Зарплаты падают, средств для защиты не хватает, скорые помощи приезжают вовремя, но без оборудования. Много проблем. Мы находимся в состоянии турбулентности, финансово-экономического кризиса. Я считаю, что в любых отношениях: между властью и гражданами, между мужчиной и женщиной – их надо признавать. Проблема есть, а мы сейчас ее пытаемся не признавать. Это неприятно, болезненно, но это надо озвучивать.

- Можно ли решить проблему на уровне обсуждения между народом и властью?

- Это же не просто провозглашение факта проблемы. Это еще и следующий шаг в виде четкого плана и стратегии его преодоления. Мы признали кризис. Далее у нас есть перечень стратегических шагов, которые нам позволят из этого кризиса выйти. Нужно сделать этот шаг. Он политически всегда сложен, сложен социально. Из всех проблем, которые есть в украинской экономике, мы признали только наличие коронавируса. А все остальные проблемы мы как будто не видим. И последствия от этих социально-экономических проблем могут быть куда жестче и серьезнее, чем от коронавируса. Потому что падение экономики плюс карантинные ограничения, плюс закрытие малого и среднего бизнеса, потеря работы, потеря возможности оплачивать арендные квартиры приводят к росту безработицы. Он будет динамическим. Мы можем потерять 2,5-3 млн рабочих мест в самое ближайшее время.

112.ua

- Господин Шмыгаль очертил стратегию выхода из карантина.

- Это очередной вброс, чтоб мы опять что-то обсуждали. Они уже собираются вводить в качестве силового аппарата Национальную гвардию в Одесскую область, чтобы контролировать ситуацию. Но это же не стратегия, а ситуативное реагирование на вспышки. Это хаотичное движение. А нам нужна стратегия.

- Кто ее должен определять?

- Кабмин. В условиях карантина, экономического кризиса, пандемии есть два ответственных за экономику и эпидемиологическую ситуацию органа: Кабмин (и здесь я хочу, чтобы Шмыгаль проводил экстренные заседания Кабмина по ночам не для того, чтобы пропихнуть человека Ахметова на должность министра энергетики) и санитарно-эпидемиологическая комиссия. Такая комиссия существует, ее возглавляет тот же Шмыгаль, а первым заместителем является министр регионального развития Чернышов. Это два органа, которые должны выработать экономическую стратегию и стратегию выхода из карантина. Должны быть открытые документы, дорожные карты с четким понимаем того, что я буду делать завтра. А у нас хаос, усиливающийся тем, что у нас люди, видя новости, сами изолируются. Большого количества желающих ходить по улицам нет. Люди понимают, что, если, не дай Бог, что-то случится, ничего не "разрулится".

Новости по теме

- Очень хочется понимать, что люди, которые управляют кораблем, на котором мы все находимся, действуют одной командой. Насколько мешает внутренняя борьба во фракции сегодня работать?

- Мы в рамках фракции "Слуги народа" последовательно отстаиваем позицию, что Украина оказалась в тисках внешнего управления, которое сформировано за счет кредитов. Нам много лет рассказывали, что возьмите кредит, он вам поможет, а мы на вас будем дальше зарабатывать. И давая эти кредиты, нам выставляли условия: от продажи стратегических предприятий до продажи земли, чем, собственно, мы сейчас закончили. Мы – это организованная системная группа здравомыслящих людей, которая говорит: "Ребята, вы продаете национальные интересы и, по сути, позволяете каким-то дядям, тетям, фондам, Соросу выкачивать из Украины огромные ресурсы". Это как к здоровому организму подключились пиявки и отсасывают из нас все соки жизнедеятельности. Зарабатывая огромные деньги и указывая, как нам вести нашу политику. Мы об этом постоянно говорим, и это их беспокоит. Это группа людей, которые наняты агентами влияния и живут за деньги, которые сначала у нас они крадут, за счет долговой пирамиды. Мы с МВФ не сотрудничаем уже два года – нам никто ничего не дает. А если и получаем, то 1,5 млрд долларов – это смешные цифры на масштабе украинской экономики, одной из самых больших стран в Европе.

- То есть на дефолт мы не обречены?

- Ни о каком дефолте вообще речь не идет. Люди одолжили нам деньги – они хотят получить свою сверхвысокую прибыль. Когда в Германии ставка Европейского центрального банка – 0, в Швейцарии – минус (чтоб положить деньги на депозит – тебе нужно доплатить), нам одалживают деньги под 3-4-7. Это в 300% выгоднее, чем одалживать их Швейцарии. Это как цена на нефть, которая стоит минус 3 доллара по состоянию на вчера, по фьючерсам, которые истекают сегодня. Это глобальный бизнес. Когда вам называют маленький процент, то за этот маленький процент и чуть-чуть земли, и чуть-чуть леса, и чуть-чуть озер, и еще заставят принять что-нибудь такое, что точно не будет в ваших интересах. Мы системно об этом говорим. Эти люди на зарплате у агентов иностранного влияния, которые финансируют здесь сетку своих адвокатов.

- Еще вы очень активно отстаиваете тот законопроект, который определенная группа людей окрестила "антиколомойским".

- Я – член комитета финансов, таможенной и налоговой политики. У нас было обсуждение этого закона. Всем вбивают в голову, что это закон, который запрещает возвращать банк его бывшим собственникам. В этом документе, в котором 100 страниц, про "Приват" и его национализацию одна страница. Если вы про это, то внесите эту одну страницу отдельным законопроектом, и это требование МВФ, и голосуйте его. Но там 100 страниц, которые позволяют уйти полностью от ответственности Порошенко и его подельникам: Гонтаревой, Рожковой, Смолию, которых он назначил на Нацбанк, которые грабили вкладчиков украинских банков с 14-го по 19-й годы и продолжают это делать и сегодня, потому что эти же люди в Нацбанке и работают. И мы сейчас принимаем закон, который не позволяет ни вкладчикам, ни кредиторам, ни акционерам пойти в суд, оспорить решение Нацбанка и вернуть деньги. Мы запрещаем человеку, предприятию обратиться в суд за защитой. Я называю это индульгенцией для Порошенко, которому мы оказались приговором, но оправдательным. Там парадоксальные нормы, которые говорят о том, что госорган, который нанес вам ущерб своими действиями, сам определяет размер этого ущерба. Там каждое слово чушь – ее писали, чтобы к Петру Алексеевичу нельзя было подобраться. Был банк, который в 15-м году решили ликвидировать. Разворовали все его активы, а акционеры выиграли все суды. Суд присудил компенсацию в 128 миллионов гривен за уничтоженный фактически банковский бизнес. Когда Нацбанк выплатит акционерам убитого им банка 128 миллионов гривен, прокуратура придет к чиновнику, который принимал соответствующее решение тогда и из-за которого государство потеряло деньги. Они этого боятся и сейчас говорят: примите закон, по которому к нам нельзя предъявить никаких претензий. И для меня самое страшное то, что мы, я в том числе, шел в парламент и обещал своим избирателям, что будут наказаны люди, которые пять лет насиловали Украину, пять лет обворовывали вкладчиков, пять лет строили схемы на оборонке, а сегодня мы не то что забыли фамилии Кононенко, Грановский, Свинарчук, мы еще и для Порошенко выписываем специальную индульгенцию путем изнасилования собственной Конституции. Парадокс.

- Если госпожа Гонтарева спокойно сидит в Лондоне, то госпожа Рожкова работает в Нацбанке.

- Г-жа Рожкова фактически исполняет обязанности Главы Нацбанка, потому что г-н Смолий – это фиктивный руководитель, "посаженый дедушка". А на самом деле всем управляет вообще г-жа Гонтарева из Лондона, по телефону, давая указания, что им делать и как им работать. Люди Порошенко управляют главным банком страны, который определяет валютный курс, регулирует инфляцию, может убить любой банк.

Новости по теме

- Никто же не заставляет сегодняшнюю власть оставлять этих людей, обеспечивать им тотальную неприкосновенность. Почему так происходит?

- Потому что страна находится, по сути, во внешнем управлении. Потому что так называемые фонды, давшие Украине кредит, диктуют свои условия относительно внешней и внутренней политики нашего государства. Они говорят, куда кого назначать, можно ли кого-то уволить, а можно ли кого-то назначить, как некоего г-на Лещенко, бывшего журналиста, в Набсовет "Укрзализныци" с зарплатой в 300 тыс.  грн в месяц, за два рабочих часа в день. 60 часов человек работает в месяц и получает 300 тыс. из бюджета. Ничего абсолютно не делая и ничем не занимаясь на железной дороге. Это тот человек, который в свое время был одним из инструментов американской внешней политики, помогал бороться Клинтонам с Трампом, разбрасывал документы черной бухгалтерии "Партии регионов", по сути, осуществлял вмешательство во внешнюю политику США. Это благодарность: назначьте, хороший парень. Вот этих увольняйте, этих не увольняйте, а эти вообще неприкосновенны. Так называемый "антиколомойский" закон направлен на то, чтобы Нацбанк, как госорган, вообще вывести их украинского юридического поля. Никакой суд, прокуратура не имеют права прийти к его чиновнику, потому что мы этим законом запрещаем оспаривать любые решения, принятые в Нацбанке, который до сих пор находится под контролем Порошенко. Мы сейчас Порошенко легализируем как человека вообще вне украинского правового поля – он может все что угодно натворить с украинской банковской и финансовой системой. Или мы сомневаемся в качествах этого человека? Я делаю вывод, что есть кто-то или что-то, кто прямо ограничивает нашу свободу в принятии внутренних решений. Меня это очень беспокоит.

- Ваш прогноз относительно финальной редакции этого законопроекта.

 - Я четко вижу, что есть ряд депутатов, которым вообще все равно, за что они голосуют. Есть явная команда, чтобы этот закон прошел практически без изменений. Мы стараемся убеждать коллег, что это не просто нарушение и изнасилование Конституции по указке кого-то там и за какие-то деньги. Продажа национальных интересов – не имеет значения, в кредит нам их дали или просто дали. Янукович получал деньги от Москвы, чтобы не пойти в ЕС. Обещанные 15 млрд долл. – это продажа национальных интересов. Нам об этом говорили пять лет. Почему же принятие рейдерского банковского закона для выведения Порошенко из-под ответственности – это не продажа национальных интересов, только с другой стороны выплаченных. Те из Москвы были, а эти из Вашингтона. Когда 16 января 14-го года вот так, через колено, принимались дикторские законы Януковича, то те люди, которые за них голосовали, теперь в России прячутся или на допросы ходят. Мы говорим: вот и вы будете ходить. Наша задача не в том, чтоб закон не был принят, а в том, чтобы сделать этот закон конституционным, правовым, защищающим интересы граждан и бизнеса, чтобы он был принят в той редакции, которая соответствует Конституции и законам Украины.

112.ua

- Возможен сценарий, когда закон принимают в редакции, нарушающей Конституцию, мы получаем кредит МВФ, а после этого Конституционный суд отменяет закон как противоречащий Основному закону Украины?

- Если комитетом ВР можно управлять в ручном режиме и заставить проголосовать за ту редакцию закона, которая кому-то нужна… Я прямо задавал вопрос министру Малюське: кто написал и согласовал этот текст закона? На что он ответил: мы с МВФ. Я спросил у него: это имеет отношение к суверенитету, к независимости, Конституции? Так зачем вы нам все… Прямо скажите, что мы из Вашингтона будем получать указания и делать то, что нам скажут. Мы оказались в ситуации, когда эта система внешнего управления даже не скрывается. Если можно управлять комитетом, парламентом и заставлять его голосовать за антиконституционный закон, то почему нельзя управлять Конституционным судом? Законопроект о Фонде гарантирования вкладов, который был протащен в 14-м году, для того чтобы Фонд вывести из системы государственных органов – идеальный механизм для воровства. Я получаю имущество в управление, оцениваю его в три гривны и продаю вам. Этот механизм был оспорен в 2014 году в Конституционном суде. В 2015 году суд перешел к закрытому рассмотрению решения о неконституционности системы гарантирования вкладов в Украине. Никакого ответа мы до сих пор не получили.

Новости по теме

- Когда голосовали прошлой весной за президента, у многих перед глазами стоял образ Голобородько, который общался с представителями МВФ. Что мешает президенту на все требования МВФ просто ответить "нет"?

- О том, что дефолт нам не угрожает. Это не мои слова, а слова министра финансов. Когда мы шли на выборы, общее понимание взаимоотношений с МВФ базировалось на одном из эпизодов "Слуги народа", где президент Голобородько посылал их в ж-у. Я остаюсь приверженцем такой тактики до сих пор, потому что считаю, что страна с таким потенциалом, как у нас, со своей собственной национальной валютой, Нацбанком, с не до конца уничтоженными производственными мощностями и предприятиями, с людьми, которым нужно что-то потреблять… Предприятия быстро переориентируют внутреннее производство на потребности украинских граждан. И импорт будет проходить. Пример РФ – врага, по сути, с которым мы ведем военные действия, на своей территории. Но при этом санкции против нее привели к укреплению ее экономики. Появились предприятия, которые заместили импорт. Мы же идем вниз, по наклонной, как обычный наркоман, который подпитался очередной дозой, но это дорога на кладбище. Мы либо это осознаем и принимаем контррешения, начинаем проводить свою политику, либо дальше продолжаем "колоться".

- Какие шаги нужно сделать?

- Когда ты кому-то одолжил деньги – это проблема твоя, а не того, кто у тебя их одолжил. Если мы, как государство, опираясь на реальные основания в виде пандемии, экономического кризиса, глобального замедления экономики, говорим кредиторам, которые нами сейчас управляют: а давайте три года подождите, мы со своими проблемами разберемся и к вам вернемся, то я думаю, что никаких проблем не будет. Никто нам ни в чем не откажет и будем мы спокойно дальше жить и работать. Надо выползти из этой вечной опеки и подсказок, куда нам дальше повернуть. Начнем заниматься своей жизнью – будем независимой страной. Пока это не независимость – это пляска под чужую дудку.

- В пятницу состоится внеочередное заседание ВР?

- Да, и мы будем принимать антиконституционные изменения в регламент, которые позволят отменить возможности для депутатов подавать правки к законопроектам. Опять же, якобы для получения кредита МВФ. Когда было подано 4 тыс. поправок к "земле", это дало возможность послушать общество, вывести людей на улицу, успеть провести диалог, с властью в том числе. А закон, который будет принят в пятницу. не позволит никакими правками отсрочивать принятие законопроектов. Можно будет продать что угодно. Но я стараюсь с этим бороться.

- Желаем успеха и благодарим вас.

видео по теме

Новости партнеров

Loading...

Виджет партнеров

d="M296.296,512H200.36V256h-64v-88.225l64-0.029l-0.104-51.976C200.256,43.794,219.773,0,304.556,0h70.588v88.242h-44.115 c-33.016,0-34.604,12.328-34.604,35.342l-0.131,44.162h79.346l-9.354,88.225L296.36,256L296.296,512z"/>