banner banner banner banner

Андрей Портнов: Новая власть ориентируется на 8%-ю ФБ-аудиторию, очень боится меньшинства и не выполняет свои предвыборные тезисы

Андрей Портнов: Новая власть ориентируется на 8%-ю ФБ-аудиторию, очень боится меньшинства и не выполняет свои предвыборные тезисы
112.ua

Кужеев: Сегодня в большом интервью юрист Андрей Портнов.

Добрый вечер, господин Андрей. Дайте, пожалуйста, правовую оценку тем мерам, которые принимает власть в период эпидемии. У нас карантин или профанация? Борьба за выживание нации или какая-то ширма для теневых сделок?

Портнов: Я хочу высказать две позиции по этому поводу. Конечно, легче всего сегодня можно раскритиковать власть, но я бы поставил властям 20–25 позитивных баллов. Они все-таки стараются сделать все, чтобы обеспечить карантин, а это ключевой сигнал и самая важная точка. А остальные 75 баллов отрицательные, потому что сейчас уникальное время для того, чтобы решить огромное количество социально-экономических задач и дать гражданам компенсаторы от введения таких действий. Развитые страны показали, что в период тотальной эпидемии они приняли для своих бизнесменов целый ряд пакетов законов, которые предусматривают компенсации, отмену налогов на аренду земли, налогов на недвижимость, еще каких-то обязательных платежей. Можно было бы резко сейчас уменьшить налоговую базу, сократить отчетность, значительно упростить банковские операции. Можно было резко уменьшить количество регуляторных правоохранительных органов, лицензионных и других проверочных процедур. То есть можно было одним законом, связанным с внесением изменений в другие акты, связанные с борьбой с эпидемией, сразу внести изменения в целый ряд других очень важных документов. Власть этого не сделала. Она показала, где можно запретить что-то гражданам, но нигде не показала, где можно разрешить и как компенсировать. Их усилия в области борьбы с пандемией – недостаточны, а последние решения о том, чтобы финансировать Музей Майдана, финансировать Институт Вятровича – Институт национальной памяти, решение правительства выделить Албании 10 млн грн гуманитарной помощи к ноябрьскому землетрясению – необъяснимы. У нас у врачей нет масок, элементарных халатов и перчаток. Никакой логики в действиях чиновников нет. Какая у нас с Албанией межпланетная дружба, что мы должны немедленно ей помочь за счет украинских граждан? Этот пример показывает, что они просто не в адеквате.

- А с другой стороны, настораживает кивание на практику борьбы с коронавирусом в странах с авторитарным режимом, как пример эффективности действий власти.  Какие опасности в области прав человека, с одной стороны, и угрозы национальной безопасности, с другой, вы сейчас видите в Украине?

- Первое и ключевое: мы уже видим, что власть подключила к своим действиям радикальные бандформирования. В частности, киевская банда, которая называется "Киевская варта", официально утверждена для того, чтобы вместе с правоохранителями осуществлять контроль над гражданами, когда они передвигаются на автомобилях. Вот первое ухудшение вопроса, связанное с национальной безопасностью, потому что легализация банд – это вопрос как раз национальной безопасности. Они в тюрьме должны сидеть, а их на волю выпустили и к сотрудникам полиции приставили. С ограничениями конституционных прав граждан трудно сейчас спорить, потому что они должны защитить других граждан от того, чтобы вирус не перемещался в геометрической прогрессии, как это было в Италии, Испании. В этой части усилия властей являются более-менее понятными, как-то объяснимыми. Здесь нельзя зайти дальше за этот баланс ущемления прав граждан, когда рассказывают о комендантском часе, завтра еще со свободой СМИ разберутся, с инакомыслием и с другими основополагающими правами и свободами. Пока это движется немного в дисбалансе, но каждый человек должен видеть, где этому конец. И если не бросать самые серьезные ресурсы на медицину, то эпидемия и карантин могут затянуться на годы. Я видел изменения в бюджет – власть предлагает уменьшить ассигнования на медицину сейчас, а продолжить финансирование Музея Майдана – музей массовых беспорядков, пропагандирующий убийство сотрудников милиции. Такой музей нам в мирное время не нужен, а сейчас его обязательно надо финансировать? А празднование городов? Если уж все сидят на карантине – бросайте все деньги на медицину. Бросьте огромные деньги на то, чтобы сейчас людям пожилого возраста домой доставляли продукты питания под гарантию того, что они не будут выходить из дома и не будут заражаться нигде этой инфекцией. Это второй блок вопросов. Защитите врачей и медсестер как самых подвергнутых риску эпидемии людей, обеспечьте их перевозку из дома и домой, как это делают сегодня многие бизнесмены.

112.ua

- Как внедрение комендатского часа кореллируется с правами человека?

- Никак. Для этого нужен закон о ЧП. Его предлагает президент своим указом, потом проводит через парламент, а такое предложение президенту должен дать СНБО. Это юридическая часть. С точки зрения политической, и созрел ли этот момент? Я не вижу необходимости вводить комендантский час и еще сильнее узурпировать власть. Пока граждане в целом выполняют карантин. Поэтому комендантский час, чтоб еще сильнее всех загнать и контролировать, – я не приветствую на этот период, пока. 

- Не все чиновники могут отличить ЧС от ЧП. Но эти чиновники решают судьбу людей. Когда впервые началось это надругательство над органами государственной власти?

- Я не хочу грешить только на последние годы. Компетентность чиновников страдала всегда. Они были менее конкурентны, чем бизнес. Но до такой степени, как это произошло в 2014 году, страна не опускалась еще никогда – абсолютная, тотальная некомпетентность, тотальный непрофессионализм, сопряженный с мародерством, воровством, хищениями, одномоментным песнопением, вышиванничеством, наносным патриотизмом, возникновением десятков новых явлений: мифы, люди, кони – все это смешалось. И фактически мы получили нулевое чиновничество, которое в период пандемии может принять решение о том, чтобы помочь Албании. Поэтому абсолютная деградация профессионального кадрового класса рано или поздно закончится тем, что в Украине будет сформирован запрос на более жесткую руку, с пониманием возможного отхода от каких-то демократических ценностей, но руку, которая предложит жесткий порядок, справедливость, равное отношение ко всем гражданам и более профессиональный подход к формированию команды. Потому что эта команда ориентируется на 8%-ю ФБ-аудиторию, очень боится меньшинства и не выполняет предвыборные свои тезисы, которые посылала своему большинству. Просто сегодняшнее большинство не представлено в ФБ, поэтому власти его не читают и ориентируются на вот эту майданную аудиторию. 

112.ua

- То есть вы считаете, что люди сами придут и попросят "Сталина"?

- Нет, сами не попросят. Но так будет складываться ситуация, что к следующим выборам наиболее перспективными будут политические силы и политики, которые будут предлагать более твердые и более жесткие решения и на протяжении своей предыдущей жизни будут иметь в бэкграунде результат этих решений. А вот эта сегодняшняя история, когда боимся шаг ступить по всем вопросам… По Донбассу ничего же не сделано. Должна была быть следующая встреча после Парижа – в Берлине. К ней даже никто не готовился. Ни один законопроект не внесен. По теме мира ничего не сделано за год. По теме борьбы с бандами, радикалами – ничего не произошло. Историческая пропаганда, перевернутая с ног на голову, тоже продолжается. В детских учебниках – героизация Майдана, Вятровича и всего ширпотреба бродячего. Реформу Супрун никто не отменял – с 1 апреля она вступила в действие. В правоохранительной сфере справедливость не восстанавливается – предыдущий политический режим, причастный к мародерству и к переводу военных средств в офшоры, к огромному количеству злоупотреблений, к узурпации власти – этому не дана никакая оценка. До сих пор никто не просто не сидит, а никому не объявлено даже подозрений. Каждый сектор – это продолжение работы команды Порошенко. В том числе это видно по миксу кадрового состава: партия "Слуга народа" и партия Порошенко голосуют вместе, обмениваются кадрами. Мы видим их совместные голосования в комитетах, особенно по делам, связанным с идеологией. Мы видим их голосования в парламенте по целому ряду ключевых вопросов, где страна зависит от третьих стран, от МВФ и от внешнего управления. Ничего не поменялось в стране, но хочу признать, что сам факт, что новые власти не занимаются активной пропагандой тех вчерашних ценностей, уже является из двух плохих вариантов менее плохим. Это лучше, чем ничего, хотя совершенно недостаточно для того, чтобы идти куда-то вперед. Мы стоим на месте.

Новости по теме

- Есть у вас чертежи какого-то механизма, который позволит люстрированным снова приступить к работе?

- Я хочу сказать, что министр юстиции должен быть привлечен к уголовной ответственности. Это пора бы кому-то уже инициировать, за неисполнение решений Европейского суда. Здесь двойные стандарты идут от самого ЕС. Раньше любое неисполнение решений ЕСПЧ заканчивалось тем, что в кабинетах руководителей АП и правительства сидели послы разных европейских стран и рассказывали, как надо любить Европу и выполнять решение ЕСПЧ. Сейчас решение ЕСПЧ вынесено, действия Украины, принявшей закон о люстрации, признаны противоправными, противоречащими европейским стандартам, европейской конвенции, практике европейского суда. Но ничего не происходит. Это первая часть вопроса. Вторая: у многих люстрация уже закончилась, у тех, кто на 5 лет был люстрирован. У многих – нет. Но вообще это должно быть вопросом уголовного наказания. Если человек что-то совершил плохое – накажите его, посадите в тюрьму, по решению суда запретите ему выполнять какие-то функции. А к тем, кто ничего не нарушил, – к ним какие претензии? Власть их сделала токсичными, хотя, по большому счету, сегодняшняя власть является токсичной. Вот я, например, предложил депутатам, действуя по логике закона о люстрации, запретить на 10 лет занимать государственные посты любым активистам и функционерам неправительственных организаций Сороса, неправительственных общественных организаций других, которые финансировались из третьих стран. Я исхожу из того, что все, кто идет на государственную службу из таких организаций, либо напрямую будут работать и работают на эти третьи страны, либо серьезно подвергнуты этому риску. Я понимаю, что эта власть такой закон не примет. Но самим этим жестом мы поднимаем новый пласт общественной дискуссии о том, что это нужно делать. Поэтому не примут эти власти – примут следующие. Но ставить вопрос об этом пора – те, кто работает на третьи страны сегодня на территории Украины, отстаивают интересы не Украины, а интересы других стран и крупных корпораций. Мы это видим на примере Ульяны Супрун, бывшего генпрокурора, бывшего премьер-министра, огромного количества депутатов, в том числе и партии "Слуга народа", и уж не говорю о фракции "Голос", которая полностью состоит из представителей третьих стран и финансируется третьими странами. Поэтому раз закон о люстрации украинские власти признали правильным, надо его расширять и обеспечивать государственную независимость, одновременно от интересов совершенно непонятных образований и непонятно с какой целью трудящихся на территории Украины активистов, дармоедов, бродячих радикалов и т. д.

- А что делать, если возникнут протесты под лозунгом "Нет реванша"? Каким образом гарантировать безопасность от так называемых активистов тем специалистам, которые вернутся к работе? Нужно ли им участвовать в конкурсах на занимаемые должности? И о каком количестве специалистов идет речь?

- Активистов надо жестко подавить. Нужно каждого взять, проанализировать, что он сделал, где участвовал в крышевании бизнеса, где нападал на сотрудников полиции, судей, каждого проанализировать, идентифицировать и отправить в СИЗО. Если бродячие банды радикалов мешают государственному развитию, занимаются противоправной деятельностью, если их действия попадают под признаки уголовного законодательства – нужно прекратить находиться в их повестке. Государство просто должно жестко их подавить, разогнать и раздавить. А по поводу того, брать людей на работу или нет, – да необязательно брать людей на работу в зависимости от того, были они люстрированы или нет. Если человек подходит по морально-деловым качествам и по жизненной биографии, по хорошим рекомендациям от авторитетных людей, если человек показывал результаты своей деятельности – берите на работу. Не нравится он вам – не берите. Зачем законом это запрещать? Ведь многие люди могут поучаствовать в конкурсе. Но они не допущены – выдвинуты за рамки конкурентной среды. К несправедливым законам я отношу не только люстрацию, но и закон об амнистии участников массовых беспорядков на Майдане. Все должно быть одинаковым: равные права, обязанности, равное отношение государства к людям, кроме случаев, когда люди нарушили закон, который предусматривает установленную этим законом ответственность. Так весь мир живет. А тут какой-то велосипед придумали, две партии Майдана, БПП и "Народный фронт", и расправились со своими политическими оппонентами. А сегодняшняя власть взяла себе на службу эти законы и пользуется ими. И еще и отказывается выполнять решение ЕСПЧ.

- А какова природа этого мазохизма?

- Глупость, недальновидность, трусость. Ориентация на меньшинство.

- Действующий генпрокурор г. Венедиктова в свое время участвовала в конкурсе на судью ВС, но конкурс не прошла. А уже сейчас она внесла в ЕРДР сведения о возможности неправомерных действий президента Петра Порошенко, когда он назначал судей ВС. Смоделируйте дальнейшее развитие событий.

- Если появится новость о том, что мы с вами украли в магазине палку колбасы, то в это никто не поверит. Это из той же серии. Петру Порошенко есть что инкриминировать: оффшоры, хищения, мародерство, покупка у самого себя на заводе в период войны втридорога бракованной продукции, отправка этих денег в иностранные компании, безналоговые. Масса вопросов, но Ирина Венедиктова выбирает дело, в котором у нее явный конфликт интересов. Это значит, что власть решила заткнуть информационное пространство, показать, что они его якобы преследуют, а на самом деле это ему карт-бланш: говорить, что это политическое преследование, конфликт интересов. Это дешевый пиар, который не закончится ничем, который усиливает Порошенко и дает ему в руки дополнительные козыри, для того чтобы сопротивляться властям.

- Партия "Европейская солидарность" заявила: "Нам жаль, что председатель ГБР Роман Труба стал инструментом в руках "попличника" Януковича Андрея Портнова и пророссийского реванша".

- Во-первых, "попличником" Януковича является Порошенко, потому что он до 2012 года работал в правительстве Януковича-Азарова. Он был членом политической системы Януковича. Во-вторых, министр экономики Порошенко публично поддержал харьковские соглашения, сказав, что это выгодное для Украины решение разместить до 2042 года ЧФ РФ в Крыму. Это потом стало для России одной из дополнительных возможностей совершить аннексию украинского Крыма. Я подал в суд на Порошенко, телеканал "Прямой" и "Европейскую солидарность". Суд признал всю их информацию недостоверной и обязал их заплатить мне деньги. Вот результат пустых слов. Я обращаюсь к любым людям, кто говорит о российском реванше, за доказательствами. Моя позиция абсолютно понятна: я считаю украинские территории аннексированными, я считаю Крым и Донбасс украинскими территориями. Со мной все понятно. С Петром Алексеевичем не все понятно. Липецкая фабрика платила налоги для усиления российской армии, его менеджер в Крыму – Константин Картошкин, руководитель Севастопольского морского завода, 100% акционером которого был Порошенко, сразу же начал отчет после так называемого референдума в Крыму перед российскими властями и называл город Севастополь городом федерального значения. А потом его назначили главой украинской военной компании  "Зоря - Машпроект". В минских соглашениях Порошенко подписал, что контроль над украинской территорией должен вернуться только после того, как мы свои украинские законы и Конституцию согласуем с лидерами оккупированных территорий, а фактически с РФ. Иными словами, подарил РФ Донбасс. А в чьих интересах украинских моряков передал в российский плен? Сделал это с целью продлить свои президентские полномочия, создав предпосылки для введения военного положения. А превращать нашу страну в посмешище, чтобы улучшить российскую пропаганду на наших каналах? Т. е. мы имеем дело с "попличником" Януковича и конкретным участником российского реванша – Петром Алексеевичем Порошенко. А что касается Романа Трубы, то если б он хоть как-то от меня зависел, то Петр Порошенко уже имел подозрение по каждому эпизоду, с которым я туда обращался. Я к Трубе обращался через Telegram-канал и был всего два раза в ГБР. Они преступники, совершали преступления, поэтому им не нравятся руководители правоохранительных органов. Порохоботы уже начинают додумываться до того, что борьба с Татьяной Черновол идет потому, что она арестовала деньги Портнова. У меня никогда не были арестованы никакие деньги. Они постоянно цепляются за какие-то события, не связанные между собой, для того чтобы сменить повестку дня, распространить ее через собственные телеканалы, которые существуют на украденные у Украины деньги: "5 канал", "Прямой". Это все распространяется их нанятыми политологами, социологами, порохоботами, всем бродячим ширпотребом.

- Вы уже успели сообщить о появлении "смотрящего" над ГПУ. Кто это?

- Я опубликовал информацию, что в ГПУ появился неформальный советник – Литкевич Дмирий Александрович из Харькова. Он сидит уже на всех совещаниях, команды раздает, но он не назначен. Оказалось, что папа фигуранта и сестра фигуранта разыскиваются. Заречный суд г. Сумы выдал санкцию на арест папы, который скрывается в РФ. Им инкриминируется отмывание преступных доходов около 1 млн долларов. И как только Венедиктова получает власть – одно из первых решений: папу фигуранта снимают с розыска. Тут нет, случайно, конфликта интересов? Может, это точно такой конфликт интересов, как уголовное дело по Порошенко, где сама не смогла сдать экзамены в ВС, и отомстила ему? Я наблюдаю набор таких странностей, набор таких неадекватных действий генерального прокурора, что мы в ближайшее время услышим еще целый ряд скандалов такого воровского оттенка, где властям ничего не останется делать, как выносить этого прокурора и заносить следующего.

112.ua

- 6 месяцев прошло с начала работы Антикоррупционного суда. Как вы видите, этот орган занимается "фигурантом", как вы метафорически называете Петра Порошенко?

- Я бы не грешил на Высший антикоррупционный суд, потому что он не может из воздуха брать какие-то дела и их рассматривать. Он может рассматривать только те ходатайства, которые к нему придут от детективов НАБУ и прокуроров САП. НАБУ, лидер которого сам признан виновным в коррупции, не обращается в ВАСУ с какими-то важными делами. И ответ на этот вопрос, возможно, в тех двух ночных посещениях (которые раскрыли журналисты) Петра Порошенка, когда тот был президентом. Директор НАБУ висит на "крючке", т. к. Национальное агентство противодействия коррупции внесло его в реестр коррупционеров. Но так он на праве частной собственности принадлежит одновременно Фонду Сороса и посольствам G7, то они делают все, что его власть не уходит. Пугают власть через недофинансирование МВФ, через возможное прекращение ненужного сотрудничества, через целый ряд внешних сигналов. Они показывают, что хотят оставить его на должности. Он давно признан виновным, решение суда о его причастности вступило в силу, на сайте НАПК он висит в реестре коррупционеров, но работает директором НАБУ и обращается в ВАСУ с ходатайствами по другим коррупционерам. Это одни коррупционеры, признанные, борются с другими коррупционерами, еще не признанными. Поэтому к ВАСУ претензий пока быть не может, а вот к антикоррупционной структуре, оставшейся, есть огромные претензии. Они работают на предыдущую политическую команду.

- По вашему иску Окружной административный суд Киева запретил отчуждать любое имущество завода "Кузница на Рыбальском". При чем тут Порошенко, если в восемнадцатом году предприятие было продано компании Сергея Тигипко?

- Это ложь. ГБР согласилось, что это ложь, и начало полное производство. На этом заводе не сменилось руководство, наблюдательный совет, ревизионная комиссия. Оно как принадлежало Порошенко, так ему и принадлежит. Это предприятие и сам Порошенко были разоблачены в 2018 году в том, что он, будучи одновременно, главой государства и верховным главнокомандующим, формируя бюджетный армейский заказ, одновременно контролируя собственное правительство, собственную фракцию, парламентскую коалицию, Минфин, сам выделил на собственный завод огромные деньги и втридорога изготавливал для армии ненужную военную технику. Часть этих денег была выведена в оффшоры. После того, как фигурант был разоблачен в этом, он решил создать ощущение, что это больше не его. Поэтому был найден для фронтирования бизнесмен Тигипко, который якобы ассоциируется с большими деньгами. Но у него проблемы с деньгами, которые откуда-то взялись на Кипре и даже не прошли за эту сделку. Там прошло только около 3%. Это установило ГБР. Иными словами – это самая большая ложь, которая была достигнута между Тигипко и Порошенко. Фигурант продолжает быть фактическим бенефициаром завода "Кузня на Рыбальском". Поскольку государство стоит в этом вопросе, то наша юридическая команда по нашему иску обратилась с иском в Административный суд. Мы там боремся с НАПК, которое не принимает мер, и суд, согласившись с нашими доводами, фактически арестовал всю "Кузню на Рыбальском": запретил ее отчуждать, проводить перерегистрации.

Новости по теме

- А сам господин Тигипко как-то на это отреагировал?

- Нет, это же не его имущество. Мы сами арестовали и говорим властям: "Начинайте процедуры конфискации". Все имущество Порошенко было добыто преступным путем. Ну, может, не все, но когда речь идет о таких корыстных преступлениях, то потом по приговору суда конфисковывается все имущество. Моя позиция понятна – она публична и прозрачна. Я всей своей жизнью и деятельностью показываю принципиальность и невозможность со мной договориться.

- Что значит арест имущества предприятия для рабочих "Кузницы на Рыбальском"?

- Для них это ничего не означает. Счета компании не арестованы. Арестованы только активы – их нельзя отчуждать, потому что ранее Порошенко переоформил на сына целый ряд своих активов. Это кондитерские, оффшорные активы. Мы арестовали только саму "Кузню на Рыбальском" - ее нельзя отчуждать, а счетами можно пользоваться. Ложь, которую попыталось распространить от имени Порошенко его предприятие, не подтверждается фактическими данными.

- Смогут ли заробитчаны, которые сейчас вернулись в Украину, стать движущей силой для построения Европы в Украине?

- Я надеюсь, что наши уважаемые граждане, вернувшиеся сейчас, наполнены европейскими стандартами. Но давайте признаемся, что наши граждане работали там не в банках, не зарабатывали большие деньги – они выживали и отправляли деньги в Украину. Поэтому сегодня многие из них будут в ситуации, когда они не трудоустроены, не заняты, и часть из них, наверняка, перейдет в криминогенную зону. Власти сейчас должны резко сократить регуляторные процедуры, понизить налоги, отменить налоги, пока на землю, на недвижимость, компенсировать людям возможность заняться собственным бизнесом. Те, кто приехал, должны иметь какие-то качественные новые возможности, для того чтобы закрепиться здесь, в Украине, остаться и не уповать на МВФ. Государство должно сейчас для всех сейчас, в этот период эпидемии, создать новые условия, чтоб они могли сами развиваться и помогать тем, кто находится рядом с ними. Государство пока этого не делает.

- Как власти обеспечить силу права, чтобы народ не перешел границу с правом силы?

- Не нужно уповать на бюджет, на МВФ, на третьи страны. Нужно сейчас немедленно, пока есть монобольшинство в парламенте, пока есть собственное правительство у президента, принять пакет законов, чтобы каждый гражданин сказал, что у нас создана такая ситуация, что я могу бесплатно заниматься бизнесом, регуляторных органов нет, налоговая не приходит. И сейчас для этого есть все возможности. Нужно дать толчок маленькому бизнесу – государство ничего на эту тему не делает. Поэтому сейчас надо думать, как противодействовать многим в их попытке перейти в криминогенную повестку. Для этого, наверно, государство будет плодить и увеличивать правоохранительную систему, а ее и так уже слишком много – пора сокращать, кратно. Государство не справится - оно не справилось с бандами за шесть лет. С бандами нужно бороться хотя бы по той причине, что они выросли на идеологическом уровне – тунеядцы, которые не хотят работать. А мы ж говорим о людях, которые хотят работать, у которых нет работы. Они могут пополнить ряды тех, кто нарушает законы, могут усилить криминогенную обстановку в стране. Поэтому немедленно нужно принимать решения о тех компенсаторах, которые должны появиться у граждан, за счет изъятий, которые государство в процессе эпидемии уже ввело, за счет экономических, гражданских прав. Это нужно компенсировать срочными экономическими и социальными мерами. Но в законопроектах власть этого не предложила. Идет латание дыр в бюджете.

- Как вы чувствуете возможность проведения досрочных парламентских выборов, возможно, одновременно с местными уже осенью этого года?

- Точно нет. Никаких парламентских выборов осенью не будет. Местные выборы должны быть по Конституции. По поводу парламентских выборов нужно, чтобы не было правительства в установленный Конституцией срок либо не было коалиции. Ни то, ни то этому парламенту не грозит. Думаю, у президента есть масса возможностей переформатировать большинство, если оно исчезнет. Склонна эта власть к коалиции с "Европейской солидарностью" Порошенко или с "Голосом", но все это не даст возможности распустить его. Президенту это не нужно. Я не вижу предпосылок, если только не будет какого-то форс-мажора, какого-то скандала, который введет парламент в законодательный кризис, который никак нельзя будет по-другому развязать, как новым волеизъявлением. Но новые потрясения в виде выборов нашей стране не нужны пока. Надо справиться с эпидемией вируса, с социальными новыми вызовами, с криминогенными вызовами, без избирательных. А местные выборы будут, если будет их финансирование.

- А какие у вас предостережения относительно ЦИК? Насколько действующий состав ЦИК независимый, возможно, от подковерного влияния предыдущей власти?

- Всегда все от всех зависимы. В стране никого независимого нет. ЦВК формировалась по квотному принципу – те политические силы, которые уже не представлены в парламенте – этих подхватит кто-то другой. Я исхожу всегда из презумпции добропорядочности – пока ЦИК не сделала никаких явных выпадов, чтобы их можно было критиковать. Но и выборов никаких не было сейчас. Поэтому будем смотреть на эту проблему по мере ее возникновения.

- На Мюнхенской конференции по безопасности президент Украины сказал: "Мы хотим провести местные выборы на всей территории Украины, включая ОРДЛО, в октябре 2020 года. Хотелось, чтобы и на территории Крыма, но сделать это без элементарных безопасности и политических условий, нарушения Конституции Украины и международных стандартов демократических выборов невозможно для нас". Как быть с выполнением минских протоколов и проведением выборов на тех территориях синхронно со всей страной?

- Никак. Власть не выполняет минские соглашения. Ничего ей не помогает. Это заявление из серии, что нужно было сделать какое-то заявление. Порошенко в минских соглашениях подписал, что пока с лидерами оккупированных территорий не будет согласован порядок этих выборов, то там выборов не будет и границы не перейдут Украине. Порошенко подписал пророссийский закон в интересах оккупированных территорий. Действующий закон о выборах предусматривает украинский флаг, герб, украинские органы юстиции. Должна быть украинская полиция. Если обжалуется протокол, то надо обращаться в суд, украинский. А где там украинский суд? Для того чтобы там обеспечить выборы, нужно внести изменения в закон о выборах. Например, сказать, что на период избирательной кампании есть изъятия из законов. Например, суд, полиция, прокуратура – такие-то, обжалование происходит так-то. Либо ввести там временно электронную формулу голосования. Но нужны особенности, и эти особенности регулируются законом. А вы видели хоть какой-то на эту тему закон, предложенный парламенту? По теме мира или по теме Донбасса власть зарегистрировала хоть какую-то инициативу? Хоть провозгласила?

- Мы знаем историю с Сергеем Сивохо.

- Это вообще позорная история, и позор для секретаря СНБО. Его надо увольнять. Ничего, кроме заявлений, не происходит, поэтому тема мира, которая эксплуатировалась в период избирательных президентской и парламентской кампаний, закончилась тем, что вообще ничего не поменялось. Ничего не произошло нового, и в части минских соглашений Украина не предложила ни одного закона и не предложила изменения в Конституцию, о которых она договорилась в Минске. Но действующий президент в этом не виновен, потому что у него люфта нет. Потому что все вот это заложил предыдущий президент. Это означает, что надо предпринимать сверхусилия, чтобы это выполнить. Нужно объяснить обществу, рассказать, почему меньшим злом является согласиться с тем, что нужно провести выборы на этих территориях по украинским законам с любыми изъятиями, ограничениями и дополнениями, хотя бы только для того, чтобы легализовать эти территории и ввести их назад в состав Украины. Если территории назад становятся украинскими, то на эти территории можно будет распространить систему украинского законодательства. И тогда на эти территории можно будет легально привлекать инвестиции, открывать сообщение между оккупированной территорией и Украиной. Тогда это будет реальная интеграция, реальное развитие государства. Украина будет быстро развиваться, и тогда через 5-10 лет, возможно, станет и вопрос Крыма по-другому.

112.ua

- 2 мая будет годовщина трагедии в Одессе. Вы являетесь заявителем по этому делу.

- Мы предприняли сверхусилия. Я обычный гражданин, но, как активный человек, подал заявление, перед этим собрав информацию у обычных сотрудников милиции, встретился с прокурорами, собрал по щепотке все. Добился начала расследования в отношении Парубия об организации этого массового убийства в Доме профсоюзов в Одессе. Власть испугалась радикалов и заморозила расследование. Они не закрывают дело, потому что боятся, но и не расследуют ничего. Они боятся радикалов, они не готовы на борьбу с ними. Я уверен, что рано или поздно в стране появится более жесткая власть, которая сможет ответить не только на вопросы Майдана и вопросы массовой казни в Одессе, но и на десятки других вопросов, связанных с насилием в отношении украинских граждан в период войны, мародерством, злоупотреблениями, хищениями.  

- А при чем здесь Парубий?

- Парубий – организатор этой массовой казни. Все документы, свидетельства очевидцев, совокупность факторов, улик, доказательств, указывает, что он является организатором. Парубий – организатор массовой казни в Одессе. И это необходимо следственным путем доказать. Я считаю, что он должен быть осужден на пожизненное лишение свободы.

- Похоже, что у одессита Сергея Стерненка есть не абы какая крыша. В чем природа феномена обычного дела об убийстве?

- Здесь речь идет не о конкретном негодяе, который лишил жизни другого человека. Здесь речь идет о явлении. На его конкретном примере мы увидели скандально известных представителей Фонда Сороса, Ульяну Супрун, бывшего генпрокурора и действующего генпрокурора. А я оперирую фактами. Наша команда защищает вдову убитого Ивана Кузнецова. Две экспертизы указывают на то, что Стерненко совершил умышленное убийство. Факты говорят, что он убийца, а он был главой одесского "Правого сектора", т. е. был внедрен в радикальное движение, которое в свою очередь внедрено в неправительственные, финансируемые третьими странами организации. Их агентурная сеть находится и во власти, и представлена среди лидеров мнений, и имеет популярность в социальных сетях, имеет связи и контакты с ведущими политиками. Поэтому для них очень важно, чтоб это дело не проиграть. Они считают это каким-то реваншем. А мы исходим из того, что это уголовное дело, и убийца должен сидеть в тюрьме. Поэтому мы будем ставить в неудобное положение Венедиктову, которая взялась его защищать. Это умышленное убийство, которое предусматривает сроки наказания до 15 лет лишения свободы или пожизненное заключение. Мы будем продолжать нашу адвокатскую работу, чтобы довести это дело до логического конца. Убийца на свободе, его защищает власть, она бездействует, но рано или поздно неотвратимость наказания догоняет всех.

- А как вы отнеслись к тому, что ваше имя генпрокурор поставила в один ряд, через запятую, с Шабуниным, Стерненко? В контексте того, что они не имеют влияния на генпрокурора.

- Я могу комментировать только интеллектуальные умозаключения. А это был набор слов. Я показываю бездеятельность, а как будет реагировать генпрокурор, меня мало волнует.

- Какой вес имеет рекомендация мониторинговой миссии ООН по правам человека для расследования преступлений на Майдане в 13-14 годах? То есть отменить закон об амнистии активистов.

- Это все происходило под нашим давлением. Мы шесть лет, в том числе благодаря вашему уважаемому телеканалу, доводим со всех площадок требование отменить закон об амнистии участникам массовых беспорядков. Тех, кто убивал сотрудников милиции. Этот закон об амнистии предусматривал амнистию участникам Майдана за кражи личного имущества, грабежи, разбойные нападения, вымогательства, умышленные убийства сотрудников правоохранительных органов и еще десятки статей. Поэтому мониторинговая миссия ООН в конечном итоге была вынуждена передать ноту украинским властям и потребовать от них отменить этот закон. Ирина Венедиктова перед тем как выйти на голосование в Раду, чтобы понравиться близкой к нам парламентской аудитории, тоже пообещала инициировать отмену этого закона. Но ничего не сделала, публично исчезла из поля на эту тему. Мы будем и дальше продолжать требовать выполнить решение миссии ООН и отменить закон об амнистии тем, кто убивал милиционеров. Есть альтернативная версия: можно амнистию распространить на обе стороны конфликта. Любую пусть выбирает власть, но должна быть справедливость, одинаковое отношение к обеим сторонам конфликта. Все должны быть в равных процессуальных возможностях. А так получается, что те, кто захватил власть после Майдана, приняли под себя закон, освободили себя от ответственности, а всех остальных начали преследовать. Включая каких-то оппозиционных к ним политиков, для того чтоб узурпировать власть и не дать оппонентам с этой властью бороться.

Новости по теме

- Допустим, отменили этот закон, а дальше что? Это цепная реакция, чтобы, возможно, забирать звания Героя и в перечне Небесной сотни?

- Конечно. Елена Лукаш, Анатолий Шарий в нашем совместном расследовании разоблачили огромный ряд этих героев. Мы выражаем соболезнование по поводу любого человека, который был убит. Это обычные христианские ценности. Но не надо за счет мифологизации, героизации захватывать власть, контролировать финансы страны, узурпировать власть, прикрываясь этими так называемыми героями. И платить им еще огромные социальные дотации за счет других граждан, в том числе по сфальсифицированным документам.

- В нынешних условиях нужен Украине закон об иностранных агентах? То есть о тех, чью деятельность финансируют отдельные иностранцы или органы государственной власти других стран.

- Я ж предлагаю парламенту внести в закон об очищении власти запретить тем, кто работал в таких организациях, работать на государственной службе 10 лет. И было бы неплохо взять за основу закон США об иностранных агентах. Закон можно назвать по-другому, но все эти организации должны быть известны. Было бы неплохо, чтоб они так сразу и назывались: иностранные агенты. Я предлагаю сейчас борьбу за независимость государства, восстановление иммунитета. В том-то и была причина 74% поддержки действующего президента, что людям надоело внешнее управление, а осуществляется оно в разных формах. Например, МВФ – это одна линия: дадим деньги не дадим, примите такой закон, а не примете – до свидания. Вторая линия: назначение функционеров, работающих на иностранные государства. Директор НАБУ – пример. Третья линия: создание неправительственных организаций с безобидными названиями. Но если это финансируют третьи страны, они выращивают там лидеров общественного мнения, которые потом идут на государственную службу, где начинают реализовывать политику этих третьих стран, как было с попытками передачи в концессию всеми этими активистами железной дороги немецкой компании. Они сначала заходят во власть, а потом начинают энергетическую инфраструктуру, железную дорогу, порты передавать третьим странам. Здесь завтра останется просто земля, которую тоже скупят за бесценок, потому что сейчас в связи с кризисом самая низкая точка стоимости украинских активов, украинской земли, и завтра просто будет такая территория, по которой будут бродить какие-то люди… Со значительно уменьшенным населением.

- А как можно защитить Конституцию Украины от автографов каждой последующей власти?

- До тех пор, пока в обществе не наступит более-менее стабильность, любая новая власть будет двигаться в обратную от предыдущей власти сторону. Поэтому если страна изберет путь жесткой децентрализации, передачи на территории всего, что можно передать (регионы сами управляют деньгами, собственностью, землей, историей, памятниками), тогда таких вопросов не будет возникать. Не будет такой концентрации власти в центре и таких резких выпадов внешнеполитического курса, интеграции непонятно куда, союзов, хартий и всего этого бреда, соглашений об ассоциации, которые не выполняются, и всего наносного. Поэтому мы должны строить свою страну сами. Быть независимыми ни от Запада, ни от России. Мы должны здесь развивать бизнес, развивать рядового человека, его капитализацию, отдавать все в регионы, уважать историю друг друга. Тогда каждый в своей громаде, общине будет понимать, что они сами формируют власть, что они близки по идеологии, по историческим ценностям, что они понимают социальные нужды своего региона. Сами формируют власть, сами переизбирают, сами регулируют. Потому что если взять нашу большую страну, так она же разделена. Мы делаем вид, что это унитарное государство. На самом деле никакого унитарного государства нет. Есть большая проблема по линии языка, по линии религии проблемы, по линии "Майдан – не Майдан", есть ненависть с двух сторон – двух частей страны друг к другу. Есть непонимание, что происходит на Донбассе, почему что-то произошло в Крыму, отношение к России, к Западу. Страна разделена минимум на две части. Надо прийти к этой мысли и от этого начать. Надо отдать все максимально в регионы, и они сами будут решать все вопросы. Тогда не будет возникать вопроса, надо идти в НАТО или нет. Харьковская область точно не пойдет в НАТО, потому что она не может туда пойти.   

- Кто-то вам закинет, что Портнов сепаратизм сеет.

- Я говорю о децентрализации.

- Во время эпидемии какие достижения и какие недостатки вы замечаете в реформах децентрализации и той же медицинской?

- Я вообще не вижу никаких реформ. Мне это слово смешно слышать. Никаких реформ нет – ни в одной области, ни в одной отрасли. В области медицины я вижу огромные проблемы: институциональные, которые привнесены прошлым правительством, да и всеми предыдущими, и проблемы текущие. На этом надо сосредоточиться, а не на политических, идеологических вопросах. В момент введения карантина Ровенский горсовет резко собрался, чтобы выделить несколько миллионов ассигнований на памятник Бандере. Люди не в адеквате. Поэтому власть должна сейчас централизованно бросить все силы именно на медицину и на то, чтобы помогать людям справиться с социальным кризисом.

- Благодарю за разговор, господин Андрей.

- Спасибо вам. Будьте здоровы.

видео по теме

Новости партнеров

Loading...

Виджет партнеров

d="M296.296,512H200.36V256h-64v-88.225l64-0.029l-0.104-51.976C200.256,43.794,219.773,0,304.556,0h70.588v88.242h-44.115 c-33.016,0-34.604,12.328-34.604,35.342l-0.131,44.162h79.346l-9.354,88.225L296.36,256L296.296,512z"/>