banner banner banner

Борис Тодуров: Если коронавирус придет в Украину, то каких-то масштабных противоэпидемиологических мероприятий мы организовать не сможем

Борис Тодуров: Если коронавирус придет в Украину, то каких-то масштабных противоэпидемиологических мероприятий мы организовать не сможем
112.ua

Борис Тодуров

Украинский врач-кардиохирург, директор Киевского городского центра сердца

- Господин Тодуров, начнем с коронавируса. Стоит ли украинцам сейчас паниковать? Если нет, то что делать?

Тодуров: Я думаю, что паниковать в любом случае не стоит. Нужно подойти к этой проблеме очень взвешенно и системно. Понятно, что на сегодня какого-то действенного противоядия к этому вирусу нет, нет еще вакцины, нет серьезного метода борьбы с этим вирусом. И, несомненно, он придет в Украину. Судя по той тенденции, которая сегодня наблюдается в мире, рано или поздно мы столкнемся с тем, что этот вирус придет в Украину. И эпидемиологическая ситуация будет довольно серьезная. 

- Видите ли вы как врач, что мы готовимся к этому - к приходу коронавируса?

- Пока мы готовимся к тому, чтобы его своевременно выявить, но какие-то серьезные противоэпидемиологические мероприятия, я думаю, мы сегодня в Украине вряд ли сможем организовать, поскольку санитарно-эпидемиологическая служба была разрушена. Людей, ответственных за противоэпидемиологические мероприятия, нет. И нет тех структур и сил, которые могли бы это сегодня организовать на должном уровне.

- Почему у нас нет ни структур, ни сил?

- Управленческая вертикаль в медицине, которая отвечала за санитарное состояние, была разрушена несколько лет назад. Когда в Одессе в 70-е годы возникла холера, Одессу изолировали от внешнего мира, был объявлен карантин, город был закрыт, эпидемию удалось подавить. Точно так же, как и другие эпидемии были подавлены, когда была централизованная и хорошо организованная медицина в Украине. Сегодня, к сожалению, такой медицины нет, поэтому у меня есть серьезные опасения о том, что если этот вирус придет в Украину, то каких-то масштабных противоэпидемиологических мероприятий мы организовать не сможем.

- Президент сказал, что надо разработать национальный план для преодоления этого коронавируса. Вы видите сейчас в Украине специалистов, которые готовы лицом к лицу встретиться с тем коронавирусом и что-то сделать?

- Несомненно, еще есть эти специалисты – очень грамотные эпидемиологи, очень грамотные инфекционисты. Но та система, о которой я говорю, довольно дорогая, требует больших материальных и кадровых ресурсов.

- То есть вы намекаете на то, что больницу в течение недели мы построить не сможем, если вдруг вирус попадет в Украину?

- Естественно, что мы не построим клинику, у нас клиники строятся десятилетиями. И тех мощностей боксированных отделений, которые сегодня есть, я не уверен, что их сегодня хватит, чтобы как-то локализовать эту инфекцию, чтобы она не стала массовой.

- Была история со свиным гриппом: маски, все боялись. Спецрейс с марлевыми повязками и с вакцинами. Можно предупреждать, что и в этот раз на высшем государственном уровне будет нарушаться ситуация уже постфактум, что аврал, нужно спасать. Или, возможно, проработают на опережение?

- В отличие от свиного гриппа процент летальности у коронавируса очень высок. И то, что мы наблюдаем сейчас в Китае, наверняка мы знаем далеко не все цифры. Летальность очень высока, и этим он опасен. И пока против него нет никакого противоядия. Когда есть пневмония, и во времена свиного гриппа единственным лечением таких больных является ЭКМО - экстракорпоральная мембранная оксигенация. Когда у человека поражены легкие настолько, что он дышать своими легкими не может, через бедренные сосуды ему подключают две канюли – артериальную и венозную, и его кровь прогоняют через искусственное легкое – оксигенатор, который рассчитан на месяц использования. Наша клиника регулярно таких больных принимает. И в этом году уже был такой пациент с такой тотальной пневмонией, и мы держали его на ЭКМО, пока не разрешилась пневмония, и он выжил. В прошлом году мы на своей машине на ЭКМО везли девочку из Кременчуга почти 8 часов. Мы одна из немногих клиник, которая вообще владеет этой методикой и может лечить пациентов в таком критическом состоянии. Думаю, что клиники, у которых есть ЭКМО, в Украине, можно перечислить на пальцах одной руки. По крайней мере в Киеве я знаю три таких клиники, которые теоретически могут это сделать. Но этот аппарат занимается одним больным приблизительно месяц. Таких препаратов в Украине, я думаю, до пяти. Специалистов, которые могут вести на ЭКМО таких больных, тоже очень немного. У людей, которые окажутся в критическом состоянии с такими серьезными пневмониями, шансов на выживание будет немного в силу того, что технически Украина пока не готова к такому массовому поражению.

112.ua

- Если учесть заявление министра социальной политики, что вы о пенсии думайте сами, государство не сможет обеспечить вам пенсию сегодня, то, возможно, так и с коронавирусом? Украинцы могут сейчас подумать, как себя обезопасить, нет ли спекуляции в этом вопросе?

- В этом смысле каждый человек может принять какие-то меры для того, чтобы уберечься от этого заболевания. Это инфекция, которая передается капельным путем, как и обычный грипп, вирус: ношение маски, мытье рук, непребывание в местах массового скопления людей. Я думаю, в такие периоды, когда идет грипп, и наверняка придет к нам и коронавирус, нужно избегать посещения больших концертных залов, метро. Простые вещи, как мытье рук, ношение маски, во многом могут уберечь человека от заражения.

- Ожидать ли здесь политических спекуляций на этом коронавирусе, как насчет обычных спекуляций?

- Мы живем в таком мире, что политические спекуляции происходят на всем, в том числе на болезнях. К этому все уже привыкли и особого внимания не обращают. Что касается спекуляций на масках, вакцинах и прочего, то вакцинироваться нужно и от гриппа, и от других болезней. Все вакцины, которые положены нам по стандартам, нужно получить. И если есть действенные вакцины от вирусных заболеваний, конечно, лучше прививаться. Во многом такие вакцины имеют перекрестный иммунитет, и это один из элементов защиты.

- Нам пришли вопросы на Viber. Дмитрий спрашивает: В Китае ввели ответственность за умышленное распространение вируса. Нужны ли такие предохранители в Украине? И Надежда: почему украинцев, прилетевших из Китая, не изолировали: инкубационный период до 14 дней?  

- Что касается того, чтобы кто-то кого-то заразил, то у нас такой закон есть по поводу СПИДа – уголовная ответственность за преднамеренное заражение. Что касается вирусной инфекции, то вряд ли кто-то преднамеренно ходит и кашляет на окружающих. Как правило, это люди делают несознательно или от нехватки какой-то информации. И какую-то ответственность здесь будет очень сложно доказать и как-то людей наказывать. Что касается общей защиты, то мы сейчас говорим о коронавирусе, но это же может быть любой другой вирус. Это могут быть массовые поражения, техногенные катастрофы. Могу сказать, что разрушение управленческой вертикали в медицине влечет за собой просто катастрофические последствия. Сегодня Украина с этим разрушением вертикали, с приватизацией клиник, с разрушением многих районных больниц, децентрализацией так называемой нанесла непоправимый урон эпидемиологической защите в целом, по стране. Если сегодня что-то случится такое серьезное в Украине, что потребует мобилизации государственных больниц, то на сегодня сделать это уже будет очень сложно. А завтра это будет сделать еще сложнее, потому что эта пресловутая децентрализация, которая предусматривает, что больницы становятся казенными предприятиями и сами себе зарабатывают на хлеб, на зарплату, на коммунальные услуги, приведет к тому, что больницы перестают выполнять какую-то государственную, социальную миссию, функцию и начинают думать о том, как выжить, как заработать себе на зарплаты, на коммунальные услуги, на медикаменты. Этот процесс довольно деструктивный в нашей стране, и он продолжается.

Новости по теме

- Все-таки остается стандарт: детей в садик не принимают сейчас без прививок. Уже идет уровень защиты. Началась эпидемий гриппа - закрывают школы и садики. Есть предохранители, которые работают по схеме. А сейчас узнаем, насколько наши граждане доверяют украинской медицине и как ее оценивают - у нас есть результаты опроса в нашей аудитории. Мы спрашивали: "Довольны ли вы уровнем украинской медицины?" 90% не довольны, а 10% довольны. Как вы оцениваете такие результаты в нашей студии?

- Я удивлен 10%, которые удовлетворены, потому что тот общий уровень, который мы достигли, явно не 10% даже. Проблема, как я ее вижу, в том, что мы все налогоплательщики. И из этих налогов мы вправе требовать от государства медицинского обслуживания, как это и было раньше и как это предусмотрено нашей Конституцией. Вместе с тем, некие люди, которые принимают решение о распределении наших налогов, почему то решили, что из наших налогов мы должны получить на медицину всего 2,8%. Во всем мире считается, что меньше 7,5% - это умирающая медицина. И в большинстве европейских стран из бюджета страны на медицину выделяется 7,5-12%.

- У нас есть министр здравоохранения, который должен отстоять те 7,5% или 8%, которые должны выделяться на медицину. И есть депутаты, которые сидят в ВР и проголосовали за этот бюджет.

- Именно они проголосовали? Вот, оказывается, кто виноват. Будем знать, с кого спросить. Мы кричим об этом уже несколько лет, мы – практикующие врачи. Мы говорим о том, что тех средств, которые выделяют сегодня на медицину, еле-еле хватает на мизерные зарплаты. По оценкам экспертов, а у нас была Счетная палата, которая довольно долго обследовала нашу довольно успешную клинику, – нам выделяет государство только 29% того необходимого количества средств на расходные материалы, на лекарства, оксигенаторы, клапаны и т. д. Т. е. мы сегодня имеем меньше трети на лечение больных.

- В Минздраве планируют бороться с недофинансированием медицинских учреждений. 72 млрд гривен на получение медицинской помощи будет направлено через контракты с учреждениями здравоохранения. Это много или мало?

- 72 млрд гривен. В Украине около 100 тыс. врачей и приблизительно 200 тыс. сестер. Если вы умножите эту цифру на 12 месяцев, то получится приблизительно 10 000 гривен только на зарплаты. Те тарифы, которые нам предлагает НСЗУ в качестве компенсации за медицинские услуги, составляют 10% их реальной стоимости. Например, наша операция на сердце стоит коло 300 000 гривен по себестоимости, включая мизерную зарплату – 3,5 тыс. гривен - сестер, и 7000 сегодня получает хирург с 15-летним стажем, кандидат наук. Так вот, этих 72 млрд хватает только на небольшую зарплату. А НСЗУ вместо 300 000 на операцию на сердце нам дает 30 000. Это обман, лукавство, неправда. И те законы, которые были приняты в прошлом году, об автономизации, о государственном гарантировании медицинского обслуживания – на самом деле это законы о банкротстве медицинских учреждений. Потому что закон об автономизации предполагает, что все лечебные учреждения, которые раньше гарантировано, по Конституции имели защищенные статьи на зарплаты, пусть даже мизерные, на коммунальные услуги, после того, как они перешли на казенные предприятия, будут вынуждены сами зарабатывать и на зарплаты, и на коммунальные услуги. При тех мизерных 10% тарифах, которые предлагает НСЗУ, это означает, что в ближайшее время очень многие больницы (значительный процент этих больниц) просто обанкротятся. Я приведу пример на нашей клинике. Нас очень усиленно толкают к тому, чтобы мы стали казенным предприятием.

- Кто?

- Минздрав в лице Ульяны Супрун. Там было просто давление беспрецедентное. До сих пор удивляюсь, как я смог отстоять нашу клинику. Как и некоторые другие врачи смогли отстоять свое право называться государственными предприятиями. Так вот, в нашем случае, фонд зарплаты вместе с медикаментами и коммунальными услугами составляет около 120 млн гривен. 102 млн – зарплата в год тысячного коллектива, и 18 млн нам нужно заплатить за коммунальные услуги. 120 млн нам предлагают в случае перехода на казенное предприятие заработать самостоятельно. Я их спрашиваю: при тех тарифах, которые дает НСЗУ (якобы гарантирование государственных платежей), мы вынуждены будем эти 120 млн брать с бабушек и дедушек, которые приезжают с Троещины и у которых нет даже на маршрутку денег? Получается, что нас заставляют либо брать эти деньги у пациентов, либо обанкротиться. Это же очень просто – обанкротить любое лечебное учреждение.

- Какова цель в этом?

- Очень просто: дальнейшая приватизация обанкротившихся лечебных учреждений. Этот процесс уже начался. Есть фонды, которые работают в Украине и которые уже начали этот процесс приватизации. Пока они осваивают и скупают частные клиники. Но на очереди у них те государственные клиники, которые обанкротятся в результате перехода на казенные предприятия.

- Сейчас всех волнует коронавирус и чтобы он не пришел в Украину. Нам пишут на Viber: "Как сможет сработать иммунитет? Есть ли случаи, когда люди не заболеют, находясь в очаге заболевания? Установлен ли медицинский осмотр украинцев, которые вернулись из Китая?"

- Даже в центре эпидемии есть люди, которые не заражаются. И когда в Европе была чума, далеко не все болели чумой. Есть люди, у которых есть иммунитет, есть люди, которые не подвержены таким заболеваниям. Что касается придет - не придет в Украину, меня пугает только одно: высокая степень летальности. Если на около 9000 заболевших есть 200 умерших, то это очень серьезная ситуация. 200 человек умерло от обычного вируса из 9000 заболевших. Поэтому надо быть готовым. В Америке хранятся вакцины на случай заболевания оспой для всего населения, хотя в мире считается, что оспа уже побеждена, и никто не болеет уже больше 20 лет. И эти вакцины обновляются ежегодно, чтобы они были свежими, потому что мы живем в таком мире, когда есть бактериальное оружие, когда есть различные экспериментальные лаборатории, которые создают какие-то вирусы. Есть страны, которые занимаются биологическим терроризмом. И Украина не живет где-то за стеной: к нам летают самолеты, к нам приезжают туристы, и рано или поздно этот вирус попадет к нам. Другой вопрос – наша популяция насколько к нему чувствительна? Насколько у нашей популяции есть перекрестный иммунитет от тех прививок, которые мы получали от гриппа раньше. Есть ли у нас достаточное количество прививок от этого вируса, и какой процент населения привит и получит гарантированную защиту от того, что придет в Украину? А то, что он придет в Украину, мы, как люди не очень оптимистичные, должны быть к этому готовы. Дай Бог, чтобы нас это не зацепило. Но мы должны быть готовы на все 100%.

- Приходили сообщения, что не покупайте сейчас бананы, так как именно через них может передаваться коронавирус. Вы учитываете это? И как защищаете себя и семью?

- Я ем бананы. Я не думаю, что это будет основной источник передачи каких-то инфекционных заболеваний, в том числе и вирусов. К тому же бананы перед отправкой погружают в такие дезинфицирующие растворы, чтоб они не портились, что невероятно, что на них что-то остается.

- С Волыни позвонил господин Николай: "У нас есть гарант Конституции, и есть 49-я статья Конституции, где написано, что каждый гражданин имеет право на бесплатное лечение, и государство должно это право обеспечить. Есть статья 16-я, где написано, что граждане, проживающие в Чернобыльской зоне, имеют право на соответствующую помощь, и есть статья 3-я Конституции, где написано, что общественной ценностью является жизнь, честь и достоинство гражданина. Поддерживает ли господин Борис, что власть должна обеспечить гражданам все то, что написано в Основном законе?".

- Несомненно, все, что написано в Конституции, пока ничего не изменилось, мы все должны выполнять.

- Так или иначе, в Украине бесплатной медицины нет. Так почему бы все не сделать легально: не сделать ее платной? Тогда больше налогов будет идти в бюджет. Возможно ли такое?

Это один вопрос, и сейчас еще вопрос пенсионерки из Херсонской области: вероятно, что у нас в Украине будет страховая медицина?

-  Глава комитета ВР Михаил Радуцкий уже объявил, что мы идем к страховой медицине. Для этого принимаются определенные законы и подзаконные акты. И через год нам обещана страховая медицина. В мире эта система существует уже больше 100 лет, в разных видах и ипостасях. Страховая медицина может обеспечить нам довольно высокий уровень медицины и безоплатность для тех людей, которые застрахованы. По крайней мере те работающие люди, которые могут себе позволить ежемесячные страховые взносы, будут обслуживаться бесплатно. Насколько хватит бюджетных денег при страховой системе для того, чтобы обеспечить социально необеспеченные слои населения: детей, пенсионеров, инвалидов - это большой вопрос. Хватит ли сегодня бюджетных денег для того, чтобы застраховать хотя бы на какой-то минимум те 60%, наверное, населения Украины, которые не смогут заработать себе на страховые выплаты?  Это вопрос не ко мне - я не организатор здравоохранения на сегодня. Как по мне, на сегодня это возможно, частично, и я бы сохранил большую часть государственных клиник в государственной собственности. Любая частная клиника ставит своей целью зарабатывание денег. Частные клиники не будут брать тяжелых больных, на которых нужны большие расходы. Они не будут выхаживать крайне тяжелых умирающих больных, на которых нужны месячные большие расходы. Даже госпитализировать таких больных не будут. Такие вещи возможны в больших университетских государственных клиниках. Разработка новых методик - это большие университетские государственные клиники. Не будут брать частные клиники больных на ЭКМО - это очень дорогое удовольствие. Поэтому мое личное мнение: правильное соотношение государственных и частных клиник на сегодня - 80% государственных и 20% частных.

Новости по теме

- А у нас сейчас не так?

- У нас сегодня даже меньше частных клиник, в процентном соотношении. Но у нас идет довольно деструктивный процесс разрушения государственной медицины.  Государственные лечебные учреждения переводят даже не в коммунальные предприятия, потому что и государственные, и коммунальные защищены Конституцией - нас выводят за пределы защиты Конституции. Нас пытаются вывести в казенные предприятия, которые никак не прописаны в Конституции, и вот с ними уже можно делать все, что угодно: приватизировать, брать в концессии, ликвидировать и т.д. Поэтому я и высказываю свои опасения, что этот процесс децентрализации, а в дальнейшем перевод всех лечебных учреждений в казенные предприятия очень деструктивен. И в этих предприятиях не может существовать никакая страховая медицина. Они не будут полноценно функционировать.

- А вы подписались на семейного врача?

- Нет. По нескольким причинам. До недавнего времени весь реестр семейных врачей, на который были потрачены миллионы долларов, не был защищен (персональные данные, которые внесли туда - паспортные данные, код) от различного рода мошеннических действий. И, честно говоря, я пока не нуждаюсь в семейном враче - я сам врач.

112.ua

- У вас был конфликт с и. о. министра здравоохранения Ульяной Супрун. Какие сейчас у вас отношения с Минздравом и нынешней главой?

- Я считаю, что три года нахождения и. о. министра Супрун - это была черная страница в украинской медицине. Абсолютно деструктивные действия. Я об этом заявил еще в 16-м году, и был за это атакован самыми грязными методами. Из меня сделали сепаратиста, коррупционера: целая ботоферма работала, чтобы как-то дискредитировать профессора Тодурова. У них это не очень хорошо получилось, и на сегодня, слава Богу, что этот человек ушел из нашей медицины. Было бы лучше, если б она ушла вообще из нашей страны, на мой взгляд. Но остались остатки этой команды, которые до сих пор есть в Минздраве, есть во власти, которые руководят некоторыми департаментами, подразделениями, и это очень чувствуется, и это очень деструктивно. Думаю, что все без исключения врачи, которые работают в медицине, обрадовались этому уходу, и по крайней мере сейчас, нам работать гораздо легче и проще. У нас есть контакт, есть какая-то коммуникация с министерством, какие-то технические вопросы мы решаем гораздо проще - нас слышат, мы можем прийти, поговорить.

- В вашем институте делают бесплатные операции и к вам лично можно попасть на прием. Это относительно коррупции.

- Все детские операции, а их больше 700, делаются бесплатно. Недавно мы сделали трансплантацию сердца бесплатно для человека, который пришел к нам практически умирающим. Месяц он находился на очень дорогой реабилитации - ни копейки не заплатил в институт. Всего 29% финансирования сегодня, по расчетам Счетной палаты, а они три месяца обследовали нашу экономическую деятельность. Несомненно, институт нуждается в том, чтобы больные что-то покупали самостоятельно. На сегодня на складе нет ни одного клапана, ни одного оксигенатора. Есть только непокрытые стенты. Ни одного миллилитра контраста для проведения коронарографии. Нет очень многих антибиотиков и очень многих препаратов. Поэтому, несомненно, наши больные, как и практически во всех клиниках, покупают для своей операции расходные материалы.

- Так было с самого времени независимости, или это за время, что нет этих необходимых препаратов?

- Всегда был дефицит финансирования и расходных материалов. Но таких больших задержек с поставками расходных материалов, как это случилось в 16-м году, когда практически два года из закупок Минздрава мы не получали ничего, при том, что миллиарды гривен были выведены за рубеж якобы на международные закупки, а у нас на складе не было ни одного клапана, стимулятора, оксигенатора, на протяжении двух лет - вот такой ситуации у нас не было никогда. И именно в это время я и обратился в Минздрав сначала с вопросом, а потом уже с возмущением, и сделал это открыто, через ФБ, потому что умирали десятки больных вообще без помощи. Когда есть хоть какой-то запас, то хотя бы на скорую помощь, на абсолютно социальных больных, на какие-то экстренные ситуации, на повторные операции, если есть осложнения, у нас всегда был НЗ. На сегодня нет даже такого. На сегодня ситуация критическая.

- Сегодня Минздрав знает о списке этих препаратов, против которых стоит ноль? Что вам отвечают?

- На этот год нам дали примерно такое же финансирование, как и на прошлый год: на медикаменты около 100 миллионов гривен, при потребности, реальной, около 700 миллионов гривен.

- На Viber пишут: "Как реально помочь врачу-педиатру, который работает сегодня за трех врачей? По всей Украине закрывают районные больницы, в которых нет условий для заключения договора с НСЗУ. Люди остаются без работы. Что делать?".

-  Недавно было совещание в Минздраве, и я с удивлением услышал цифру, что в прошлом году 15 медицинских университетов выпустили 150 педиатров. Педиатрическая служба разрушена - она умирает. Помимо того, что мизерные зарплаты, нет и подготовки кадров. Что касается закрытия больниц, я об этом уже сказал. Будут искусственно банкротиться районные больницы, потому что при Ульяне Супрун основной задачей реформы, так называемой, (потом они это реформой уже перестали называть - начали называть реорганизацией), было сэкономить бюджетные деньги, уменьшить социальные выплаты, социальные расходы на медицину. И все отчеты, которые были на протяжении последних трех лет, касались не того, сколько человек оздоровили, спасли от смерти, прооперировали: таких отчетов мы не слышали вообще. При руководстве Супрун даже ликвидировали статталоны в историях болезни, чтобы не контролировать статистическую ситуацию по инвалидизации, смертности, эпидемиологическую ситуацию. Все отчеты, которые мы слышали, касались того, сколько сэкономлено денег. И за три года было сэкономлено не столько денег, сколько человеческих жизней, что и вызвало мое возмущение. И что касается районных больниц, то те законы, которые были приняты при прежнем правительстве и при Ульяне Супрун, к сожалению, они сегодня работают, и в результате автономизаций и гарантированных государственных выплат эти больницы будут банкротиться и закрываться, потому что далеко не во всех областях хватает денег на содержание районных больниц. Есть районы (я езжу очень много по Украине), где практически нет государственных учреждений, нет предприятий, нет налогов. В Сумской области от района до района по 200 км. И стоит вопрос о закрытии районных больниц. Куда эти больные поедут? Я был в районной больнице, в сумской больнице, где работает один хирург, пенсионер, который пять лет не был в отпуске, потому что ему нет замены. И такой же анестезиолог, 70 лет, который тоже уже пять лет не ходит в отпуск. Сегодня такая ситуация в районных больницах в очень многих районах Украины. Кадровый потенциал теряется: сотни людей уезжают за рубеж, потому что на эту зарплату выжить невозможно, никакой моральной и материальной поддержки этим людям нет, и клиники будут закрываться, несомненно. Этот процесс уже запущен, к сожалению, на законодательном уровне, и, к сожалению, новая власть не уделила достаточно времени и внимания этой проблеме.

- Смертность превышает рождаемость вдвое в Украине. Украина занимает первые позиции среди стран Европы по уровню смертности среди новорожденных. По данным Минздрава, 7,5 умерших на 1000 выживших. В странах ЕС - 3,4 человека на 1000 Что это?

- Это социальная ситуация. Если пять лет назад у нас рождалось полмиллиона младенцев в год, то сегодня рождается менее 300 000. Это неуверенность молодых людей в завтрашнем дне, маленькие зарплаты, бытовая, социальная неустроенность. Это массовая эмиграция молодых талантливых людей. Из нашей успешной клиники уезжают сестры. Возле нас стоит медучилище, из которого уезжает половина медсестер в течение нескольких месяцев после окончания училища. А это молодые девушки, которые должны остаться в Украине и родить детей. По статистике считается, что если коэффициент рождаемости менее 2,3, т. е. среднее количество детей в семье менее 2,3 по стране, то население начинает убывать. У нас сегодня – 1,1, если я не ошибаюсь. Мы сегодня уже заложили мину замедленного действия: по математическим расчетам, к 50-му году в некоторых областях Украины не останется населения вообще. Как в Черниговской области, например. Так что это социальная, экономическая проблема, проблема эмиграции молодых людей. За 6-7 лет количество пенсионеров уменьшилось на 2 млн. Это же не эмигранты, а это люди, которые просто вымерли. То есть людей после 65 лет остается все меньше. Это огромная социальная, медицинская в том числе проблема. Мы не лечим этих людей.

Новости по теме

- По последним социологическим исследованиям, которые были сделаны с помощью электронных устройств, господин Дубилет говорил, что людей в возрасте 65+, согласно их предварительным данным, сейчас в Украине проживает примерно 6 млн.

- По последней статистике, мужчины в Украине живут 62 года. Я вообще не понимаю, зачем они платят пенсионные взносы.

- ВОЗ говорил о том, что с 2030 года у нас демографическая ситуация улучшится. Мы или миримся с тем и ждем 2030 года, или мы требуем от власти какого-то плана. Какой вы видите выход из ситуации?

- Глядя на тех людей, которые мелькают в телевизоре, я даже не знаю, от кого персонально это можно требовать.

- Вопрос от пенсионера из Ровенской области: что должно быть в аптечке простого украинца, в холодильнике, чтобы защититься от вируса, обычного?

- Я не инфекционист, я кардиохирург. Могу только как доктор сказать: постарайтесь как можно меньше контактировать с инфицированными людьми. Это самый простой путь уберечься от заражения и от болезней.

- После назначения Зоряны Скалецкий на должность министра работники МЗ пожаловались на то, что новое руководство будто не собирается продолжать реформы. Как вы оцениваете работу нового министра здравоохранения?

- Мне импонирует то, что делает Зоряна Скалецкая. Я не завидую ее положению на сегодня, потому что она оказалась между молотом и наковальней. С одной стороны, от нее требуют невозможного – улучшения ситуации в медицине, которую она персонально не может обеспечить в силу объективных причин, хотя очень старается, и мы это видим. У нас полная коммуникация: мы общаемся по всем техническим вопросам, которые нас интересуют, она помогает чем может. В тех директоратах, которые возмущались, остались сотрудники Супрун, грантоеды. Для меня было большим удивлением, почему она их не уволила сразу и не заменила нормальными, адекватными людьми. И вот эти люди жалуются на ее старания что-то поменять к лучшему. Хотя это исполнительная власть, и если приняты определенные законы ВР, тем более прежних созывов, то исполнительная власть должна их выполнять. И то, что требуется сегодня от министра, абсолютно невыполнимая задача. Ей нужно сохранить те остатки медицины, которые остались, как-то их профинансировать, как-то поддержать врачей и сестер, как-то организовать кадровую политику, чтобы не было таких кадровых потерь, которые несет сегодня Украина, но у нее для этого нет инструмента. Как министр, она не может просто взять и поднять нам зарплаты, улучшить нам условия труда, обеспечить нам полное финансирование. Мы с пониманием относимся к ее усилиям и поддерживаем ее на сегодня, потому что мы видим, что она делает это искренне и откровенно. Дай бог, чтоб у нее хватило сил сделать хотя бы то, что можно сегодня исправить.

- Взорвало информационное пространство известие о том, что некоторые чиновники получили высокие зарплаты, в том числе министр Минздрава в декабре получила 95 тыс. Ее средняя зарплата в прошлом году составила 42 тыс. грн, а врач-хирург в Украине в среднем получает только 4,5 тыс. грн. Вы говорили с ней о зарплатах?

-  Я смотрел эту таблицу по людям, которые зарабатывают из бюджета сегодня. Пани Зоряна самая скромная из всех министров. Ее зарплата самая маленькая. Она не самостоятельно устанавливает эту зарплату. Она очень грамотный юрист, и то, что она заработала за свою многолетнюю практику, ничего вызывающего я в этом не вижу.

- Главное, чтобы это в позитивном плане влияло на здоровье украинцев.

- Что касается государственных чиновников, то два человека, находясь на государственной должности, на государственной зарплате, получили недавно 700 млн из государственного бюджета, из наших с вами налогов. Могу сказать, что бюджет нашей клиники с тысячным коллективом и с более 6000 операций в год – 230 млн. То есть два человека из бюджета за месяц в качестве премии получили в три раза больше, чем государство готово оплачивать на Институт сердца, самую крупную, самую современную клинику. И в этом есть социальная несправедливость, и в этом есть вопрос.

- Мы вас благодарим за диалог. Борис Тодуров, директор Центра сердца, был вместе с нами.

видео по теме

Новости партнеров

Loading...

Виджет партнеров

d="M296.296,512H200.36V256h-64v-88.225l64-0.029l-0.104-51.976C200.256,43.794,219.773,0,304.556,0h70.588v88.242h-44.115 c-33.016,0-34.604,12.328-34.604,35.342l-0.131,44.162h79.346l-9.354,88.225L296.36,256L296.296,512z"/>