banner banner banner banner banner

Борис Тодуров: Я думаю, что истерика, которая сегодня есть по поводу коронавируса, во многом неоправдана

Борис Тодуров: Я думаю, что истерика, которая сегодня есть по поводу коронавируса, во многом неоправдана
112.ua

Борис Тодуров

Украинский врач-кардиохирург, директор Киевского городского центра сердца

- У нас в гостях генеральный директор Института сердца Минздрава Борис Тодуров.

Люди ездят, общаются. Это легкомыслие?

- Я не эпидемиолог и не инфекционист. Люди не могут не перемещаться вообще. У нас не введен комендантский час, нет ограничений по передвижению. Закрыты общественные места, метро, и это правильно, потому что один человек, который кашлянул в вагоне метро, заражает сразу сотню. Но людям надо доехать на работу, в том числе медикам, поэтому машины будут ездить. И в связи с тем, что отменены городские и междугородние переезды, частных машин увеличится в разы.

- За последние двое суток у вас было четыре операции.

- Это были экстренные операции. Мы полностью прекратили плановые операции, рассредоточили наших пациентов. Все плановые обследования перенесли. Я думаю, 80% людей еще не осознали всей серьезности ситуации и пока еще ездят по городу без особой надобности. Но 20% - это люди, которые едут по необходимости, и тут никуда не денешься.

- Вопрос от слушателя: что делать, если отменили онкологическую операцию?

- Есть приказ Минздрава, постановление Кабмина, что онкологические, кардиоторакальные операции не отменяются или переносятся только в том случае, когда состояние пациента не угрожает его жизни. Если кто-то отменил операцию и это угрожает жизни, то это абсолютно незаконно, такая операция должна быть сделана в том лечебном учреждении, где лечится пациент.

- Спрашивают, почему в Беларуси нет паники? Вы думаете, что вирус страха страшнее коронавируса?

- В данной ситуации – да. Я думаю, что истерика, которая сегодня есть по поводу коронавируса, во многом не оправдана. Если мы возьмем статистику по Украине, то у нас в год умирают 6000 человек от суицидных попыток, около 4000 погибают под колесами автомобилей. Я уже не говорю о том, сколько погибает от туберкулеза – более 10 000. От сердечно-сосудистых заболеваний – более 300 тыс. в год. И по этому поводу ни у кого нет каких-то серьезных волнений, это вроде как естественно. Поэтому, если взять такую статистику и посчитать, сколько умирает от коронавируса и сколько уже умерло, сколько мы можем предположить, что может умереть, то в общем-то истерика абсолютно не оправдана. А в Беларуси нет истерики, потому что она сохранила систему Семашко, которая четко заточена на профилактику, на иммунизацию, на все прививки. Это практически система Советского Союза, только высоко финансируемая и высокотехнологичная. В Беларуси работают санстанции, инфекционные больницы, которые финансируются государством. В Беларуси сохранена управленческая вертикаль, и медицина очень четко сотрудничает с пограничной службой, с полицией, с СБУ. А это все структуры, которые включаются в случае возникновения карантина, и они должны действовать синергично.

- А как вам маски по 115 грн?

- Это уголовное преступление перед людьми, перед человечеством.

- Мы заблудились в реформах?

- Мы не просто заблудились, мы разрушили ту медицину, которую имели. Беларусь сохранила все те плюсы, которые имела советская медицина, и приумножила их, введя новые технологии и обеспечив свою медицину хорошим финансированием.

- Вы бы желали такой путь Украине?

- Это был бы оптимальный путь для медицины. Туда нужно добавить 20% частных клиник для богатых людей. И надо было сохранить ту систему, которая у нас была, и систему обучения.

- Вопрос от зрителей: сделали операцию на сердце, а оригинальных таблеток не дают, только заменители. К кому обращаться?

- Сегодня не к кому обращаться. Сегодня эти решения принимают люди, которые к медицине имеют весьма опосредованное отношение. Сегодня комиссии, которые определяют номенклатуру закупок, – это случайные люди в медицине. Раньше это решали главные специалисты. Были специальные номенклатурные комиссии, на которые собирали всех нас – главных специалистов, и мы определяли, что нужно закупать. Сегодня там сидят люди с двухнедельными зарубежными курсами без медицинского образования, и они определяют эти закупки, причем эти закупки делают организации, которые очень недобросовестно делают данные поставки.

112.ua

- Может, это кому-то нужно?

- Мы все знаем кому. Кто сегодня лоббирует те реформы, которые проходят в Украине? Это же не украинские граждане их лоббируют. Их лоббируют международные организации, корпорации. За этим всем, наверно, стоит какой-то международный медицинский бизнес. Кто-то торгует чем-то, что-то хочет продать, на Украине заработать.

- Спрашивают, можно ли заразиться коронавирусом от умершего человека?

- Да.

- А как защититься людям после трансплантации?

- После трансплантации люди особо чувствительны к любой инфекции. Таких в Украине около 1000 сейчас. Их нужно полностью изолировать. Эти люди должны сейчас поберечься особенно, поскольку пневмония - это одно из основных заболеваний, от которого умирают люди после пересадки органов.

- Давайте поговорим о медицинской реформе.

- Руководить медициной должен человек с пониманием своего служения отечеству. Если у нас министром здравоохранения назначают человека, который приехал в Украину и в этой стране не вырос, не учился, не работал в этой стране ни одного дня, ни в одном медицинском учреждении, не имеет нормального образования, разве мы можем от такого человека требовать, чтобы этот человек выполнял какие-то функции служения украинской медицине, украинским пациентам, заботился об украинских медиках? Мы, государство наше, изначально не поставили себе за цель развивать нашу медицину и как-то защищать наших граждан. Поэтому та ситуация, которую мы имеем, вполне закономерна. Три года у власти иностранная гражданка, которая не имеет права занимать эту должность, по всем нашим законам, которая не сдала свой паспорт, которая имеет доступ к государственной тайне. Точно так же незаконно были назначены ее заместители, которые объявляли, что "они все умрут и не надо тратить 20 млн на лечение онкологических больных". На заседании Счетной палаты, когда его спросили: ведь было 20 млн, почему вы их не потратили на лечение онкобольных, он ответил, что они все умрут, 100%, и какой смысл отправлять эти деньги? И эти люди управляли медициной на протяжении трех лет! И мы сегодня пожинаем эти плоды. Напринимали законов под красивым названием "автономизация", а на самом деле это закон о банкротстве. Напринимали законов о реформе, которая будет стартовать с 1 апреля, и мы увидим все последствия этого старта, когда начнут банкротиться районные и городские больницы. Было несколько лет абсолютно деструктивной политики в области медицины.

Новости по теме

- Наши зрители спрашивают: можно ли принимать преднизолон в качестве средства для повышения иммунитета?

- Нет. Преднизолон - это гормон, который снижает иммунитет. Его можно использовать для лечения очень серьезных аллергических реакций либо для лечения общего воспаления.

- Проходят ли сейчас врачи курсы повышения квалификации в оказании помощи больным на коронавирус?

- На нашей базе в Институте сердца есть кафедра анестезиологии, и я еще три месяца назад предложил наши услуги для того, чтобы люди, которые будут получать аппараты ИВЛ, могли бы пройти короткие курсы. Я думаю, что за две недели можно было научить на том потоке пациентов, которые есть у нас в реанимации. А у нас в день делается до 30 операций. Грамотного хорошего анестезиолога мы могли бы подготовить за две недели. Но ни один человек не был направлен к нам на курсы. Более того, мы сегодня являемся единственным учреждением, единственным филиалом на территории Восточной Европы, берлинской Академии перфузиологов. И мы выдаем перфузиологам сертификаты международного образца. Таких Академий всего две в мире: одна из них берлинская, и мы ее филиал. Мы предложили свои услуги, чтобы подготовить специалистов на работе на ЭКМО – это единственный препарат, который спасает больных с пневмонией, когда заканчиваются легочные резервы. И тоже никто к нам не обратился из центральных органов. А это проблема, потому что нужно уметь еще вентилировать пациента. Люди, которые работают в районных больницах, грамотные, старые анестезиологи, никогда на таком оборудовании не работали. Тут есть тонкости, как в любом другом деле. Мы открыты, и сейчас у нас идут экстренные операции, мы покажем, расскажем.

- Какой должна быть медицинская система в Украине?

- Меня никто не спрашивал, какой должна быть система здравоохранения в Украине. Я бы сохранил 80% государственных клиник в четкой управленческой вертикали Минздрава. Думаю, что логичней всего на сегодняшний день было бы ввести государственную страховую компанию, пересмотреть бюджет и выделить на медицину как минимум 5%. Восстановить нормальный госзаказ в государственных медицинских университетах, которых сегодня есть 15. Реорганизовать систему обучения и готовить кадры по новым методикам. Но самое главное - отдать приоритет в бюджете медицине, повысить зарплаты. У сестер зарплата сегодня должна быть минимум 30 тыс. грн, чтобы мы не теряли сегодня сестер, чтоб они не уезжали в Польшу и Чехию. Повысить зарплаты врачам до такого уровня, чтоб они не уезжали в Германию и в Польшу. Ключевым сегодня является введение страховой медицины, и это должна быть государственная страховая компания для большинства социальных слоев населения.

- Медикам будут доплачивать до 200% надбавки за работу с зараженными коронавирусом. Также такие доплаты получат работники, обеспечивающие основные отрасли жизнедеятельности. Такие надбавки являются достаточными?

- Мне интересно, из какого фонда это будет доплачиваться. У нас есть фонд заработной платы и есть клиники, которые перешли сейчас на работу по хозрасчету - стали казенными предприятиями. Им предложили с 1 апреля зарабатывать на свою зарплату самим. Из каких фондов эти 200% будут выплачиваться? Во-первых, это юридический нонсенс, потому что с 2003 года есть постановление Кабмина о том, что 300% нужно выплачивать в таких случаях. И вдруг появляется закон, где эта ставка снижается до 200. Недосмотрели юристы. Из каких фондов можно повышать зарплату до таких цифр? Вот завтра – эпидемия, и в Институт сердца поступит 50 таких больных. 850-900 сотрудников должны получить 200% надбавки. У нас фонд зарплаты 103 млн. Т. е. я должен где-то найти еще 103 миллиона, плюс налоги к ним, чтобы этим людям заплатить, если не дай бог это растянется на несколько месяцев. Кто предусмотрел в бюджете такие деньги, чтобы подписать такие вещи?

- Люди спрашивают, почему Минздрав не закупает противовирусные препараты, которые используют в Китае и в Италии? Почему после шунтирования сердца не дают инвалидность? Почему во время карантина закрывают больницы и сокращают работников?

- Это вещи, о которых люди спрашивают, это результат той деструктивной работы на протяжении последних пяти лет, когда разрушена управленческая вертикаль МОЗ.  Сегодня каждая районная больница предоставлена сама себе. Сегодня нет контроля за эпидемиологическим состоянием, разрушена полностью санслужба, государство не управляет медициной хотя бы так, как это было 6-7 лет назад.

- Спрашивают, как защититься медработникам?

- 100% гарантии не заболеть, наверно, сегодня нет ни у кого. Но можно значительно снизить риски заболевания, если выполнять определенные правила поведения. Любой предмет, к которому вы прикасаетесь, это источник инфекции, потому что к этим предметам прикасались люди, которые могли быть носителями. Если вы касаетесь чего-то руками, одеждой, это должно быть помыто, продезинфицировано, для того чтобы не заболеть путем передачи капельной инфекции. Капли – это слизистая нашего рта, глаза, нос. Человек вытер нос, взялся за поручень - значит, поручень инфицирован. Вы потерли свой нос – и вы уже тоже инфицированы. Эту цепочку надо прервать. Маска, которую вы надеваете, может быть, не защитит вас, но если вы носитель, она защитит окружающих. Ваши капельки изо рта во время разговора чихания, кашля не будут разлетаться. И вы уже не потрете свой нос рукой и не передадите этот вирус. Маски – раз, регулярное мытье рук – после каждого прикосновения к посторонним предметам, дистанция при разговоре – около трех метров. Жизнь спасают простые вещи: дистанция, мытье рук, ношение маски, обработка тех предметов, которые вы заносите в дом, каким-то дезинфицирующим средством, даже просто водкой обычной протереть предметы, которых касались чужие люди. И это уже будет гарантией того, что этот вирус не попадет к вам на слизистую и в ваш организм.

- С 1 апреля закрывается финансирование различных программ.

- Во время такой ситуации перепрофилировать больницы и закрывать какие-то отделения, особенно инфекционные, это преступление. Я знаю, что в комитете 9 из 10 человек проголосовали за то, чтобы продолжить реформу с 1 апреля. Я не считаю, что это правильно. Я не понимаю этой мотивации. С таким остервенением и с такой настойчивостью, которая достойна лучшего применения сегодня, обязательно им нужно с 1 апреля это начать! Я этого не понимаю. Это мое личное мнение, как доктора с 30-летним стажем, практикующего врача, который знает, чем это закончится. Если такая реформа повлечет за собой провал в медицинском обслуживании, мы потеряем десятки тысяч людей. Что значит закрыть районную больницу на севере Сумской области, где между районными больницами по 100 км? Если завтра такая больница обанкротится, местная власть не в состоянии ее удерживать на своем балансе – они дотационные. Заработать из тех пакетов, половину из которых НСЗУ им не подтвердило, а те пакеты, которые подтвердило, будут мизерные выплаты по тем тарифам, которые НСЗУ само себе придумало. Это преступление на сегодня.

- Если бы вы руководили отраслью сегодня, ваши действия?

- За эти три года на законодательном уровне была проведена такая деструктивная работа, что я не позавидую сегодня ни одному министру, который пришел в это кресло. Какие радикальные шаги может сегодня сделать министр, если приняты законы, а министр – исполнительная власть, он должен эти законы внедрять в жизнь, и если ВР определила, что с 1 апреля все переходят на хозрасчет и сами себе зарабатывают деньги на зарплаты, на комуслуги, на стирку, на питание, и отменила все субвенции, которые раньше финансировали эти больницы, то что сегодня может сделать министр? Министр может попросить отменить этот закон об автономизации, имея опыт за плечами и ответственность за жизни людей. С Минфином нужно отработать восстановление субвенций, которые были до того. Из 80 млрд золотовалютного запаса вот сегодня надо было бы выделить хотя бы миллиардов 10 на реанимацию медицины, бросить эту сумму на то, чтобы действительно побороть коронавирус. Обеспечить антибиотиками, противовирусными препаратами, аппаратами. Сделать специальную программу для обучения специалистов, сегодня нужно разработать единый протокол лечения этих больных. В регионах нужно оснастить бригады скорой помощи, чтобы больные с высокой температурой не ходили к лечащему семейному врачу и не заражали всех остальных, а к таким пациентам, как в Китае, должна приезжать специализированная скорая помощь в противочумных костюмах, делать экспресс-тест на месте. И если он подтверждается, изолировать этого больного и окружение, которое уже инфицировано. Это те шаги, которые мы должны были сделать три месяца назад, когда мы смотрели на то, что происходит в Китае. За три месяца мы рапортовали красиво, что у нас есть 3 тыс. коек в инфекционных больницах. Но никто не подумал, а есть ли там кислород, давление воздуха, для того чтобы подключить сервовентилятор, умеют ли эти люди вообще что-то делать по реанимации этих пациентов. Мы потеряли три месяца, зная, что этот сценарий может быть именно таким, как в Китае, и мы практически ничего не сделали. Сегодня надо ставить вопрос, чтобы выполнить закон о финансировании медицины в пределах 5%. Да, у нас война, есть какие-то приоритеты, но в Конституции единственный приоритет – это жизнь и здоровье наших граждан. Выполните закон, который был принят и который не выполняется: 5% должно быть выделено из бюджета, а в условиях карантина должна быть выделена из резерва еще какая-то часть, чтобы погасить это в самом начале.  Сегодня мы пока не готовы, большинство больниц не готовы принимать (если пойдет итальянский вариант) такое количество инфицированных больных. Это навскидку, и это то, что нужно сделать в течение недели. А после этого нужно заниматься системным образованием, нужно восстанавливать престиж медиков и в плане зарплаты, и всех остальных вещей. И строить стратегию развития медицины. Ведь почти за 30 лет независимости, может быть, и построены единичные государственные клиники, как наша, а мы же эксплуатируем потенциал Советского Союза. И те, кто сегодня говорят "совок", а где вы лечитесь, ребята? Вы лечитесь в советских больницах, ездите в советских вагонах, и трамваи у нас еще с того времени. А лечат вас люди, которые окончили университеты еще в Советском Союзе. Поэтому должна быть стратегия развития и в плане обучения, и в плане новых технологий. Почему за столько лет не построено ни одной университетской клиники? Частные клиники еще кое-как развиваются, а где университетские клиники по тем технологиям, которые приняты в Европе? Вот чем надо заниматься – стратегией на ближайшие пять лет.

- В интернете рекламируют препараты от вашего имени.

- Это мошенники, которые используют мое имя. Не вздумайте пить эту дрянь! Я подал заявление в киберполицию. Эти ресурсы находятся на территории России, и они не могут до них добраться.

- Пишут, что в больницах отправляют в неоплачиваемый отпуск на период карантина. Законно ли это?

- Незаконно.

- На первом месте в мире - сердечно-сосудистые заболевания. Что у нас с этим и что в этой области надо исправлять?

- В любой сфере должен быть системный поход. Государственная управленческая вертикаль. Распыление средств: каждый строит, что хочет. Нет единой системы подготовки кадров. Нет единой стратегии развития регионального обслуживания больных сердечно-сосудистыми заболеваниями. У нас есть полуторамиллионные области, в которых вообще нет какой-то кардиохирургической помощи, и государство об этом абсолютно не думает, потому что у нас децентрализация. Государство за последнее время закупило несколько десятков ангиографов за деньги МВФ, расставило их абсолютно бестолково в районные больницы. Потрачены огромные деньги – вот и все достижения, которые были сделаны в области кардиохирургии. МВФ выделил больше 200 млн долл. на развитие нейро- и кардиохирургии еще 4 года назад. В прошлом году Украина заплатила 11 млн штрафов за то, что не использовала эти деньги. У нас есть областной городок, в котором построено три кардиохирургических центра. Идет распыление средств, распыление кадрового потенциала, распыление оборудования, и это идет на рассмотрение района, города, области – каждый строит себе, что хочет. Нет четкой стратегии, а во всем мире есть четкая стратегия медицины, в том числе и такой отрасли, как борьба с сердечно-сосудистыми заболеваниями. Всегда нужно думать на пять лет вперед, если вы хотите что-то развивать. На большее мы не можем продумывать, потому что мы не знаем, какие технологии появятся через пять лет. У нас стареет население, количество сердечно-сосудистых заболеваний будет увеличиваться, так же, как и количество онкологий, и это почти 80% летальности – эти два направления. Соответственно, государство еще лет пять назад должно было заложить в свою стратегию строительство многопрофильных крупных клиник, как это делается на Западе. Назвать их университетскими, может быть, если нет возможности построить в каждой области, построить межрегиональные центры, многопрофильные. Эту стратегию, европейскую, нужно было внедрить. 

- А есть вариант, что коронавирус кому-то очень выгоден, в том плане, что можно забыть обо всем системном?

- Проблема коронавируса существует сама по себе, и то, что на эту проблему наслаиваются некоторые политические моменты, – это тоже присутствует. Как в любом деле, есть определенные спекуляции, экономические интересы, которые присоединяются к любой панике и к любым страхам. В самой бедной медицинской стране на медицину выделяют 7%. В самой богатой – 13%. В Европе институт семейных врачей работает с послевоенных лет. И семейные врачи в Европе – это не наши семейные врачи. Это высокоспециализированные, подготовленные люди, с хорошим обеспечением, со своими амбулаториями, с разветвленной сетью, с очень хорошим компьютерным обеспечением, на поддержке государства и т. д. Плюс ко всему есть сеть клиник неотложных состояний, куда этот семейный врач может направить этого больного, в пределах 10–20 минут доезда. Эта система формировалась десятилетиями. Мы хотим это все быстренько скопировать на наших 2,9% в украинском бюджете и внедрить европейские стандарты лечения. Мы хотим в красивую обертку завернуть то, что мы сегодня имеем. Для чего это делается? Мы уже ощутили результаты этой реформы.

- Насколько вам хватает финансирования?

- Есть абсолютно четкие цифры. Мы разработали тарифы еще лет 10 назад. Обновили их два года назад. По результатам счетной палаты, которая работала у нас несколько месяцев, мы финансируемся на 29% от всего необходимого количества средств. Нам в год дают 230 млн грн, из которых больше 100 млн уходит на зарплату, около 20 млн – на коммунальные услуги, и все остальное мы можем потратить на медикаменты, на оборудование, сервисное обслуживание, стирку, глажку, обновление того, что уже ломается, на ремонт.

- А откуда брать 71%?

- К сожалению, пациенты вынуждены покупать очень много расходных материалов, которые расходуются на их лечение, и так по всей стране. Пациенты покупают самые дорогие расходные материалы, которые нужны для их лечения.

112.ua

- Говорят, что если кто-то из богатых людей попадает в такую ​​клинику, как ваша, то делают дорогие подарки, ремонт, например. У вас есть люди, которые помогали и снимали какую-то проблему с вашего института?

- Сейчас в клинике есть шесть автомобилей. Скорая помощь – это подарок одного из олигархов. Автомобиль, который возит кровь, – подарок одного из олигархов. Трактор, который чистит снег, – подарок олигарха. Очень много оборудования, которое мы уже не получали много лет, – это подарки богатых людей. Совсем недавно Вадим Новинский подарил нам новый ангиограф, который стоит около 20 млн грн, потому что из четырех ангиографов у нас осталось два. 

- А как это взять на баланс?

- Мы составляем трехсторонний договор: плательщик, мы – принимающая сторона, продающая сторона. Они покупают и продают нам в качестве благотворительной помощи, а мы ставим на баланс. За последние дни несколько богатых людей, которые не хотят, чтобы я называл их фамилии, подарили два дыхательных аппарата. Сегодня привезли наркозный аппарат, в котором у нас давно уже была потребность.

- А что государство?

- В первом чтении в ВР для нас было заложено 300 млн на оборудование, потому что мы уже 13 лет не обновляли оборудование. С момента открытия у нас оборудование истощило свой ресурс и по времени, и по часам работы. Во втором чтении эти деньги куда-то пропали. Мне объяснили, что нет денег в государстве сегодня. Зато 700 млн кому-то на премию из бюджета есть. Я был шокирован, когда увидел, что два человека, которые работают в государственной компании, получили 700 млн премии. Это три годовых бюджета института сердца, который делает 6 тыс. операций на сердце в год, самых сложных. Я в прошлом году сделал 700 операций на сердце лично и спас 700 украинцев – я не заслужил?

- Вы знали, наверное, каждого главного врача в каждой областной больнице?

- Когда я был главным кардиохирургом, в течение нескольких лет, я объезжал каждую область дважды в год. Каждая пятница – это был выезд в областной центр, и я знал всех кардиохирургов во всех областях и оперировал практически во всех центрах.

- Сейчас где эти люди?

- Теми инструментами, которыми пользуется сегодня власть, невозможно удержать хороших специалистов в Украине: ни сестер, ни врачей. Самые талантливые, молодые уезжают массово, тысячами. За три года 15 подготовленных врачей уехали из Института сердца за рубеж. Из нашего, успешного, который работает по европейским стандартам, уехали 15 подготовленных специалистов со стажем около 10 лет.

- Сколько получает квалифицированный специалист у вас в институте?

- Кандидат наук, кардиохирург, который самостоятельно оперирует, получает 7 тыс. грн зарплаты, работая на 1,5 ставки.

- Хотелось бы, чтобы лекарствами занимались умные фармацевты, а лечением – правильные врачи.

- В Киеве есть Институт генетики и молекулярной биологии, которому, наверно, нужно было бы сделать хороший госзаказ и который еще имеет потенциал по изготовлению какого-то препарата или вакцин. На самом деле такие вещи, как борьба с эпидемиологическими ситуациями, – это системная работа. Например, в Америке до сих пор хранятся вакцины от оспы. На случай бактериальной войны Америка может обеспечить все свое население вакцинацией в течение одного дня. Они их держат, обновляют, хранят в спецхранилищах. Государство заботится о своих гражданах. И так во всем, не только по оспе. Нет системной работы, нет государственников, которые бы об этом подумали. Вообще медицина была не в приоритете на протяжении 30 лет. Мы использовали потенциал Советского Союза: кадровый, помещения, оборудование – в большинстве больниц до сих пор стоят рентген-аппараты, купленные при СССР.

Новости по теме

- Ситуация в аптеках? "Фуфла" много продают людям?

- Не могу вам дать оценочное мнение – я не эксперт. Я только знаю, что в Украине практически нет лабораторий по определению биоэквивалентности, а все, что выпускается и завозится в Украину, должно проходить контроль биоэквивалентности, насколько эти препараты соответствуют тому, что написано на упаковке. Лабораторий таких нет сегодня – нет государственного контроля за тем, что мы завозим, производим и продаем. А вопрос цен – это вопрос морали. Япония – благополучная страна, потому что мораль есть. Потому что в большинстве японских семей на стене висит кодекс чести самурая. Служение отечеству – это первый пункт в этом кодексе. А у нас, в аморальном обществе, законы не работают. И если человек зарабатывает сегодня на беде других людей, повышая цены на маски в 10–20 раз, это аморально. И я считаю, что это должно быть уголовно наказуемо. Для этого должна быть государственная машина, которая должна работать. Если бы сегодня таких людей показали по телевизору и сказали: вот этот человек наживается на беде других, – наверно, кому-то бы стало стыдно, а кого-то бы это испугало. Но почему-то еще ни одного такого лица по телевизору еще не показали. Точно так же, как и многих других, которых бы надо было показать. Для этого есть специальные службы, которые должны включаться в такие моменты и выполнять свою работу профессионально.

У меня сегодня вызвала слезы на глазах одна вещь. Сегодня я проводил совещание с нашими сестрами и рассказывал им о том, что мы готовимся к худшему сценарию. Врачи всегда проигрывают самый плохой сценарий перед каждой операцией, чтобы быть готовыми ко всяким неприятностям. И я им говорю, что если будет итальянский сценарий, то вам придется работать вахтовым методом – собственно, они и работают уже вахтовым методом, по четыре дня. Вам придется не ездить домой, мы вам наладим питание тут, транспорт. Сидели несколько десятков сестер, и никто мне не задал вопрос: а как нам за это будут платить, как компенсировать, какие будут преференции, премии? Вопрос был один: вы сможете нам обеспечить какое-то питание, если мы будем 4–5 дней здесь жить, чтобы мы не голодали? Так ведут себя медики сегодня в Украине. Никто не сказал, что не будет работать с больными, инфицированными за 3 тыс. гривен. Они только спросили, сможем ли мы их покормить в это время.

- Еще раз, пожалуйста, расскажите гражданам Украины, что вы рекомендуете делать, чтобы не помогать коронавирусу распространяться?

- Нужно прервать цепочку инфицирования. Нужно рассматривать любого человека, с которым вы контактируете, как потенциально инфицированного человека. Капельки, которые срываются с его губ, летят порядка 2 метров. Держите дистанцию, поменьше контактируйте вообще с чужими людьми. Все, к чему вы прикасаетесь, – это потенциально инфицированные предметы. Поэтому после любого прикосновения мойте руки любым дезинфицирующим средством. Можно водкой, если у вас нет чего-то покрепче, – лучше 70%-ным спиртом. Прием алкоголя внутрь не рекомендуется – это снижает иммунитет. Белковая пища укрепляет иммунитет, поэтому безбелковые диеты, веганские, посты на время эпидемии нужно отменить. Ешьте мясо и белковую пищу – это повышает иммунитет. Максимальные физические нагрузки снижают иммунитет, поэтому ограничьте максимальные нагрузки до средних.

Маска обязательна – в каждом человеке мы видим условно инфицированного и ограничиваем с ним рукопожатия, поцелуи. Почаще мыть свою униформу, если вы работаете в какой-то рабочей одежде, контактируете с другими людьми, стирайте это каждый день. Не прикасайтесь к своему лицу вообще – ваши руки всегда потенциально инфицированы.

Минимум контактов, маска, мытье рук, дистанция при общении с другими людьми. Если вы не можете соблюдать этих правил, хотя бы наденьте маску и по возможности не прикасайтесь своими "грязными" руками к своему лицу.

- Спасибо.

видео по теме

Новости партнеров

Loading...

Виджет партнеров

d="M296.296,512H200.36V256h-64v-88.225l64-0.029l-0.104-51.976C200.256,43.794,219.773,0,304.556,0h70.588v88.242h-44.115 c-33.016,0-34.604,12.328-34.604,35.342l-0.131,44.162h79.346l-9.354,88.225L296.36,256L296.296,512z"/>