banner banner banner banner

Чернобыльская зона из-за определенных изменений может стать нашим преимуществом

ОСТАП СЕМЕРАК - министр экологии и природных ресурсов в правительстве Владимира Гройсмана. Народный депутат Украины VI и VIII созывов. Окончил физический факультет Львовского государственного университета имени Ивана Франко и Национальный университет "Киево-Могилянская академия". Ранее – министр Кабинета министров Украины в правительстве Арсения Яценюка, с февраля по декабрь 2014 года. Государственный служащий первого ранга. Соавтор книги "Азбука украинского политика". Увлекается спортом и автомобилями. Женат. Есть сын и дочь

Чернобыльская зона из-за определенных изменений может стать нашим преимуществом
112.ua

Наташа Влащенко

Журналист

ОСТАП СЕМЕРАК - министр экологии и природных ресурсов в правительстве Владимира Гройсмана. Народный депутат Украины VI и VIII созывов. Окончил физический факультет Львовского государственного университета имени Ивана Франко и Национальный университет "Киево-Могилянская академия". Ранее – министр Кабинета министров Украины в правительстве Арсения Яценюка, с февраля по декабрь 2014 года. Государственный служащий первого ранга. Соавтор книги "Азбука украинского политика". Увлекается спортом и автомобилями. Женат. Есть сын и дочь

Влащенко: Сегодня у нас в гостях министр экологии Остап Семерак.

Добрый вечер. Есть ли у вас концепция экологической безопасности Украины?

Семерак: На самом деле, любой министр – это политик, в первую очередь. И когда я встретился с министерством и с экологической общественностью, а на встречу зарегистрировалось 136 общественных организаций – мы разговаривали 3,5 часа. Мы вместе вышли победителями, потому что мы нашли синергию. Идея, которую я предлагаю людям – я не хочу конкурировать с экологами, которые работают много лет, я политик, который пришел, чтобы помочь реализовывать эту политику. Помогите мне – а я помогу вам. Это – хорошее начало, и мы нашли взаимопонимание. Конечно, планы и наработки существуют в министерстве, но украинский политикум не готов к реализации политики защиты окружающей среды. Политики, в подавляющем большинстве, когда читают название нашего министерства, больше фокусируют внимание на второй части названия: "Экологии и природных ресурсов". Природными ресурсами хотят заниматься очень многие люди. Потому что деньги – это ресурсы. А экологией хотят заниматься мало людей. На минувшей парламентской неделе ВР доказала, что она, к сожалению, тоже так думает. Законопроектов очень много, экологических, для выполнения наших обязательств перед Европой. Например, закон об оценке воздействия на окружающую среду. На самом деле, дискуссия является неправильной. Потому что слишком либеральные депутаты говорят, что не нужно делать такой оценки – надо делать открытые ворота всем инвестициям. Это – неправильный подход. Более того, западные банки уже сейчас не дают кредитования своим компаниям ни на западе, ни даже, когда они приходят в Украину, если они не представят в пакете на получение кредита экспертизу воздействия на окружающую среду. Например, в Киев пришла какая-то компания, купила землю и хочет что-то туда инвестировать и строить. Это хорошо, но эта компания инвестирует в строительство по переработке шин или по утилизации ртути – будут ли киевляне от этого счастливы? Будет ли Украина счастлива от такой инвестиции? Очевидно, что нет. Каждый инвестиционный проект, который делается на западе, представляет экологическую оценку - влияние на окружающую среду. И если это негативная оценка, то такая инвестиция не делается. Западный бизнес уже является ответственным. Мы пока до этого не доросли. Я не знаю, удастся ли мне за время моей каденции политикуму это доказать, но украинское общество это уже понимает. И такое большое количество общественных организаций, которое со мной контактирует, которое пришло в министерство, которое предложило свои приоритеты, говорит о том, что это, наверное, самая сильная общность общественных организаций.

- Наиболее опасные опции нашей экологии – некачественная вода, деградация земельных ресурсов, уничтожение лесов, опасные геологические процессы и бытовые отходы. Например, нелегальная янтарная промышленность совершенно уничтожает сельскохозяйственные угодья, хвойный лес, водные ресурсы. Что с этим делать?

- Когда мы говорим о янтаре, мы должны говорить и о недрах в целом. Янтарь имеет, как правило, четыре составляющих. Экологическая составляющая – и министерство должно этим заниматься. Криминальная, социальная составляющие – потому что там работает до 10 тыс. людей, и экономически-фискальная составляющая. Поэтому решение этой проблемы должно быть комплексное и стратегическое. Есть поручение премьер-министра первому вице-премьеру Кубиву, который является также министром экономики, чтобы он собрал всю эту составляющую и начал работать. Мой подход – любое использования недр должно происходить на прозрачных, открытых условиях. Сегодня в министерстве мы берем информацию разведанных месторождений янтаря и хотим подготовить предложение для бизнеса - где можно добывать этот янтарь и через открытые, прозрачные аукционы это продать. С обязательствами, чтобы та компания, которая купила и заплатила на открытом аукционе реальные деньги, имела обязательства рекультивации этих земель. Это не будет касаться леса, потому что добывать там янтарь – это значит срезать лес. Есть открытая местность, где можно начать эту работу.

Новости по теме

- Как вы сможете реально контролировать?

- Должна быть тотальная реформа недропользования. Я начал это делать, это зона ответственности нашего министерства. Когда мы говорим про недра – мы должны начинать с воды. Это очень ограниченный ресурс, а Украина имеет этот ресурс, и мы должны его сохранить. Нефть, газ, песок, глина – Украина является богатой страной. Согласно закону это все принадлежит украинскому народу, но, к сожалению, очень маленькая часть украинского народа пользуется этими благами. Именно поэтому наше министерство и до сих пор пользовалось славой наиболее коррумпированного, что этими недрами пользовались коррупционным способом. Поэтому только открытые процедуры, конкурсные инвестиционные, привлекательные условия. Но инвестору недостаточно, чтобы процедура была понятна, открыта и прозрачна – ему тоже важно, чтобы были гарантии. Процесс инвестирования в добычу недр является более длительным, чем среднестатистическая жизнь правительства. Поэтому эти модели мы должны сделать, установить и попросить украинское общество, инвесторов, международных партнеров – контролировать, чтобы эти правила не менялись. Без медиа, без общественного контроля это сделать будет нереально.

Новости по теме

- Все обсуждают проблему леса. ВР проголосовала закон, которым запретила экспорт на 10 лет леса-кругляка. Но идет контрабанда. Действительно есть договоры с ЕС, что мы должны торговать лесом? Почему мы должны поступать в соответствии с интересами Запада, а не согласно с украинскими интересами?

- Закон принят, и он запрещает экспорт леса-кругляка. Но этот лес едет под видом дров или еще чего-то. На самом деле идеология закона сводилась к тому, что лес, который вырубается в Украине, должен проходить переработку в Украине, а тогда уже как продукция ехать на экспорт. Но любой запрет приводит к поиску дельцами путей. Критика идет в сторону Украины от ЕС и ВТО, что такой закон нарушает наши обязательства свободной торговли. Есть фискальные инструменты защиты – можно не запретить, а создать фискальными методами так, что это будет не так выгодно. Можно было пойти утонченнее и учесть наши интересы и быть прогнозированными партнерами с соседями. ЕС может говорить, что если мы будем непрогнозируемыми торговыми партнерами, то они могут применить к нам какие-то санкции. ЕС уже больше года ведет с нами эту дискуссию. Когда еще я был депутатом, мне были известны письма от представительства ЕС, во время переговоров эта беседа шла, просто сейчас это все активизировалось с избранием нового правительства и уходом от политического кризиса, парламентского. В этом всем меня как министра больше всего интересует незаконная вырубка. Первопричиной этого экспорта является вырубка леса. Я понял во время работы в министерстве, что на самом деле хищная вырубка происходит не только в Карпатах. Ко мне обращаются люди с Херсона, я видел это на Черниговщине, и вокруг Киева зеленые легкие ликвидируются. Но очень часто эта вырубка оказывается законной. Когда ты начинаешь поднимать документы тех хищников, лесных, то видишь, что они имеют легализированное право это делать. Есть стандарты, утвержденные на правительственном уровне, о процедурах. И я поднимаю вопрос, что мы должны изменить эти стандарты и эти процедуры. И пока мы их не изменили, мы должны срочно остановить вырубку, до утверждения этих стандартов. Я это сделал по вертикали своего министерства, подписал соответствующий приказ.

Новости по теме

- Вас в этом Гройсман поддержал?

- Гройсман – мой партнер. Он об этом говорил на позапрошлом заседании правительства и дал соответствующие поручения. Сейчас работает рабочая группа, которую возглавило Лесное агентство, а оно не подчиняется Министерству природы, а подчиняется Министерству сельского хозяйства. Я это называю: "Лисице поручили охранять кур".

Новости по теме

- Как вы будете контролировать процесс?

- Мы являемся членами этой рабочей группы, мы внесли свое предложение, и сейчас идет дискуссия: наш вариант или лесников вариант. Я очень надеюсь на серьезную поддержку премьер-министра.

- Еще есть вопросы по металлолому. Приняли закон о повышении пошлины с 10 до 30 евро за тонну. Экспорт металлургии выгоднее для Украины, чем экспорт металлолома. Что в этом плане можно сделать для Украины?

- Закон о металлоломе поддерживали металлисты Украины. Для них это удешевление сырья, потому что стало невыгодно экспортировать металлолом, который становится сырьем в Венгрии, Польше и т. д. Это пример фискальной политики нашего государства, но это надо анализировать специалистам – я не являюсь налоговым экспертом, но это является примером приемлемого для европейцев выхода из ситуации, и это помогает украинским производителям. Украине, вообще, надо переходить от сырьевого экспортируемого государства к государству, которое производит продукцию. Одна из стратегий, которую мы начали в министерстве, касается зоны отчуждения. Сегодня зона отчуждения стала намного безопаснее, чем 30 лет назад. С 1986 года уровень радиации упал в 10 тысяч раз. Зона Чернобыля из-за определенных изменений может стать нашим преимуществом. Украина и украинская наука там получили уникальные знания. Сегодня японцы к нам приезжают для того, чтобы почерпнуть.

- Многие люди обеспокоены тем, что планируется сделать хранилище для ядерных отходов в Чернобыле.

- Этот проект ведет "Энергоатом", Министерство энергетики, но на территории зоны отчуждения, которая подчиняется Министерству природы. Мы контролируем и следим, чтобы все процессы, которые там происходят, были прозрачными. Я считаю очень позитивным, что ЕБРР и "Большая семерка" являются участниками строительства безопасных объектов там. Это арка, которая закроет четвертый энергоблок, это новое хранилище отработанного ядерного топлива с Чернобыльской станции, потому что есть старое хранилище, которое закончит свой срок эксплуатации в 2026 году. Вы будете первыми, кому это станет известно: в течение двух недель Украина завершит извлечение ядерного топлива из всех энергоблоков на Чернобыльской станции. У нас осталось еще поврежденное ядерное топливо на первом энергоблоке, мы этот процесс завершим, и мы сделаем минус одну ядерную установку и повысим уровень безопасности. Что касается центрального хранилища отработанного ядерного топлива, то этот проект несколько лет обсуждается и пока еще не строится. Речь идет о хранилище, где "Энергоатом" должен был бы складывать отработанное топливо со всех украинских электростанций – атомных электростанций. Сегодня это отработанное топливо вывозится в Россию на переработку, и Украина каждый год платит за это 200 млн долларов. С 2018 года Украина, согласно международным конвенциям, будет обязана отходы от переработки этого топлива забирать обратно в Украину и их где-то захоранивать. То есть страна, которая стала источником производства ядерных отходов, после переработки их у себя должна захоранивать. Через два года мы будем стоять перед задачей, как это сделать. Поэтому ранее было принято решение - в так называемой 10-километровой зоне рассмотреть возможность сделать этот проект. Моя позиция – экологическая. Мы следим, чтобы "Энергоатом" этот проект делал безопасно, прозрачно, понятно. Пока что этот проект находится на уровне обсуждения документации, никакие строительные работы там не ведутся. Мы будем следить, чтобы любое решение, которое будет принимать украинская власть, соответствовало безопасности граждан всей Украины.

Новости по теме

- Как мы должны бороться со свалками, которых у нас есть 9000 гектаров?

- В Европе это прибыльный бизнес. В Украине он таким не стал. Мусор и отходы – разные вещи. Переработка бытового мусора – большой бизнес. Я видел в Швейцарии, в городе, завод, который перерабатывает мусор этого города и обеспечивает его теплом и горячей водой. И там нет ни запаха, ни мусора, и сейчас они думают, как с соседних территорий собирать мусор, потому что это выгодный бизнес для территориальной громады. Еще хуже ситуация, когда мы говорим об опасных отходах. В течение первого месяца нашей работы мы подготовили решение об обращении с опасными отходами. Там есть новелла, которую мы хотим предложить, и надеемся, что правительство ее поддерживает. Сейчас есть несколько сотен компаний, которые имеют лицензию на утилизацию или хранение опасных отходов. Есть большой вопрос – как утилизируется, есть ли технологии? Скажем, под Львовом есть огромные хранилища гудронов и никто не умеет их утилизировать. Но во Львове есть завод, который я посещал, по утилизации ртутных ламп. Это один из шести заводов на земном шаре, который умеет утилизировать. Есть компании, которые с этого получают прибыль и осуществляют эту утилизацию. Но есть и другой пример – ракетное топливо. Украина дала возможность, как государство, какому-то количеству частных компаний забрать компоненты этого топлива на так называемое хранение. И очень часто оказывается, что на каких-то складах в каких-то бочках что-то лежит, и никто не знает, что это. Мы приняли решение запретить долгое хранение – только две недели и только тем компаниям, которые имеют право это утилизировать и имеют мощности по утилизации. Это очень огромная коррупционная схема, которую нам стоит задача побороть. Есть бизнес, в том числе и среди парламентариев, который стоит за теми компаниями, которые, на самом деле, продают бумаги, а не утилизируют.

- У вас есть вопрос?

- А в каких парках Киева вы любите отдыхать?

- Я практически нигде не отдыхаю, но очень люблю лес, в лесу живу. Но у меня всегда вопрос – почему в Европе в парках нигде нет окурка и т. д. Почему мы так не так относимся к земле, на которой живем?

Спасибо за то, что пришли.

Источник: 112.ua

видео по теме

Новости партнеров

Loading...

Виджет партнеров

d="M296.296,512H200.36V256h-64v-88.225l64-0.029l-0.104-51.976C200.256,43.794,219.773,0,304.556,0h70.588v88.242h-44.115 c-33.016,0-34.604,12.328-34.604,35.342l-0.131,44.162h79.346l-9.354,88.225L296.36,256L296.296,512z"/>