Что не так с украинским ОПК: Интервью с генеральным директором "Лиги оборонных предприятий Украины" Александром Ясинским

В прошлом году Верховная Рада приняла закон о реформировании отечественного ОПК, который установил "время Ч" для перехода оборонной промышленности на стандарты НАТО – 2022 год. Профильные органы исполнительной власти уже подготовили план действий в этом направлении. Но внедрение стандартов НАТО – только верхушка айсберга, под которой скрывается целый ворох скопившихся за долгие годы проблем экономического, правового и системного характера, которые также требуют решения. В Украине не ведется централизованная политика развития ОПК, выполнение государственного оборонного заказа для многих предприятий на деле оказывается убыточным, а несовершенство законодательной базы может поставить под угрозу работу всего ОПК. Об этом в интервью 112.ua рассказал генеральный директор Общественного союза "Лига оборонных предприятий Украины" Александр Ясинский.

Что не так с украинским ОПК: Интервью с генеральным директором "Лиги оборонных предприятий Украины" Александром Ясинским
112.ua

Александр Ясинский

Генеральный директор "Лиги оборонных предприятий Украины"

В прошлом году Верховная Рада приняла закон о реформировании отечественного ОПК, который установил "время Ч" для перехода оборонной промышленности на стандарты НАТО – 2022 год. Профильные органы исполнительной власти уже подготовили план действий в этом направлении. Но внедрение стандартов НАТО – только верхушка айсберга, под которой скрывается целый ворох скопившихся за долгие годы проблем экономического, правового и системного характера, которые также требуют решения. В Украине не ведется централизованная политика развития ОПК, выполнение государственного оборонного заказа для многих предприятий на деле оказывается убыточным, а несовершенство законодательной базы может поставить под угрозу работу всего ОПК. Об этом в интервью 112.ua рассказал генеральный директор Общественного союза "Лига оборонных предприятий Украины" Александр Ясинский.

Военная агрессия РФ застала оборонный комплекс Украины в 2014 году практически врасплох. Нужно было не только в срочном порядке наладить процесс обеспечения армии вооружением и техникой, мобилизовать все силы на собственное производство и модернизацию ВВТ, но и решать проблему импортозамещения комплектующих изделий из России.

В 2015 году Украина окончательно в одностороннем порядке разорвала договор о военно-техническом сотрудничестве с Российской Федерацией и заявила о европейском векторе своего развития. В прошлом году парламент принял законопроект, который анонсировал на 2022 год переход украинского оборонно-промышленного комплекса на стандарты НАТО.

Их внедрение должно обеспечить совместимость Вооруженных Сил Украины и армий стран-членов Альянса для выполнения совместных боевых операций. Однако, по факту, наша "оборонка" оказалась к этому не готова, поскольку многие вопросы, непосредственно связанные с разработкой и производством вооружения и военной техники (ВВТ), до сих пор остаются без ответа.

Например, существующая система ценообразования на выполнение государственного оборонного заказа приводит к тому, что предприятия часто работают "в ноль", а то и "в минус". Порядок утверждения национальных стандартов и сертификации почти не функционирует, а устаревшая испытательная база не позволяет проводить проверку изделий на соответствие новым техническим регламентам.

Кроме того, нависшая угроза введения уголовной ответственности за закупку, поставку и производство продукции военного назначения, которая не соответствует национальным стандартам и техническим регламентам, может вообще заблокировать процесс обеспечения ВСУ вооружением и военной техникой.

О том, какую линию обороны приходится держать ОПК по эту сторону фронта, рассказал Александр Ясинский, генеральный директор "Лиги оборонных предприятий Украины". Несмотря на то, что эта общественная организация существует без малого три года, она уже успела аккумулировать вокруг себя около 60 предприятий ОПК частной формы собственности. Представители Лиги входят в состав межведомственных комиссий по вопросам оборонно-промышленного комплекса, импортозамещения, ценообразования на продукцию военного назначения, а также регулярно привлекаются к сотрудничеству в рабочих группах при НАТО.

Новости по теме

– Александр Александрович, на каком этапе на сегодняшний день находится процесс принятия стандартов НАТО, которые регламентируют производство ВВТ?

– В целом стандартов НАТО по разным направлениям – административные, материально-технические, оперативные – насчитывается почти 2 тысячи. Из них около 300 касаются производства вооружения и военной техники. Еще два года назад, в 2017 году, предприятия государственного концерна "Укроборонпром" отобрали эти 300 стандартов НАТО с целью определения целесообразности их внедрения в Украине. В итоге, в конце года ГП "Украинский научно-исследовательский и учебный центр проблем стандартизации, сертификации и качества" приняло около 40 государственных стандартов, гармонизированных со стандартами НАТО, так называемым "методом подтверждения" – на языке оригинала, без перевода на украинский язык. Пока что это пробные версии на ближайшее время. Была разработана Матрица ответственности за принятие решения о целесообразности внедрения стандартов НАТО, согласно которой на различные структуры ведомств возложены определенные задачи, например, по переводу этих стандартов. Их делали Военный институт Киевского национального университета имени Тараса Шевченко и Харьковский национальный университет Воздушных Сил имени Ивана Кожедуба, но неофициально и не для всех, а вот систематическая работа в этом направлении практически не ведется. В настоящее время предприятия ОПК в своей производственной деятельности используют национальные стандарты – госстандарт Украины (ДСТУ), национальные стандарты, гармонизированные со стандартами НАТО (ДСТУ STANAG), а также межгосударственные стандарты (ГОСТ), на основе которых разработаны организационно-технические, конструкторские и технологические документы, обеспечивающие производственные и технологические процессы, испытания и тому подобное. Разработкой национальных стандартов – ДСТУ - занимается технический комитет ТК-176 "Стандартизация продукции оборонного назначения" при ГП "Украинский научно-исследовательский и учебный центр проблем стандартизации, сертификации и качества". За период своего существования он принял около 100 национальных стандартов. При этом, в прошлом году на Межведомственной рабочей группе было определено, что еще предстоит пересмотреть более 1000 стандартов времен СССР: в Украине к 2022 году собираются отменить не только стандарты СРПП (система разработки и постановки продукции на производство, ГОСТ В 15), но и КСОТТ (комплексная система общих технических требований, группа ГОСТ В 20.39), ЕСКД (единая система конструкторской документации), ЕСКК (единая система контроля качества, группа ГОСТ В 20.57) и так далее. Отраслевые стандарты (ОСТ) отменены вообще как вид. Таким образом стимулируется внедрение стандартов НАТО. И главное – переход на стандарты НАТО это не перевод определенного количества публикаций под названием стандарт НАТО и утверждение, что мы их всех придерживаемся в обязательном порядке. Переход на стандарты НАТО – это процедура создания в стране системы, которая бы позволила их реализовать, провести их апробацию, юридически подтвердить их действие и обеспечить постоянный контроль соблюдения данных стандартов. А это, по аналогии со странами-членами НАТО, требует создания новых структур по вертикали государственного заказчика, проведение перераспределения и разграничения функций и подчиненности, создание новых правовых, финансовых и нормативно-технических взаимоотношений, подготовка персонала и формирование соответствующей инфраструктуры и т.д. Это, другими словами, своеобразная реформа.

– Какие ограничения на производство ВВТ накладывают устаревшие ГОСТы времен СССР?

– Во-первых, следует отметить, что, согласно закону Украины "О стандартизации", одним из принципов государственной политики в сфере стандартизации является добровольное применение стандартов и кодексов установившейся практики, если иное не предусмотрено нормативно-правовыми актами. Таким образом, стандарты времен СССР не могут ограничивать предприятия ОПК в своей производственной деятельности. Однако исключением могут быть случаи, когда продукция изготавливается по документации, содержащей ссылку на стандарты времен СССР. В таких случаях конструкторы по согласованию с заказчиком должны вносить соответствующие изменения в документацию. Например: в технической документации на военную технику существуют требования по ее баллистической стойкости. При этом конструкторская документация ссылается на ГОСТ определенной марки стали с определенным химическим составом, которую изготавливали еще в СССР. Но с развитием технологий требования по баллистической стойкости могут удовлетворить и другие материалы, даже не обязательно сталь – более легкие и прочные. Однако военное представительство Министерства обороны, контролируя изделие по конструкторской документации, не принимает изделие из этого материала, как не соответствующее техническому регламенту. При модернизации техники конструкторскую документацию приходится менять. Предприятия-производители проводят испытания самостоятельно, без привлечения военных представителей МОУ, устанавливая при этом гарантию на изделия. Дело в том, что значительное количество техники, которая сейчас стоит на вооружении ВСУ, производилась в Советском Союзе в 70-80-х годах, а то и ранее, как правило, ее разработчик находился не в Украине. Необходимость внесения изменений в конструкторскую документацию, в связи с заменой материалов, модернизацией, проведение дополнительных испытаний и, наконец, принятие решения о допуске к эксплуатации в войсках, требует пересмотра существующей системы генеральных и главных конструкторов.

– Позволит ли переход на стандарты НАТО открыть для производителей новые европейские рынки сбыта?

– Выбрать из перечня стандартов НАТО те, которые нужны отечественным предприятиям для производства, – не самая сложная задача, но прежде всего, необходимо создать систему оценки соответствия стандартам НАТО. В стране отсутствует действенная система сертификации и проверки на соответствие вооружения, военной и спецтехники, практически нет испытательной и измерительной базы, которая бы соответствовала современным требованиям. При этом иметь одну только испытательную базу для проведения оценки тоже недостаточно – нужно этот орган еще аккредитовать и получить право на такую деятельность. Вот как вы думаете, почему самолеты АНТК "Антонов" не летают на международных линиях?

– Они не сертифицированы?

– Совершенно верно. Провести испытания в Украине можно. По факту, эти самолеты могут даже соответствовать европейским стандартам, но официального подтверждения этому нет. Можно сертифицировать продукцию в Европе, но помимо большой стоимости возникает еще одна коллизия. Орган сертификации требует, чтобы производитель, помимо оплаты самих испытаний, предоставил потенциального покупателя, у которого были бы намерения эту продукцию купить. А он в свою очередь первым делом спрашивает о наличии европейского сертификата – замкнутый круг. Все дело в том, что европейский рынок уже занят, и никто там нас не ждет. Украинские традиционные рынки – это Индокитай, Азия, Африка, которые берут нашу технику без европейского сертификата.

–  Улучшит ли качество производства и импорта вооружения и военной техники возможное дополнение Уголовного Кодекса статьей 144.2 – об ответственности за "нарушение законодательства в сфере подтверждения соответствия, производства, реализации, приобретения продукции, работ и услуг в военной сфере"?

– В пояснительной записке к этому законопроекту было сказано, что введение уголовной ответственности продиктовано необходимостью устранить коррупционные риски, пресечь закупку некачественных товаров.
Но, по факту, эта статья будет иметь прямо противоположный результат. Любая подпись под контрактом становится уголовно ответственной, и я сомневаюсь, что кто-то решится принимать на себя эту ответственность. Законопроект был подготовлен группой депутатов еще в 2015 году, по предложению Министерства обороны президент, воспользовавшись правом вето, его не подписал. Затем, по инициативе комитета ВРУ по вопросам национальной безопасности и обороны, было зарегистрировано постановление, которое блокировало рассмотрение этого законопроекта. В мае парламент за него не проголосовал, и теперь закон о внесении изменений в Уголовный Кодекс ожидает подписи главы ВР и президента. Статья 114 может добавиться частью, которая предусматривает наказание от 5 до 8 лет за производство, поставку и закупку продукции, несоответствующей техническим регламентам. Но ГОСТы устарели и многие к технике уже неприменимы, национальные ДСТУ по многим направлениям не разработаны, а стандарты НАТО в сфере создания вооружения и военной техники будут внедрены не скоро. Получается вакуум технических регламентов. Как можно вводить уголовную ответственность за несоответствие регламентам, если их просто нет? Кроме того, они не обязательны к исполнению, а носят рекомендательный характер. Во-вторых, в условиях особого периода, чрезвычайного состояния, в период проведения ООС задачи по обеспечению Вооруженных Сил чаще всего приходится решать в условиях ограничений во времени и необходимости использования упрощенных процедур. Согласно постановлению Кабинета Министров № 345 от 2015 года, можно проводить проверку ВВТ по определяющим ведомственным испытаниям, а не по государственным, чтобы быстрее обеспечить армию вооружением, которое так нужно в условиях военных действий (ВВТ передаются для эксплуатации и обеспечения войск, но не принимаются на вооружение). Военное время требует других подходов, так что это постановление значительно упрощает процедуру обеспечения войск техникой. Кроме того, введение уголовной ответственности может сорвать процедуру поставки импортных комплектующих (в том числе, в рамках импортозамещения), поскольку импортная техника, как правило, не соответствует отечественным техническим регламентам. И еще: сколько бы мы ни делали национальных технических регламентов и стандартов, они никогда не будут соответствовать реальной жизни. Она идет вперед, а документация корректируется вслед за ее развитием, это взаимосвязанный процесс. У японцев есть такая форма забастовки – работать по документации. Если бы мы все делали четко по регламенту, производство остановилось бы. В ОПК есть множество других проблем, которые нуждаются в решении.

Новости по теме

– О каких проблемах идет речь?

– В целом существующие проблемы можно разделить на три группы: системные, правовые и экономические. Системные связаны с размытой вертикалью государственного управления оборонно-промышленным комплексом. Предприятия ОПК находятся в структуре разных ведомств и организаций: Фонд государственного имущества, МВД, СБУ, ГК "Укроборонпром", Министерство обороны, Национальное космическое агентство, Государственная служба специальной связи и защиты информации, разного рода общественные организации, объединяющие частные оборонные предприятия. При этом отсутствуют структуры, которые все увязывают в единую систему. С момента упразднения Министерства промышленной политики Украины в 2010 году формированием и реализацией оборонно-промышленной политики в стране практически никто не занимался. Совсем недавно эта функция была возложена на Министерство экономического развития и торговли, которую фактически выполняет Департамент стратегического развития сектора обороны и безопасности. А в феврале сего года на заседании Совета национальной безопасности и обороны было предложено создать Государственное агентство оборонной промышленности – как центральный орган исполнительной власти в сфере управления МЭРТ. По мнению участников Лиги, агентство – это орган управления, а не орган формирования и реализации политики. Должно быть создано соответствующее министерство с подчинением профильному вице-премьер-министру. Что касается проблем экономического характера, то о нехватке в бюджете средств, которые бы покрывали выполнение программ развития вооружений, я даже не буду говорить: это наблюдается во всех секторах экономики. Необходимо сказать о структуре ценообразования, которую использует МОУ при закупке техники. Норматив прибыли для предприятий ныне составляет 1% на покупные изделия и 20% – на продукцию собственного производства предприятий. При этом постановление КМУ № 464 допускает норму до 5% и до 30% соответственно. Но Министерство обороны искусственно, волюнтаристским решением издало методические рекомендации, которыми ограничило норму рентабельности до 1% и 20%. Стоит заметить, что это рекомендации, а не нормативный документ, они не юстированы и имеют статус внутреннего документа министерства. Но сотрудники военных представительств Министерства обороны этим рекомендациям неукоснительно следуют: не хочешь – не работай. В позапрошлом году по инициативе Лиги оборонных предприятий и МЭРТ было разработано постановление № 1093, которое убирало приставку "до" и установило, что в условиях особого периода, чрезвычайного положения и в период проведения антитеррористической операции норма прибыли должна составлять 5% и 30% соответственно. Кстати, общая прибыль предприятий с учетом такой рентабельности составляет в среднем 7 – 10% на изделие. А если учесть уровень инфляции, то мы увидим, что этот доход "съедается" только инфляцией.Другая сторона вопроса – бюрократическая процедура формирования госзаказа. Он принимается в феврале – марте месяце. С учетом того, что нужно подготовить увесистые расчетно-калькуляционные материалы, контракты на выполнение госзаказа заключаются в марте – апреле. Аванс – апрель – май. В этом году из-за выборов предприятия начали получать аванс только сейчас, в июне. При этом цикл изготовления изделия на предприятии составляет в среднем 9 – 12 месяцев. А в конце года оно должно выполнить обязательства по контракту, иначе на предприятие будут начислены штрафные санкции. Таким образом, чтобы предприятие успело выполнить заказ, оно должно начать производство не с момента получения аванса или заключения контракта, а гораздо раньше. Весь процесс государственного оборонного заказа и закупок построен на том, что риск заказчика практически отсутствует, есть только риск поставщика. Чтобы вкладывать до получения аванса в производство деньги, предприятиям нужны какие-то оборотные средства. Некоторые берут кредит в коммерческих банках, но там процент на обслуживание кредита составляет 18 – 25%. При этом, в структуре цены затраты на обслуживание кредита заказчиком не учитываются. Поэтому Лига неоднократно выдвигала предложение о введении специального режима кредитования предприятий, которые выполняют госзаказ. Сегодня рентабельность предприятий, которые выполняют государственный оборонный заказ, нулевая, а зачастую отрицательная. Участие в гособоронзаказе для предприятий становится убыточным, оборотные средства заканчиваются, а на одном энтузиазме и чувстве патриотизма современное вооружение и военную технику создать сложно. Отсутствие возможности перспективного планирования производства не позволяет предприятиям работать ритмично. Прописанный трехлетний период планирования государственного оборонного заказа является всего лишь декларацией. 96 статья Конституции гласит: государственный бюджет Украины утверждается ежегодно на период с 1 января по 31 декабря, а при особых обстоятельствах – на другой период. Государственный заказчик не может взять на себя финансовые обязательства без выделенных средств. То есть период бюджетного планирования в государстве не соответствует периоду планирования государственного оборонного заказа. Кроме того, до сих пор не принят закон "О военно-техническом сотрудничестве", закон "О производстве вооружения и военной техники", а нормативное поле в сфере привлечения инвестиций – несовершенно.

– Какие различия при выполнении госзаказа можно выделить между предприятиями частной и государственной сферы собственности?

– Постановление Кабмина № 464 регламентирует, что предприятия с любой формой собственности – государственной, частной или смешанной – могут выполнять государственный оборонный заказ. Отличаются у них только формы ведения хозяйствования. Например, директор государственного предприятия ежегодно подписывает контракт с работодателем – скажем, с концерном "Укроборонпром". Неизвестно, будет ли заключен договор в следующем году: меняются начальники, на должности ставят новых людей. Поэтому ни один директор государственного предприятия не заинтересован в выполнении среднесрочных, а тем более долгосрочных программ. С развитием производства тоже не все в порядке. Частным предприятиям ни государство, ни заказчик не платят за развитие средств производства. На государственных предприятиях – очень низкий коэффициент загруженности оборудования, так называемый коэффициент фондоотдачи, который сегодня составляет 0,3. Для сравнения – сразу после распада СССР этот показатель составлял 1,5 – 1,8. Оборудование не только не загружено, оно еще и старое – 50 – 60-х годов и старше. Средний возраст рабочих основных специальностей более 50-ти лет, молодежь идти работать на завод в таких условиях не хочет. Еще одна проблема государственных оборонных предприятий – высокие накладные и общезаводские расходы, которые идут на содержание всей надстройки персонала. Частник не будет держать бухгалтерию, он оставит у себя одного толкового главного бухгалтера, не станет держать огромный штат конструкторов, которые до сих пор делают что-то на кульманах, он наймет специалиста, имеющего опыт работы с современными программными продуктами. Однако надо повторить, что требования к выполнению госзаказа, условия и оценка качества происходят одинаково как для частных, так и для государственных предприятий. И проблемы у всей оборонки общие.

– Какие образцы ВВТ, которые переданы на вооружение ВСУ, на ваш взгляд, отличаются самыми передовыми характеристиками?

– Украина очень богатая страна на умы и таланты. И та техника и вооружение, которые создаются как государственными, так и частными предприятиями, во многом соответствуют самым современным мировым требованиям. Причем нашу технику отличает еще и то, что она прошла "обкатку" в реальных условиях боевых действий.

Приводить конкретные примеры можно очень долго, за 5 лет частными оборонными предприятиями создано, принято на вооружение и поставлено на обеспечение Вооруженных Сил около 200 образцов (кстати, примерно такое же количество создали и госпредприятия). К сожалению, проблемы, о которых говорилось выше, существующие в этой сфере, сдерживают этот процесс.

Хочется верить, что сегодняшняя перезагрузка власти позволит выбрать правильный курс на реальную реформу ОПК и отказ от режима ручного управления отраслью, которая является одной из составляющих сектора безопасности и обороны страны.

Беседовала Ксения Цивирко

видео по теме

Новости партнеров

Loading...

Виджет партнеров

d="M296.296,512H200.36V256h-64v-88.225l64-0.029l-0.104-51.976C200.256,43.794,219.773,0,304.556,0h70.588v88.242h-44.115 c-33.016,0-34.604,12.328-34.604,35.342l-0.131,44.162h79.346l-9.354,88.225L296.36,256L296.296,512z"/>