Чтобы "церковные законы" работали, церкви должны договориться, но другая сторона не хочет даже слышать о переговорах

Архиепископ Черниговский и Нежинский, секретарь Священного Синода Украинской Православной Церкви Киевского Патриархата Евстратий (Зоря) рассказал 112.ua об отношении к "церковным законопроектам" и к УПЦ МП. Также о позиции касательно языка богослужения и положении религиозных общин Киевского Патриархата на оккупированных территориях Крыма и Донбасса и в РФ

Чтобы "церковные законы" работали, церкви должны договориться, но другая сторона не хочет даже слышать о переговорах
Радио Свобода

Елена Голубева

Журналист, 112.ua

Архиепископ Черниговский и Нежинский, секретарь Священного Синода Украинской Православной Церкви Киевского Патриархата Евстратий (Зоря) рассказал 112.ua об отношении к "церковным законопроектам" и к УПЦ МП. Также о позиции касательно языка богослужения и положении религиозных общин Киевского Патриархата на оккупированных территориях Крыма и Донбасса и в РФ

- На повестке дня Верховной Рады появились два законопроекта, непосредственно касающиеся церковной жизни: проект закона №4511 об особом статусе религиозных организаций, руководящие центры которых находятся в государстве, которое признано Верховной Радой Украины государством-агрессором, и проект закона №4128 о внесении изменений в закон Украины "О свободе совести и религиозных организациях" (касательно изменения религиозными общинами подчиненности). Оцениваете ли вы их как полезные?

- Я бы хотел отметить, что не совсем правильно увязывать их друг с другом, хотя они имеют определенную общую тематику и очевидно затрагивают интересы МП (Украинская Православная Церковь Московского Патриархата) в Украине. Впрочем, это разные законопроекты, и их следует рассматривать отдельно. Я думаю, что законопроект, касающийся регулирования способа волеизъявления общин по своей юрисдикционной подчиненности, более подготовлен к рассмотрению в парламенте, потому что он проходил различные процедуры, консультации и редакцию комитета, которая подается на рассмотрение в парламент. Он ближе к тому, что было бы полезным для ситуации.

Новости по теме

Так в чем проблема? Корень в том, что объективно существует - и это фиксируют различные опросы и украинские, и за рубежом – изменение отношения граждан к Церквям МП (Московский Патриархат) и КП (Киевский Патриархат). К этим опросам мы не имеем никакого отношения, мы просто опираемся на то, что публикуется в СМИ, собственно, мы никогда не заказывали никаких опросов. Но те, что мы видим, указывают, что в течение последних трех лет наблюдается непрерывный процесс отхода сторонников от Московского Патриархата и увеличение количества сторонников Киевского Патриархата. И сейчас у Киевского Патриархата где-то в 2-2,5 раза больше сторонников, чем у Церкви Московского Патриархата. Так вот последние данные, которые были обнародованы американской организацией Pew Research (исследование, которое они делали в 2015-2016 годах по Центральной и Восточной Европе), показывают, что считают ведущим первоиерархом для православных Московского патриарха 17% православных в Украине, а национального Украинского патриарха считают ведущим 46% опрошенных. И вот такие данные по социологии, которые дает Центр Разумкова, Демократические инициативы и другие, немного отличаются, но рисуют общую картину – Киевский Патриархат имеет от 40 до 50%, Московский Патриархат – 20% и меньше сторонников.

- Но существует и другая статистика...

- В то же время, когда речь идет о зарегистрированных религиозных общинах, картина иная. Религиозная община – это заявление 10 человек в государственный орган, соответствующим образом зарегистрированное, а за этим есть ли приход или нет, или это кафедральный собор в Киеве, или это приход в селе, здесь мы увидеть не можем. Но, по статистике Московского Патриархата, таких общин зарегистрировано более 10 тыс., в Киевском Патриархате более 5 тыс. И мы видим, что сторонников у Киевского Патриархата вдвое больше, а зарегистрированных приходов в МП вдвое больше, чем в КП.

Такая ситуация является причиной того, что люди, где есть возможность выбрать, в какой храм ходить, "голосуют ногами". Они могут пойти в храм Московского Патриархата, а могут в Киевский Патриархат. А конфликты возникают там, где речь идет о небольших деревнях, где один единственный храм и где часто очень далеко добираться к другому храму, который в селе или в райцентре. И когда люди в общине МП приходят к общему мнению, что их подавляющее большинство и из-за позиции МП они не хотят к нему принадлежать, то они проводят собрание общины, и решается вопрос. Что людей возмущает? Что МП считает, будто на востоке "гражданская война", что там есть какая-то мифическая "повстанческая армия", в которой также есть верующие МП, которых они не могут осуждать, возмущаются из-за позиции митрополита Онуфрия, который сидел в Верховной Раде, когда чествовали героев Украины, за то, что священники МП отказывались отпевать погибших на востоке украинских воинов, поскольку они якобы "убивали братьев".

Так вот МП делает все для того, чтобы было так: если кто-то хочет выйти от них - пожалуйста, идите, но в индивидуальном порядке. А храм, имущество должны остаться за Московским Патриархатом. Поэтому общины, которые хотят выйти, ориентируются на статью 8 закона о свободе совести, где прописано, что каждая религиозная община может свободно выбирать подчинение действующим в Украине и за рубежом религиозным центрам. Но каким образом это право осуществляется, закон не объясняет. Итак, существуют три варианта. Первый, когда право изменить юрисдикцию прописано в уставе. Но в типичных уставах МП не только это право не прописано, но и прописано так, что, даже если останутся лишь мертвые души, даже если живых не будет, то чтобы община оставалась в МП. Чтобы она не могла выйти из их юрисдикции. Второй путь, когда две конфессии, в данном случае МП и КП, путем переговоров приходят к общему видению. Во времена бывшего президента Виктора Януковича были такие общины, которые вырывали из наших рядов КП, и они переходили в МП и там тогда радовались, говорили что "раскольники покаялись, вернулись в истинную православную веру". То есть процесс может идти как в одну, так и в другую сторону.

А так было бы вполне логично, если бы две Церкви договорились об определенном алгоритме. В частности, если в законе написано, что община может определиться, то, согласно этому алгоритму, например, как и прописано в законопроекте, если более 50% общества проголосуют или 60%, или 70%, или две трети, или три четверти - это предмет договоренностей, впрочем, если большинство хочет выйти, то тогда та сторона, которая даже недовольна, это воспринимает как волю своих прихожан. А оставшемуся меньшинству гарантируются права, например, если храм является предметом спора, предоставляется возможность поочередного богослужения или предоставляется местными властями какое-то другое помещение, где они могли бы совершать службу. Мы неоднократно в течение этих трех лет предлагали МП выработать такой взаимоприемлемый механизм действий.

Если, например мы видим в процессе такой процедуры, что меньшинство хочет выйти, пожалуйста, пусть меньшинство создает новую общину, а большинство остается без изменений, как оно есть. МП категорически отказывается, они не хотят даже и слышать о переговорах.

- Насколько я понимаю, первые два варианта невозможны?

- Поэтому в данном случае мы видим третий, возможно единственный в этой ситуации вариант, чтобы само государство, которое в законе определило, что община может подчиниться религиозным центрам и менять центр подчинения, разъяснило, каким образом согласно этой норме происходит изменение подчинения. И мы считаем, что этот законопроект должен быть принят. Тот вариант законопроекта, за который проголосовал комитет Верховной рады, был подготовлен после консультаций, в том числе, и с нами, и с другими конфессиями; мы высказывали замечания, указывали на недочеты. Я был лично на комитете, когда законопроект ставили на голосование.

- Чем отличается вариант законопроекта комитета от поданного депутатами первоначального варианта?

- В комитетском варианте есть важные уточнения формулировок, которые в депутатском начальном варианте были несколько размыты. В нем уточняется, кто является членом общины, какое существует собрание, что это обязательно общее собрание, что в нем должны участвовать уставные органы религиозной общины.

- Что, по вашему мнению, нужно доработать в законопроекте (проект закона №4511 об особом статусе религиозных организаций, руководящие центры которых находятся в государстве, которое признано Верховной Радой Украины государством-агрессором), чтобы и он был готов к рассмотрению в парламенте?

- Думаю, что именно его надо лучше доработать. Тем более на эту тематику есть еще один законопроект, который уже подан народными депутатами, но еще не прошел рассмотрение в комитете. В нем говорится о необходимости для религиозной организации, которая имеет центр в стране-агрессоре, в полном юридическом названии отображать название своего руководящего религиозного центра. Чтобы люди знали, что у организации, в которую они приходят, которую они посещают, есть центр в стране, совершившей агрессию, то есть в Российской Федерации. Было бы лучше, если бы эти два законопроекта были объединены, недочеты были устранены и таким образом в зал было вынесено единое согласованное решение.

Однако все же этот вопрос должен быть решен. Ибо мы видим, как в течение этих трех лет и предыдущего периода структуры МП используются Россией для влияния на Украину – на общество, на политику. И не реагировать на это государство не имеет права. Так же, как используются и другие инструменты – это и вопрос русского языка, и экономических связей, и много других вопросов, таких как СМИ, соцсети. Все это РФ использует в гибридной войне.

Я бы сказал, что этот вопрос не менее важный, чем АТО. Мы же видели, и существуют документальные свидетельства, как структуры МП и на Донбассе, и в Крыму использовались для подготовки спецоперации Кремля по подчинению Украины, так называемой "русской весны".

С другой стороны, если то, что они говорят, - правда, что их (УПЦ МП) руководящий центр находится не в Москве, а в Киеве, то тогда зачем им волноваться? Тогда этот законопроект их не касается. Там же не написано, что речь идет именно об УПЦ МП.

- Тогда как с помощью механизмов этого законопроекта можно снизить влияние РФ через УПЦ МП, о котором вы говорите? Ведь в документе нет прямого запрета этой церкви?

- Скажем так, если даже реализуют механизм согласования руководителей (в законопроекте предусмотрено требование согласовывать кандидатуры центрального и регионального руководства религиозных организаций с Министерством культуры), хотя я не уверен, что в окончательном варианте законопроекта не будет изменений, то в данном случае речь идет не столько о согласовании, сколько о том, что государство при назначении тех или иных высокопоставленных иерархов имеет право отвода определенных кандидатур. Речь идет не о том, что государство будет указывать, кого выбрать на ту или иную церковную должность, а о том, что государство должно иметь право, если у него имеется информация о прокремлевской, пророссийской деятельности определенного иерарха, давать отвод данной кандидатуре и требовать, чтобы на эту должность избрали другого иерарха, в отношении которого таких замечаний нет. Что бы это давало? А давало бы то, что в структуре УПЦ МП больше бы уважали украинскую государственность как таковую и перестали ожидать прихода "освободителей".

Если посмотреть на события под Радой, кроме тех шествий "Бессмертного полка", которые МП поддержал в различных городах Украины, также Крестный ход, организованный ими в прошлом году, и то, что там постоянно фигурируют депутаты Новинский, Вилкул, то все это есть ничто иное, как "накачка электората" "Оппозиционного блока" перед ожидаемыми ими рано или поздно выборами.

В подтверждение этого - история с уголовным делом, которое рассматривается ГПУ, касательно вмешательства Януковича и его окружения в деятельность МП, фигурантом которого является Вадим Новинский, который добивался отстранения от должности больного МП митрополита Владимира, который в свою очередь отказался агитировать за Януковича, умудренный опытом 2003-2004 годов, когда такая деятельность нанесла серьезный удар по имиджу церкви. Впрочем, считалось, что агитация за Януковича через МП должна добавить к его рейтингу на выборах 2015 г. минимум 15% голосов.

Поэтому видим, как Церковь МП и "Оппозиционный блок" превращаются в сиамских близнецов.

- А каким образом, по вашему мнению, контролю за такой деструктивной деятельностью УПЦ МП будет способствовать прописанное в законопроекте требование регистрировать устав? Я уверена, в их уставе и сейчас нет ни слова ни о Януковиче, ни об "Оппозиционном блоке".

- А там говорится о признании территориальной целостности, неприкосновенности границ, определенных обязательствах, которые бы ограничивали то антигосударственное поведение, которое позволяет себе теперь митрополит Онуфрий.

- А, например, законопроект принят, вступил в силу, и доказано, что под его нормы подпадает УПЦ МП, но они отказываются регистрировать устав. В таком случае они окажутся вне закона?

- В отличие от российского, подчеркиваю, законодательства в Украине религиозная община может собираться и молиться даже без регистрации, не уведомляя об этом государство. Впрочем, если они хотят иметь право юридического лица, которое предоставляется государством, то должны признавать данное государство. И это право государства требовать от своих граждан быть к нему лояльными.

- УПЦ МП говорит, что над патриархом Филаретом (глава УПЦ КП) в 90-х годах совершался церковный суд? Так ли это?

- Такой процедуры не было. Было то, что можно назвать судилищем. В Москве в 1992 году проходили два Архиерейских собора. Первый был в конце марта, на этом соборе митрополит Филарет присутствовал. И на нем, вместо того чтобы рассматривать просьбы об автокефалии, лично на митрополита начали возводить клевету, требовать его отставки. То есть не было судебной процедуры как таковой. Если бы у них были свои к митрополиту Филарету замечания, тогда они должны были бы начать судебную процедуру. Но вместо этого они требовали его отставки, что также противоречит канонам. Когда он выступил и ответил на обвинения в его сторону, в результате в документах собора было зафиксировано, вынесено постановление о том, чтобы принять к сведению устное заявление (не клятву, как позже стали утверждать в МП) митрополита Филарета, что он "ради мира церковного" подаст в отставку. Поблагодарить за долголетнее служение на Киевской кафедре и благословить продолжать служение на любой другой украинской кафедре, кроме Киевской. О чем это свидетельствует? Это свидетельствует о том, что никаких обвинений, которые бы привели к лишению сана, даже отстранению от должности, у них на самом деле не было. То есть ничего доказать они не могли. Иначе, если они считают, что человек достоин порицания и изгнания из Церкви, почему же они его благодарят и целым собором благословляют в дальнейшем служить в Церкви, только не на Киевской кафедре?

Итак, митрополит Филарет не подчинился их незаконным требованиям. Почему незаконным? Потому что должность предстоятеля УПЦ, которую он занимал и на которую был избран Архиерейским собором (и это избрание было подтверждено Московским патриархом специальной грамотой, что было также подтверждено Поместным собором УПЦ), - это избрание пожизненное. Согласно канонам, не может архиерей отстраняться от своей должности по требованию об отставке. Если он недостоин служить, то должен отстраняться через судебную процедуру. А если он достоин служить, то должен служить дальше.

Поскольку Филарет незаконным требованиям не подчинился, в Московском Патриархате собрали другой собор уже в июне 1992 года, на котором митрополит Филарет не присутствовал и куда его не пригласили, и на этом соборе они уже изначально знали, какое будет решение, и там они его заочно приговорили к лишению сана. Это и было судилище.

- То есть, если говорить откровенно, это было сопротивление Москвы самостоятельности Украинской церкви?

- Абсолютно. Их мнение было таковым, что государственность Украины есть искусственная и соответственно стремление к автокефалии Украинской церкви является искусственным, и все зависит от одного человека – митрополита Филарета. И поэтому устранить его – и именно тогда вопрос независимости Украинской церкви отпадет сам по себе. Понимая, что они не могут сделать это законно, они устроили нелегитимный переворот в церковном руководстве. По сути, то, с чем Украина столкнулась три года назад в Крыму и на востоке, таким же образом в Харькове в 1992 году в мае был под кураторством российских спецслужб проведен Харьковский псевдособор. И, собственно, он положил начало разделению УПЦ.

Таким образом, им тогда удалось и удается сейчас большое количество людей вводить в заблуждение. И слава Богу, становится все больше людей, которые понимают, какая Церковь действительно украинская, а какая себя таковой называет. УПЦ – это не Украинская церковь, это РПЦ (или Московский Патриархат) в Украине.

- УПЦ МП говорит, что с патриархом Кириллом сохраняют духовную связь...

- Это откровенная ложь. Это так же, как Путин говорит, что на Донбассе нет российских войск. Они сохраняют не только молитвенную связь. Духовная у них связь с Румынским патриархом, Грузинским. А Московскому патриарху они подчиняются, как часть Церкви. Это записано в уставе УПЦ и РПЦ. УПЦ – это филиал РПЦ. И как таковая УПЦ подчиняется решениям российских соборов архиерейских и поместных, как таковая делегирует своих представителей на эти соборы. Митрополита Онуфрия и еще одного архиерея приглашают для работы в Синоде РПЦ. Вы можете себе представить, вот что такое Синод? Это как Кабмин в государстве. Вот вы можете себе представить, чтобы от Украины сейчас были деятели в ранге министров, которых бы делегировали на Кабмин РФ?

- Создание украинской поместной церкви и то, что в УПЦ МП отказываются от идеи, что Украина должна иметь своего патриарха, то есть достаточно лишь предстоятеля...

- Это, по сути, отказ признавать субъектность украинского народа и Украины. Это фактически признание, что не существует ни украинского народа как отдельного народа, ни украинского государства как независимого государства. По церковной исторической традиции, согласно каноническим правилам, наличие независимого государства, созданного независимым народом, значительное большинство которого исповедует православие, – это основание для существования отдельной поместной административно-независимой от других церквей Православной церкви.

- И с патриархом во главе?

- Соответственно. Если это маленькая Церковь, то она возглавляется митрополитом или архиепископом. Например, Православная Церковь в Польше возглавляется митрополитом. Но если это большая Церковь, то патриархом – например, в Грузии, Румынии, Болгарии, Сербии. Там есть свои патриархи. И поэтому, собственно, так как в России до сих пор не признают, что Украина отдельное - суверенное - государство, то не признают и права на независимость Церкви. Касательно грузин даже во времена СССР признавалось, что грузины - это отдельная, отличающаяся от русских нация. И даже во времена СССР в Грузии существовала отдельная Поместная церковь во главе с патриархом.

- В конце концов, в Украине есть УПЦ КП, которую возглавляет патриарх Филарет. Ее могут признать Единой поместной?

- Да, поместная церковь в Украине есть. Но речь идет о том, чтобы не существовало две церкви, а так, как это есть в других государствах. Чтобы как в Румынии, например, где существует Румынский Патриархат, один, как в Грузии - Грузинский Патриархат, один, в Болгарии также один и в России один. То, соответственно, чтобы так было и в Украине.

- Так что мешает признанию Единой поместной церкви в Украине, что требуется с международной стороны?

- С международной стороны необходимо, чтобы Константинопольский патриарх, как первый среди православных патриархов и который является исторически главой Церкви-матери (потому что мы приняли крещение от Константинополя, а не от Москвы), признал Украинскую поместную церковь.

- А он не признает?

- К сожалению, Константинопольский Патриархат до сих пор нерешителен в этом вопросе. А нерешителен он потому, что Москва является крупнейшей Православной Церковью в мире. И поэтому имеет большое влияние на Константинополь и давит на него, запугивая его тем, что когда Константинополь признает УПЦ, тогда РПЦ сделает во всем православии раскол и отделит всех своих сторонников от общения с Константинопольским Патриархатом, создаст свою семью церквей. Поэтому Константинополь наблюдает пока со стороны, чем все закончится. Как только они увидят, что ситуация развивается окончательно в пользу УПЦ КП, они ее сразу же признают. Придут и скажут: "Мы же вас всегда поддерживали, болели".

Как было и с другими церквями в истории, которые сами провозглашали свою независимость, а со временем их признавали. Кстати, дольше всех оставалась непризнанной РПЦ Константинополем. Почти 141 год. С 1448 по 1589 год.

Замечу, что для Константинополя, для того чтобы они окончательно приняли решение, важно, какой статус в государстве имеет церковь Московского Патриархата. Как государство признает эту Церковь – как украинскую или как русскую. Потому что если государство признает своим законом, что это Русская церковь в Украине, то Константинополю будет легче принять решение, что они признают Украинскую церковь.

- Есть ли до сих пор священники УПЦ КП в ОРДЛО и в оккупированном Крыму? Чувствуют ли они там давление?

- Есть и в Крыму, и на Донбассе на оккупированных территориях священники, но они находятся под постоянным прессингом. Несколько разного плана, если речь идет об оккупированном Крыме и Донбассе, но и там, и там этот прессинг есть. В оккупированном Крыму КП находится в подвешенном состоянии, потому что мы в отличие от МП, который уже в первых рядах в июне 2014 года начал перерегистрировать свои структуры по российскому законодательству, тем самым признав оккупацию Крыма, свои приходы по российскому законодательству не регистрируем, и поэтому они постоянно находятся в подвешенном состоянии, поскольку могут быть ликвидированы. Многие приходы были вынуждены прекратить свою деятельность, и в Крыму из 40 приходов, которые были зарегистрированы на момент оккупации, сейчас остались 9. На оккупированных территориях Донбасса где-то около полтора десятка священников, которые фактически в подпольном состоянии, потому что для них принадлежность к КП - это дополнительный фактор опасности, которую вообще несут мирному населению террористические организации. Около 20 наших священнослужителей и епископы (это нам достоверно известно, как и о многих других конфессиях, кстати, которые считаются враждебными) внесены в списки террористических организаций, в списки лиц, подлежащих аресту и соответственно вещам, которые происходят с теми, кого террористы захватывают в плен.

- Занимает ли УПЦ КП принципиальную позицию касательно служения на украинском языке?

- У нас есть принципиальная позиция, что богослужение должно совершаться на понятном языке для общины, в которой оно совершается. И мы сделали все, чтобы каждая община имела возможность богослужения суточного, недельного и годового круга на украинском языке. Для этого было переведено около 20 томов богослужебных книг, и данная работа продолжается, и теперь каждая община имеет такую возможность. Но это не означает, что в нашей церкви запрещено богослужение на других языках. У нас есть община, где совершается богослужение и на церковнославянском языке полностью или частично, у нас есть даже общины (их не много, но они есть), где совершается богослужение на современном литературном русском языке, в частности в Херсоне есть такая община. У нас есть община, где богослужение совершается на грузинском языке, такая община есть в Житомире. У нас имеются общины в той же Российской федерации, где богослужение совершается на церковнославянском языке.

- Кстати, вы ранее заявляли о преследованиях УПЦ КП в России. Какова ситуация сейчас?

- Преследования продолжаются. И приход, который, собственно, испытывает их больше всего, находится в Подмосковье в Новинске. Он там под Дамокловым мечом, потому что имеется судебное решение о сносе их храма, сейчас это дело рассматривается в Верховном суде России. Но оно не отменено, поэтому в любой момент они могут получить на руки постановление уже от Верховного суда с требованием снести храм.

- Это только в Подмосковье такая ситуация?

- Нет, у нас общин там немного, но определенным притеснениям подвергаются все общины. В целом, в России у нас чуть больше десятка общин. Российская власть делала и делает все возможное, чтобы не допускать появления новых общин Киевского Патриархата на территории Российской федерации.

Общалась Елена Голубева

видео по теме

Новости партнеров

Загрузка...

Виджет партнеров