Денис Вороненков думал, что нельзя убить его в Киеве вот так нагло

Экс-депутат Госдумы России, оперная певицы Мария Максакова в интервью программе "Гордон" на телеканале "112 Украина" рассказала, почему пошла в Госдуму РФ, как решила переехать в Украину и о том, чем намерена заниматься после смерти своего мужа - Дениса Вороненкова

Денис Вороненков думал, что нельзя убить его в Киеве вот так нагло
Мария Максакова 112

Дмитрий Гордон

Журналист, писатель, телеведущий, певец

Экс-депутат Госдумы России, оперная певицы Мария Максакова в интервью программе "Гордон" на телеканале "112 Украина" рассказала, почему пошла в Госдуму РФ, как решила переехать в Украину и о том, чем намерена заниматься после смерти своего мужа - Дениса Вороненкова

Гордон: В эфире программа "Гордон", и сегодня мой гость экс-депутат Госдумы России, оперная певицы Мария Максакова.

Добрый вечер. По слухам твоя бабушка, народная артистка СССР, прима Большого театра, не только имела роман со Сталиным, но и родила от него дочь – твою маму. Получается, что ты внучка Сталина?

Максакова: Это слухи. Моя бабушка посчитала необходимым скрыть отца моей мамы. Безусловно, этот отец был особенным человеком, связь с которым, вероятно, пагубно бы повлияла на мамину жизнь в Советском Союзе.

- А о романе со Сталиным она что-то говорила, или это тоже выдумки?

- Мне ничего неизвестно, кроме некоторых эпизодов, когда он ходил на ее спектакли и ставил в пример ее внешний облик, ее талант.

- Отношения с мамой у вас сложные?

- Они усложнились. Она сама провела демаркационную линию, через которую я переступить не могу.

- Ты призналась, что в Госдуму пошла от безысходности. Что это значит?

- Это значит, что у меня на то время сложились настолько тяжелые отношения с отцом моих старших детей, и мне никто не хотел помогать. Единственный человек, который мне протянул руку, был Сурков. После того, как меня приняли в партию, мы ездили по всем регионам, и астраханцы увидели во мне перспективу, увидели человека, который был им симпатичен в качестве депутата.

- Можно ли сказать, что ты являлась протеже Суркова?

- Конечно. Я же, в общем-то, и не собиралась. Это звучало как-то абсурдно – я и Госдума. Я же пела всю жизнь.

Новости по теме

- Что за человек Сурков?

- Умнейший человек, выдающийся интеллектуал.

- У нас его называют одним из главных идеологов захвата Крыма. Это так?

- Я так не считаю – из того, что мне известно.

- Просидеть в российской Думе 5 лет – это потерянные для певицы годы?

- Весь мой путь имел смысл, потому что я в Госдуме встретила свою любовь. Я считаю, что ради тех двух лет счастья я и появилась на свет.

- Какая обстановка была в Госдуме?

- Наш созыв очень отличался. Это был единственный созыв под председательством Нарышкина. Он человек широкого кругозора.

- В российской политике есть много нормальных адекватных людей, а сама российская политика ненормальна и неадекватна. Чем это объяснить?

- Я считаю, что до какого-то поворотного момента ее можно было рассматривать как стратегию, как политику, а сейчас я с грустью смотрю на то, что происходит. Несмотря на то, что я уехала и пострадала, у меня нет ни малейшего злорадства на эту тему. Люди ни в чем не виноваты - они выбрали для себя такой странный ура-патриотичный режим. Но мне кажется, любовь к Родине – она в другом. Не в том, чтобы ходить с портретами неизвестных тебе людей. С моей точки зрения – это интимное чувство. Я не считаю, что это то, о чем имеет смысл постоянно говорить. Это нормальное явление - человек должен любить землю, которая тебя родила. Определенный перекос сейчас в длительном отрицательном отборе. Мы всегда недооцениваем такую категорию людей, как глупцы. Происходит снижение общей квалификации - из-за отрицательного отбора, из-за коньюктурных продвижений своих: знакомых, родственников (а не по принципу ума или таланта), эмиграции, и третье, основное – всем абсолютно рулит ФСБ. Всеми процессами в гражданском обществе, везде прикомандированы сотрудники. Маломальский успешный бизнес моментально становится предметом их внимания. Контролирующих и надзирающих уже больше, нежели гражданского общества в целом.

- Как депутату Госдумы России тебе было известно что-то о том, что россияне хотят забрать Крым – задолго до того, как забрали?

- Хрущев, практически, навязал Украине Крым. Украина могла потратить эти деньги на другие свои территории – вместо этого она взвалила на свои плечи Крым, исправила насколько возможно ситуацию там, а потом у нее путем огородного права это как-то непонятно отняли.

- Решение уехать в Украину было единственно возможным?

- Я считаю, что с точки зрения здравого смысла и логики решение было правильным.

- Ужас ситуации в том, что Д. Вороненков был застрелен в самом центре Киева. Кто тебе сообщил о гибели Дениса?

- Мне позвонила Таня, которая занимается моим пиаром. Я вообще не поверила, потому что он только вышел из дома. У меня была надежда, что он только ранен, когда я бежала туда. Я знала, что ему угрожает опасность, но мне казалось, что мы все сделали, чтобы от нее уйти. Я надеялась, что мы его спасем.

- Кто-то нашел какие-то слова, чтобы тебя привести в чувство?

- Патриарх Филарет. Во-первых, он благословил его отпевание во Владимирском соборе, а там не отпевали уже никого давно. Патриарх, по сути, аскет, монах, который вот так живет, близок к своей пастве. Он мне сказал, когда я попросила благословения: "Умремо ми всі, але він загинув за правду". И с этого момента я поняла, что мы еще там все встретимся. Конечно, на сегодняшний день жизнь без него для меня - пытка.

- У Дениса Вороненкова были влиятельные враги в ФСБ. Кто?

- Он сам об этом говорил. Это не секрет. Он говорил о генерале Феоктистове, с которым он, кстати, даже не был знаком. Он говорил о каком-то зашкаливающем уровне ненависти к нему за те расследования, которые они проводили в рамках контрабанды.

Новости по теме

- Он говорил когда-нибудь, что его могут "достать" в Киеве?

- В интервью твоему изданию он сказал, бравируя, что в России говорят, что его надо убить. Он понимал, что его преследователи хотят это сделать. Но он думал, что это нельзя сделать в Киеве, вот так нагло.

- Начались задержания людей, задействованных в убийстве Вороненкова. Ты лично знаешь, кто его убил? По чьему заказу?

- Это тайна следствия, и мои домыслы и соображения не должны нарушать тишины. Но сейчас я понимаю, что я обязана Украине по гроб жизни, потому что П.А. Порошенко принял решение выделить для меня госохрану. Он изменил мою судьбу и не дал меня украсть – привезти в российское посольство. Он сыграл в моей жизни роль спасителя. Следствие, которое добросовестно выполняет свои обязанности,  и я хочу сказать большое спасибо всем, кто за меня вступился.

- Как это, когда вы жили душа в душу, остаться одной?

- Это невыносимо. Но он все равно со мной. Если бы я не нашла в себе силы собраться и стать опять тем, кем я была – то я бы предала просто его память.

- Он был состоятельным человеком?

- Он неплохо зарабатывал, и был очень способным человеком.

- Все его имущество отошло его прошлой жене?

- Оно не отошло – оно на ней и было. Он на нее все это оформлял. Просто она предала его – не стала выполнять свои обязательства. Мне сложно сказать, почему так безобразно все от него отвернулись.

- Твоя мама, знаменитая актриса Л. Максакова, не любила твоего мужа?

- У моей мамы было тяжелое переживание, когда ее сын находился под арестом. Для нее это было тяжелым испытанием. Меня Денис заставил ему помочь, и его перевели под домашний арест.

- С мамой сегодня ты общаешься? И что будет дальше?

- Не общаюсь. А дальше я буду воспитывать Ивана, буду петь, буду жить в Украине, буду заниматься фондом, который будет заниматься поиском и продвижением одаренных детей в области академического искусства. У меня очень большой опыт и навык, есть система, как я это хочу сделать. "Людина завжди повинна бути вдячною" - я очень благодарна Украине и хочу, чтоб эта благодарность была не на словах.

- В Москве и в Питере у тебя осталось много друзей. Ты с ними сегодня общаешься?

- С теми, у кого хватает смелости со мной общаться. Их мало. Я для них – подранок, недобитый враг. Если бы там началось нормальное следствие, если б это следствие не вел следователь Жаренов, который все четыре года фабриковал уголовное дело. Я всегда говорю, что моего мужа убил не Путин, но, если бы он вмешался сейчас в этот процесс - и следствие бы провелось нормальное, а не циничная пляска, которая продолжается по сей день.

- А были сигналы тебе какие-то от Нарышкина, от Суркова?

- Песков же сказал, что он не видит никаких препятствий к моему возвращению. Я думаю, что они мне все, в общем-то, сочувствуют.

- Т. е., если бы ты сегодня вернулась в Москву, то государство Россия по всем телеканалам говорило бы: "Браво!".

- Это невозможно. Потому что в том государстве никто мне не помог. А это государство мне протянуло руку. Пока я жила в России, я старалась делать все, что могла, чтобы в России жилось лучше. Но руку мне протянула Украина. Я понимаю, что я буду лежать рядом с Денисом на Зверинецком кладбище.

- А не тянет в Россию?

- Мне хочется хоть на минуту оказаться рядом с Денисом.

- Собчак сказала, что ты привыкла жить ярко, а делать ты это можешь только в России.

- Она даже не понимает, как мало мне надо. Человек, в первую очередь, должен быть самодостаточен. Сейчас у меня нет возможности выходить на сцену, потому что это просто небезопасно – следствие еще не закончено. Но у меня есть блестящий концертмейстер, который мне предоставлен киевской оперой. Это не творческий простой – мы закладываем фундамент под мои дальнейшие новые шаги. Не нужен тот, кто не может ничего дать.

- Твой отец – немец. Ты гражданка России и Германии. Ты никогда не рассматривала для себя возможность жить в Европе? Чувствуешь ли ты себя немкой?

- Этот выбор сделали за меня родители. Что-то хорошее от немцев во мне есть – звенящее чувство справедливости, оно, мне кажется, немецкое. Я очень люблю Германию, потому что я восхищаюсь людьми, которые смогли построить такое государство. Личность К. Аденауэра у меня просто вызывает восхищение. Да, мне многое нравится, но сейчас я даже думать не могу об этом.

- Киев не кажется тебе,  по сравнению с Москвой, провинцией?

- Нет, наоборот. Я убеждена, что в Киеве будет возрождение какой-то еще недорасцветшей славянской цивилизации. Киев – город ласковый. Москва – это эклектика. Там уже москвичей настоящих – где они? Кого выбросили, кого вышвырнула жизнь – это интеллигенция, которая, безусловно, была в Москве.

- Ты уже немножко говоришь по-украински. У тебя есть учитель?

- Конечно. И я прошу всех ребят, которые со мной работают, чтоб они общались со мной по-украински. Я знаю пять языков: немецкий, английский, французский, итальянский, русский. Украинский будет шестым.

- Здесь ты живешь с сыном от Дениса Вороненкова. А что с двумя старшими детьми?

- Старшие дети сделали свой выбор в пользу отца в силу моего переезда. Они сейчас находятся в России.

- Двое старших детей далеко, с мамой отношений нет. Это беда?

- Почему? Надо закрыть одну дверь, чтобы открыть следующую.

- О твоем первом муже В. Тюрине пишут, как о главе братской ОПГ.

- Меня же взяли обманом – тогда же про него никто ничего не писал.

- Но любовь была?

- Нет, с моей стороны была признательность, потому что я считала, что с моей непростой ситуацией он готов был взять за меня ответственность. Что такое любовь, я поняла, когда я встретила Дениса. В. Тюрин пришел к нам на встречу и сказал, что я достойна нормальной жизни, которой он мне дать не смог. Он сказал Денису, что видит в нем нормального человека и желает мне счастья, потому что думает, что Денис мне сможет его дать.

- Т. е., отомстить Денису за то, что он тебя у него увел – он не мог?

- Не должен был бы это делать. Да, безусловно, у них не сложились отношения – они из слишком разных миров.

Новости по теме

- Ты способна еще влюбиться, как ты думаешь?

- Я еще даже не представляю себе до конца себя завтрашнюю. Я не могу ответить на этот вопрос.

- Ты пела на ведущих сценах мира. Где лучше пелось?

- В Мариинке пелось очень хорошо, потому что все зависит от личности маэстро Гергиева. В смысле музыкальном он просто безупречен.

- Какая любимая оперная партия у тебя?

- Я влюбляюсь в любую роль, которой начинаю заниматься. Но самый удачный мой образ – это Кармен.

- Где тебя лучше всего принимали?

- В Японии. Там 100 человек передвигались за мной по всему туру.

- Киевский оперный театр сейчас не такой, как в 70-80-ые.

- Здесь просто не хватает финансирования. Абсолютно все расцветет, когда немножко наладится экономика.

- Я благодарен тебе за беседу.

видео по теме

Новости партнеров

Loading...

Виджет партнеров

d="M296.296,512H200.36V256h-64v-88.225l64-0.029l-0.104-51.976C200.256,43.794,219.773,0,304.556,0h70.588v88.242h-44.115 c-33.016,0-34.604,12.328-34.604,35.342l-0.131,44.162h79.346l-9.354,88.225L296.36,256L296.296,512z"/>