banner banner banner

Дмитрий Добродомов: Кадровые назначения в стране происходят с подачи нескольких людей, которые четко поделили группы в парламенте

Дмитрий Добродомов: Кадровые назначения в стране происходят с подачи нескольких людей, которые четко поделили группы в парламенте
112.ua

Дмитрий Добродомов

Народный депутат Украины VIII созыва

Кужеев: Сегодня в "Большом интервью" народный депутат 8-го созыва Дмитрий Добродомов. Добрый вечер. Вспомним 2019 год. Вы были кандидатом и в президенты, и в народные депутаты от партии "Гражданская позиция". Чему научил этот опыт?

Добродомов: Принимать вызовы. Никто не ожидал таких результатов, если мы говорим о политической составляющей. Но люди устали от старых правил, поэтому и предпочли абсолютно новые. Я помню 2014 год, когда я становился депутатом: тогда тоже были новые, молодые, которые заходили в парламент с огромным желанием что-то делать. Затем посмотрели на реалии... Я сам очень много сделал выводов, уже будучи внутри этого действа, которое у нас называется украинской политикой. Поэтому 2019 год был интересным, но самое интересное – какие будут результаты.

- А каких вы ожидаете результатов ввиду того, что сейчас все вверх тормашками? Несистемный политик вошел, чтобы разрушить эту систему.

- Политическая система за много лет независимости Украины менялась только фигурантами. Все дальше себя в этой системе чувствовали себя комфортно, отсюда у нас была огромная коррупция, злоупотребления, бюрократия и, вообще, торможение развития страны. Несистемные, которые туда зашли, получили этот уникальный шанс сломать саму систему, создать наконец цивилизованную систему. Это элементарные вещи: правовое государство, в котором может развиваться каждая личность, которая может приобретать то, чего она хочет и к чему стремится. А не так, как это происходит сегодня, когда лучшие люди просто уезжают отсюда. Этот процесс можно остановить только результатом. Пока мы видим много хайпа, слышали много обещаний и, к сожалению, я пока не вижу стремление установить этот результат.

- Какой должна быть нынешняя антикоррупционная стратегия для Украины?

- Мы можем создать еще с десяток антикоррупционных органов, потратить еще миллиарды гривен из бюджета, дальше будут какие-то громкие задержания, а затем их будут отпускать. А люди не понимают, а где украденные деньги и почему никто не сидит? То есть две вещи: вернуть украденные деньги в бюджет, которые там очень нужны, и тот, кто это сделал, должен сидеть. Все же помнят: придет весна – будем сажать. Уже следующая весна, а мы кроме имитации.... То, что было и во времена Порошенко: имитирование деятельности. Мы не видим результатов по одиозным представителям Януковича, времен Порошенко. Эти дела так и не дошли до суда. Уже есть назначенный генпрокурор, тот, которого хотел Зеленский, создан Антикоррупционный суд. Что еще нужно для того, чтобы по крайней мере наиболее резонансные дела, которые все лежат на поверхности и по которым фактов более чем достаточно, чтобы тот же Пашинский сидел в СИЗО не за хулиганку, а за многомиллионные хищения, в том числе и армии. И Порошенко сейчас ходит в парламент и рассказывает о политических преследованиях. Нет, надо отвечать за конкретные свои преступные действия. Тогда нынешнему президенту и его команде поверят. А времени у них немного. Я считаю, что максимум до весны. Затем люди начнут задавать вопросы, кто все эти люди и что они делают на этих своих должностях?

- Потом и коррупционеры могут расправить крылья, если за это время их никто не схватил, не посадил?

- Это аксиома. Если нет наказания – мир же на это смотрит. Рябошапка, Зеленский собираются, рассказывают, что вот-вот мы это будем делать. Когда нет результата, это можно послушать 5-6 раз. Это делали Луценко, Шокин, а сейчас, если результатов антикоррупционной борьбы не будет, значит, эти люди тоже нормально освоили систему, они стали на ключевые должности не только для того, чтобы что-то менять, а дальше заниматься тем, чем занимались в стране.

- Сами стали частью системы, вместо того чтобы ее менять.

- Это похоронит команду нового президента, потому что зашли несистемные люди, много случайных людей, но им все это прощалось, всему можно научиться, все можно выровнять, если ты действительно готов этот результат показать. Результат их главный – это поломка системы и дробление системы цивилизованной. Мы все хотим в ЕС, поэтому посмотрим, что там с правосудием, с антикоррупционной деятельностью. Там результаты, а у нас они отсутствуют. Вот на этом и надо сосредоточиться.

- Вспомните, как отменяли законы о незаконном обогащении чиновников. Эти игрища, они о чем?

- Этот закон абсолютно правильный. Это очень серьезный и очень действенный механизм борьбы с коррупцией: электронные декларации. Вот есть чиновник, судья, депутат, вот его расходы, вот его прибыли. Сравниваем, и это дает основания НАБУ им заниматься, если эта разница не соответствует, если она не является сбалансированной. Есть ли хотя бы один результат по делам о незаконном обогащении? Нет. Попытки проверки были.

- Все обогащения законны?

- Нетрудно проверить 423 народных депутатов, несколько министров и их заместителей, несколько ключевых лиц в секретариате президента. Я один из немногих депутатов, чью декларацию проверили, и это очень хорошо, я это приветствую. Проверили – чистый, но я бы хотел, чтобы эта проверка касалась абсолютно всех. Сейчас назначили нового главу НАПК. Посмотрим, сможет ли он наконец показать результат. По деятельности НАБУ и САП я вижу, что и их руководителей тоже надо менять. Если руководитель не может обеспечить результат, очевидно, он плохой руководитель. Не справляется.

112.ua

- Возможно, другие задачи стоят перед ним.

- Возможно, но общество, которое тратит деньги через бюджет на этот независимый антикоррупционный орган, ставит им совсем другую задачу. Оно ставит задачу, что тот, кто ворует, должен отвечать перед законом: сидеть в тюрьме, а деньги должны быть возвращены в бюджет. Нет других формулировок и других задач.

- А как же быть с микрофоном на стене аквариума?

- Все эти истории борьбы между ведомствами подорвали к ним доверие. Я соавтор, по сути, всех антикоррупционных законов, которые позволили заработать НАПК. И когда я смотрю, какой это классный инструмент, который мы вручили людям, которые могут этот результат показать, а они занимаются мазохизмом, то это доверие сегодня подорвано. Это требует перезагрузки, и это шанс, что новые люди придут и сделают то, чего от них ожидают.

- Упомянутые вами электронные декларации, кажется, тоже поспособствовали тому, чтобы политики системные отошли. Видимо, граждане вспоминали их и тогда, когда кабинке определялись по бюллетеням.

- Я не думаю, что электронные декларации сыграли здесь такую роль. Но то, что они есть в открытом доступе, то каждый, кто захочет поинтересоваться, может их посмотреть хотя бы раз в пять лет. Особенно интересно это анализировать. Журналисты, вы делаете это, и это очень правильно. Это надо показывать, напоминать, а тем, чья это работа, - обращать на это внимание. Поэтому я считаю, что это был огромный шаг вперед – электронные декларации. Надо этим правильно и умело пользоваться.

- После того как новая власть приступила к работе, сразу была перезапущена ЦИК.

- Это решение удивило, наверное, всех. Все же видели, что и президентская, и парламентская кампании были честными и открытыми. И, наверное, впервые в ЦИК не было претензий. Я пытался выяснить, что же такое произошло, и понял, что тот состав ЦИК не устраивал команду Зеленского из-за одного принципа: этот состав никогда бы не позволил провести выборы на Донбассе по той схеме, когда, возможно, процесс будет запущен. Я убежден, что это была главная цель, так как от ЦИК зависит организация выборов, признание их результатов. А проанализировав людей, которые были в ЦИК, то это те же люди, которые не дали бы этого сделать, если бы они увидели в этом что-то незаконное.

- То есть нынешний состав ЦИК более надежный?

- Для президента – да. Именно для выполнения этих задач.

- На "нормандской встрече" договорились договариваться еще четыре месяца.

- Эта "нормандская встреча" ничем не закончилась. Все сверили часы, посмотрели, что стоим на том же месте, где стояли пять лет, и пошли думать, что бы такое еще придумать, чтобы из этой ситуации выкручиваться. Освобождение заложников – это единственный плюс в этой встрече.

- А выборы вместе с местными выборами на подконтрольных территориях?

- Возможно, и такой план. Не владею информацией.

Новости по теме

- Станислав Шевчук потерял свою должность председателя Конституционного суда досрочно, за дисциплинарную провинность. По вашему мнению, это было политическое решение или же все законно?

- Это политическое решение. Изменения в Конституцию, выборы на Донбассе – это очень щепетильные в обществе вопросы. Часть общества полностью не воспринимает, часть считает, что это путь к миру. Оппоненты тоже не спят, они подпитывают эту ситуацию. Я смотрю, как наш бывший президент пытается натянуть маску суперпатриота, которым он в действительности не является. В таких кадровых ключевых вещах, как председатель Конституционного суда, это должен быть для президента понятный человек. И это его ошибка. Он делает все то же, что делал Порошенко. Порошенко расставлял нужных ему судей, прикрываясь так называемой судебной реформой, он делал для себя более или менее лояльную, как он считал, ЦИК, он же ставил на ключевые должности там, где нет прерогативы президента, людей, которые затем создали ему огромные проблемы. Вспомним его партнера Гладковского, например, того, что "Укроборонгейт" так называемый. Кстати, в этом деле тоже никто не наказан, никого не вызывают на допросы. Такое впечатление, что ничего не было, хотя факты говорят об обратном. Дело абсолютно циничное по ограблению армии, и оно стоило, по сути, для Порошенко президентства. Прошло уже вон сколько времени, а результатов расследования этого дела нет. И это однозначно ослабляет доверие.

- Народные депутаты вашего еще созыва поднимали вопрос неконституционности приказа президента о досрочном прекращении полномочий парламента. Было соответствующее конституционное представление. Как думаете, правильно распустили?

- Я бы уже не оглядывался назад. Тот состав, в котором я был, имел один из низших уровней доверия, так как то большинство, которое было в этом парламенте, вытворяло такие вещи, которые уже не налазило ни на какую голову. Поэтому это была абсолютно честная расплата за пренебрежение, за размыв иллюзий людей. В 2014 году тоже был огромный подъем и надежды, и в парламент зашло почти две трети новых людей. Но за четыре года такой деятельности (где-то вообще бездействия, а где-то – преступной деятельности) это доверие было полностью потеряно. И если бы этот парламент был до ноября, уже ни имеет никакого значения. Есть вопрос уже к этому составу парламента. Уникальный, по сути, результат – монобольшинство. Что мешает им принимать нужные законы? Это огромный вопрос.

- The New York Times в декабре сообщало, что президент Зеленский пользуется услугами лоббистов в США, чтобы урегулировать свои отношения с администрацией Трампа. А этот скандал с Джулиани, с Луценко, с Йованович и еще процедура импичмента Трампа.

- Это геополитика. Там тоже очень жесткие политические войны, и попытались воспользоваться этим моментом. Мы же помним о Манафорте и о скандале с Байденом, оппонентом Трампа. Да, Украина оказалась в эпицентре этого действа. Но я вспоминаю, что в Украине эти процессы и начались. Вы помните, как неприкрыто поддерживали Хиллари Клинтон, чего делать было просто недопустимо, потому что от американской помощи многое зависит в окончании войны и в установлении мира в Украине. Америка здесь — один из более серьезных игроков, и Россия. Им помогает Европа. Кто-то больше, кто-меньше, кто-то делает вид, что помогает. Потому что если мы вспомним о "Северном потоке - 2", то это большой помощью нашей экономике не назовешь.

- Надо дождаться уже тех выборов в Штатах, чтобы потом уже спокойно выдыхать.

- Главное сейчас не делать ту же ошибку: не работать на пользу ни одного, ни второго кандидата. Нам бы своими внутренними проблемами для начала заняться.

- Стало известно о подозреваемых в убийстве Павла Шеремета. И в то же время пошли круги по воде, что это же АТОшники, добровольцы, волонтеры, и, мол, здесь не все заслуживает доверия от правоохранительных органов. Вы как для себя видите это?

- Перед законом все равны. Если имеются факты и они будут доказаны, то это должен решать суд. Ни волонтерство, ни служба в АТО не является индульгенцией в совершении преступления. Но именно по этому делу факты должны быть точно безупречны, публичны. Здесь в закрытом режиме суд точно не пройдет. А из того, что я видел, до конца они меня не убедили. Возможно, у следствия есть позволяющее прокурору держаться в этом деле более серьезно. Но не только дело в убийстве Шеремета. Дела по убийству публичных людей и журналистов - это дело чести их раскрыть. Но ни в коем случае здесь не должны пострадать невинные.

112.ua

- Можно ли было это обнародовать во времена президентства Порошенко?

- Мне трудно сказать. По крайней мере из того, с чем я ознакомился, работа была проведена глобальная. И, очевидно, еще не все доказательства представлены обществу.

- Возможно, это было известно, но никто не решался такое опубликовать.

- Это проблема. Там фигурируют детский хирург, волонтер, АТОшник. Эти люди вызывают уважение за свою профессию, хотя мы понимаем, что через АТО прошли 300 тыс. людей, и не все одинаковые.

- С 20 ноября следственные органы прокуратуры утратили право досудебного расследования. Куда движется расследование дел Майдана?

- Я слежу за этим делом. Когда только начал работать новый парламент, в 14 году, одно из первых заседаний было объединенным заседанием комитета по предотвращению коррупции, в котором я работал, и правоохранительного комитета, куда были вызваны генеральный прокурор, глава СБУ, министр МВД. По результатам этого заседания был создан специальный отдел, который возглавил Горбатюк. И именно тогда эти дела начали продвигаться. Мы тогда с удивлением узнали, что в течение полугода исчезло очень много доказательств, особенно никто и не занимался этим делом. Этот спецотдел, что подтверждают и адвокаты Небесной сотни, начал работать эффективно. А то, что теперь это передали в ГБР, – ну, есть закон. То, что этот архаизм, следственные действия забрали в прокуратуру, – наверное, это хорошо. Но, увидев расформирование этого специального отдела, я очень обеспокоился. И когда говорят, что Горбатюк со своей командой в составе ГБР завершит данное дело, я думаю, что это было бы самым логичным и самым правильным для результата.

- А для чего было городить этот огород?

- Вопрос, что у прокуратуры надо забирать следственные действия, – этот вопрос остро стоял последние лет десять. Это советский рудимент, такого нет ни в одной стране. Прокуратура занимается соблюдением законности и подтверждением обвинительных актов. Касательно дела Майдана его надо аккуратно передавать, потому что если им начнут заниматься новые люди, то пройдет еще пять лет, чтобы они смогли понять, а что же делали предшественники. Это следовало бы завершить тем людям, которые начали это делать.

- То и дело возникают материалы по допросам, вообще по этому процессу. Вряд ли мы дождемся фамилии тех, кто отдавал приказы стрелять в "Беркут", или тех, кто расстреливал мирных протестующих. Кажется так, что многим из них очень бы не хотелось, чтобы эта правда всплыла.

- Мы не знаем, кто это. Очень много догадок, но хотелось бы увидеть факты. Это дело обязательно должно быть расследовано, и мы должны узнать правду. Погибло очень много людей в центре города, во время мирного протеста, который перерос в кровавую бойню. Если за это никто не ответит, то о каком верховенстве права, правосудии и деятельности правоохранительных органов вообще может идти речь? Тогда никто не защищен здесь. То, что кто-то не хочет, чтобы всплыли их имена, – понятно, что не хотят. Но у нас новая власть, которая сказала, что мы это все будем ломать. Они сказали, что справедливость — главное в нашей работе, а это и установление справедливости. И эта обязанность лежит на них, в частности на Зеленском, потому что сегодня такова ситуация в государстве, когда он отвечает абсолютно за все. Он должен понимать, какая это ответственность, и в соответствии с ней правильно принимать решения.

- А то, что статус ГБР из центрального органа исполнительной власти меняется на государственный правоохранительный орган, и организационная структура будет определяться президентом, что это даст? Для чего такие изменения?

- Для влияния. Суды, как третья ветвь власти, должны быть независимыми. Правоохранительные органы, особенно расследующие дела против топ коррупционеров, должны быть мега независимыми, чтобы могли показать результат. Несмотря на это все, Зеленский пошел по пути Порошенко. Есть люди в его окружении, которые очень боятся потерять те все влияния, то есть делают то же, что делал Порошенко. Закончится это так же для них, как и для Порошенко, если они не изменят к этому отношение.

- Видите, не получилось подчинить Нацгвардию от МВД непосредственно президенту.

- Это уже их отношения с Аваковым. Многие удивились, что Аваков остался в новом правительстве, потому что ярких фантастических результатов его деятельности никто же особо не увидел. Но, понимая определенные связи, если мы говорим Аваков – Коломойский – Зеленский, здесь все встает на свои места, а именно что назначения происходят подконтрольно нескольким людям в этой стране, которые и уничтожали эту страну все это время. Они сейчас уже четко поделили себе группы в парламенте. Поэтому, когда мы говорим о монобольшинстве, то понимаем, что это часть монобольшинства имени одного олигарха, а это часть имени второго. Отсюда и эти скандалы: 30 тыс. долл. взятки за неотмену поправки, которая позволяла площадкам Яценко работать и выкачивать из наших карманов миллионы гривен. Затем появилась информация о том, что депутаты получают зарплату в конвертах. А кто раздает ежемесячно деньги? Это коррупция, но я что-то не вижу дела по заявления двух депутатов от "Слуги народа", которые четко сказали, что в конвертах раздают депутатам так называемую теневую зарплату. Это прямое нарушение закона о предотвращении коррупции. Где генпрокурор, который уже должен был бы выступить и сказать, что он под личным контролем держит это дело? Почему президент молчит – это правда или это неправда?

- Просто выгнали этих двух депутатов.

- Так это правда или нет? Поэтому, когда мы говорим о назначениях в правительстве, да, мы все ожидали, что это будет за открытыми конкурсами, что действительно это будут технократические люди, которые наконец-то наведут порядок. Я внимательно смотрю за деятельностью нового главы таможни, который рассказывает, что ему нужен год, чтобы навести порядок. А зачем год? У нас благодаря Ассоциации с ЕС на таможенных переходах, с польской стороны и с украинской, соединены компьютерные системы. Что трудного, когда проезжает фура: количество, стоимость, вес, уплаченные в Польше, а затем в Украине. Это же должно совпадать. Если оно не совпадает, оно сигнализируется, и этим уже занимаются соответствующие компетентные органы. Это называется бэк-офис. Он, кстати, у нас работал примерно две недели, еще во времена Ликарчука. И когда они посмотрели, сколько они теряют денег, которые привыкли совать по карманам, они и Ликарчука забрали моментально, и о бэк-офисе забыли. Теперь вопрос к новому руководителю таможни, который любит хвастаться тем, что он автор системы Прозорро. Неужели трудно сделать такой бэк-офис и наконец прекратить контрабанду, которая оценивается примерно в 200 млрд в год? Это сумма, которую недополучает бюджет. А в чем проблема сделать нам электронную акцизную марку, QR-код? И каждый может узнать по крайней мере, что не паленку покупает. А это огромный оборот - сотни миллионов. Вместо этого предложили демонополизировать спиртовую отрасль. Звучит красиво, если бы это демонополизировали у олигарха, а это государственная монополия. Это курица, которая несет золотые яйца. Они хотят дать частным производителям возможность самим производить спирт и платить с него налоги. Закончится тем, что они снова начнут бегать искать деньги, а не зарабатывать. Кому это выгодно? Давайте посмотрим, кто у нас владелец основных водочных брендов и какое влияние они имеют, в том числе, на "Слуг народа". Меня это очень ужасает. Даже предыдущее правительство Яценюка, и то нагло боялось делать подобные вещи.

Новости по теме

- Следует ли из ваших слов, что, возможно, и Нефедов на что-то закрывает глаза?

- Я люблю смотреть на факты. Мы вспоминали сейчас о бэк-офисе на таможне. Я помню, мы на комитете рассматривали такой случай, когда с польской стороны выехала фура с мобильными телефонами стоимостью в 1,5 млн евро, а на украинскую сторону зашла фура с партией зеленого горошка – 800 тыс. грн. Можете сравнить, сколько государство на одной фуре недополучило денег. Кто-то за это получил соответствующую взятку, государство ничего не получило, и оно себе ушло в черную зону контрабанды. А сколько таких фур проходит ежедневно? Так в чем проблема Нефедову взять и создать этот бэк-офис, поставить контролирующие органы, которые там и так есть, по крайней мере заменить ключевых людей, которые много лет этим занимались. Они что, в один день решили исправиться? Теперь они смотрят: результатов нет, посадок нет, значит, можно. И они это делают. Если примерно половина бюджета приходилась на коррупционные схемы, а теперь пришло новое правительство и премьер-министр утверждает, что ни одна из схем не работает, где половина бюджета? У нас сейчас должно быть полтора бюджета, а его нет. В этом проблема.

- Так это в кадрах вся причина?

- В кадрах всегда вся причина. В ответственности: должна быть команда людей, которые бы сказали, что давайте мы за пять лет выведем страну из того системного кризиса, по сути из болезни. Мы люди известные, успешные, небедные. Вы очень хорошо умеете хайповать, очень хорошо умеете все это подавать, но так долго не протянешь. Люди начинают задумываться, а когда, по большому счету, ничего не меняется, у людей начинается раздражение, и 73% очень быстро может превратиться в 7%. У нас к политикам от любви до ненависти очень короткий путь. Только не хотелось бы, чтобы он был вновь проложен через Майдан. Страна еще одного Майдана просто не выдержит - просто разорвется на куски. Главное, чтобы эти люди это четко поняли.

- Возможно, Майдана и не будет, но предсказывают, что президент может разогнать и этот состав ВР, а до того точечно заменять министров в правительстве.

- Если так дальше пойдут дела, то надо будет кого-то из "бояр" наказывать. Возможно, и парламент, чтобы самому удержаться. Не он первый: так делали в свое время Кучма, Ющенко. Но вопрос ведь не в том, чтобы переставить стулья.

- А по эффективности самого парламента? Мечта каждого президента для того, чтобы осуществлять все задуманное - это своя абсолютно власть.

- У президента есть свое монобольшинство, то есть у него, по сути, абсолютная власть, чего не имел ни один президент независимой Украины. Теперь что мешает? Сначала начали, как принтер, какие-то непонятные законопроекты. Взялись за снятие неприкосновенности, так и не довели, по большому счету, до правильного конца. А, например, правка Дубинского, которая едва нас не лишила одного из крупнейших инвесторов, American Tobacco. Только 16,5 млрд налогов уплачено - третья компания в стране. Человек решил правочку пропихнуть, а выяснилось, что она напрямую связана с табачным бизнесом. Это же коррупция, где дело? Едва не лишились компании, которая давала тысячи рабочих мест, одного из крупнейших инвесторов. Каким образом мы хотим инвесторов затягивать - такими вот вещами? И главный вопрос: земля. У меня вообще складывается впечатление, что задача этого состава парламента выполнить вот эту прихоть, причем, не нашу. Потому что большинство украинцев, согласно опросу, против открытия сегодня рынка земли. Мы прекрасно понимаем, кто это скупит, и кто имеет такие возможности. Я считаю, что когда они откроют рынок земли, они сделают большое преступление, за что они должны понести точно коллективную ответственность.

- А почему тогда власть так уверена в правоте своих действий?

- Я всегда ставлю такой пример. Чего это вдруг МВФ, по сути транснациональная корпорация, финансовая, нам предъявляет требование об открытии рынка земли? При чем здесь кредит и украинская земля? Можно назвать по фамилиям одни руки, которые могут себе позволить купить 200 тыс. га земли, даже по цене, которую определил Кабмин, смешной цене, 1,5 тыс. долл. В Польше 12 тыс. долл., и это в среднем, потому что на западе, ближе к Германии, она и до 20 тыс. доходит. Причем, у них земля хуже, чем у нас. Сколько было криков, что иностранцам не будем продавать, а теперь уже поменялась риторика: будем, но чуть позже. Потом вдруг появляется закон о двойном гражданстве. Приезжает кто-то из Саудовской Аравии, получает гражданство, честно покупает, согласно закону, землю. В Польше сейчас специально сплачивают людей, наши же украинцы, поляков, которые хотят купить землю в Украине. Они только ждут закона, зная, что через год они заработают на этом в три раза больше, чем вложат. А какой украинский фермер будет с ними конкурировать? Почти 90% украинских фермеров заявляют, что они не имеют возможности купить эту землю. Что сейчас то, что они берут ее в аренду, ее продадут, и они останутся без работы и без земли. Если бы это происходило, как в этой самой Польше - там фермерам дают кредит под 2%, а не под 24%, как у нас. Милованов - это вообще "мой герой", министр экономики, сказал, что мы тоже так будем делать, мы выделяем на это 4 млрд гривен. Не смешите людей - вы говорите о 42 млн га. Это покроет 1%. Да, я верю, что вы 1% продадите фермерам, только интересно, куда пойдут 99%? Земля же продается раз и навсегда. Мы пообщались с литовскими депутатами, и они сказали, что это была самая большая ошибка, которую они сделали в свое время, так как 90% литовской земли не принадлежит литовским гражданам. По сути, они сказали: "Мы живем в арендованной стране - страна наша, а земля - ​​нет". В первой статье нашей Конституции записано, что мы социальная страна. Мы нашли, чем занять людей, которые потеряют землю, мы же страна аграрно ориентированная? Мы прекрасно понимаем, что в 21 веке не нужно столько рабочих рук для обработки полей. Мы что собираемся делать с этими всеми людьми? Опять показать на выход, чтобы еще 10 млн отсюда выехало? Тогда вопрос: кто вообще в этой стране останется жить и будет наполнять ее бюджет? Я согласен, человек имеет конституционное право на эту землю. Давайте сделаем правильные финансовые возможности для фермеров, чтобы они сами имели право на продажу земли, но давайте создадим для этого условия. Правильные конкурентные возможности. Давайте забудем о рейдерстве, а это нормальная судебная система, и тогда подойдем к реализации своего конституционного права. Мы же помним имущественные сертификаты 90-х. Каждому раздали, всю Украину поделили между людьми. За сколько каждый продал свой ваучер? Кажется, по 10 долл. А привело это к приватизации государственных предприятий и созданию такой позорной вещи, которая не дает развиваться этой стране - олигархии. Они эти ваучеры скупили за копейки. Даже в докладе Всемирного банка говорится, что именно влияние олигархов на экономику и политику не позволяет Украине развиваться и догнать Польшу, даже за 50 лет не удастся. У меня вопрос к Зеленскому и его команде: а что вы сделали для деолигархизации страны? Это же было обещано, во время президентской кампании, что теперь олигархи не будут нами руководить. Мы что, не видим влияния Коломойского? Ахметов, говорят, наладил все. Все хорошо у них.

- На Евромайдане был лозунг: устранить олигархов от власти.

- Была огромная проблема, потому что президентом сделали олигарха. Проблема в том, что наш выбор зачастую иррациональный, то есть эмоциональный. Мы выбираем по логике: "нравится - не нравится". А всегда надо анализировать, к каким это может привести последствиям. Сейчас были огромные надежды. Поэтому, на самом деле, люди дали оценку всем старым политикам, которые за 28 лет менялись местами. Мы тоже перестали быть уже новыми, в их глазах. Были предостережения: желательно, чтобы профессиональные были люди, желательно, чтобы люди не только познакомились в зале ВР, во время инаугурации, а какая-то команда должна быть. Прошло полгода, люди оглядываются назад и говорят: "А где все эти решения, где ответственность?" А не с кого спросить. В стране, где узнаваемость премьер-министра меньше, чем 50%, это катастрофа. Мы вообще знаем, что у нас делается в экономике?

- Прессу уже выгнали из заседаний правительства.

- И это проблема. Люди, которые пришли и сказали, что мы будем новыми и самых открытыми, становятся самыми закрытыми. А потому, что нечего демонстрировать. Результата нет. Должен же быть стратегический план, мы должны понимать, куда мы движемся. Говорят, что мы открываем рынок земли для наполнения бюджета. Но земля продается один раз и навсегда, причем здесь наполнение бюджета? Завтра мы окажемся без земли, а люди без работы.

- Вы же видели заявление министра, что если не будет зарплаты не менее 80 тыс., то нужно паковать вещи и валить из того Кабмина.

- Я за то, чтобы на таких должностях появлялись успешные люди. С нормальным бэкграундом, люди, которые бы имели амбиции. Я помню свою мотивацию, почему я захотел пойти в ВР. Я не пошел в список, хотя меня приглашали - я пошел самовыдвиженцем. Я пошел к людям, я сказал, что надо в этой стране что-то менять: выбирайте меня. Люди мне поверили, и меня выбрали. У меня тогда спрашивали: "Зачем это тебе, у тебя есть работа, высокооплачиваемая". А у меня амбиция: что-то сделать. Я обожаю свою профессию - журналистику, считаю ее интересной. Она вполне пригодна для того, чтобы ты нормально жил, развивался, нормально зарабатывал. Но хотелось изменить правила в политике. Нас, в том парламенте, таких было около сорока. В этом примерно столько же. Я имею в виду тех людей, которые, по моей субъективной оценке, являются порядочными. Таких является около 50, некоторые из них себя еще не проявили. Но нужно 226, для начала. Мы же понимаем, что прикрываясь хорошими лозунгами, в парламент вошли люди, которые заказывают проституток во время заседаний парламента, люди, которые получили приговор за групповое изнасилование. Но больше всего настораживает, что нет адекватной реакции на них. Говорили: "Мы с кнопкодавами будем бороться". Поймали двух кнопкодавов, очень "серьезно" с ними поборолись пальчиком пожурили.

112.ua

- Они раскаялись.

- Они же тогда пообещали, что месячную зарплату передадут на благотворительность - интересно проверить, передали ли. С этого и начинается безнаказанность. Один скандал, второй, но Зеленский должен понимать - это его ответственность, это он привел этих всех людей. Мы не за этих людей голосовали - голосовали за Зеленского. Они и не скрывают, они говорят: "Мы бы никогда туда не попали, это просто джекпот. Еще пришлось локтями поработать, кого-то пораспихивать, теперь заживем". Такая психология.

- У вас более фартовый формат - самовыдвижение, чем по списку. Пошли бы вы сейчас отдельным кандидатом, Дмитрий Добродомов, без никого, возможно, были бы в парламенте.

- Убежден, что был бы. Когда я оказался один в парламенте, к сожалению, на очень многие решения я не имел никакого влияния. У меня была своя четкая позиция на все. Я понял, что должен заходить с командой. Я входил в десятку депутатов, которые выполнили больше всего обещаний.

- Да, отмечали вашу результативность и дисциплинированность.

- Очевидно, я мог бы выиграть округ. Я себе задал вопрос: а зачем? Зайду я снова один в парламент, со своей стойкой позицией, и буду дальше сотрясать воздух. Мы объединились в хорошую команду очень действенных людей, под флагами "Гражданской позиции" Анатолия Гриценко, и я считаю, что эта команда сейчас была бы очень нужна в парламенте. Людей из первой десятки уже пригласили работать на ключевые должности. Мы на самом деле тоже приложились к тому, что выбрали всех новых. Мы так же, когда зашли в парламент, боролись со старым. Мы всегда говорили, что эта система, построенная еще во времена Кучмы, она себя выжила, она тянет страну вниз. Это нужно менять, а изменить это могут только новые люди. И, наконец, какие у нас были надежды после Оранжевой революции - они своими склоками, коррупционными скандалами все эти надежды убили. И тех же людей выбирают снова: Порошенко, Яценюка, Луценко. И результат еще хуже. Мы же не можем постоянно ходить по кругу. Мы же понимаем, что не так голосовали за "Слугу народа", как против Порошенко большая часть людей, во время президентской кампании. И тот состав, который есть, он на самом деле является опасным, потому что он может напринимать решений, которые мы потом не сможем исправить. Гражданскому обществу, оппозиции, которая есть в парламенте, нельзя дать принять им преступные решения.

- А как дела у Анатолия Степановича?

- Хорошо. Во время президентской кампании я снялся в пользу А. С. Гриценко, как это сделал и Андрей Садовой. Общество тогда абсолютно правильно требовало: люди, сядьте и договоритесь. Они были в этом правы, и логично, что мы пошли на выборы одной командой. Очень важно, чтобы в политике работала правильно команда – один человек ничего не сделает. И Зеленский один ничего не сделает, а с командой у него вообще совсем все плохо.

- Но доверяет, держит их у себя.

- Я думаю, это ненадолго, иначе они его потопят. Они уже этот процесс начали, и для него это может закончиться катастрофически. Я имею в виду некоторых одиозных персоналий вокруг него. Начиная от Богдана.

- Он понимает эту капсулизацию?

- Надеюсь, что он это начинает понимать. Он несистемный политик, и в этом проблема. Когда человек не разбирается в определенных политических моментах, то хуже всего будет, если сделают так же, как делали со всеми твоими предшественниками – опускали в "теплую ванну". Зеленский всю жизнь – селебрити. А это софиты, внимание, и он очень на это реагирует. Очень болезненно реагирует на критику. Он в своей ипостаси действительно был лучшим. Сейчас у него амбиция проявилась: он сказал, что готов быть президентом, готов менять. За это и проголосовало 73%. А теперь эта государственная машина пробуксовывает, потому что его окружение далеко не все такого же мнения, как и он. И это его самая большая проблема – кадры решают все. Ему надо подтянуть профессиональных, порядочных людей. Не все, кто был в украинской политике, воры. Есть хорошие профессиональные люди, с богатым опытом, с желанием менять. Они самостоятельно этого делать просто не могли. Таких надо сплачивать.

- Весной Украина улучшила позиции в рейтинге счастливых стран – и это 133-е место из 156 стран, за время 1618-х годов. Во время составления рейтинга учитывали шесть показателей: ВВП, продолжительность здоровой жизни, социальная поддержка, свобода выбора в жизни, щедрость, восприятие коррупции. Подождем, что скажут в 1920-м году о счастье в Украине. А ваши наблюдения, вы как видите: люди стали счастливее?

- У каждого понятие счастья свое. Этот рейтинг – это кредит доверия. Когда проводят этот опрос, то люди надеются, что будут действительно бороться с коррупцией, будут выше зарплаты и т. д. Но, действительно, этот медовый месяц уже прошел, и надо уже говорить о результатах. Выдающимся будет 20-й год. За коррупцию никто не сидит, в экономике никаких сдвигов нет, наполнить бюджет хотят исключительно продажей земли, а это может привести к очень серьезному потрясению среди украинцев. Это, по сути, последнее, что осталось в Украине. Вопрос номер один – мир. А тут особо никто никуда не продвинулся. И будет все труднее и труднее объяснять обществу, а что мы вообще здесь делаем? Потому отшутиться, как это было на сцене, не получится.

Новости по теме

- О диалоге с обществом: как-то на нет сошла тема референдума. Хотя все ждали, что с этого и начнут.

- Меня удивила ситуация, когда президент сказал: земля будет продаваться только с разрешения людей, на референдуме. Друзья, тогда принимайте сначала закон о референдуме, проводите этот референдум и только тогда принимайте закон, который должны решить люди на референдуме. А не с точностью наоборот. Я даже не знаю, как это назвать.

- Телегу впереди лошади.

- В том и проблема, что во время принятия очень многих решений именно этим и пользуются. Был кредит доверия – давайте под шумок примем. А мы же обещали народовластие, мы говорили, что каждый гражданин Украины – это президент, в инаугурационной речи. Так давайте примем закон о народовластии и действительно людей по ключевым вопросам спросим. Хотите реализовать "формулу Штайнмайера" и особый статус – спросим. Некоторые вещи, тем более такие судьбоносные надо спрашивать: земля или установление мира. Тут без референдума не обойтись.

- Надо какой-то всеобуч проводить, чтобы люди ориентировались в государственных вопросах? Сколько случаев было, когда именно невежество становилось на пути прогрессивных идей.

- Прогрессивных людей меньшинство, но если у них есть правильные идеи и хорошие результаты – у них есть доверие. А мы очень любим выдавать кредиты этого доверия. Причем выдавать тем людям, которые это доверие уже неоднократно осквернили. Сейчас это разрушилось, и я думаю, что эта команда "Слуги народа" – это переходный этап и что следующими будут точно не те, кто был раньше, которые причастны к коррупционным скандалам, мародерству на крови, а придут люди амбициозные, опытные, порядочные.

- А откуда им взяться?

- У нас замечательные люди. Посмотрите на волонтеров. Это же самоорганизация, они сами отдают время, деньги на то, чтобы показать результат. Шикарные люди, я со многими знаком, сам помогаю – уже готовые управленцы. Которые еще и преодолевают при этом все демократические преграды, которые государство устанавливает для такой нужной для самого государства работы. Добровольцы, а сколько коллег журналистов, которые уже переросли профессиональную журналистику, действенные общественные активисты. Просто этот кадровый состав не пускают те, кто много лет на этой политике наживается. Поэтому сознательно разыгрывают историю, когда мы ходим по кругу. Сейчас этот порочный круг был прорван, но прорван нахрапом, быстро и некачественно – некачественным составом людей. Поэтому я считаю этот период переходным, и думаю, что и до Зеленского это дойдет, если он захочет весь свой срок отсидеть.

- Он уже сказал, что распускать парламент не так уж и страшно, а правительство, если не справится с поставленной задачей, – до свидания.

- Это его ответственность. Имея монобольшинство, он сейчас реально не имеет большинства. Мы видим это по голосованиям, и там уже есть группы влияния. Олигархи дальше по своей привычке решают вопрос. Они говорят: надо решить это вопрос, тогда мы дадим тех 30 голосов, и оплачивают это конвертами ежемесячно, о которых рассказывают Поляков и Скороход. И я хочу увидеть, что на это скажет президент. Возможно, и парламент придется разгонять.

- Еще и к конфликтам добавляется ось Зеленский – Кличко. В этом году поднимался вопрос, а кто в Киеве главный – мэр или председатель КГГА? И тоже напряжение между Крещатиком и Банковой.

- Это не только между Крещатиком и Банковой. Просто Киев – это столица, и им важно, чтобы этот форпост им был подконтролен. Полномочия, которые имеются сегодня на местах, они достаточно серьезные. Еще не завершен процесс децентрализации, большим поклонником которой я являюсь, но уже для "Слуги народа" понятно, что во время местных выборов они результат покажут не тот, что они показали на парламентских. И у них появилась идея установить в Киеве свой контроль. Это делается под Ткаченко, топ-менеджера Коломойского. Но этот новый законопроект, который подал президент, о якобы "продолжении" реформы децентрализации, он меня серьезно настораживает, потому что там фактически полномочия органов местного самоуправления будут забраны. И будут снова переданы президенту. Мы наконец все это забрали с той прямой вертикали, с того отголоска системы управления Советского Союза – на местах, в органах местного самоуправления однозначно люди, которые несут ответственность, которых избиратели прекрасно знают, и это хорошо. Зачастую именно составы местных советов гораздо эффективнее работают, чем тот же состав ВР. Я еще во времена Порошенко предупреждал, что идея с префектами является очень опасной. Если у нас появятся люди, которые будут напрямую подчинены президенту, которые смогут останавливать или принимать любые решения, – мы возвращаемся о к централизованному управлению. Эта модель нигде в Европе не работает. А причина проста: они понимают, что при отсутствии эффективности своей работы, при отсутствии результатов осенью от 73% Зеленского не останется и следа. Они просто проигрывают во всех городах и городках. И это будет начало их конца. Поэтому сейчас выдумываются такие штуки. Я вижу, что за каждым решением они идут вслед за Порошенко. Зачем Зеленский повторяет все его ошибки – для меня это загадка.

- Возможно, потому что люди остались, которые в свое время поддерживали Порошенко.

- Систему Зеленский не изменил. Более того, более половины тех людей остались те же. А им ничего менять не надо. Сегодня один президент, завтра – второй, а вся система работает на их обогащение.

- Децентрализация – это действительно расширение прав общин или все же это усиление местной власти, а не общества?

- Общины однозначно. Децентрализация никогда не сработает эффективно, если не дать возможность оставлять деньги на местах. Это было крупнейшим преступным решением правительства Гройсмана, когда забрали проценты за акцизы. Вроде бы децентрализация, а средств на ее реализацию нет. Надо дать возможность развиваться – это абсолютно правильная идея, с правом возможности общинам зарабатывать, распоряжаться и решать, на что тратить средства.

- У нас всегда замечательные идеи. А реализация подводит.

- Как раз здесь я сохраняю оптимизм. Будут очень интересные результаты на местных выборах, а в отдельных регионах Украины, думаю, что они будут очень полезными. Непонятно, что будет происходить на оккупированной территории. Но это мы поймем спустя месяца четыре. После еще одной "нормандской встречи".

- А какова роль местных мэров в политической жизни?

- Кличко выстоял, хотя получил очень серьезную медийную атаку от крупнейшего холдинга олигарха, который стоит за этой историей. Если посмотреть на результаты опросов, то мэры крупнейших ключевых городов имеют наибольший уровень доверия. На них хотел опереться Порошенко, просто поздно это сделал во время избирательной кампании. Но это было слишком поздно и слишком наигранно. Вес местного самоуправления растет, и мэры имеют достаточно сильные позиции в ключевых городах.

- В бюджете на 20-й год вы увидели, что там действительно заложены реформы, успешный прогресс?

- Я помню, как мы останавливали список государственных стратегических предприятий, которые приносят прибыль. Они оказывались почему-то в списке на приватизацию. Мы же прекрасно понимаем, кто и за какие деньги их хочет выкупить.

- "Турбоатом", "Укрпочта".

- Реализация этих проектов под конкретных олигархов. Мы увидим, кто будет конечным бенефициаром, если это, не дай бог, произойдет. А инвестиционные договоры вообще выполняются? Есть инвестиционные обязательства при приватизации. Нельзя сокращать людей, там прописаны целые пункты, за невыполнение которых государство вправе вернуть себе обратно в собственность. Мы слышали когда-то, что государство вернуло обратно в собственность? А за этим следит Государственный фонд имущества. Мы знаем, сколько заводов и фабрик было потеряно, а люди лишились своих рабочих мест. Львовский автобусный завод, который на пол Советского Союза, автобусы делал, отдали российскому олигарху, а он его полностью угробил, 14 тыс. рабочих мест ушли, и теперь Львов закупает заводы в Польше, а не у своего родного ЛАЗа. А в Киеве поляки выиграли тендер на трамваи у львовского "Электрона", который выпускает супертрамваи. Поляки дали предложение на 100 гривен меньше в 2,5-миллиардном тендере, и решили, что будут закупать у поляков. Несмотря на то, что украинское предприятие с 2,5 млрд заплатит 600 млн налогов. Это было отдельным вопросом на заседании нашего комитета, и мы тогда остановили. Вышли на нормальное компромиссное решение, чтобы и наши украинские предприятия тоже принимали в этом участие. А насчет приватизации, когда говорят, что там много коррупции, поэтому надо ликвидировать, то, может, сначала с коррупцией разберетесь? Надо назначать руководителей на открытых конкурсах. Когда рассказывают, что есть монополия того же "Укрспирта" и ее надо демонополизировать – это как? Себестоимость изготовления водки – 8 гривен. И хотят эту суперприбыльную государственную историю отдать в частные руки. А учет? Какой учет вы сделаете на частном предприятии? Ни одна страна не отдает такие монополии.

- Как вам дело по Садовому?

- Меня очень удивила это дело. Оно рассыпется однозначно. Там проблема в признании границ. Город считал, что этот участок его, рядом есть район, который считал, что ему принадлежит. На момент принятия этого решения последняя судебная инстанция признала, что все-таки принадлежит городу. Речь идет об очень хорошем инвестиционном проекте, деньги за который пошли в бюджет. Это принял горсовет, мэр обязан подписать. Пока что я не понимаю вообще, каким образом они это собираются доводить до суда. Я понимал, когда Порошенко играл на слабости Садового с мусором – совершенно отвратительно, грубо. Так, Садовой за столько лет ничего не сделал, чтобы решить проблему с мусором, а Порошенко просто грубо сыграл на этом. У нас есть разногласия с Андреем Ивановичем Садовым. Но адекватные люди участвовали в том, чтобы помочь с той глобальной проблемой, которая была создана исключительно из политических мотивов, спедалированная, создана была еще сильнее. Зачем сейчас всколыхнули это – у меня нет ответа.

- Вы заметили, что в последнее время исчезло из обращения слово "реформы"?

- Я бы очень хотел, чтобы правительство, которое работает уже полгода, отчиталось перед обществом, что оно смогло сделать. Меня очень беспокоят цифры в бюджете: в прибыльной, в расходной части. Я не увидел там существенного наполнения. Это означает, что нам уже негде зарабатывать деньги или их дальше воруют. Этот бюджет не отличается от предыдущего, а если они пришли что-то менять, то нужно что-то менять, а не просто вписывать цифры.

- Вопросы образования: педагогам не доплачивают тех сумм, которые они хотели получать, и сам уровень образования, в школах особенно.

- Не только образовательная отрасль, а и медицинская. Я категорически выступал против так называемых реформ, например, медицинских, потому что они нарушали статью Конституции. Мы не меняли правила игры, где образование, медицина бесплатные. Да, они нуждаются в реформировании, но если государство часть денег, которые ранее расходовала на эти отрасли, теперь переложила на плечи своих жителей, то это не реформа, это тебя просто обокрали. Сказали, что нам не нужны профтехучилища, теперь мы переведем их финансирование на местные бюджеты. Местные бюджеты могут тянуть, например, 25%. А 75% крутитесь, как хотите? Речь идет о 300 тыс. детей, преимущественно из малообеспеченных семей, 100 тыс. персонала, и как мы собираемся развивать экономику, не выпуская квалифицированных кадров? Сейчас днем с огнем не сыщешь сварщика. Мы просто останемся без тех, кто создает добавленную стоимость, без тех, кто будет наполнять бюджет. Я недавно посмотрел статистику, которая меня поразила. У нас две трети людей занимаются нелюбимым делом. А как можно развиваться на той работе, которую ты не любишь? У меня такое впечатление, что стратегии государства, каких и сколько нам людей надо, нет. Сколько нам нужно учителей, как их правильно обучить, как их потом обеспечить работой. У меня такое впечатление, что нам бы день простоять, да ночь продержаться. Может, наконец, выйти министр финансов и глава Нацбанка и рассказать, что с долларом делается? Доллар упал процентов на 15, но я не заметил падения цен на 15%. Когда доллар поднимается, то сразу и цены поднимаются. Правительство самоустранилось от регулирования цен на социальные продукты. И они обязаны это регулировать. Я не заметил, когда баррель нефти рекордно падал, чтобы у нас уменьшилась цена горючего. Я хочу услышать от министра экономика, в какой голове появилось, что 210 га земли можно продавать в одни руки. А поскольку ответов нет, есть отсутствие результатов, то весной у них будут огромные проблемы с доверием общества.

- По безопасности: может, все-таки легализовать оружие?

- Я больше за, чем против. При отсутствии профессиональной защиты человек имеет право на самозащиту. Украина пребывает в войне, полно оружия на руках. Оружие не является проблемой для его нелегальной добычи, и, как правило, его добывают преступники. Нас ставят в очень неравные условия, и я думаю, что мы имеем право использовать оружие для защиты своих родных, своего дома, себя. Возможно, можно некий компромиссный вариант принять, что оружие только для самообороны, дома.

- Вы видите, что если легализовать оружие, то не сунутся ли в то или иное село рейдеры забирать выращенное крестьянами?

- Если тебя не могут защитить правоохранительные органы, если какой-то судья может за взятку вынести приговор и вдруг что-то твое перестает быть твоим, это порождает ощущение дикой несправедливости со всеми вытекающими последствиями. А по урожаю, то у меня вопрос, а что дальше мы с ним делаем? А дальше вывозят на продажу, где заработают немного. Давайте это зерно переработаем, создадим рабочие места. В аграрной отрасли есть те, кто готов инвестировать. Не идут, потому что боятся наших судов, рейдеров. За прошедшие два года наибольше рейдерских захватов предприятий с иностранным капиталом. В американском, французском посольствах могут рассказать, сколько к ним обращается граждан, которых здесь "кинули" наши граждане благодаря продажным судам. Зеленский, проведи, наконец, чистку среди судей. О 90% из них надо просто забыть.

- Они же сами себя аттестуют и сами себя назначают.

- В этом и проблема. Порошенко сделал Зеленскому подарок - он один из немногих, кто имеет на них влияние. Он может проявить свою принципиальность, о которой он много любит рассказывать по телевизору, и разобраться, наконец, с судами? Половина из них должна сесть за то, что они делают. Мы можем отчитаться о любых урожаях, но это почему-то в конечном итоге не делает больше бюджет Украины. Куда это все пропадает?

- Интересно, куда деваются награбленные деньги? В перечне иностранных инвесторов Украины на первом месте Кипр.

- Деньги отправляются и далее в офшоры. А что стоит нам сделать деофшоризацию страны? Есть готовый законопроект, внесите свой президентский, и скажите, что деньги больше не будут выводиться в офшоры из страны, потому что это потерянные налоги, потому что нам нечем наполнять бюджет, потому что я обещал учителям 4 тыс. долл. зарплату, и через два года я хочу свое обещание выполнить, а не, наоборот, уменьшить, как сейчас, потому что мы даем возможность олигархам за оплаченные копеечные зарплаты иметь сверхприбыли и еще и выводить их за границу. Это решение, которое трудно принять "слугам народа"? Более того, обратиться к тем странам и вернуть деньги, которые там осели, а принадлежат государству. Такие прецеденты были в Польше. Румыния шла по такому пути. Что мешает команде, которая имеет абсолютную власть в стране, реализовывать абсолютно понятные для всей страны решения? Мы же понимаем, кто, примерно в каком количестве, а речь идет о миллиардах, и куда. И таких решений можно принять очень много. Когда говорят, что они работают быстро, как принтер, мы не видим ни одного результативного решения на самом деле. Это такие хайповые решения, которые ничего не имеют общего с повседневной жизнью простого украинца.

- Президент в этом году провел рекордную пресс-конференцию. Кто-то назвал это пицца-марафон. Как вы восприняли такой формат?

- Формат хороший. Я не до конца понял, что, в конце концов, было сказано по многим вопросам. Я бы ему задал вопрос об обещанных посадках, о деофшоризации, об обещанной борьбе с олигархами, которые, по моему мнению, сейчас еще более усилены. Главное, что бы я хотел спросить: какую оценку он сам себе бы выставил за девять месяцев своей деятельности? Сегодня я более 6 выставить не готов по 12-балльной системе.

- В Конституцию были внесены намерения вступить в ЕС и НАТО. Возможно, надо убрать социальное государство из Конституции? Пусть бы было уже либертарианское.

- Нельзя, потому что мы не перешли на тот уровень, который мы имели раньше. В девяносто первом году, когда мы получили независимость, Украина, по всем оценкам, имела шестой экономический потенциал в Европе. Мы тогда обгоняли Польшу - поляки приезжали тогда во Львов и покупали у нас все, что можно было. У них не было ничего. Страна действительно провела реформы. Не назвала, что она проводит реформы, а действительно их провела. У нее наиболее успешные темпы развития в Европе. Мы чем-то хуже? Нет. Даже во многих случаях интереснее, креативнее, выносливее. Я хочу верить, что мы, наконец, выберемся из этого порочного круга, из этой порочной системы, забудем о многих политиках, которым неоднократно давали кредит своего доверия, но желательно, чтобы о некоторых из них не забыли правоохранительные органы. Команда Зеленского показала лучшее всем людям в Украине и политикуму, что может быть не по тем правилам, по которым политики привыкли меняться местами. Произошел беспрецедентный случай, и это означает, что украинцы сами способны решать свою судьбу. Смогут ли они очистить авгиевы конюшни? Сомневаюсь. Лично меня они разочаровывают каждый день. Иметь такие возможности, иметь такой шанс в руках провести быстрые изменения, и так его просто за зарплату в конверте в несколько тысяч долларов в парламенте распылить - это обидно.

- Что вас настораживает?

- Меня насторожило отсутствие реакции на такие вещи. Если такая реакция отсутствует, как от президента, так и от правоохранительных органов, которые сегодня напрямую подчинены президенту, это означает, что они это одобряют. Если ты взял на себя политическую ответственность, то неси ее. Надо правильно подбирать людей, а не по объявлениям.

112.ua

- Возможно ли возвращение "папередников"?

- Я бы очень не хотел. Я бы очень хотел, чтобы часть людей, которые были со мной в парламенте, вернулись бы в парламент, потому что они делали хорошие и качественные вещи. Даже когда они не имели достаточно для этого полномочий. Они были в разных партиях, и мы это объединение назвали "Еврооптимисты". Я набрался опыта, понял, как разбиваются иллюзии, увидел по обе стороны баррикад, как это все работает: сначала, когда работал журналистом, а потом, когда работал политиком. Главное - разрушить эту систему, а не изменить в ней людей. К сожалению, и в предыдущем, и в этом уже созыве очень неплохие, перспективные люди, которые приходили, очень быстро кардинально изменились. Несколько таких примеров меня неприятно поразили.

- После того, как вы сложили удостоверение журналиста и стали народным депутатом, у вас не чесались руки закрутить гайки СМИ. То, что сейчас мы наблюдаем в действиях Минкультуры, гуманитарного коми-то ВР. Как вы на это смотрите?

- Плохо. Это, мягко говоря, не очень разумно. Я всегда говорил, что в борьбе политика с журналистом журналист точно не проиграет. Но могут проиграть потребители информации, то есть все люди. Янукович пробовал, пробовал, и это для него очень плохо закончилось. Это именно пробовал делать Порошенко: давайте вспомним Шустера. И еще больше меня удивило, что человек, выросший благодаря медиа, который прекрасно знает, как это важно, чтобы медиа были независимыми, абсолютно спокойно допускает и делает те все вещи, когда лицензии забирают, когда пытаются ввести, что можно делать, а что нельзя делать - это путь в никуда. Люди получают власть и хотят, чтобы о ней или хорошо, или ничего. А так не бывает. Задача журналистов - критиковать. Вынимать ваши обещания и сравнивать с теми делами, которые вы делаете. Это неприятные вещи, но так всегда было. В том числе подстегивая вас о них вспомнить, подсказывая людям делать выводы. Поэтому журналистика и называлась четвертой властью. Так и было в Украине, и я убежден, что будет. Но журналистам очень важно понять, что если они не объединятся все вместе таким инициативам противостоять, то могут проиграть в одиночку.

- А вы видите, что сейчас медиасообщество объединено? Наоборот.

- Я помню времена, когда мы все выходили с пустыми первыми полосами, когда мы создавали "Волну свободы". И те издания, и телеканалы, которые мы защищали, они выстояли. Есть основополагающие вещи: верховенство права, свобода слова, справедливость. Это те вещи, ради которых мы и хотим в ЕС, чтобы цивилизованно жить. Это столбы, и если хотя бы одного из столбов нет, то все остальное рушится.

Новости по теме

- Может, в этом и причина, что люди, которые пришли к власти благодаря медиа, прекрасно понимают влияние и роль медиа? Поэтому давайте так: мы в это окошечко зашли, а теперь мы его закроем, чтобы другим неповадно было им воспользоваться.

- Это заблуждение. Сейчас в цене объективность информации, доверие вообще. У нас сейчас клиповое восприятие информации. Если раньше мы искали информацию: покупали газеты, переключали каналы, то сейчас информация ищет нас. Интересно, что в прошлом году в мире произвели информации больше, чем за всю историю человечества. Поэтому очень часто читают только заголовки, и это плохо. И когда люди об одном и том же событии читают совершенно противоположные вещи, возникает вопрос доверия: а кто же мне покажет, что происходит на самом деле? Не бывает доверия к лояльным к власти СМИ. Эта борьба продолжается в Украине, начиная с года 95-го. И она с маленькими передышками, как во времена Ющенко, дальше продолжается. Конечно, меня в этом вопросе удивила команда Зеленского, что они совершенно спокойно в это играют.

- Журналисты не объединятся, это понятно. Какие могут быть последствия закручивания гаек?

- Кто-то согласится. И тот, кто согласится, в конечном итоге проигрывает. СМИ должны быть зубастыми, должны критиковать власть, это их общественная задача. Они должны раскрывать людям правду. Как только они начинают подпевать, закрывать на что-то глаза и банально не говорить правду, они не только делают плохо своему медиа, которое перестают смотреть, а становятся соучастниками преступления. А для журналиста потеря доверия - на этом его карьера должна быть завершена.

- Найдет ли положительный отклик в обществе идея с переговорами за столом между всеми сторонами, в том числе и с руководителями так называемого "ОРДЛО"?

- Они ничего не решают. Они являются террористами, и с ними должны потом говорить следователи прокуратуры. Все решают в Москве. То, что происходит сейчас в "нормандском формате", я лично приветствую. Как решат в Москве, так и сделают на оккупированной территории.

- И с этим стране жить еще и в 20-м году?

- Очевидно. Главное, чтобы там не гибли люди. А дальше надо решать, что делать. Сможем ли мы их интегрировать - это тоже огромный вопрос. Хотят ли они этого? Нужно ли это нам, и выдержим ли мы это экономически? Это очень сложный процесс, и мы чем дальше, тем глубже в него погружаемся.

- Давайте последнюю минуту используем для теплых и приятных слов нашим зрителям в этот рождественско-новогодний период.

- Хотелось бы пожелать приятных эмоций. То есть находить в этой сложной жизни возможности дарить эти эмоции близким, знакомым, а людям их получать. Хотелось бы пожелать в новом году положительных новостей, положительных эмоций и хороших, положительных результатов, ваших, личных.

- Я вам благодарен и желаю веселых праздников.

- Взаимно.

 

видео по теме

Новости партнеров

Loading...

Виджет партнеров

d="M296.296,512H200.36V256h-64v-88.225l64-0.029l-0.104-51.976C200.256,43.794,219.773,0,304.556,0h70.588v88.242h-44.115 c-33.016,0-34.604,12.328-34.604,35.342l-0.131,44.162h79.346l-9.354,88.225L296.36,256L296.296,512z"/>