До конца года доллар достигнет максимум 29

Есть известный анекдот о том, что у украинцев есть три стадии бедности. 1. Нет денег. 2. Совсем нет денег. 3. Придется менять доллары. Поскольку доллары (в отличие от национальной валюты) стали эквивалентом надежного инвестирования, с аналитиком агентства MPP Consulting Павлом Мельником мы говорим прежде всего о родных украинцам "зеленых". Но не только о них. Касаемся и того, чего ждать от зарплат и пенсий, да и в целом – от новой власти. Собственно, как раз приход на Банковую и Грушевского новых команд традиционно заставляет обывателя страдать за сбережения. С этого и начинаем разговор.

До конца года доллар достигнет максимум 29
Из открытых источников

Наталья Лебедь

Журналист

Есть известный анекдот о том, что у украинцев есть три стадии бедности. 1. Нет денег. 2. Совсем нет денег. 3. Придется менять доллары. Поскольку доллары (в отличие от национальной валюты) стали эквивалентом надежного инвестирования, с аналитиком агентства MPP Consulting Павлом Мельником мы говорим прежде всего о родных украинцам "зеленых". Но не только о них. Касаемся и того, чего ждать от зарплат и пенсий, да и в целом – от новой власти. Собственно, как раз приход на Банковую и Грушевского новых команд традиционно заставляет обывателя страдать за сбережения. С этого и начинаем разговор.

Наталья Лебедь: Давайте для начала проясним, что влияет на курс доллара?

Павел Мельник: Курс валюты зависит от баланса спроса и предложения. А баланс этот в свою очередь зависит от уровня экспорта и импорта. Если доминирует экспорт, то будет превалировать поступления валюты в страну. При этом избыток может быть достаточно существенным.

- Но ведь это хорошо – когда есть избыток?

- Разберем на примерах. Почему Саудовская Аравия или Катар так стремительно развивались? Потому что они инвестировали миллиарды долларов в дорогие инфраструктурные проекты – строили небоскребы, покупали самолеты. Таким образом они "осваивали" валюту, которая поступала от продажи нефти. Оставлять избыток валюты без инвестирований нельзя, ее масса будет давить на национальную валюту и обесценивать ее. Баланс должен быть во всем. А теперь возьмем Зимбабве и Венесуэлу – есть нефть, есть экспортный излишек, но приток денег не осваивается и валюта ни во что не инвестируется, а национальная денежная единица девальвирует.

Новости по теме

- А где оседают те нефтяные доллары, которые заходят в Венесуэлу?

- В стране и оседают. На счетах.

- На счетах местных олигархов?

- Просто на счетах страны. Но на эти доллары ничего не закупают – так, как это делают в арабских странах. Государство должно хоть что-то производить, потому что когда оно ничего не производит, возникает дефицит – превышение спроса на товар. И если этот спрос не удовлетворяют, товары начинают ввозить из-за границы – иногда контрабандой. Цены на такие товары растут, местная валюта еще больше обесценивается. Между тем в странах, которые умело осваивают экспортные поступления и вкладывают их в развитие, уровень жизни существенно повышается.

- А что в Украине?

- У Украины есть возможность экспортировать – речь об агросекторе, сырье, небольшой сектор комплектующих и маленький спектр ІТ-услуг. Доставлять товары из Украины в Европу примерно втрое дешевле, чем из Китая, и где-то в четыре раза быстрее.

- Но насколько эффективно Украина использует свое экспортное направление?

- Опять же: здесь важен экспортно-импортный паритет. В принципе, мы придерживаемся баланса: продаем и закупаем, в том числе и высокотехнологичные товары. Но есть немного проблем с балансом инфляционным, или инфляционным паритетом. Потому как определяют курс валют – одну относительно другой? Во-первых, спросом. Во-вторых, должны учитывать то, что каждая валюта в мире имеет собственную инфляцию. Я наблюдаю за валютным паритетом с 2004 года – он всегда выполнялся. Что это означает на практике? Условно, если за год в США инфляция была на уровне 2%, а в Украине – 12%. Инфляционная разница составляет 10%, и она должна компенсироваться ростом курса доллара по отношению к гривне. То есть если доллар стоил, допустим, 27 гривен в начале года, он должен дорасти до 29,7 для того, чтобы соблюдался баланс. Дважды за последние десятилетия мы имели существенный инфляционный дисбаланс – в 2008 году и в 2013-ом. Однако малый дисбаланс не влияет на экономику. Значение имеет только большой – более 40%. На осень 2013 года курс составлял 8 гривен за доллар, а в соответствии с инфляционным паритетом должен быть 12,4. Поэтому даже если бы не было тех событий, которые мы имели в конце 2013-го – начале 2014-го, в 2014 году все равно бы начался экономический кризис.

- В 2014-м доллар не остановился на отметке 12,4. Он рос, рос и дорос до нынешних почти 27 гривен за доллар. Это также последствия инфляционного дисбаланса?

- Да. Что бы не происходило в стране, инфляционный дисбаланс дает о себе знать.

- Немного непонятно. Наступил 2014 год. Новое руководство Нацбанка посидело, подумало, заметило инфляционный дисбаланс и решило принять как данность валютный скачок?

- Курс доллара к гривне зависит не от директив Нацбанка, а от ситуации на рынке. Коммерческие банки вместе с Нацбанком выходят на торги и наблюдают за тем, по какому курсу выгоднее продавать валюту, учитывая при этом спрос на нее. Понятное дело, что чем выше спрос, тем выше и курс. Он будет расти до тех пор, пока покупатель будет готов за это платить.

- То есть когда в 2014 году долларовый скачок связывали с деятельностью главы НБУ Валерии Гонтаревой, а конкретнее с тем, как она "отстреливала" слабые банки, это не имело под собой оснований?

- Абсолютно. "Отстрел" банков начался как раз в связи с тем, что банки начали скупать валюту и выводить ее за границу в интересах владельцев банков. А это в свою очередь еще больше подорвало баланс, потому что если вывести с рынка хотя бы 5% от того объема валюты, который на нем вращается, то это существенно ударит по всей системе.

- Курс валюты не зависит и от того, сколько может быть денег в государственной казне?

- Нет.

- То есть там может быть совсем пусто?

- Да. Но есть такой нюанс. Если казна пуста и государственные выплаты не осуществляются, резко падает покупательная способность людей, бизнес начинает переходить в режим экономии, и это может спровоцировать рецессию. То есть в конечном итоге курс валют – это результат многих событий, которые происходят в стране. Как вы знаете, Нацбанк заложил на этот год курс 29 гривен за доллар, и к концу года он именно таким и будет. Еще раз повторю: доллар не будет зависеть ни от ситуации на Донбассе, ни от положения вещей в Крыму. Важно еще, чтобы инфляция, то есть уровень роста потребительских цен не превышал определенной отметки. Если мы будем иметь стабильные цены, стабильные поступления в бюджет, тогда будет и возможность прогнозировать реальный курс, а также брать долгосрочные кредиты, планировать инвестиции. Это и есть устойчивое развитие экономики.

- Экономисты говорят, что 2019 год – рекордный за выплатами по внешним обязательствам. Но если МВФ не даст нам кредит, страна должна залезть в собственные золотовалютные резервы и так вернуть проценты по долгам. Вот опустошение ЗВР также не отразится на курсе доллара?

- Если пересмотреть кредиты МВФ за все годы и сравнить с тем, как на протяжении этого периода изменялся курс доллара, то мы не увидим ни одной связи. Кредит МВФ – это чисто технический шаг, который позволит Украине сделать перекредитование. В 2010-2013 годах были кредиты, и доллар был по 8, и инфляция якобы (по официальным данным) не превышала 10%, но знаете, что было самым красноречивым показателем? Цены на отечественные и импортные товары питания. Если рядом на полке лежит украинская колбаса и польская, причем польская дешевле – это тревожный звоночек номер один. Если колбаса из Франции или Испании стоит меньше, чем украинская – это звоночек номер два, а если она из Дании или Норвегии – то номер три. Так вот, осенью 2013 года молочная и мясная продукция датского или финского производства стоила дешевле, чем аналогичные продукты, произведенные в Украине. Это означает, что валютный дисбаланс был таким, что даже с учетом ввоза товара и его растаможки импорт из скандинавских стран был дешевле, чем украинская продукция.

- Сейчас этот колбасный маркер вроде не сигнализирует ни об одной угрозе – украинские продукты дешевле импортных. Да и других признаков опасности вроде нет. Итак, к концу года доллар, возможно, достигнет отметки 29 и на этом остановится?

- Именно так.

- Тогда поговорим о другом. О том, что может себе позволить государство, планируя пенсионные и зарплатные отчисления. Как оно формирует корзину социальных выплат?

- Здесь на самом деле простая математика. Есть понимание того, сколько государство производит товаров. Сколько им привлечено инвестиций, сколько будет создано новых рабочих мест, сколько будет получено налогов. И каким будет рост валового внутреннего продукта – потому что если он растет примерно на 3%, то зарплату можно поднять на 5%. Устанавливая социальные выплаты, государство может учитывать определенный порог, то есть, к примеру, увеличить соцвыплаты не на 5%, а на 15%, но не выше определенной суммы.

Новости по теме

- Есть рецепты относительно того, как можно резко поднять ВВП?

- Есть. Офшором. Украина может стать государством с сверхмощной экономикой при условии, если она станет неофициальным офшором для других стран.

- Что имеется в виду?

- Абсолютно те же условия ведения бизнеса, которые существуют сейчас, но внедрение следующих вещей. Первое: налоговые льготы для каждого нового бизнеса. Второе: аннулирование налога на прибыль, что сейчас активно пытаются пролоббировать, но первая попытка была неудачной. Третье: введение вместо налога на прибыль налога на выведенный капитал – его уплачивают лишь тогда, когда владелец бизнеса забирает заработанные деньги с компании. Чем это хорошо для компании? Она может работать, не выплачивать дивиденды, иметь огромные прибыли, но полностью реинвестировать их в себя. В частности, и в том, чтобы увеличивать штат работников или повышать им зарплату. Следовательно, нам нужен такой условный офшор для компаний, которые будут освобождены от уплаты налогов, если прибыль заработана за пределами Украины и Евросоюза. Именно по такому принципу работает Эстония. Там налог на прибыль 9%, но если деньги заработаны за пределами страны и ЕС, то они не облагаются налогом. Даже если речь идет о местной компании, которая что-то заработала в Китае, с этих средств налоги не платят.

- Если рецепт такой простой и еще и обкатан в одном из членов Евросоюза, почему его никто не взял на вооружение?

- Это довольно болезненный процесс, который способен обрушить всю существующую сеть офшоров.

- Но ведь Эстония, получается, на это наплевала.

- Да, но у нее выхода не было. Там нет ни собственных прибыльных производств, ни сырья, ни выгодного местоположения для транзита, ни туристической инфраструктуры. Зато – длинная холодная зима, которая требует вложений в отопление. В Эстонии рассуждали так: если у нас нет промышленности, акцентировать на финансах. Кстати, тем же путем пошли и Ирландия с Исландией. Европейская штаб-квартира Google находится в Ирландии, и все эти платежи, которые делают в пользу этой компании в Европе, идут не в США, а в Ирландию. Ибо там существенно ниже налоги.

- И все-таки: в Украине вариант офшоризации рассматривался? Хотя бы когда-нибудь?

- Если и рассматривался, то не озвучивался.

- Потому что речь шла бы о значительных репутационных потерях?

- На самом деле дело не в этом. Значительные потери были бы у корпораций и холдингов, которые сейчас используют офшорные схемы. Эти структуры имеют свое лобби во власти, а следовательно не заинтересованы в изменении порядка вещей. Плюс есть еще один момент. Крупные компании понимают, что если Украина пойдет этим путем, то будут открыты все рынки и сняты все ограничения. То есть любая крупная корпорация сможет сюда зайти и создать большую конкуренцию. Она зайдет минимум на 10-15 лет с миллиардом (тоже минимум) долларов и обеспечит минимум 10 тысяч новых рабочих мест. И так каждая большая корпорация. Если же зайдут 15-20 корпораций, то объем инвестиций и рабочих мест можно себе примерно представить. Конечно, все украинские компании при таких условиях массово потеряют своих лучших работников.

- Иными словами, им это будет невыгодно?

- Это создаст немалую угрозу. Так, например, в автомобильной индустрии хватает смежных отраслей, которые также создают рабочие места – говорится о поставщиках болтов, винтов, стекла, фар, тканей, пластика. Даже паспорт машины или инструкцию по пользованию должен кто-то напечатать.

- А у нас дефицит кадров, так?

- Да. Уже ощущается. Особенно в западных областях, откуда до Польши или Венгрии рукой подать.

- Но ведь туда – на клубнику или на строительство – едут неквалифицированные кадры.

- Квалифицированные едут тоже. Причем если раньше выезжали на сезон, то сейчас на ПМЖ.

- Словом, получается замкнутый круг. Украинские компании будут оказывать сопротивление тому, чтобы сюда зашли иностранные инвесторы, потому что те переманят у них рабочую силу. А рабочая сила, недовольная условиями работы в украинских компаниях, будет убегать за границу.

- Да. Здесь существует свой собственный баланс. И его тоже надо держать.

Новости по теме

- Вернемся к ВВП. А если бы наш сельскохозяйственный сектор поднапружился и начал экспортировать не сырье, а переработанный продукт? Не помидоры, а сок или кетчуп? И так по всем отраслям. Это подняло бы ВВП?

- Разве что минимально. Потому что добавленная стоимость на продукты питания очень небольшая. Возьмите пару килограммов помидоров и пару упаковок кетчупа. На полке супермаркета цена на них мало отличается.

- Одним словом, когда наши правители – в частности, Зеленский – обещают учителям или врачам зарплату в 4 тысячи долларов, они не имеют никакого представления о том, что влияет на уровень зарплат, как это связано с ВВП и прочее?

- К сожалению, абсолютно не имеют. У меня есть большие сомнения относительно понимания законов экономики – как самим Зеленским, так и его командой. Абромавичус был более-менее опытным, но он слишком быстро покинул эту команду – думаю, что посмотрел вокруг себя и понял, что там не с кем иметь дело. Потому что когда эксперт с ЗеКоманды сидит и говорит, что мы запустим печатный станок, то это просто ужас…

- Пусть команда Зеленского некомпетентна, но в начале нашего разговора вы перечислили все факторы, которые, в частности, влияют на курс доллара. То – примитивизируя – могут Зеленский и его люди навредить?

- В этом году просто не успеют. Потому что действующее правительство еще действует. Зеленскому надо будет поменять людей на всех ключевых направлениях, а это будет трудно. Ведь есть еще и парламент, который и будет утверждать состав правительства. И я надеюсь, что Рада не проголосует за популистский Кабмин, который будет раздавать пустые обещания. Также надеюсь и на то, что Нацбанк не запустит "печатный станок".

- Здесь вопрос в том, какова будет Рада…

- Именно так. От нового состава Рады будет зависеть то, насколько профессиональным будет правительство. Другими словами, экономическое развитие страны будет определять не новый президент.

Беседовала Наталья Лебедь

Источник: 112.ua

видео по теме

Новости партнеров

Loading...

Виджет партнеров

d="M296.296,512H200.36V256h-64v-88.225l64-0.029l-0.104-51.976C200.256,43.794,219.773,0,304.556,0h70.588v88.242h-44.115 c-33.016,0-34.604,12.328-34.604,35.342l-0.131,44.162h79.346l-9.354,88.225L296.36,256L296.296,512z"/>