Электронным услугам в Украине нужны популяризация и время

В начале 2018 года Украина приняла Концепцию развития цифровой экономики и общества Украины на 2018-2020 гг. — документ, в котором указаны пути развития страны в ключе технологий. Обеспечить всех доступом в интернет, внедрить телемедицину, электронное обучение, перевести государственные услуги онлайн, поддержать технологические компании – список амбициозный. Многие государства движутся в этом направлении гораздо дольше Украины, и не каждое готово похвастаться успехом во всех отраслях. В нашей стране инновациями в госсекторе занимается Государственное агентство по вопросам электронного правительства Украины. 112.ua пообщался с главой Агентства Александром Рыженко о том, на каком этапе сейчас реализация концепции, когда в стране появится национальное покрытие и когда наконец для получения одной справки больше не нужно будет приносить еще несколько

Электронным услугам в Украине нужны популяризация и время
112.ua

Нина Глущенко

Журналист

В начале 2018 года Украина приняла Концепцию развития цифровой экономики и общества Украины на 2018-2020 гг. — документ, в котором указаны пути развития страны в ключе технологий. Обеспечить всех доступом в интернет, внедрить телемедицину, электронное обучение, перевести государственные услуги онлайн, поддержать технологические компании – список амбициозный. Многие государства движутся в этом направлении гораздо дольше Украины, и не каждое готово похвастаться успехом во всех отраслях. В нашей стране инновациями в госсекторе занимается Государственное агентство по вопросам электронного правительства Украины. 112.ua пообщался с главой Агентства Александром Рыженко о том, на каком этапе сейчас реализация концепции, когда в стране появится национальное покрытие и когда наконец для получения одной справки больше не нужно будет приносить еще несколько

* * *

- Александр, давайте начнем с вопроса, который волнует каждого украинца. Когда, чтобы получить от государства один документ, не нужно будет отдельно бегать по инстанциям и собирать еще энное количество справок?

- Действительно, сегодня, когда вы приходите в орган за справкой или хотите получить услугу в электронном виде, часто от вас могут потребовать дополнительные документы, хотя в законе этого не прописано. Это происходит потому, что какой-то информации органу, который предоставляет услугу, недостаточно. Сейчас у него есть два варианта. Первый – отправить вас за справкой. Второй – самому получить эту информацию у других органов. Путем написания писем, например.

Мы в данный момент внедряем правильный вариант: когда тот, кто должен предоставить услугу, может получить всю необходимую информацию самостоятельно в автоматическом режиме. Это сэкономит время тому, кому нужна услуга, и повысит эффективность госорганов. Вам предоставят услугу быстро и качественно.

Вопрос качества, к слову, у нас по-прежнему стоит максимально остро. Например, при получении ID-карты может иметь место обычная человеческая ошибка. Вы принесете старый паспорт, ИНН. Человек, который работает с вашими документами, может сделать ошибку в ИНН, и придется снова тратить время. Когда информация подтягивается из реестра, вероятность человеческой ошибки исключается.

Новости по теме

В прошлом году мы начали внедрять систему взаимодействия электронных ресурсов, у нас она называется "Трембита". Эта система обеспечит связь между существующими реестрами, необходимую, чтобы эффективно предоставлять электронные услуги и чтобы в принципе органы государственной власти работали эффективно даже при выдаче бумажных документов.

- Насколько трудоемкий процесс внедрения?

- Это информационная система, ее внедрение практически никогда не заканчивается.

В начале прошлого года мы провели аудит реестров. Определили, что в Украине есть более 20 ключевых реестров. Это, например, регистрация бизнеса, имущественных прав, земельный кадастр и др. С ними граждане чаще всего сталкиваются, когда обращаются в госорганы.

В 2015-2016 гг. мы детально изучали этот вопрос и делали пилоты нескольких систем, которые обеспечивают взаимодействие реестров. В том числе смотрели на эстонскую X-Road, коммерческие системы от IBM, Microsoft, Oracle и др.

Есть рекомендации Евросоюза, есть документ, который выпускает Европейская комиссия, называется European Interoperability Framework (EIF). В прошлом году вышла уже третья версия. Документ носит рекомендательный характер для стран ЕС, но мы на него тоже ориентируемся, так как у нас есть европейские стремления. Он определяет, каким образом страны Европы должны обеспечить взаимодействие информационных систем (ИС).

В последней версии документа приводятся успешные кейсы, в частности X-Road.

В прошлом году в ЕС уже поднимался вопрос эффективного взаимодействия не только внутри стран, но и между государствами. Есть европейские проекты по обмену данными между ИС исключительно в электронном виде, в частности между Эстонией и Финляндией.

Далее мы провели международный тендер. Исходили из нашей ситуации и ТЗ. Ориентировались на бюджет, который был доступен в рамках европейского проекта eGov4Ukraine. Предполагали, что, скорее всего, это будет opensource-система.

- Что вы подразумеваете под "нашей ситуацией"?

- В Украине есть определенное недоверие. Как со стороны граждан к ИС, так и органов друг к другу. Все переживают, что в процессе передачи информации на нее могут повлиять.

Поэтому для нас обязательным параметром системы была децентрализация: когда происходит управляемое взаимодействие, но оно децентрализовано. Например, есть три органа: Министерство социальной политики, Министерство юстиции и Агентство (Государственное агентство по вопросам электронного правительства Украины, – прим. ред.). Агентство отвечает за электронное взаимодействие, определяет стандарты, может выступать арбитром. У нас есть так называемый лог всех транзакций, но сама передача данных происходит напрямую между ведомствами.

Новости по теме

Этим критериям соответствовал ряд систем. В результате тендера победила эстонская X-Road.

- Какие следующие шаги? Я так понимаю, реестры по очереди подключаются?

- В прошлом году мы провели тендер и выбрали систему. Далее, начиная с лета, стартовала ее адаптация под украинское законодательство (адаптация и обслуживание были в условиях тендера). У нас есть свои стандарты, которые касаются криптографии. Все сообщения в этой системе защищаются в соответствии с нашим законодательством.

Далее – сертификация компонентов, чтобы построить для этой ИС комплексную систему защиты информации и получить аттестат соответствия. Когда мы говорим о криптографии, мы подразумеваем, что сообщения, которые участвуют в обмене, заверяются электронной цифровой подписью систем или лиц, которые передают.

Адаптация происходила во второй половине 2017 года. Одновременно с этим мы проводили пилотные проекты. В частности, с действующими услугами Министерства юстиции и Государственной архитектурно-строительной инспекцией (ГАСИ).

Возьмем, к примеру, еще одну услугу – принятие объекта в эксплуатацию, которую предоставлял другой орган ГАСИ. Во время принятия в эксплуатацию он делал отметку в декларации, подтверждающую, что вы действительно построили дом. Вы приходили, говорили: "Хочу построить дом", заполняли декларацию, подавали в ГАСИ. Они ее регистрировали и отдавали назад. Потом вы строили дом, приходили в ГАСИ, говорили, что уже построили. Они регистрировали декларацию о завершении строительства, если надо, была проверка, потом делали отметку. Дальше вы с этой декларацией и другим пакетом документов приходили к государственному регистратору имущественных прав, он вносил объект в реестр, присваивал почтовый адрес и т.д.

Фактически мы начали внедрять электронные услуги с ГАСИ. Сначала перевели в электронный формат процесс подачи деклараций о начале строительства, затем остальные. Часть людей начала пользоваться электронной услугой. Но у наших людей есть определенная ментальность, они хотят иметь подтверждающий документ. На всех этапах мы оставили возможность получить бумажный вариант справки, даже если все документы подавались в электронном виде. Так вот многие оставляли заявку на получение бумажной копии, но в итоге сами документ не забирали. И это в принципе хорошо. Таким образом это все и должно работать – без бумажек.

Но надо понимать, что мало сделать техническую часть, есть еще нормативная. Практически все услуги (если говорить об этом примере, то это регистрация в реестре имущественных прав) административные. Они определены законом, и в нем указан порядок, в котором надо все делать. И если в порядке написано "требовать декларацию", которую сканировал государственный регистратор и прикреплял в реестр к вашей записи, то это необходимо делать, пока не изменится нормативная база.

Так, на последнем этапе нужно подавать декларацию о введении объекта в эксплуатацию. Если человек весь процесс проходил в электронном виде, то на последнем этапе он приходил к государственному регистратору имущественных прав, и ему говорили: "Ничего не знаем, у нас в порядке написано, что вы должны принести бумажную декларацию, и только после этого мы зарегистрируем имущественные права".

Новости по теме

Чтобы снять все эти несогласованности, мы поработали с Минюстом, с ГАСИ. Они внесли изменения в этот порядок и перестали требовать декларацию, но она им все равно нужна для подтверждения. И они начали ее получать автоматически за счет электронного взаимодействия.

В этом году у нас много вызовов в связи со сложными услугами, когда нужно, чтобы получить услугу, произвести несколько взаимодействий. И это также вопрос не только внедрения системы электронного взаимодействия и реализации технической части, но изменений в нормативных документах. Чтобы то, что мы внедряем, имело правовые основания.

Кстати, о ментальности. У нас есть более масштабные примеры. Так, при регистрации имущества выдается свидетельство. Это, по сути, выписка из реестра, что у вас есть такое-то имущество. В 2015 году сначала Минюст принял революционное решение – отменил в порядке выдачу бумажного подтверждения. Но тут выяснилось, что есть люди, которые совершенно не понимают, как это – квартиру зарегистрировали, а документ не дали. Пришлось снова вносить изменения в закон. Теперь человек по желанию может получить бумажный документ, хотя фактически он ему уже не нужен.

- По вашим наблюдениям, насколько люди готовы пользоваться электронными услугами?

- По-разному. Мы выбирали максимально социально важные услуги с максимальным количеством пользователей. Иногда услугой в электронном виде пользуется небольшой процент аудитории. Например, ГАСИ. Сегодня услугами в электронном виде воспользовались порядка 4-5 тыс., хотя аудитория – 300 тыс.

Есть примеры выдержек из реестров, которые практически на 90% предоставляются в электронном виде, сотнями тысяч в год. Но тут сложно отследить закономерность. Часто популярными электронными услугами помогают пользоваться те, к кому люди обращаются за консультацией, или какими-то услугами, которые вы самостоятельно в два клика могли получить онлайн.

Есть такая вещь, как справка о несудимости. Ее иногда требуют посольства, она нужна при получении разрешения на оружие, для участия во всех тендерах на Prozorro. Это популярный сервис, его государство уже много лет предоставляет бесплатно. А в интернете можно найти предложения от посредников, которые предлагают "оформить" справку за 300 грн.

Раньше, чтобы получить эту справку, нужно было выстоять очередь, подождать месяц, был дифференцированный подход, появилась прослойка компаний или физлиц, которые помогают получать справки.

В прошлом году эта справка с помощью МВД была переведена в электронный вид. Сегодня она и принимается в электронном виде тем же Prozorro. Делается до 10 дней. Но все равно остается группа людей, которые предоставляют такие услуги, и они пользуются спросом. Это связано или с незнанием, или с комплексностью, потому что, если человек и так заказывает большой пакет документов, ему может быть проще заплатить, чем делать самому.

Но в целом электронным услугам нужны популяризация и время. Европейский опыт показывает: чтобы хотя бы половина аудитории начала пользоваться новой электронной услугой, необходимо несколько лет. Также важны комплексность и промо. Чем больше услуг будет появляться в электронном виде, тем больше ими будут пользоваться.

- А как вы оцениваете экономические преимущества для Украины при переходе на электронные услуги? Эстония, например, всегда говорит конкретные цифры.

- Мы можем только примерно подсчитать, основываясь на европейском опыте. Та же подача декларации экономит вам 2-3 часа, а время равно деньги. Для госслужащего в том числе.

Но тут вопрос вот в чем. Речь идет об автоматизации не только фронт-офиса, но и бэк-офиса, чтобы внутри процессы происходили в электронном виде. Если вы получаете справку о несудимости, а проверка идет в бумажном архиве, то для пользователя есть оптимизация, но для исполнителя процедура остается прежней, меняется только путь получения заявок. Раньше бумажные письма, а теперь электронные. Хотя есть и полностью автоматизированные услуги.

Новости по теме

Но в целом все эти вещи очень притянуты. Посчитать точно невозможно. Есть разные цифры, они очень отличаются от страны к стране, их невозможно проверить. Поэтому мы обычно ничего и не заявляем. Максимум можем сказать, что в результате предоставления такого-то количества услуг в электронном виде мы экономим 2000 часов для людей.

- Переход к электронным услугам подразумевает наличие интернета. В Украине сейчас проникновение чуть более 60%. Кто-то считает, что это много, кто-то – что мало. Как вы оцениваете эту цифру и что планируете делать, чтобы увеличить проникновение?

- В этой цифре есть капкан. Когда мы говорим о 60%, мы не учитываем территориальную картину. 60% - усредненная цифра. В городах это может быть 90%, а в селах – 2-5%. У нас около 26-30 тыс. мелких населенных пунктов. Из них около 13 тыс. относительно больших, где есть сельсовет, школа, больница, почта. Сейчас появилась возможность создавать Центры предоставления административных услуг (ЦПАУ), но если в селе нет нормального интернета, то толку мало. На мобильном интернете от "Интертелекома" вряд ли получится комфортно смотреть видео на Youtube. Спутниковый интернет – дорого, хотя есть социальные тарифы. Подключение обойдется примерно в 20 тыс. грн, 300 грн в месяц нужно платить за доступ с лимитированным трафиком. Поэтому у нас сохраняется цифровой разрыв между городом и селом. И когда мы говорим о том, что хотим дать одинаковый доступ к телемедицине или дистанционному обучению (e-learning) либо тем же госуслугам, нужно помнить об этом.

Сейчас в Украине идет процесс децентрализации, создаются новые громады, укрупняются села, им дается возможность создавать ЦПАУ. То есть село может само предоставлять государственные услуги. Это нужно для того, чтобы сделать жизнь людей комфортнее и показать, что село развивается. Кроме того, это может приносить деньги. Если вы предоставляете 20 услуг, из них 10 бесплатных, а на остальных 10 вы зарабатываете. Определенная сумма может оставаться на развитие ЦПАУ. Но чтобы предоставлять услуги, нужен доступ к реестру, почти все услуги этого требуют.

Новости по теме

Кроме того, мы можем сказать, что у нас, как и в странах ЕС, США или соседних странах, есть такое понятие, как цифровой разрыв. Этот цифровой разрыв у нас очень большой. Только чуть больше 10% населения, подключенного к интернету, используют ШПД-подключение. Есть села, которым повезло: через них проходит какой-то магистральный канал или они еще каким-то образом подключились. Есть те, которым не повезло, даже 2G нет, не говоря о 3G и более высоких скоростях доступа.

В начале года Кабмин принял распоряжение о развитии цифровой экономики. И в нем есть подпункт о преодолении цифрового разрыва и развитии ШПД. Это одна из задач, которую Министерство экономики, мы, НКРСИ должны решить.

- А какая технология дешевле? Пробовали просчитать?

- Есть много факторов. Но из тех примеров, что я привел, так в качестве самого надежного способа рассматривают оптоволокно. Если село протянуло оптоволокно, то дальше могут быть разные способы. Хоть Wi-Fi. Мы изучаем этот вопрос, Министерство экономики готовит перечень населенных пунктов, которые нуждаются в интернете. Дальше вопрос в том, где находится оператор и что нужно, чтобы дотянули "последнюю оптическую милю".

Есть еще одна проблема – есть ли в селе, кроме как в школе, библиотеке, ЦПАУ, сельсовете и т.д., спрос на интернет, сколько жителей, которые захотят им пользоваться и готовы платить от 100 грн в месяц за качественное подключение, у скольких есть деньги на подключение. Если вы выедете за Киев, подключение будет стоить в среднем 2500 грн, если в селе уже есть интернет. И потом еще 100 грн в месяц.

Также еще обсуждается, какой вариант поддержки развития ШПД будет принят. В мире есть разные практики. Например, в Европе банально ЕС выделяет на это средства и создает фонд преодоления цифрового разрыва. Украина тоже может создать фонд и финансировать его. Где-то это частно-государственное партнерство.

- То есть у нас есть бонус в виде большей осознанности и понимания подводных камней?

- Во всем есть свои плюсы и минусы. Основная причина, по которой мы не можем прыгнуть далеко вперед, – это ментальность. Те же электронные выборы в Эстонии уже проводятся 10 лет. Но на выборах 2 года назад в электронном голосовании приняли участие только 30% избирателей. Это значит, что за 10 лет они добились того, что 30% тех, кто пользуются офлайн-услугой, начали пользоваться ею онлайн.

То есть наша задача, наравне с внедрением инноваций, – также работать над "цифровой культурой" граждан. Повышать осведомленность, доверие и уровень пользования электронными сервисами.

- Какие планируете следующие шаги в развитии электронных услуг?

- Мы свои приоритеты практически не меняем с момента создания агентства четыре года назад.

Во-первых, это электронное взаимодействие. В данном случае мы занимаемся внедрением "Трембиты", межведомственного документооборота между органами государственной власти. Сейчас мы аттестуем "Трембиту" и начнем использовать ее уже в промышленном виде. По плану это произойдет в текущем году.

Во-вторых, это открытые данные. Огромная сфера, отдельное направление. Мы модернизируем портал открытых данных. Сейчас идет челлендж – Open Data Challenge-стартапы, которые работают в этой сфере, могут получить поддержку.

В-третьих, это электронная идентификация. В начале года мы запустили с "Киевстаром" пилотный проект с Mobile ID, сейчас внедрение этой услуги делают lifecell и Vodafone. "Киевстар" планирует с июня перевести услугу в широкие массы.

Еще года три назад многие говорили, что мобильная идентификация – это слишком сложно. Мол, нужно упрощать жизнь, дать людям возможность использовать логин и пароль, и SMS по телефону. Но сейчас люди понимают, что нужны более надежные способы идентификации, в том числе Mobile ID.

Следующее направление – перевод реестров на блокчейн. Мы постоянно говорим, что все друг другу не верят. Это, конечно, плохо, это снижает наш индекс счастья, в отличие от Дании или Швеции. Эта технология сделает невозможными изменения задним числом. Кроме того, если какие-то данные внесены с ошибкой, будет четко видно, кто занес, когда, и задним числом он это не исправит.

Еще до конца года мы должны будем довести количество электронных услуг до 100.

Беседовала Нина Глущенко

видео по теме

Новости партнеров

Загрузка...