Эрнст Райхель: Дипломатические усилия для прекращения войны на Донбассе означают, что надо говорить с Россией

Посол Германии в Украине Эрнст Райхель в интервью Элине Бекетовой для ее программы 112 International Insight рассказал о возможности участия Бундесвера в миротворческой миссии на Донбассе, об ожиданиях от украинских реформ и важности минских соглашений для достижения мира на востоке Украины

Эрнст Райхель: Дипломатические усилия для прекращения войны на Донбассе означают, что надо говорить с Россией
Эрнст Райхель Фото из открытых источников

112 International Insight

Проект Элины Бекетовой

Посол Германии в Украине Эрнст Райхель в интервью Элине Бекетовой для ее программы 112 International Insight рассказал о возможности участия Бундесвера в миротворческой миссии на Донбассе, об ожиданиях от украинских реформ и важности минских соглашений для достижения мира на востоке Украины

- Господин посол, приветствуем Вас в эфире "112 Украина"!

Первый вопрос касается выборов в РФ и аннексированном Крыму. Президент Украины Петр Порошенко заявил, что Киев не признает выборы президента России на полуострове и введет санкции против их организаторов. Готова ли Германия присоединиться к непризнанию этого волеизъявления в Крыму и введения санкций? (19 марта Европейский Союз не признал результатов голосования в оккупированном Россией Крыма и призвал изучить сообщения о нарушениях, которые поступали от международных наблюдателей, - ред.)

- Всегда было политикой Федеративной Республики Германия не признавать аннексию Крыма. Любые акты, которые там будут осуществлены Россией, являются нарушением международного права. Проведение выборов президента России также является нарушением международного права.

- Давайте поговорим о новом правительстве Германии. Знаем, что в новом коалиционном соглашении правительства есть упоминание об Украине и о поддержке территориальной целостности Украины. Что это для нашей страны - определенная победа или просто формальность?

- Нет, это не формальность, это обещание, которое дает федеральное правительство как немецким избирателям, так и самой Украине. И такая активная позиция Германии будет иметь место в будущем, хотя это не новость. Потому что данной позиции Германия придерживается с момента аннексии Крыма, начала конфликта на востоке Украины, и мы будем впредь продолжать действовать в этом направлении. Я хочу напомнить, наверное, нет других таких глав государств, как наш федеральный канцлер Меркель и президент Франции Олланд, а сейчас Макрон, которые бы так активно действовали ради решения конфликта на востоке Украины. В коалиционном соглашении, которое Вы упомянули, так и записано, что Германия будет и впредь активно содействовать решению конфликта на востоке Украины.

- Но, пожалуй, от Украины чего-то ожидают? Это не просто ради Украины, а реформы, которые должны происходить в Украине?

- Конечно, и эти ожидания реформ — не только ожидания западных государств. Это собственный интерес Украины, украинских граждан, которые ждут эти реформы. Именно в этих реформах Украина существенно отличается от России. Что я этим хочу сказать... Майдан и политика, которая возникла в результате Майдана, делают большое различие между Россией и Украиной. Именно поэтому очень важно, чтобы Украина продолжала эти реформы, которые защищают западные демократические ценности, и чтобы Украина выступала против попыток не проводить эти реформы. Я хочу Вам привести пример — это введение е-деклараций для активистов антикоррупционного движения. Данная обязанность сдавать электронные декларации вводится в действие 1 апреля. А в прошлую пятницу Венецианская комиссия обнародовала свое заключение касательно этого законодательства и сказала, что оно противоречит ценностям общества, которое основано на демократии и правах человека. Сегодня у нас уже 19 марта, и если не будет возможности изменить данный закон, то хотя бы надо перенести срок, когда надо будет активистам сдавать эти декларации, чтобы хоть таким образом привести законодательство Украины в соответствие с ценностями демократии и правами человека.

- К годовщине Минска-2 в МИД Германии сказали, что слишком мало сделано для выполнения минских договоренностей. Что должно быть сделано, чтобы сдвинуть эти минские договоренности с места?

- Конечно, мы, как и Украина, как и украинцы, тоже испытываем фрустрацию от того, что борьба на линии разграничения продолжается, что умирают люди — как мирное население, так и солдаты. Первым шагом должно быть достижение настоящего перемирия, отвода тяжелого оружия. Мы готовы брать на себя ответственность, принимать дипломатические меры, усилия, чтобы этому способствовать. И решающей здесь является политическая воля. Мы уже говорили о том, будут ли какие изменения после президентских выборов в РФ, и мы за этим будем следить. Но я хочу еще раз сказать, что когда речь идет о дипломатических усилиях, тогда это означает, что надо говорить с Россией, ибо очевидно, что решение этого конфликта без РФ невозможно. И дипломатические усилия — это означает вести диалог.

- Интересно, будет ли РФ идти на уступки после выборов президента, как думаете?

- Я думаю, что минские договоренности действуют уже достаточно долго. И мы часто после некоторых событий думали, что, возможно, вот сейчас будут какие-то изменения в политике, в подходе России. Но мы, дипломаты, не должны терять надежду, мы должны сохранять свой оптимизм, что можно чего-то достичь. Поэтому мы и в дальнейшем ожидаем реакции, что будут какие-то изменения в подходе России к минским договоренностям. Но позвольте мне добавить, что было бы большой ошибкой потерять терпение и сказать, что минские договоренности не функционируют, не работают. Потому что тогда бы мы остались без формата переговоров с Россией и без основы, на которую можно ссылаться. Мы бы вернулись обратно в 2014 год, к нерегулируемому конфликту. Думаю, никто в Украине не хочет возвращения к ситуации 2014 года.

- Давайте вернемся к коалиционному соглашению при формировании правительства Германии. Там как раз было упоминание, что за соблюдением мира должна наблюдать миротворческая миссия ООН. Может ли Германия присоединиться к ней? Возможно ли участие Бундесвера?

- Сначала надо договориться о том, какой должна быть такая, как она должна работать. Потому что на данный момент существуют фундаментально различные понимания, какие задачи должна выполнять такая миссия и в каком формате она должна быть. И, соответственно, касательно возможного участия Бундесвера надо дождаться результатов этих переговоров, которые сейчас ведутся. Наверное, Вы обратили внимание на то, что у одной стороны и у другой стороны разные понимания по поводу того, какая страна может участвовать в такой миссии, а какая нет.

- Германия в этом плане относится к числу тех стран, которые не могут участвовать, или к тем, которые все-таки, возможно, примут участие?

- Вы от меня пытаетесь получить прогноз касательно исхода этих переговоров, а я, к сожалению, не могу ответить. Вы, наверное, понимаете, что немецкая политика в отношении возможного участия Бундесвера будет формироваться, когда будут понятны условия, в которых будет проводиться такая миссия.

- А может быть такое, что с России снимут санкции, если она согласится на размещение миротворческой миссии на всей территории Донбасса?

- Это не соответствовало бы позиции Федерального правительства Германии на данный момент, потому что мы видим взаимосвязь между выполнением минских договоренностей и снятием санкций против России. И именно такую связь между этими двумя процессами видит и международное сообщество. Позиция Федерального правительства именно такая, но это не исключает того, что ведутся дискуссии о возможном снятии санкций. В демократическом государстве это нормально. Впрочем, позиция Федерального правительства является такой, о которой я только что сказал.

- Вы давали интервью год назад и вспоминали о выборах на Донбассе. В частности, подчеркнули, что все будет зависеть от обстоятельств, которые необходимо сделать такими, чтобы выборы стали возможными. Что-то изменилось за этот год? Или выборы на Донбассе до сих пор невозможны?

- Я придерживаюсь той же позиции, которую тогда высказал. Но насчет вашего вопроса - нет, нет таких изменений, которые бы сделали возможным проведение выборов на Донбассе.

- Они станут возможными тогда, когда будут выполнены вопросы безопасности и остальные пункты по Минску?

- Должны быть предпосылки, по минским договоренностям, чтобы обеспечить свободные выборы. По стандартам ОБСЕ. Это означает, что должны быть выполнены многие условия, я об этом говорил во время своих интервью.

- Громкое "дело Скрипаля". Присоединится ли Германия к расследованию?

- Пока никто не обращался к нам, я имею в виду британское правительство, чтобы мы приобщались к расследованию. Но Вы знаете, Федеральное правительство здесь поддерживает Великобританию, и мы считаем, что это очень серьезный случай, который представляет угрозу не только здоровью этих двух людей. Применение боевого химического вещества на чужой территории — это очень серьезный случай, учитывая международное право.

- В случае обращения Британии Германия может присоединиться к расследованию?

- Возможно, но такого обращения пока не было.

- Господин посол, спасибо вам за интервью. До новых встреч на "112 Украина"!

- Большое Вам спасибо

видео по теме

Новости партнеров

Загрузка...

Виджет партнеров