Если бы сегодня встал вопрос принять закон "Кивалова-Колесниченко", я бы без сомнения ставил его на голосование

Коммунист, экс-первый заместитель председателя ВР Адам Мартынюк в интервью Алесе Бацман в эфире телеканала "112 Украина" рассказал, как принимался скандальный языковый закон "Кивалова–Колесниченко", брали ли коммунисты деньги у Партии регионов, а также о том, зачем душил в сессионном зале коллегу Олега Ляшко

Если бы сегодня встал вопрос принять закон "Кивалова-Колесниченко", я бы без сомнения ставил его на голосование
112.ua

112.ua

Редакционный блог

Коммунист, экс-первый заместитель председателя ВР Адам Мартынюк в интервью Алесе Бацман в эфире телеканала "112 Украина" рассказал, как принимался скандальный языковый закон "Кивалова–Колесниченко", брали ли коммунисты деньги у Партии регионов, а также о том, зачем душил в сессионном зале коллегу Олега Ляшко

Бацман: В эфире программа "Бацман".

Господин Адам, добрый вечер. Конституционный суд Украины отменил скандальный закон, так называемый Колесниченко-Кивалова. Причем он рассматривал это дело почти 4 года. И отменил, что интересно, не потому, что рассматривал этот закон по существу, а отменил потому, что этот закон был принят с нарушениями регламента. Именно тогда, в 2012-м году, когда принимался этот закон, председательствовали в ВР вы. То есть, принимали его под вашим руководством. Почему вы его принимали с нарушением, и получается, что если бы вы его не приняли с нарушением, то сейчас его могли не отменить?

Мартынюк: Я ничего не вижу скандального в этом законе, потому что закон отвечал абсолютно Конституции. И Конституционный суд не рассматривал его четыре года, а четыре года этому закону. Он был принят в 12-м году, в 14-м году одним из первых решений по требованию "Свободы" и других фракций после событий на Майдане было решение об отмене этого закона. Этот закон где-то 230-240 голосами, конечно, был отменен в феврале 14-го года, но до сих пор никем не подписан. Не подписал его тогдашний председатель ВР Турчинов, не подписал его тогдашний и. о. президента Турчинов. Я не знаю меры наказания за подобные действия, но Турчинов должен был бы ответить, почему отмену этого закона он не подписал. А не подписал он потому, что отмена этого закона стала одной из причин того, что мы сначала потеряли Крым, а потом начались горячие события, которые переросли в гражданскую войну на Донбассе. Не подписал и потому, что этого требовали зарубежные наблюдатели, которые нами руководили в то время и продолжают управлять до сегодняшнего дня. И закон повис в воздухе. Он действовал до вчерашнего дня, но, по сути, не действовал, как и целый ряд других законов. Не один раз в течение существования Конституционного суда к нему обращались народные депутаты или те, кто имел право обращаться с требованием отменить тот или иной закон, потому что была нарушена процедура. Прежде всего, опирались на норму Конституции о личном голосовании. До вчерашнего дня, до вчерашнего решения ни один состав Конституционного суда не принимал подобных решений, хотя процедуры были нарушены, действительно, голосовал целый ряд неперсонально, что продолжается по сегодняшний момент, но Конституционный суд отходил от этого решения. Сегодня он заложил очень опасную мину.

- Вы настаиваете на том, что когда вы руководили и голосовали этот закон, не было нарушено ни одной процедуры?

- Было нарушение. Сейчас, если руководствоваться вчерашним решением Конституционного суда, можно любой закон, если он мне не нравится, отменять, потому что нарушения будут обязательно.

- Но зачем вы тогда нарушали регламент?

- Дело в том, что не я нарушал регламент, а те, кто делал это и совершал. Как будто нарушение регламента усматривалось в том, что там начались бои. И это так - это нарушение регламента. Нарушение регламента заключается в том, что не давали голосовать физически. Выхватывали карточки, чтобы депутаты не проголосовали, и по первому голосованию не хватило голосов - такое было нарушение регламента. Если бы сегодня встал вопрос принять подобный закон - я бы без сомнения ставил его на голосование. Потому что ничего антиукраинского, антигосударственного в этом законе нет. Тем более, отменив вчерашний закон, действует закон 1989 года, который еще создавали Кравчук и его команда, тогдашний завотделом ЦК Компартии Украины. Он практически один к одному к тому закону, который отменили. Единственное, что там больше были такие нормы просчитаны о том, где можно употреблять язык национальных меньшинств. Я предполагаю, что это событие положит дальнейшие разброд и шатания в нашем украинском вооруженном обществе. Далеко не однозначно все это воспринимается. Точных данных, кто пользуется русским языком, нет. Но по последней переписи, которая, к сожалению, состоялась 16 лет назад, более 8 млн граждан Украины назвали себя россиянами. Предыдущая перепись - было 13 млн. Конечно, в 2001-м далеко не все россияне решились сказать, что они россияне. Если украинцев справедливо задевает, когда наступают на нашу культуру, язык - нам больно. Мы сопротивляемся. А почему мы не хотим задуматься о том, что тех же 8 или сколько миллионов человек, на чей язык и культуру также мы наступаем, украинцы, они точно такое же право, как и мы, имеют на свой язык, на свою культуру, на свой взгляд. Насильно мил не будешь. Надо совершенствовать украинский язык, надо его внедрять, но не методом силы и давления, а методом убеждений и доказательств того, что надо, если ты гражданин Украины, знать этот язык.

Новости по теме

- Владимир Литвин, который был тогда председателем ВР, очень на вас обиделся. Он тогда обещал, что пока не будут рассмотрены на комитетах все поправки, этот закон не будет голосоваться. Но как только он куда-то отошел, вы как уже председательствующий проголосовали закон, и он очень на вас обиделся. Зачем было вам такой ценой тогда его проталкивать?

- Если бы сегодня была у меня возможность такая и необходимость принимать подобный закон, я бы с чистой совестью сделал бы то, что сделал в 12-м году, кроме одного, что я поверил и подвел голову ВР. Закон был полностью подготовлен, он прошел комитет, здесь вопросов нет. Дело в том, что мне сказали руководители государства о том, что Владимир Михайлович будет уведомлен о том, что этот закон будет вынесен на голосование. Что он будет знать о том, что на вечернем заседании будет этот закон. Я поверил в то, что он будет знать, и не успел его предупредить о том, что будет такое. Даже президент говорил о том, что сейчас будет у меня Владимир Михайлович и ему скажу о том, что закон будет вынесен.

- То есть, лично Янукович попросил вас поставить и проголосовать этот закон?

- Да.

- Говорили, что вам деньги занесли из Партии регионов за то, чтобы вы это сделали.

- Денег никто никогда не заносил. Тем более, что не надо заносить за то, что делается сознательно. Я не из тех, кто голосует или ставит на голосование так, как это, возможно, делается сегодня.

- Вы наладили отношения с Владимиром Литвиным?

- Конечно.

- Покойный Чечетов комментируя, как это принималось, сказал: "Мы развели их, как котят". И это все стало девизом той власти - как все абы как делалось.

- К большому сожалению, не только и власть. Любая власть у нас делает все абы как. Начиная с начала существования власти. Делалось так, к сожалению, как хотелось президентам.

- Приведите примеры.

- Я приведу такие примеры: конституционный договор, декреты Кабмина. Иногда я думаю, что уровень нашего парламента и затраты на него такие колоссальные, что я позволил бы Кабмину сейчас, как это было в девяностых годах, писать декреты, считавшиеся законными. Не надо парламента, не надо миллиардных расходов на то, чтобы писать то, что сегодня делается. Нет и не было в Конституции таких норм, чтобы издавать декреты. Не было в Конституции нормы так называемого конституционного договора, который был принят не изменениями в Конституцию, не было того, что было в феврале 14-го года: когда вернулись к Конституции 2004 года без каких-либо соблюдений конституционных норм. И действующая сегодня Конституция, она не соответствует тому, чтобы называться Основным законом. Сейчас у президента право нарушения Конституции - объявлять военное положение без согласия ВР. Что касается медицинской реформы: в Конституции записано, что она бесплатная. Что делается с медициной сегодня? Это прямое нарушение Конституции. К сожалению, нельзя назвать ни одного из президентов, гарантов Конституции, которые не делали того, что насиловали Конституцию, с помощью парламента в том числе.

- Коммунисты брали деньги за голосование?

- Нет. Почему брать деньги за голосование, если мы сознательно всегда голосовали за то, что соответствовало нашей идеологии и программным принципам.

- Когда опубликовали часть черной бухгалтерии ПР, тогда уже слухи о том, что коммунисты брали деньги, например, у ПР, стали уже не такими слухами.

- Во-первых, я не видел этой книги и не знаю, насколько реально она соответствует действительности. Но, насколько я помню тот факт, о котором говорят, то там речь шла не о законах, а о выборах, чтобы вести агитацию за ту или иную кандидатуру.

- То есть, за голосование не брали, а за выборы брали?

- И за выборы не брали. Я просто уточняю, что речь идет не о законах, даже в этой "амбарной книге", которая до сегодняшнего дня не доказана.

112.ua

- В интервью изданию "Гордон" Леонид Грач комментировал это так: "Никто в партии не видел тех денег, которые брал миллионами Симоненко. Они потому и разошлись с Мартынюком в свое время. Он его убрал со второго секретаря, потому что Адам хотел тоже править этим финансовым потоком. Мне лично жаловался перед выборами президента в 2010 году Янукович, что какая же сволочь-мудак Симоненко, я ему только дал 10 млн долларов, а он теперь требует за другое голосование еще, еще и еще". Смотрите - ваш однопартиец черным по белому.

- Он не наш однопартиец - он давно исключен из партии.

- Но сколько лет вы были бок о бок.

- Не бок о бок, потому что Леонид Иванович сам себе на уме. Я не верю ни одному слову, которое говорит Леонид Иванович. Он сказал это тогда, когда он был исключен из партии за действия, несовместимые с членством в партии. Если он принимал от кого-то средства и что-то кому-то обещал, то пусть за это отвечает. Я еще раз повторяю вам с чистой совестью: я к этому не имел, не имею и не буду иметь никакого отношения.

- А о том, что Петр Симоненко брал деньги, вы слышали от кого-то?

- Не слышал и никогда не был свидетелем. По поводу того, что я был отстранен от должности второго секретаря ЦК партии, господин Грач также перевирает. Я ушел сознательно с должности, написал лично заявление, потому что мне физически было невозможно совмещать должность второго секретаря ЦК и быть первым заместителем председателя ВР. Как только это стало возможно - я на сегодняшний день выполняю обязанности второго секретаря ЦК компартии Украины, при том же Симоненко, который якобы убрал меня, если верить Грачу, с этой должности. Мы ежедневно работаем вместе над тем, чтобы защитить партию.

- То есть, коммунистическая партия в Украине, которая запрещена - она живет и работает?

- Коммунистическая партия в Украине не запрещена. В законе о так называемой декоммунизации записано, что суд может по представлению Минюста прекратить деятельность. Настолько писали поспешно закон те, кто далек от законотворчества, что даже забыли, что прекращается партия в других случаях: партия может сама прекратить деятельность или прекратить деятельность, когда она будет запрещена. Речь идет не о прекращении, а о запрете деятельности - это чисто юридическое. Министерство юстиции подало иск о том, чтобы прекратить деятельность партии (незаконно, так как по закону можно запретить). Суд первой инстанции в декабре 16-го года прекратил деятельность партии, но это дело рассматривается и в Апелляционном суде, Административном по сегодня, который прекратил рассмотрение, и это дело на рассмотрении по представлению 46 депутатов в Конституционном суде. То есть, судебного решения о запрете деятельности Коммунистической партии нет. И она сегодня действует на законных основаниях.

- Сколько членов в Коммунистической партии Украины сегодня?

- К сожалению, уменьшилась численность по сравнению с тем, что была. Но сегодня больше 60 тысяч.

- Если вы говорите, что Коммунистическая партия не запрещена и вы работаете, так чего же вы на выборы не идете тогда?

- Дело в том, что выборов после того, как начали запрещать Компартию, не было. Последние были в 14-м году, когда мы шли на выборы, и все было сделано для того, чтобы определенное количество процентов не добавить, чтобы партия не прошла в парламент. После этого выборов парламентских не было.

- То есть, на следующих выборах вы пойдете снова?

- Мы пойдем. Но в том же законе о декоммунизации, который осужден Венецианской комиссией, есть норма, которая дает право Министерству юстиции запретить участие Коммунистической партии в выборах. То есть, создан парадокс. Мы не запрещены официально, в судебном порядке, но Минюст нас к выборам не допускает.

- Я не понимаю, зачем вы работаете, тратите деньги, если все равно вы не сможете участвовать в выборах?

- Это сегодня не сможем. А завтра ситуация будет другая.

- Да ваш электорат уже себе разобрали другие.

- Зачем мы работаем? А что сказать тем 60 тыс. человек, которые с нами? Что мы их бросили и что мы ничего не хотим делать? Подобная ситуация уже была в 91-м году, когда также партия была запрещена.

- То есть, вы ждете, что все изменится?

- Мы не просто ждем, мы для этого работаем.

- А сейчас кто пасется на вашем электорате? Кто его себе прибирает к рукам?

- Если судить по последним выборам в местные органы, которые состоялись и которые сейчас происходят, - часть нашего электората забирает "Оппозиционный блок". Часть забирают, возможно, те, кто выдает себя за партии, которые беспокоятся о развитии регионов, - "Наш край". Часть сельского электората забирает Аграрная партия, которой сейчас очень опекается АП, - это местные аграрные бароны, всесильные на селе и обеспечивающие голосование так, как им выгодно. Они дают работу, и они за эту работу требуют своих депутатов. Но все течет, все меняется. Ничего вечного нет.

- То есть, вы собираетесь вернуться в активную политику?

- Не просто собираемся - мы обязательно вернемся. Достаточно большая часть населения, по социологическим опросам, не против того, чтобы вернуться в те советские времена.

- Ну, конечно, молодость. Они ностальгируют по своей молодости. Это не возвращается, к сожалению.

- А нынешняя молодежь делает все для того, чтобы быть свободной от каких-либо обязанностей.

- СМИ писали, что на вашу дочь зарегистрирован дом в Конче-Заспе, шикарный. Как вы это можете объяснить?

- Моя дочь, которой уже почти 40 лет, занимается небольшим бизнесом. Она имеет салон красоты. Который в том числе позволил ей не построить, а купить. Она еще лет 6-7 его приводит в порядок и еще не привела. Давайте не будем забывать, что более 20 лет при нынешней Украине и 20 лет при предыдущей Украине я был высокооплачиваемым человеком, сравнительно. Во всяком случае, я закончил в советское время в должности первого секретаря Львовского горкома партии. Тогда зарплата у меня была 600 рублей. Более 20 лет я был в составе ВР и первым заместителем. То есть, какие-то сбережения были, и я ей помог. Но говорить о том, что мы олигархи или очень богатые люди, я, к сожалению, не сказал бы.

- Но рядом с вами там есть соседи. Например, сын Симоненко, который тоже имеет в Конче-Заспе роскошное имение. Семья Калетников с угодьями. Это все коммунисты и верхушка. То есть, у всех детей коммунистов успешный бизнес.

- Калетник был временным коммунистом и недолго. Но он занимался довольно длительное время бизнесом, так же, как и сын Симоненко, который не имеет в Конче-Заспе домов, насколько мне известно.

- Что вы подумали, когда прошел процесс е-декларирования в Украине?

- Я подумал о том, что очередная утка и ложь, так как не соответствует той действительности, которая там написана. Как только возникает необходимость у власти кого-то к ногтю - они поднимают электронные декларации. И сразу там находят незадекларированные миллионы. То, что можно проверить, они указывали минимально, а то, что нельзя проверить, они указывали, что у них находится в банках стеклянных. В свое время мы считали - у нас более 4 тыс. законов. Украина имеет больше законов, чем все европейские государства вместе взятые. Но пользы в этих законах никаких.

- А не возникло какого-то облегчения у ваших коллег-коммунистов, что так вовремя запретили Коммунистическую партию, как раз перед е-декларированием, и не пришлось им тоже показывать свои состояние.

- Нет, абсолютно, потому что они бы показали то, что они имеют. А они имеют далеко не то, что пишет пресса.

- Вы - учитель истории. Вы, как никто другой, должны знать, сколько Коммунистическая партия в Советском Союзе, коммунистическая идеология во главе, замучила миллионов своих граждан. Замучила, убила в лагерях, расстреляла, заморила голодом. Вы же могли выбрать любую другую партию, а вы выбрали именно эту идеологию и именно эту партию. Вам самому не противно с такими людьми идти в одном русле и продолжать это?

- Абсолютно нет. Во-первых, это сделано сознательно. И если бы я сегодня начинал свой путь, то сделал бы то же самое. Потому что я никакого отношения к тому, о чем вы говорите - не имел, не имею и не буду иметь. И все то, о чем говорится, те цифры, которые называются, то если поверить тем цифрам и миллионам, о которых вы говорите, то вообще у нас уже никого не осталось. Об истории мы говорить можем, а давайте поговорим о сегодняшнем дне. Вы говорите о том, о чем вы слышали или читали, и не знаете, соответствует ли это действительности, - а давайте посмотрим, как руководит нынешняя власть.

- Вы же не будете отрицать миллионы расстрелов, миллионы репрессий, миллионы в лагерях, голодомор, геноцид украинского народа. Архивы СБУ открыты, я была там, я читала.

- И что говорят архивы?

- О том, сколько, просто пачками, людей бросали в огонь, причем по разнарядке. Когда эти смертные приговоры по клевете просто каждый день - это же миллионы были.

- А вы знаете, почему до сегодняшнего времени не хотят открыть тех архивов?

- Они открыты.

- Наполовину открыты. Потому что там те, кто сегодня считает себя героями, найдут фамилии свои, что они закладывали тех, кто вчера был врагом советской власти.

- В 2010 году вы лично и вся фракция коммунистов проголосовали за ратификацию харьковских соглашений. Тех соглашений, которые через 4 года, в том числе, фактически позволили сделать России с Крымом то, что она сделала - аннексировать. Вы свою вину чувствуете за то, что вы тогда сделали?

- Не чувствую. Потому что харьковские соглашения были не столько о флоте, а о газе, о том, чтобы облегчить жизнь людям. Срок продления не имел значения до 14-го года. Флот еще был бы на территории Крыма и без харьковских соглашений. По предварительным соглашениям они бы там существовали до 2016-2017 года.

- Расскажите о вашей коллеге Алле Александровской, потому что ее обвиняют в посягательстве на территориальную целостность Украины и финансировании на деньги ФСБ местных депутатов. Это почти уже два года, как ее задержали. А какие сейчас там новости?

- В советское время была 58 статья, сегодня эта статья - 110. Измена родине, сепаратизм - это и приписывается Александровской. Продолжается судебное заседание, которое, мы надеемся, имеет хорошую перспективу. Она не находится в местах лишения свободы, имеет право свободного передвижения. Суд продолжается, где все распадается. Такие же эсбеушники и шили это дело, потому что им надо было отчитаться. Все свидетели, которых эсбеушники просят, чтобы они давали показания, сегодня от них отказываются.

- Журналисты, пришедшие в профессию до Майдана, вас вспомнят не в связи с тем, что вы второй человек в Компартии Украины, а в связи с одним эпизодом, когда вы на трибуне ВР упорно душили Олега Ляшко. Почему вы его начали душить?

- Это личное. Если бы он не употреблял слов, которых я в эфире не могу повторить... это и стало причиной того, что он получил то, что заслужил. Мне было неловко, что я себе позволил подобное, но я не жалею.

Фото из открытых источников

- Почему вас коллеги называли Саддамом Ивановичем?

- Наверное, за то, что я несколько резко требовал от своих товарищей по работе, по парламенту, по партии выполнять то, о чем мы договорились. Я человек очень организованный и ответственный. Я не люблю, когда кто-то опаздывает, когда кто-то что-то обещает и не выполняет. Я не люблю, когда меня или других обманывают сознательно и выдают желаемое за действительное. Возможно, такой чрезмерно придирчивый характер, и некоторые называли меня таким именем.

- Вы в украинской политике были с начала независимости. Вы много насилия видели в украинской политике?

- Вне всякого сомнения. Если не откровенное физическое насилие, то было постоянное насилие...

- А давайте о физическом насилии.

- Давайте вспомним те трагические события, которые были в 2013-2014 гг.

- Я имею в виду между депутатами.

- В большинстве случаев, те горячие события, которые были достаточно часто в стенах парламента, и сегодня они продолжаются, доходили до достаточно большой рукопашной, до крови, но как только исчезали камеры, начиналось братание. Из сессионного зала шли в буфет и все там улаживали. Они не читают, к сожалению, того, что принимают - они работают на камеру. Это не законодатели, а актеры погорелого театра, каждому из которых хочется поскорее выскочить перед камерой.

- Спасибо вам.

- И вам спасибо.

видео по теме

Новости партнеров

Загрузка...

Виджет партнеров