Олег Винник
"112 Украина"

Бацман: В эфире программа "Бацман". В студии певец и артист Олег Винник.

Добрый вечер, Олег. Скажи, какие статьи доходов сегодня у украинских артистов? Концерты, корпоративы, просмотры на YouTube? Что еще?

Винник: Я бы сказал, что все, наверное. Что касается дисков, то на этом никто денег не зарабатывает, – только тратят. В нашей стране пока еще не работают, к сожалению, как в Европе, авторские.

- Ты сам пишешь свои песни. У тебя авторские большая статья доходов?

- Нет. Может, в конце года можно пиджак купить хороший.

- Когда тебя называют украинским Стасом Михайловым, ты обижаешься или тебе это льстит?

- Раньше я сражался с этим, хотел обсуждать эту тему: почему, с чего вы взяли? Но это журналистская вся "шняга" получилась. Прежде чем меня с кем-то сравнивать – просто послушайте меня и профессионально подойдите к этому.

- Хочу поговорить о твоей личной истории, о твоей биографии. Ты испытал на себе все "прелести" украинского гастарбайтера в Европе ты поехал в Германию сидеть с детьми одного известного немецкого врача.

- Вообще-то было запланировано не то. Когда я увидел афишу одного из мюзиклов, появилось желание сыграть. Но поехать, прослушаться, чтобы тебя взяли, – это очень сложно. Я тогда был студентом, и надо было зарабатывать деньги. Что касается детей, то я обучал их музыке, а они меня учили языку. Сейчас они уже взрослые, и мы очень хорошо общаемся.

- Что делать с тем, что огромное количество молодых перспективных людей уезжает за границу работать?

- Это было всегда, к сожалению. Меня волнует только то, что перспективные люди не могут себя найти в нашей стране и уезжают куда-то. С одной стороны – это очень легкий путь. Я в 90-е годы, когда учуял "запах" Запада, цивилизации, настолько загорелся, что, не зная языка, поставил себе за цель выучить язык, поехать в Германию и стать человеком. Не иностранцем, который зарабатывает гроши, а быть цивилизованным нормальным человеком. Я добился этих ролей, самых высоких в мире. Роль Жана Вальжана могут получить только избранные люди мира, профессионалы в первую очередь. Когда я работал в Штутгарте, меня называли берлинцем, когда в Берлине – норвежцем, но на сцене мне никто никогда не сказал, что я иностранец или из бывшего Советского Союза. Про Украину тогда вообще никто не знал – это было еще до Оранжевой революции. После Оранжевой революции уже и журналисты поехали в Германию и искали меня, с ведущих каналов страны. Потом и в театрах стала известна страна Украина, и я этим очень, очень гордился. Было всегда много национальностей, и висел флаг моей страны.

- Ты сначала добился успеха за границей, а затем вернулся и добился успеха здесь. А когда ты был успешен там, на родину не тянуло?

- Первые шесть лет у меня были контракты, и я не приезжал. Когда я первый раз приехал на польско-украинскую таможню, вышел из машины, вдохнул воздуха, то он был настолько вкусен, что я заплакал. Эти вещи надо прожить. Возвращаюсь к тому, что люди уезжают из нашей страны, считая, что они такие гениальные, а их никто не замечает. Ничего подобного. Я работал в Германии – там много моих коллег из Америки, из Германии – они едут в Китай и т. д. Каждый себя может найти где угодно. Это все зависит даже не от амбиций, а от конструктивности. На сегодняшний день я считаю, что в нашей стране можно столько всего сделать. Работы – непочатый край, и сказать, что я покину эту страну, потому что я хочу хорошо жить, хорошо кушать и т. д. – нет!

- Твой продюсер, Александр Горбенко, был очень успешным бизнесменом. Его бизнес был совершенно не связан с шоу-бизнесом. Но, приехав в Германию, он буквально влюбляется в тебя, продает весь свой бизнес и вкладывает в тебя. Но не сразу все получилось – он даже прогорел. Сейчас он не жалеет, что с тобой связался, у него все хорошо?

- Когда он будет сидеть у тебя – задашь ему эти вопросы. Это было все иначе. Влюбиться – это одно, а подход… успешный бизнесмен ценит свою копейку и ценит свой труд. Когда мы с ним познакомились, я уже чувствовал, что я должен вернуться обратно. Только когда бы это случилось, я не знаю. Мы познакомились, решили снять первый клип. Я был одним из трех ведущих, самых высокооплачиваемых артистов европейских мюзиклов, и у меня были кое-какие сбережения. Когда мы занялись клипом, то это были, конечно, деньги, огромные. Хороший клип был в пределах 100 тыс. долл. Тогда это была пленка, и совсем другое время. Приехав сюда, я начал ходить на интервью, на радиостанции. Надо было доказывать всем, рассказывать, чего я там добился, показывать песни.

- Но правда, что Александр продал свой бизнес из-за тебя?

- Он просто поставил на этом жирную точку и начал заниматься тем… он музыкальный человек, сильно любит музыку. По жизни он рок-н-рольщик, успешный бизнесмен, но хотел творческой жизни. Прослушав мои песни, показав их многим людям, он понял, что это нравится не только ему, но и разным людям. И он решил, что надо что-то бросить, чтобы что-то начать. У меня на 12 лет было контрактов – я их прервал.

- Сегодня ты можешь сказать, что ты богатый человек?

- Да, богатый любовью.

- Ты – суперзвезда. У тебя есть красивый дом, частный самолет?

- Дом я еще не построил, но хочу его построить и дожить жизнь в нашей стране. Я не хотел бы покупать недвижимость по миру, как делают многие наши соотечественники. Мне это не интересно. Мне хочется иметь свой дом, с озером, о котором я мечтаю.

- Ты уже присматриваешь участок под Киевом?

- Думаю.

- Что тебе дарили?

- Много икон дарят.

- Попытки подарить машину были?

- Если тебе дарят машину – это обязывает. Я в первую очередь добытчик. Мне просто в кайф заработать самому и купить то, о чем я мечтаю. Когда я был студентом, я мечтал о BMW. Мне "тройка" нравилась. Потом у меня появилась "пятерка": ко мне в Германии на мюзикл пришли из магазина BMW, посмотрели, и у меня была машина. Но мне ее подарили за труд, за опыт, я работаю над этим всю свою жизнь. Я выхожу на сцену и пою. Если человек хочет мне сделать приятное – он сделает, но я ему отвечу, всегда. Я не жду, что мне кто-то что-то подарит, дом, например, в Конча-Заспе. Это чушь собачья.

- Где живут твои родители?

- В селе. Мама осталась одна. Она живет с сестрой. Мама была инвалидом по зрению всю жизнь.

- Были ли у тебя в жизни периоды, когда ты был босой, голодный, холодный?

- На сытый желудок не так поется – не те чувства. Я не родился в богатой семье, у меня не было изысков, и я всего добивался сам. Я всегда любил одеваться и покупал дорогие вещи. Я понимал, что если мне какие-то вещи нравятся, то я заработаю деньги и их куплю.

- Какой самый трогательный подарок ты сделал своей маме?

- Это не подарок – так должно быть. Мама всегда была инвалидом по зрению. И на первые деньги, которые я заработал в Германии, мы сделали маме операцию.

- Почему ты отказываешься ездить на гастроли в Россию?

- Во-первых, есть много людей в этой стране, которые быстрее ответят за меня, – это семьи, жены, дети погибших…

- Но многие же твои коллеги ездят.

- У нас нет закона о запрете гастролей. Но сегодня каждый человек показывает свое лицо. И за это свое лицо, за свое хождение по этой земле в свое время мы будем все отвечать. Оно будет все чуть попозже. Я ни с кем не сражаюсь за сцену – я стою столько, сколько я могу. Мой труд оценивается временем, людьми и т. д. Мне предлагают туры по России и очень большие залы. Но это самый легкий путь – взять и поехать. И в Питере сейчас мне предлагают, но я не могу этого допустить. Мне люди верят, человеку, который поет о счастье, о любви, о вере, и я себе никогда не прощу, если мне в глаза скажут: "Я был в АТО, у меня друзья погибли, мы тебе все верили". Я буду прекрасно понимать, что я совершил огромную ошибку в своей жизни. Из-за этого я отвечаю за себя – моя позиция такая. Не для того мы живем, чтобы думать о себе эгоистично.

Новости по теме: Порошенко подписал закон о гастролях российских артистов в Украине

- А если бы тебя лично Путин пригласил выступить, за 10 миллионов долларов, что бы ты ему сказал?

- Если он может закончить войну, то я бы сказал "да", согласился бы. Реально, я готов быть изменником Родины, для того чтобы был мир в этой стране. Я могу себе заработать денег – своими руками, своим голосом. Много, мало – это для кого как.

- В феврале 2014 года ты пел на Олимпиаде в Сочи. Тогда уже кипел Майдан. Тогда уже были какие-то разговоры, в кулуарах, которые бы тебя насторожили? Видел ли ты там кого-то из высших чиновников России, в том числе Путина?

- Нет, мы ездили туда с министром молодежи и спорта Р. Сафиуллиным, и он предложил выступить там. На улицах Майдан обсуждали, но ни у кого еще не было в голове, чем оно все… Я тогда ничего не почувствовал, если б почувствовал – не поехал бы.

- Тебе предлагали петь на Майдане. Почему ты отказался? Кто тебе предлагал?

- Я сказал, что если мне поставят сцену посредине, чтоб меня все услышали, тогда я выступлю.

- А кто предлагал?

- С той стороны, которой уже нет. Для меня страшно, когда делят людей.

- Сейчас ты понимаешь для себя: Майдан для Украины – это хорошо или плохо?

- Не знаю. Рано или поздно оно бы случилось, наверное. Я не хочу, чтобы дальше были какие-то события страшные в нашей стране.

- Как лично на твою жизнь война повлияла?

- Очень сильно. Но, наверно, это мой крест, что именно в это время приехал.

- Говорят, что судя по аншлагам на твоих концертах, конкурентом на президентских выборах действующим политикам станет не Вакарчук, а ты. Чем черт не шутит?

- Я не политик – я просто хочу, чтоб мы жили все счастливо в стране. Я делаю то, что я умею, и оставляю свои силы, здоровье, сердце на сцене. Если мы, артисты, будем лезть в политику, да еще и в президенты, – грош цена такой стране.

Новости по теме: "Океан Эльзы" берет концертную паузу на год, – Вакарчук

- А гонцы от партий к тебе приходили, в список звали?

- Были моменты. Но я не обращаю на это внимания. Просили выступить на предвыборке, за огромные деньги. Мне это не интересно. За все в этой жизни мы будем отвечать, что бы мы не делали, за все свои движения.

- За какого президента ты будешь голосовать на следующих выборах?

- Посмотрим.

- А если там будет фамилия твоего коллеги, Вакарчука, ты проголосуешь за него?

- Сложный вопрос. Я уважаю его творчество, обожаю его песни, но почему я должен верить человеку в том, в чем я его не знаю? Я понимаю его как министра культуры, например. Хотя, с другой стороны, если это будет, да еще и страну подымет – это прекрасно.

- А тебя не напрягает ситуация, когда у нас в стране война не названа войной, поезда напрямую из Москвы ездят, бизнес большой работает до сих пор с Россией, жуткая коррупция внутри, а виноваты часто артисты?

- Да, получается, что мы громоотводы – за всех в ответе. С этим я не согласен – закон должен быть один для всех. Если война есть, как мы слышим из уст президента, – тогда надо ее предотвратить, какими-то законами. Я не хочу, чтобы эта война была. Я желаю, чтобы она быстрее закончилась.

- Зачем тебе целых шесть охранников?

- Я не боюсь за себя. Они просто следят за порядком в зале. Если залы большие, то там их не шесть – много.

- А не на концертах сколько тебя человек охраняет?

- У меня нет охраны. Зачем?

- Какие самые сумасшедшие поступки делали твои поклонницы?

- У меня не было таких безбашенных вещей. Я чувствую уважение от них. Конкретный "подарок", за который мне стыдно, – это когда человек пришел ко мне в дом, и моя мама попала в больницу. Мне реально стыдно, что я свою мать подверг таким вещам.

- Сколько корпоративов у тебя в году?

- Надо посчитать. В первую очередь у меня концерты. Я не добиваюсь корпоративов, и у меня их немного. У меня нет времени – я весь год в дороге. У меня 130-150 концертов в год.

- Многие мечтают пригласить Олега Винника на свой день рождения. Сколько это стоит?

- У некоторых получается – за полгода, за год приглашают. Но когда будет заказчик, он узнает, сколько я стою. А те, кто идет на концерт, знают, сколько стоит билет на Олега Винника. Есть цена артиста. Принято, что корпоратив должен стоить в два раза дороже, чем концерт.

- А как ты относишься к корпоративам?

- До сегодняшнего дня меня не приглашали на корпоративы просто так, для обоймы. Я не выступаю для обоймы. Меня приглашают только те, кто меня любит, кто хочет услышать те или иные песни. Люди меня приглашают для того, чтобы у них был праздник. Люди имеют то, что они хотят от меня. И у меня ответственность, чтоб я не испортил им праздник.

- У кого из известных политиков ты выступал на корпоративах?

- У нынешних – ни у кого. Но все артисты мира выступают у богатых людей, и это нормально.

- Почему ты скрываешь свою жену?

- Я говорю, что это моя любимая, кохана. Зачем мне показывать самое дорогое, самое святое? Зачем мне рассказывать людям, сколько у меня детей, жен? В чем интерес к артисту? В том, что он несет на сцене, что он людям говорит, кому помог, кого подставил. Но торговать своими родными, рассказывать о своей семье – это банально. Без моей любимой, наверно, не было бы меня. Придет время – все станет явью.

- Многие очень волнуются, что если ты скрываешь свою личную жизнь, то, может, ты гей?

- Логично. У каждого есть свое мнение. Многие геи прикрываются своими женами и кучей детей. Но мне это не интересно – мне интересно, что они дают этому миру. Мы посланы на эту землю не воевать. Я – не гей.

- Сейчас люди лучше ходят на концерты, чем в начале войны? Люди хотят праздника уже какого-то?

- Люди хотят правдивого праздника. Сегодня обмануть публику невозможно. Если раньше шли на любого артиста, то сейчас нет. Люди научились понимать, чувствовать, и они точно знают, почему они идут на концерт. Я собирал людей по капельке, тем, что мне дается свыше. Я замечаю, что люди идут на концерты, – уже нет полной депрессии этой. Я готов людей на коленях благодарить, потому что эти все удовольствия недешевые. У нас билеты дороже, чем в Германии. А люди еще и букеты покупают. Поэтому, возвращаясь к вопросу, ехать или не ехать куда-то выступать, – это было бы подло.

- Ты на своих концертах поешь вживую?

- Исключительно. Мне было бы стыдно петь под фонограмму: я 12 лет отработал под оркестр, 35 человек, каждый день.

- Сегодня у телеканала "112день рождения. Спой свою любимую песню.

- Я желаю каналу процветания, чтобы к цифре 4 как минимум добавился 0 (поет).

- Спасибо.