Этнолог Ирина Игнатенко: "Верю в судьбу людей и государств. В Украине она несчастливая"

Этнолог Ирина Игнатенко: "Верю в судьбу людей и государств. В Украине она несчастливая"
Ирина Игнатенко 112.ua

Портрет нации – это не только демографические данные о возрасте, о поле, сельском / городском местожительстве. И не данные Госстата о количестве потребленного хлеба, мяса или сала. Портрет нации – это не только информация от Минсоцполитики, пограничной службы или фискальных органов о том, какова занятость украинцев, какова – эмиграция за границу и какова (добросовестная или нет) – уплата налогов. Наконец, даже электоральные предпочтения, заверенные социологами и Центризбиркомом, хотя и характеризуют социум наиболее объемно, не создают полной картины. Все выше перечисленное – лишь отдельные цветовые мазки, детали или части одной большой композиции. Чтобы понять, "о чем" эта картина, важно добраться до грунта, нанесенного под краску, прощупать то полотно, на котором она написана. Экскурсию "к корням" помогает осуществить этнология – наука, собственно, об истоках.

Сегодня мы беседуем с этнологом Ириной Игнатенко, доцентом Киевского университета имени Тараса Шевченко, которая является автором многих исследований по истории общественных традиций. Одна из последних работ Ирины посвящена народной медицине.

- Начнем с того, насколько украинцы являются суеверными и легко поддающимися чужому влиянию, внушению. Этот вопрос приобретает особую актуальность в контексте всех наших последних выборов, хотя речь сейчас не о политике. Читала данные опроса относительно отношения населения к традиционной и, так сказать, альтернативной медицине. Согласно с ними, в случае болезни 65% обратятся к врачу, какая-то часть опрошенных начнет лечиться самостоятельно, а 15% пойдут к "бабке", к знахарю, экстрасенсу или еще какому-нибудь шаману. 15% – это немало, это каждый шестой житель Украины. Почему процент суеверных является столь значительным?

- Думаю, что даже каждый второй не исключает помощи от методов народной медицины. Почему так? Прежде всего потому, что многие болезни в Украине не диагностируется официальной медициной. А если они и диагностируются, то для больных отсутствует квалифицированная помощь. Например, в Швеции, где я долгое время работала, можно не ходить на работу, если врач диагностирует у тебя депрессию. Депрессия может быть вызвана различными факторами, причина роли не играет, главное то, что человек в нестабильном эмоциональном состоянии не может качественно выполнять свою работу.

Новости по теме

- Зато у нас полно доморощенных специалистов от сглаза. За рубежом подобного нету?

- Я думаю, что там, где официальная медицина – на соответствующем уровне, "бабкам" нет или почти нет места. Плюс добавим к этому укоренившуюся в западном мире, а особенно в Америке, культуру посещения психологов. Знаете, слушать о чужих проблемах не так просто. Это истощает, это отнимает силы.

- Я боюсь, что украинцы стали бы злоупотреблять депрессиями и посещением психологов, если бы такой диагноз давал право на больничный, а посещение специалиста покрывал бы страховой полис.

- Здесь опять все упирается в отсутствие культуры общественных отношений и в отсутствие специалистов, способных распознать симулянта. Ну и в отсутствие опасения за свою репутацию, за свою карьеру со стороны человека, не стесняющегося лгать.

- Но если вернуться к вере в сглаз, например, то, думаю, дело не только в отсутствии специалистов по психологии или психиатрии, которые могли бы справиться с фобиями или неврозами. Дело – в доминирующей роли церкви в Украине. Запад уже прошел этап секуляризации, а мы – нет, потому и верим в сверхъестественное.

- Здесь интересный нюанс: церковь же, собственно, не признает суеверия и осуждает его. Думаю, что в каждом из нас есть микс из трех слоев сознания: мы можем пойти в больницу, а по дороге зарулить в церковь, а если бабка еще и яйцом выкачает, то вообще хорошо. Это такая сугубо украинская стратегия выживания или, в данном случае, лечения, когда где-то обязательно да "выстрелит".

- С чем связана подобная психологическая особенность?

- Вероятно, с тем, что Украина долгое время была колонией. И это "богу свечка и черту кочерга", очевидно, является определенной стратегией защиты. Как от внешних, так и от внутренних угроз.

- Но все же насколько православная вера, доминирующая в центральной Украине (или же церковь вообще), оказала влияние на суеверие украинцев?

- Эти два явления сосуществовали. Соблюдение канонов веры не всегда имело место. Потому что есть такое понятие, как народная религиозность. То есть здесь речь идет об адаптации канонической религии под свои собственные верования, потребности, под свой быт. Например, украинцы постились очень строго, и даже в тех случаях (при болезни или беременности), когда священник давал разрешение на смягчение поста, он все равно имел место. Усиленный аскетизм мог сосуществовать с полным игнорированием правил и прописей. Так, в отличие от поста воровство не считалась таким уж тяжким грехом. Хотя здесь, конечно, следовало различать, в кого ты воруешь. Если у пана (как у олицетворения государства), то еще ничего. Потому барское – оно вроде как общее...

- Вроде как социалистическая собственность во времена СССР... Тогда тоже вынести что-то с завода или фабрики не считалось грехом, а наоборот – ловкостью рук и умением жить.

- Да... А сейчас вырубают и крадут лес в Карпатах. У украинцев, к сожалению, так и не сформировалось представление о том, что государство – это также мой дом. Для нас государство – нечто абстрактное, в отличие от частной собственности, которая всегда находилась под табу. Это в ментальности украинцев – оправдывать свои поступки, подгонять мораль под сегодняшние потребности. Так же было и с народной медициной. Христианство как учит?.. Что все наши болезни – от наших грехов.

- А сейчас так говорят апологеты позитивного мышления...

- А тогда говорили, что если Бог не попустит, то ничего плохого не случится. Не может человек наслать смерть, болезни и так далее – не надо в это верить. То есть если у тебя болезнь, то это Бог ее наслал, поэтому думай, что ты делаешь не так, и искупай грехи. Украинцы, не отвергая подобную трактовку, имели и альтернативное объяснение. О том, что есть люди, рожденные с "дурным глазом". Такие уж они от природы. Кто-то рожден хорошо танцевать, кто-то – петь, а кто-то – насылать порчу. Поэтому мне мои информаторы говорили о встрече с такими людьми: здесь уже молись или не молись, а оно не поможет. Как говорит пословица, чем забился – тем и лечись.

- То есть чтобы нивелировать одну ведьму, ищи другую?

- Скажем так: ищи людей, которые "могут", но с противоположной – положительной – энергетикой. Тех, кто знает, как порчу отвратить. Больной человек шел в церковь молиться, а потом – к "бабке", и здесь в народной религиозности никакого конфликта не было.

- Но многие народные заговоры начинаются с упоминания имен Бога, Девы Марии, святых и тому подобное...

- Конечно. Ведь считалось, что именно Бог дает талант к целительству простым людям. И что нет греха в том, чтобы пойти к человеку, который "владеет словом". К нему выдвигали определенные требования: такой человек сам должен был быть религиозным, иметь в доме иконы и тому подобное. Обратиться к нему за помощью некоторым представлялось даже лучшей альтернативой, чем идти в церковь.

- Народная медицина – это не только слова, но и, так сказать, субстанции...

- Да, и одной из важнейших считалась вода и все ее производные. Почему мы, например, произносим тосты? Это очень древняя традиция, заключающаяся в том, чтобы передать веществу – в данном случае вину – свою энергетику. Аналогично и с пищей. Ее можно было тоже "зарядить" во благо или во зло. Не зря существовал запрет не брать ничего из рук незнакомцев.

Ирина Игнатенко 112.ua

- И это во многих народных (европейских в частности) сказках отразилось, не так ли? Когда злая мачеха дает падчерице отравленное яблоко...

- Да, но у украинцев уникальными свойствами наделялось обычное куриное яйцо. Это – позиция номер один в арсенале знахарских средств. Считалось, что яйцо наилучшим образом вытягивает, принимает на себя болезнь. То есть она в него переходит. А потом это яйцо несли на перекресток или подбрасывали животным – чтобы петух выкричал болезнь или собака вылаяла. С ним очень осторожно вели себя, потому что это уже был не просто продукт питания.

Новости по теме

Также наговаривали на воду (с доброй целью) и давали выпить больному. После лечебного сеанса считалось хорошим знаком, если больной мог проблеваться, а затем – долго спать. Происходило некая перезагрузка организма.

В целом для лечения использовали все, что давала природа – все растительного и животного происхождения. Вплоть до мочи или кала. Собственно, что было под рукой, тем и лечились. Верили, что ядовитые грибы, настоянные на водке, помогают от рака. Или на Полесье, где много ужей, их также бросали в спирт и эту настойку понемногу пили.

- А вообще есть ли доказательства того, что хоть что-то из вашего перечня помогало при болезнях? Не обязательно грибы или ужи...

- Конечно, мы же пользуемся фитотерапией. Травы собирали испокон веков. Но есть большая разница между тем материальным, что можно, грубо говоря, пощупать (ту же траву) и понять, как действует на организм ромашка или полынь, и тем, что в принципе нельзя объяснить. Тем, что срабатывало за счет самовнушения или иным образом. Кто-то сочтет это суеверием, но в некоторых случаях это действовало. В истории народной медицины зафиксированы случаи, когда больной в термальной стадии обращался к "бабке", и та выкачивала яйцом или выливала на воск, и болезнь отступала.

- А что по черной магии? В своих исследованиях вы пишете, что не найдены письменные артефакты, "черные книги", где хранилась бы наука наводить порчу.

- Да, это очень интересный момент. И это то, в чем заключается различие между украинцами и русскими. У последних имеется значительный пласт чернокнижия – как сделать зло, как наслать болезнь и тому подобное. У украинцев же народная медицина имела в основном оборонительный, защитный характер. Мы сами первыми не нападали.

- Да, но, может, просто исследователям не посчастливилось найти фиксацию обрядов черной магии?

- Вряд ли. Ибо всю свою историю Украина оборонялась от нападений извне.

- Но тогда возникает противоречие: от кого и от чего тогда "вышептывали" или выливали на воск знахари, если некому было причинить зло? И вы сами говорите о людях с дурным глазом…

- Здесь все дело в соотношении. Определенный процент "чернокнижных" текстов есть, но по сравнению с "защитным" пластом он довольно мал. В русской народной традиции таких текстов гораздо больше. Хотя полностью нельзя исключить и того, что часть подобных текстов просто утеряна.

- Вообще очень интересно было бы исследовать то, как постколониальное прошлое Украины повлияло на систему народных верований.

- Возможно, именно угроза постоянного нападения или еще большего давления и угнетения со стороны уже имеющихся метрополий и сформировала страх перед угрозами повседневной жизни – как реальными, так и воображаемыми. А что касается сохранения суеверия в современной жизни, то, несмотря на безвиз (которым воспользовались, конечно, не все), мы продолжаем сидеть в своей мировоззренческой скорлупе и не обладаем достаточными силами или желанием выбраться из нее окончательно.

Знаете, я, изучая народную медицину и народные традиции, часто задумывалась над тем, есть ли у человека судьба. И пришла к выводу, что да – есть. Потому что есть вещи, которые мы не выбираем. Нас с самого начала никто не спрашивает, хотим ли мы родиться или нет, хотим быть девочкой или мальчиком, у каких появиться родителей и как выглядеть... Нам от рождения дан определенный набор стартовых условий.

- А у стран есть судьба?

- Уверена, что есть. И у Украины она совершенно несчастливая. Вопрос в том, может ли человек или страна перекроить свою матрицу? Наша история – это бесконечное повторение одной и той же сути при внешне меняющихся обстоятельствах. Постоянное испытание войнами, революциями, экономической нестабильностью... Плюс еще и Россия, которая никак не отпустит Украину и не смирится с тем, что наше государство должно идти своим путем.

Было бы хорошо, если бы соседнее государство усвоило наконец, что оно – не метрополия, а мы – не его колония, которая вдруг взбунтовалась и которую надо с кнутом возвращать в стойло. Конечно, она не примет такого сценария в ближайшем будущем, а потому постоянное противостояние и конфликт – гарантированы. Но в любом случае должны оторваться от России ментально, чтобы не быть обреченными на метания между стремлением в будущее и затягиванием нас в прошлое.

Наталья Лебедь

видео по теме

Новости партнеров

Loading...

Виджет партнеров

d="M296.296,512H200.36V256h-64v-88.225l64-0.029l-0.104-51.976C200.256,43.794,219.773,0,304.556,0h70.588v88.242h-44.115 c-33.016,0-34.604,12.328-34.604,35.342l-0.131,44.162h79.346l-9.354,88.225L296.36,256L296.296,512z"/>