banner banner banner

Это государство глупое, если не может прекратить контрабанду

Глава Закарпатской ОГА Геннадий Москаль в интервью телеканалу "112 Украина" рассказал о том, как борется с контрабандой в Закарпатской области, почему его считают "неудобным" человеком и о том, какой период в его жизни был самым трудным

Это государство глупое, если не может прекратить контрабанду
112.ua

Наташа Влащенко

Журналист

Глава Закарпатской ОГА Геннадий Москаль в интервью телеканалу "112 Украина" рассказал о том, как борется с контрабандой в Закарпатской области, почему его считают "неудобным" человеком и о том, какой период в его жизни был самым трудным

Влащенко: Сегодня у нас в гостях глава областной государственной администрации Закарпатья Геннадий Москаль.

Здравствуйте, Геннадий Геннадьевич. Скандал, после которого вы возглавили Закарпатье, обсуждала вся страна. Чем все закончилось? Кто прав, кто виноват? На каком этапе следствие?

Москаль: Для меня лично все ясно, как белый день. Но у нас следствие по событиям, которые были 11 июля, ведет ГПУ. А "легендарный" "Правый сектор" в Закарпатской области... Задокументирована их преступная деятельность – 22 эпизода. Все передано в Генеральную прокуратуру. Создана ВСК ВР по расследованию фактов, имевших место 11 июля в г. Мукачево.

- Что ясно лично вам?

- Мне все ясно. Я не пришел в Закарпатье, будто я никогда там не был. Я там работал начальником областного управления внутренних дел. Я работал в 2001-2002 гг. председателем Закарпатской областной государственной администрации. Там ни элиты не изменились, ничего. За 13 лет, что меня там не было, если что-то и поменялось, то в худшую сторону, чем было. Меня сегодня больше интересуют не события 11 июля, их уже нет. Нет этого "Правого сектора", сидят на базе "Правого сектора" в Покровке Днепропетровской области. И что-то так странным образом кто-то разбился, кто-то умер, кто-то исчез – все, кто были участниками тех событий. Они говорят, что я все вру, что я негодяй. Любой гражданин имеет право на ответ: если я сказал "а", кто-то должен сказать мне в ответ "б". Каждый защищает свою структуру.

- Закарпатье – просто цитадель контрабанды. Что нужно сделать для того, чтоб это все прекратить?

- Наше правительство все время говорит, что у нас проблемы с бюджетом – нет денег. Государственный бюджет в основном состоит из НДС и акциза. НДС – от одного пришло, а другому отдали. Акциз стабильно идет в доход государственного бюджета Украины. Все страны защищают свою экономическую мощь от контрабанды уголовной ответственностью. Мы перевели все в административную ответственность. Мы нашли одного жителя, который тянул ящик. Так его 170 раз задерживали на государственной границе... Это государство глупое, что не может это все прекратить. Имея хорошие контакты с таможенниками, пограничниками, с правоохранительными органами Румынии, Венгрии, Словакии... Есть уже такие, что надоели. У них заберут те табачные изделия в суд, суд конфискует, судья еще не зачитал решение суда, а он уже везет на границу вторую партию. Я придумал нормальную схему. Нашли нормальных таможенников, договорились со словацкими и венгерскими: видите, что есть сигареты, делайте вид, что вы ничего не увидели. А там – машина через сканер, и 5-7 лет мы уже этого человека в Закарпатье не увидим, потому что там уголовная ответственность. Сразу этого человека задерживают, машину конфискуют, сигареты конфискуют. А кроме уголовной ответственности, дают такие штрафы, что там, в Венгрии, Словакии, еще предстоит лет 10 сидеть, чтобы эти штрафы заплатить. Другого выхода сегодня нет.

- А проблема наркотрафика есть?

- Есть.

- Что нужно сегодня главам администраций, чтоб они могли изменить в корне ситуацию на местах?

- Деньги.

- В каждой области есть люди с определенными фамилиями, которые там "крышуют" и держат все.

- При мне никогда такого ни в одной области не было. И сегодня нет. Мы установили вертикаль. Это была вина государства, АП, которая не видела, что область просто сдали в аренду, область не контролируется Киевом, не контролируется президентом, что и привело к трагическим событиям 11 июля. На сегодня область полностью контролируется, заменены все главы районных государственных администраций, есть новое руководство всей правоохранительной системы, пограничников, таможенников.

- Говорят, что вы прекратили вывоз леса-кругляка еще до вступления в силу закона о запрещении вывоза леса-кругляка из Закарпатской области.

 - Меня больше всего задело, когда пришло военное лесничество. Это, вообще, совдепия. Ну какое сегодня нужно военное лесничество?! Военным нужно воевать на востоке. Они пришли: "Вы запретили, а у нас контракты с Испанией, Великобританией". Я им сказал: "А мы что, там тоже строим фортификационные сооружения? Или мы ведем там какие-то военные действия?". Почему военное лесничество должно туда везти лес? Почему когда строили фортификационные сооружения, все покупали лес, в том числе я поднял договор, где строила Закарпатская администрация, покупали в гослесхозах, других, а военное лесничество не поставило лес на передовую? Эта схема – абсолютный оффшор, один в один. Я спросил у таможни, кому поставлялся этот лес? Если бы это поставлялось каким-то фирмам большим, я бы их нашел в интернете. Но все поставлялось частным лицам, частным предпринимателям, которые покупали по очень демпинговым ценам. Например, по 100 долл. Те частные предприниматели продавали крупным компаниям по цене уже 300-400. Вопрос: а куда шла разница? Часть шла частному предпринимателю в той стране, а часть возвращалась сюда. Украина стала просто сырьевым придатком для Европы. Румыния, Польша имеют Карпаты, Словакия имеет Татры, Австрия, Швейцария имеют Альпы. Почему они не рубят свой лес? Проблема в том, что падает база налогообложения, то есть закрываются физические лица-предприниматели. Падает розничный товарооборот. По статистике, это минус 25% к аналогичному периоду прошлого года. По Закарпатью это около 20%. База налогообложения уменьшается, количество рабочих мест в области уменьшается, и это действительно трагедия. Дороги не ремонтировались лет 10. Я не разрушил за два месяца работы все дороги в Закарпатье!

- Балогу долгое время называли хозяином Закарпатской области. Возможно ли ваше сотрудничество с ним?

- Мы не пользуемся частным ресурсом, мы пользуемся ресурсом, который есть в государственном бюджете и в местных бюджетах. Никаких подачек нам от местных доморощенных олигархов совершенно не нужно.

- Что вы  скажете о новой полиции?

- Я бы хотел, чтобы туда побольше пришло людей, в эту новую полицию.

- Вы популярный человек в Закарпатье?

- Я там дважды работал, меня там знают.

- А вас там любят?

- Псевдоэлита не только не любит, а просто ненавидит и хочет то на пенсию меня отправить, то в Киев, то еще куда-то. Я не входил в их планы появиться там, особенно в преддверии выборов.

- Обращаются ли к вам за помощью теперешние главы администраций на востоке?

- Нет.

- А как вы считаете, вы могли бы им какой-то опыт передать?

- Мне звонят простые люди, мэры городов, главы сельских советов, поселковых советов. В принципе, я ситуацией владею.

- Вы знаете, что там происходит с контрабандой? Вы же знаете о ситуации с расстрелянной группой.

- При мне граница была закрыта полностью. Кто ее открыл – это уже не мой вопрос. Когда назначали главу администрации, меня никто не спрашивал. Это решение было принято высшим политическим руководством государства. Я никому не даю оценки. Придет время – оценку дадут люди, история, события, которые произошли после меня или происходят. При мне в засаду там попала разведывательная группа, которая подчинялась Генштабу. Они попали в такую ​​же засаду, на той же дороге, что и эта группа. Я туда приехал, и чтобы большая радость была у военных, что мы туда приехали... Ее не было. Они нас пугали, что нас идентифицировали, что готовятся уже огонь открывать. В Трехизбенке находилось подразделение "Айдара", и мы брали бойцов, которые постоянно туда ездили. Все эти случаи были на верхней дороге, а мы всегда ездили по нижней дороге. Нижняя дорога идет прямо по Северскому Донцу, а с той стороны уже боевики. Все просматривается, можно получить автоматной очередью. Мы туда подъезжали, доходили до паромной переправы.

- Полностью ли контролируется ситуация на неоккупированных территориях местной властью?

- Полностью. Работают районные государственные администрации, работают военно-гражданские администрации – там, где бежали председатели сельских советов, разбежался депутатский корпус.

- Тогда как там происходит контрабанда?

- Я закрыл все границы полностью. Был шум, крик, но если закрыто, то никто не возит, не ходит, ни у кого не будет искушения. Так я стараюсь это сделать сегодня в Закарпатской области. А сигареты я просто завалил, как домино. Потому что не у нас оно формировалось. Все думают, что эти сигареты курят венгры, румыны, словаки. Нет абсолютно. Может, 3-5%. Остальные потребители это Франция, Германия, Испания, Англия.

- Они туда везутся?

- Там центр, который руководит всеми контрабандными процессами. Мы просто сегмент. И некоторые семьи, кланы завозили сигареты оптом. Просто государство на это никогда не обращало внимания. Обратили внимание только после мукачевских событий.

- А вы чувствуете поддержку милиции, СБУ?

- В соответствии с децентрализацией власти, таможня и лес не входят в компетенцию председателя ОГА. Все, что хорошо, никто не видит. Человек должен так делать, потому что его судьба поставила на такую ​​должность. Если плохо, то виноват кто? Я завалил их, как домино. В этих событиях участвовала и милиция, и СБУ, и прокуратура, и ОГА, народные депутаты, кланы – все абсолютно. Я профессионально это все завалил. Я четыре раза работал заместителем министра внутренних дел и один раз заместителем председателя СБУ. Учить меня абсолютно не нужно. Я собрал все материалы. Пока мы будем передавать их через все эти непонятные "интерполы"... Я все взял на кассету. Просто разработчик этого проекта ошибся, спалился.

- А кто он?

- Завозится контрабандный табак...

- Скажите его фамилию.

- Это где-то в Европе. Не у нас. 0,68 цента акциз у нас на пачке сигарет. У них – от 4 до 8 евро. Они потребители. То есть если возле Эйфелевой башни вы спросите сигареты, вам откроют пиджак, где в кармане все пачки – "Львовская", "Гродненская". Какие хотите!

- Вы всегда были "неудобным" человеком, который всегда принимал решения и брал ответственность на себя. У вас из-за этого было много неприятностей?

- Когда мне задавали вопрос, есть ли у меня с моими врагами разногласия, я отвечал: "У меня с ними разногласия по земле. Я хочу видеть в гробу их, а они – меня". Я человек очень "неудобный". Не поддаюсь ни на какие "договорняки", не хожу ни к кому на поклоны, ни с кем не ищу контактов. Поэтому в Закарпатье на меня такая поднялась писанина и такая реакция. Кто хочет – пусть приходит ко мне в областную государственную администрацию.

- Скучаете ли вы по людям, с которыми работали в Луганской области?

- Да.

- Используете ли вы в разговоре с президентом обсценную лексику?

- Нет.

- Но вы же славитесь?

- Да, как я вел себя на Луганщине (это восток Украины), то совершенно на 180 градусов я веду себя по-другому в Закарпатье.

- Кто ведет вашу страницу в Фейсбуке?

- Иногда я, порой помогает мой помощник из пресс-службы.

- Довольны ли вы своим сотрудничеством с президентом?

- Да. У меня каких-то разногласий или каких-либо претензий со стороны президента ко мне нет.

- Какой самый трудный период в вашей жизни?

- Да я что-то и легких не помню.

- А если подумать?

- Всегда трудно. Всем везет на какую-нибудь легкую работу, а мне всегда случается "На тебе, боже, что мне негоже". Меня ищут на такие трудные участки. Я сам ни на никакую должность за свою жизнь не просился.

- Если б вам предложили стать министром МВД, вы бы согласились?

- Нет.

- Какая работа вам была бы интересна в исполнительной власти?

- Там, где человек видит конечный положительный результат своей работы. В парламенте нажимать на кнопки, орать...

- Где вы живете в Закарпатье?

- Я снимаю квартиру.

- Семья живет с вами?

- Да.

- Какую последнюю книгу вы прочитали?

- О, Господи!

- Вообще не читаете?

- Когда я попал в Луганск, мне не до книг там было.

- А как вы расслабляетесь? Виски пьете, в баню ходите, спортом занимаетесь?

- Водку, виски не пью. Только вино – белое сухое. Каких-то больших хобби у меня нет. Я встаю в пять утра. В половине седьмого я уже на работе, в администрации. Ем только после окончания рабочего дня. Я всегда придерживаюсь правила, что спорт здоровому не нужен, а больному он просто ни к чему.

- Есть ли люди, к которым вы обращаетесь, когда вам трудно?

- Если мне тяжело, я показываю, что мне хорошо. Я никогда не паникую. Работая в уголовном розыске, я всегда был руководителем операций по задержанию преступников. Я единственный не брал оружия. Только свой холодный рассудок. Я горжусь тем, что за время моей работы мы никого не убили, и из моих подчиненных никто не был убит или ранен. Я думаю, что это мое самое большое достижение в правоохранительной системе.

- Три качества, которые, с вашей точки зрения, делают человека человеком?

- Первое: надо над собой очень тяжело работать. Второе: следить за собой, за своим поведением. Я всем говорю, что ум дают мать и отец. Университеты его просто шлифуют. Если мама с папой ничего не дали, считайте, что это моральный урод и калека. Ни Кембридж, ни Оксфорд, ни конкурсы ничем уже этому человеку не помогут.

- Спасибо большое, Геннадий Геннадьевич.

видео по теме

Новости партнеров

Loading...

Виджет партнеров

d="M296.296,512H200.36V256h-64v-88.225l64-0.029l-0.104-51.976C200.256,43.794,219.773,0,304.556,0h70.588v88.242h-44.115 c-33.016,0-34.604,12.328-34.604,35.342l-0.131,44.162h79.346l-9.354,88.225L296.36,256L296.296,512z"/>