Евродепутаты от Великобритании: Свобода слова не может ограничиваться ни под каким предлогом, даже с точки зрения соображений нацбезопасности

Интервью Надежды Сасс из Брюсселя с евродепутатами Кэролайн Джейн Воуден и Джоном Тенантом - о свободе слова в Европе и Украине

Евродепутаты от Великобритании: Свобода слова не может ограничиваться ни под каким предлогом, даже с точки зрения соображений нацбезопасности
112.ua

Надежда Сасс

Журналист

Интервью Надежды Сасс из Брюсселя с евродепутатами Кэролайн Джейн Воуден и Джоном Тенантом - о свободе слова в Европе и Украине

Надежда Сасс: Сегодня мы обсуждаем вопрос европейских стандартов в деятельности СМИ и проблем с их применением в Украине. Также будем стараться шире провести диалог между нашим государством и ЕС по вопросам демократии и прав человека. За эти 2 месяца мы, как журналисты, не стали чувствовать себя свободно и защищенно, и это – к сожалению. Сейчас у нас есть уникальный формат живого общения с депутатами Европарламента и, конечно же, возможность украинцев, наших зрителей увидеть и услышать их ответы на очень важные вопросы для нас всех с вами. И широко известно, что британская система функционирования и регулирования СМИ считается образцовой в Европе и в мире, и для меня сегодня большая честь приветствовать в нашей брюссельской студии двух депутатов от Великобритании: Кэролайн Джейн Воуден от Либерально-демократической партии, входящей в политическую группу Renew Europe, и Джона Тенанта от Brexit Party. Немножко позже, после завершения заседания профильного комитета к нам также присоединится Джулия Уорд от Лейбористской партии. И я напомню, что сейчас в Соединенном королевстве идет ожесточенная избирательная кампания, и сейчас для нас это является достаточно ценным, что британские политики нашли время для украинских зрителей. И именно по вопросам функционирования СМИ во время выборов мы, собственно, и начнем.

Уважаемые друзья, в эти дни у вас происходит очень энергичная избирательная кампания. Какие специфические правила применяются к СМИ во время избирательной кампании? Есть ли какие-то специальные требования и ограничения для СМИ во время выборов?

Воуден: Я не думаю, что что-то специфически изменяется во время избирательной кампании. У нас очень свободные и открытые медиа. Я думаю, Джон согласится, что у нас очень разнообразные и очень активные газеты. И мы далеко не всегда согласны с тем, что говорит газета, но это их полное право так говорить. Очень важно, чтобы люди формировали свою точку зрения, оценивая различные источники информации и получая различные взгляды, под разным углом взгляды на одни и те же проблемы. Те, кто симпатизируют правительству, те, кто симпатизируют оппозиции, мы можем увидеть одну и ту же историю в двух разных газетах и ​​увидеть, насколько по-разному они подаются в различных медиа, особенно во время избирательной кампании. Это дает возможность гражданам свободно определяться во время выборов.

Тенант: Хотя у нас есть свободные медиа и точки зрения могут свободно высказываться, но самое главное - это прозрачность процесса. Каждая газета, не имеет значения, это маленькая региональная газета или таблоид, важно, чтобы она придерживалась принципов в том, чтобы история подавалась прозрачно, открыто и четко. Что меня раздражает особенно - это поведение многих людей в Восточной Европе, в Восточной Европе отношение к журналистам - это просто отвратительно. Мы не можем жить в свободном обществе, в котором нет свободных СМИ.

Простой вопрос: Что означает свобода выражения для вас? Такой простой вопрос, но не такой простой на самом деле.

Тенант: Я понимаю, что вы имеете в виду. Ключевое - это быть способным выражать любую точку зрения, независимо от того, какая точка зрения у тебя. Мы, например, с Кэролайн имеем очень разные точки зрения, но мы сидим за одним столом и мы дискутируем, и мы свободно общаемся, и это очень важно для демократического общества. И это вообще основа западного общества - свобода выражать точку зрения без всяких ограничений.

Сегодня одна из крупнейших тем для дискуссий связана со свободой СМИ и соображениями национальной безопасности. Например, мог бы в Великобритании определенные проблемы получить любой телеканал, если бы в эфире этого телеканала определенные британские политики ставили под сомнение официальную версию инцидента в Солсбери или ставили под сомнение санкции против России, или необходимость членства в НАТО?

Воуден: Нет, конечно, нет. Я убеждена, что каждый может высказывать свою точку зрения, и по Брекситу, и о деятельности правительства, и по другим вопросам. Как сказал Джон, у нас прозрачные и открытые медиа, свободные СМИ. Если правительство сделает что-то, люди идут на телевидение, на BBC, на другие телеканалы, и в рамках ток-шоу прямо говорят, что чем-то недовольны. Я ходила несколько раз в студии, где большинство аудитории было не на моей стороне, но я участвовала свободно в дебатах. И в странах, как Украина, важно, чтобы люди имели возможность задавать вопросы относительно того, что происходит в деятельности правительства, в развитии страны. И все точки зрения в этом смысле должны быть представлены. Вы не можете быть свободной страной без свободы слова и свободы выражения.

Новости по теме

В Украине очень часто национальный регулятор - Национальный совет по вопросам телевидения наказывает телеканалы за недостаточную взаимосвязь между редакционной политикой и соображениями национальной безопасности. Как вы относитесь к такой ситуации?

Тенант: Я помню мой первый год в университете, когда я учился на первом курсе, и главная задача, которую перед нами ставили преподаватели, это учили нас уметь выражать точку зрения, уметь формулировать свои независимые взгляды. И я не вижу, что это есть в Восточной Европе, я не вижу, чтобы этих принципов придерживались в Восточной Европе. Вы должны иметь возможность высказывать свою точку зрения и не бояться, что вы можете быть наказаны за свою точку зрения, даже если она кому-то не нравится.

Воуден: А я была 20 лет журналистом, я провела много времени на Балканах во время распада Югославии, и затем я жила 2 года в Хорватии. Я четко помню, когда я брала интервью у президента Франьо Туджмана в Хорватии и прямо спросила его, и потом в новостях вечером я была объявлена ​​врагом государства, потому что меня обвинили, что я недостаточно патриотично отношусь к Хорватии. Я понимаю, что вещи могут меняться, развиваться, ЕС очень плотно работает с Украиной, чтобы развить свободу слова, потому что это очень важно для демократии, для защиты прав человека. Если вы хотите стойкую и успешную демократию, вы должны дать возможность людям выражать все, что они думают. Мы даже позволяем Brexit Party выражать то, что они думают о Брексите, несмотря на то, что я категорически с ними не согласна, но это их право - выражать их точку зрения.

Уважаемые друзья, у вас перед глазами, у вас на руках распечатанный доклад о системных нарушениях и давлении на журналистов Украины, и вы видите, общая картина очень печальная и очень суровая. И наибольшее беспокойство вызывает, что со сменой правительства, со сменой президента Порошенко на Зеленского мы не увидели улучшения ситуации с защитой свободы слова. Хуже стало, наоборот, мы видим усиление давления на независимые СМИ, и мы снова слышим те слабые объяснения, которые звучали во времена режима Порошенко. У нас есть конфликт с Россией, и это дает нам основание, якобы, ограничивать свободу слова в Украине. Можете ли нашим зрителям очертить полный и исчерпывающий перечень условий, при которых свобода слова может ограничиваться в странах-членах ЕС, на каких основаниях свобода слова может быть ограничена?

Тенант: В большинстве стран свобода слова не ограничивается вообще. С британской перспективы трудно на это смотреть, потому что у нас, наверное, самая свободная пресса в мире, нам трудно представить, британцам, как жить в стране, в которой нет свободной прессы. Но есть еще независимые медиа параллельно, современные (YouTube, Twitter, Facebook). И сегодня вам больше не нужен посредник. То есть каждый человек может стать журналистом, блогером, и это дает возможность людям высказывать свою точку зрения без посредников. И если кто-то будет пытаться ограничить права журналистов, это не сработает.

Воуден: И мы видим большое значение так называемой гражданской журналистики. На Ближнем Востоке, например, полная цензура, но люди все равно благодаря социальным сетям умудряются получать информацию.

Тенант: То же самое происходит в Китае, это происходит в других частях Азии. Современные социальные медиа позволяют обходить цензуру даже в тех странах, где цензура очень жесткая. Все имеет значение, и традиционная пресса имеет значение. Но я имею в виду, что чем больше государство пытается ущемить СМИ, информация все равно найдет путь просочиться, и это будет в минус правительству, которое пытается ограничить свободу слова.

Новости по теме

Воуден: Новое поколение, современное поколение получает большую часть информации из социальных сетей, они не смотрят, как правило, телевидение, не получают информацию традиционно.

Тенант: Проблема в социальных сетях – это то, что не все, что там подают как новости, на самом деле является новостями.

Воуден: И это может быть внешнее вмешательство, если речь идет о социальных сетях.

В прошлом году в Лондоне я встретила бывшего министра по вопросам культуры, медиа и спорта из Консервативной партии Джона Уиттингдейла. Мы с ним обсуждали вопрос ограничения свободы слова в Украине под предлогом конфликта с Россией. И он заявил, что такое объяснение не может быть оправданием для ограничения, сужения права на высказывания. И, в частности, он сказал, он лично, несмотря на то, что является очень критичным к информационной политике России, при этом лично выступает против закрытия вещания Russia Today в Британии. Каково ваше видение данного вопроса?

Воуден: Я не вижу никакой причины закрывать медиа. Даже с точки зрения соображений национальной безопасности. Это не может быть оправданием для закрытия независимых медиа. Я надеюсь, что времена, когда правительство должно контролировать то, что говорится в эфире, давно прошли, и это уже в 21 веке ненормально. Если мы хотим стабильное общество, стабильную демократию, и если вы не хотите угроз, у вас должны быть как раз независимые медиа, потому что сами по себе независимые медиа и являются наибольшей гарантией от внешнего информационного вмешательства, потому что это создает конкурентную информационную сеть в стране. И если люди что-то высказывают, что не нравится кому-то в медиа, то существуют для этого выборы. Идите и выберите другую власть, которая будет проводить другие идеи в медиа, если кому-то не нравится. Это не медиа должны закрываться.

Каковы причины могут быть? Могут ли быть политические рассуждения поводом для определенных ограничений свободы слова?

Тенант: У нас в Британии даже сам вопрос этот не стоит. Для меня очень забавно соглашаться в чем-то с либерал-демократами, но здесь я полностью согласен с моим коллегой из Либерально-демократической партии, что свобода слова не может ограничиваться под любым предлогом. Но при этом я считаю, это очень-очень грустно, что в 21 веке до сих пор есть страны, в том числе в Европе, которые не позволяют в полной мере использовать право на свободу высказывания. И они считают, что они имеют право ограничивать право людей выражать свое мнение и право получать любую информацию, которую они считают необходимой. Свобода слова параллельно со свободными выборами – это две опоры настоящей демократии и стабильного общества, это опора западного общества.

Воуден: Но даже на Западе у вас этим не возникает вопрос, в частности, в Соединенном Королевстве парламент написал доклад относительно российского вмешательства в британскую политику, и правительство решило не публиковать данный доклад перед выборами. Мы, либерал-демократы, требуем, чтобы этот доклад был обнародован до выборов, потому что мы считаем, что люди должны знать, что произошло на предыдущих выборах. Очень важно, чтобы люди знали, есть внешнее вмешательство в наши демократические процессы или нет, в частности, через механизмы социальных медиа. И мы должны увидеть этот доклад.

Тенант: Мы можем найти очень тонкую грань между публикацией доклада для того, чтобы общество знало проблемы, и между тем, чтобы правительство пыталось установить контроль над масс-медиа через публикацию определенных докладов. Давайте не будем позволять государству использовать любые поводы, в том числе внешнее вмешательство, для того чтобы ограничить свободу слова как таковую.

Можете ли вы объяснить мне, моим коллегам, как мы можем защитить нас, журналистов, если правительство не хочет нас защищать?

Тенант: Продолжайте пытаться, бороться. Западные общества не мгновенно стали свободными. Были революции, гражданские войны, мировые войны. Мы постепенно, последовательно боролись за свободу, и правда все равно победит, просто продолжайте, не сдавайтесь, продолжайте бороться.

Недавно правящая партия "Слуга народа" в украинском парламенте сформировала Временную следственную комиссию относительно редакционной политики трех независимых телеканалов NewsOne, Zik и "112 Украина". Журналисты и телеменеджеры считают создание этой комиссии фактом давления на независимые СМИ. Какая практика существует в Британском парламенте? Возможно ли подобную комиссию создать в Соединенном Королевстве?

Воуден: А я не очень хорошо осведомлена в этом вопросе... Большинство телеканалов в Соединенном Королевстве имеют право действовать независимо. В BBC немного другие правила, потому что BBC финансируется из денег налогоплательщиков, и у них особые правила функционирования. Но большинство коммерческих телевизионных станций, которые не получают деньги из бюджета, от налогоплательщиков, абсолютно не подвергаются никакому вмешательству со стороны правительства.

Тенант: Да, это очень важно. Вы можете в Британии (если вы можете основать свой телеканал), вы имеете полное право сделать. Если у вас есть деньги на это из легальных источников, пожалуйста, создавайте канал, и никто... Я понимаю, что в Украине совсем иная ситуация, и это по поводу того, что я говорил ранее. Я считаю, что нужно всегда... свободу слова, и этот аргумент всегда победит.

Воуден: Я видела, как на журналистов лично нападали на Балканах, когда я работала там журналистом. Я не знаю, возможно ли... Очень важно снимать журналистов, пока они делают репортажи, чтобы была дополнительная камера, которая будет показывать деятельность журналистов и, в том числе, как на них нападают. И тогда люди будут сами видеть, что происходит. Любая такая атака будет в полной мере освещаться.

Тенант: Важно показывать...

Воуден: Главный инструмент защиты прав журналистов от нападений – освещать это, не замалчивать, давать максимально широкое освещение этих событий.

В Британском парламенте контролирует ли парламент каким-то образом деятельность телеканалов, которые не получают бюджетные средства?

Тенант: Объясните немножко вопрос еще раз.

Ну, я сказала, что в Украине была создана следственная комиссия, чтобы расследовать, насколько правильной является редакционная политика трех телеканалов. Возможно ли что-то подобное создать в Соединенном Королевстве? Или парламент каким-то образом влияет на редакционную политику независимых телеканалов?

Тенант: Нет, нет, нет, наш парламент никогда такого не делал, наш парламент никогда не вмешивается в то, что СМИ могут говорить, а что они не могут говорить. Это трудно представить.

Воуден: Единственное расследование, которое было в Соединенном Королевстве, - это было расследование относительно газеты, которая подслушивала политиков и граждан, и затем, используя материалы прослушивания, публиковала скандальные новости. Это расследование было проведено, потому что это было серьезное нарушение журналистских стандартов, и это активно обсуждалось в британском обществе. Но это не имело ничего общего с влиянием на редакционную политику как таковую, это был вопрос нарушения журналистской этики относительно источников получения информации для опубликования.

Тенант: Очень-очень редко, когда вообще… Но это была исключительная история. Очень редко в Британии кто-либо использует такие инструменты.

Воуден: Это не был вопрос оппозиционности или провластности. Это было просто нарушение законодательства со стороны СМИ и поэтому было проведено расследование.

Тенант: Но это исключительная история. В Британии политики не вмешиваются в деятельность СМИ. Иногда журналистов действительно побуждают к тому, чтобы они не переходили определенные этические границы, но заставлять их через правительственное давление придерживаться какой-либо редакционной политики - это противоречит самым базовым принципам британских подходов к свободе слова. Мы не используем суды или правоохранительные органы для того, чтобы суды определяли, правильную ли точку зрения вы выражаете. Если суд пытается наказать кого-то за якобы неправильную точку зрения, то это суд не прав, суд нарушает законодательство.

Прямо сейчас параллельно, пока мы тут с вами сидим, в ВРУ происходит слушания по вопросам свободы слова. И шокирующее заявление, но 15 минут назад министр культуры и информации г-н Бородянский заявил о том, что к журналистам может применяться уголовная ответственность и наказание за так называемую манипуляцию информацией. Согласитесь ли вы, что это само по себе манипуляция, потому что любая критика правительства может быть провозглашена манипуляцией? Каков британский подход к проблеме фейковых новостей и манипуляций? Как вы отличаете действительно преступные намерения от законного права журналиста ставить острые вопросы и расследовать деятельность правительства, в том числе и скандалы разоблачать?

Тенант: Журналисты имеют право расследовать абсолютно все. Мы имеем право на информационные запросы, любой правительственный орган в течение 30 дней должен предоставить ответ на информационные запросы. И это, кстати, может сделать не только журналист. Простой гражданин может направить запрос и требовать предоставления информации. И вы, как простой человек, имеете право дальше делать с этой информацией, которую вы получили официальным способом через информационный запрос, делать все что угодно.

Кэролайн, каково ваше мнение? Есть возможность давать, чтобы на телеканалах была критическая точка зрения относительно правительства?

Воуден: Конечно, конечно. Все работа Палаты общин, она ​​полностью, ежедневно полностью транслируется, все видят, как происходят дебаты, как выступают представители оппозиции. Всё полностью открыто, каждый может слушать и видеть. И политики обязаны ходить на телеканалы и отвечать на вопросы журналистов. Да, иногда эти вопросы не очень критичны, но иногда достаточно жесткие и критические, и это большой скандал, если политик отказывается ходить на какие-то телеканалы, отвечать на вопросы. Это означает намерение скрыть информацию. Последний пример, который мы имели. У нас были большие дебаты по вопросам Брексита, и премьер-министр не явился на эти дебаты. Он не явился на один из телеканалов, где были дебаты по Брекситу, господин Джонсон не появился, это был большой скандал. Премьер-министр отправил вместо себя кого-то. Вместо того чтобы прямо отвечать на вопрос, он отправил представителя, и это было очень негативно воспринято в британском обществе. И, как правило, телеканалы приглашают представителей двух партий, лейбористов и консерваторов, хотя, конечно, мы считаем, что они должны приглашать представителей 4-5 партий, и некоторые телеканалы уже говорят: "Мы будем приглашать все партии, не только две крупнейшие, а совершенно все, потому что британское общество разнообразно, и наши граждане должны слышать абсолютно все точки зрения". И люди должны иметь право слышать политиков, как они обсуждают свои планы деятельности.

Тенант: Если мы говорим о дебатах в парламенте и в комитете, по сравнению с этим с телевидением... Единственное, что нельзя снимать, это в судах, когда происходят уголовные процессы. Британское законодательство запрещает проводить видеосъемку в судах при рассмотрении уголовных дел. Это сделано для того, чтобы не влиять на присяжных, которые рассматривают дела. Во всех других публичных местах СМИ имеют полное право фотографировать, снимать и передавать любую информацию.

Кэролайн, что бы вы могли посоветовать украинским журналистам? С какой позицией бы вы выступили?

Воуден: Я знаю, что украинские журналисты работают в условиях очень мощного давления и напряжения, и я, как профессиональный журналист, прекрасно понимаю. Я думаю, что работать в условиях, когда вам мешают делать вашу работу, это гораздо труднее. И то, что журналисты в этих условиях все равно доносят свою точку зрения, это большое достижение. Работа, конечно, у них непростая. Мой совет тот же: продолжайте работать, продолжайте писать, продолжайте разоблачать скандалы, коррупцию, злоупотребления. Ничего не скрывайте. И мы видим, что в Украине сейчас идет давление на независимые СМИ, и я очень рада, что мы слышим демократический призыв к украинскому правительству остановиться, пока не поздно, и прекратить давить на независимые СМИ.

И ваш совет, рекомендация к украинским журналистам?

Тенант: Если бы я обращался, я бы сказал: посмотрите, делайте все, что вы считаете правильным. Вы имеете право высказывать свою точку зрения. Не позволяйте никому запрещать вам, ограничивать вашу свободу слова. Если кто-то извне будет вам говорить, о чем писать, о чем писать, что вам говорить, что не говорить, - это не будет свободой слова.

Спасибо вам за вашу поддержку.

Уважаемые зрители, к сожалению, к нам не смогла присоединиться Джулия Уорд из Лейбористской партии, но мы все же, я надеюсь, сможем записать ее комментарий по тем темам, которые мы сегодня обсуждали. Я благодарю вас за внимание. Таковы были мысли европейских политиков. И вы знаете, что нам остается? Только бороться и выполнять свою работу.

видео по теме

Новости партнеров

Loading...

Виджет партнеров

d="M296.296,512H200.36V256h-64v-88.225l64-0.029l-0.104-51.976C200.256,43.794,219.773,0,304.556,0h70.588v88.242h-44.115 c-33.016,0-34.604,12.328-34.604,35.342l-0.131,44.162h79.346l-9.354,88.225L296.36,256L296.296,512z"/>