Генконсул Украины в Люблине Василий Павлюк: Россия начала активно работать по линии Интерпола, чтобы запугать украинских патриотов

Игорь (Тополя) Мазур вернулся в Украину. Мы решили отправиться в Люблин и разобраться, сколько еще таких случаев есть, когда украинских военных и в целом граждан Украины берут под арест по требованию РФ. Нам удалось пообщаться с генеральным консулом в Люблине Василием Павлюком, он как никто знает ситуацию изнутри. Оказывается, что суды и законы работают так, что если по закону РФ требует ареста, то так и будет. Разве что будет большой шум и их освободят. Почему Европа может стать для украинских атошников ловушкой, читайте в интервью.

Генконсул Украины в Люблине Василий Павлюк: Россия начала активно работать по линии Интерпола, чтобы запугать украинских патриотов
112.ua

Игорь (Тополя) Мазур вернулся в Украину. Мы решили отправиться в Люблин и разобраться, сколько еще таких случаев есть, когда украинских военных и в целом граждан Украины берут под арест по требованию РФ. Нам удалось пообщаться с генеральным консулом в Люблине Василием Павлюком, он как никто знает ситуацию изнутри. Оказывается, что суды и законы работают так, что если по закону РФ требует ареста, то так и будет. Разве что будет большой шум и их освободят. Почему Европа может стать для украинских атошников ловушкой, читайте в интервью.

Насколько это распространенная практика – задержание украинцев по линии Интерпола?

В первую очередь надо отметить, что Россия ведет гибридную войну против Украины и это один из вариантов гибридной войны. Россия использует все возможные и невозможные методы, чтобы надавить на Украину, на патриотов, на общество и всему миру показать, что украинцы - это бандиты, бандеровцы, фашисты, а они святые ангелы, они за мир, но мир на крови у них, к сожалению.

Новости по теме

И они начали новую атаку на Украину – через Интерпол. Трудно что-то утверждать, но есть подозрения, что некоторые организации сотрудничают с ними по Интерполу. И они выставляют запросы по экстрадиции на украинцев, которые в какой-то степени или в какое-то время находились на территории России – работали или ездили в семьи, или в другие места, или с другими целями поездки. А на следующий день, если они военные, или если они засветились в патриотических организациях, или помогали на фронте, они этих людей вытаскивают, делают на них запрос, фабрикуют дела. Интерпол не разбирается, и их разыскивают. И таким образом их затягивают в Россию, их не преследуют за криминал, а делают из них политических (узников), и таким образом мы каждый раз будем иметь больше и больше узников Кремля.

Таким способом они начали работать, чтобы припугнуть в какой-то степени, потому что это страшно – попасть в тюрьму в России, где вам 25-30 лет тюрьмы светит. И мы видим, что мир поднимает вопрос, а России все равно. И этот человек будет сидеть там. Ситуация очень сложная. И там может оказаться любой.

Они подали в Интерпол на Арсения Яценюка, когда он был премьер-министром, что он воевал в Чечне. Ну не воевал он там. А они сфабриковали, подали и он был в розыске. Хорошо, что потом включились серьезные люди и это все решили, ибо премьер-министр в розыске – это смешно звучит.

А таким может стать любой – чиновник, офицер. Они его таким образом забирают, и мы ничего не можем сделать. Нам в Украине нужно пересмотреть этот вопрос и срочно. Уже надо организовываться в том направлении борьбы против российской агрессии.

Известны ли вам факты задержания, заключения, экстрадиции, кроме господина Игоря?

В моем консульском округе сидят люди, которые ждут экстрадиции в Россию, некоторых уже отправили, одного мы только отвоевали – с Тернопольщины Игоря. Слава богу, он в Украине. Он год и восемь месяцев просидел в тюрьме, пока мы за него боролись. А кого-то передали, кто-то ждет экстрадиции. Делаем все возможное и невозможное и у нас руки связаны, потому что есть международное право между мировым обществом перед Интерполом, в конце концов, есть определенные нормы и они тоже должны выполняться.

То, что сегодня наши ребята гибнут на фронте, на линии соприкосновения – это одна сторона медали, там тоже надо усиливать, укреплять армию. Но вторая война пошла очень хитрая, очень подлая и очень целевая. Потому что на фронте гибнут случайные, а здесь будут забирать целевых людей.

Сколько таких людей в вашем консульском округе сидят в тюрьме?

Более десяти ждут экстрадиции. Но это только у нас, а по всей Польше, в других государствах надо промониторить.

Я правильно понимаю, что по ним уже прошли суды и судом было признано…

Процесс идет, идет процесс экстрадиции. Вы понимаете, когда какое-то государство требует через Интерпол кого-то вернуть в свою страну, то в том государстве, где задержали того, кого разыскивали Интерполом, они не проводят следствие, они только смотрят документы. Та страна должна подать им материалы, правильно ли все сформулировано относительно экстрадиции, и все. Они не вникают в суть дела. А уже по сути дела будет разбираться та страна, которая сделала запрос.

Мы аргументировали для суда, когда были участники АТО так же, что это лицо воевало на фронте, что оно будет там как политический заключенный, а не по криминалу. Они, как правило, не обвиняют по политическим мотивам, потому что им не выгодно. Россия фабрикует любой криминал и вы не докажете иное. Был у нас один случай, он сейчас правда находится здесь в тюрьме, ждет экстрадиции, ему сказали, что он гражданин России. Он показывает паспорт гражданина Украины, а ему польская сторона говорит: "Нам показала Россия российский паспорт, что вы гражданин России". А он его не получал. Они просто сфабриковали и подали в Интерпол, что он является гражданином России. Польская сторона говорит: "Мы вас экстрадируем в Россию, а вы там доказывайте, что не получали (паспорт)". Потому что им подали правильно оформленные документы.

Это все люди, которые принимали участие в боевых действиях?

Нет, не все, там есть и уголовные элементы, которых тоже требуют экстрадировать. Здесь мы, как представители украинского государства, как дипломаты, обязаны оборонять даже самого худшего преступника, если он является гражданином Украины. Мы не вникаем в следствие, что этот человек сделал, мы обязаны их защищать. Но мы разбираемся и видим – где есть чистый криминал и где может быть экстрадирован.

Сколько случаев экстрадиции уже состоялось?

Надо поднять материалы. Очень много. В тюрьмах сейчас сидит больше 800 человек.

Украинцев?

Да. Есть экстрадиция по европейским странам – Венгрия, Германия, Франция, Бельгия и Россия.

Что нужно сделать, чтобы таких случаев стало меньше?

Они будут, мы должны понять, что Россия – это очень сильный враг, хитрый, коварный и подлый, они на все пойдут и мы должны с тем жить. Надо работать, на самом высоком уровне создать определенную группу, которая бы работала в том направлении. Это и прокуратура, и Министерство юстиции, и МИД, ну и другие структуры, бесспорно, и Интерпол, где бы работали в том направлении с европейскими государствами, с Интерполом и с другими правоохранительными органами тех государств, относительно политической составляющей. Я сейчас не говорю о криминале.

Некоторые страны заигрывают с Россией, считают, что Россия это прекрасная, замечательная страна и там нет никакой проблемы, диктаторства. Они хотят с ними торговать, вести бизнес. С одной стороны, они имеют право на это, бесспорно, потому что им Украина не болит и им все равно, что там в Украине делается – гибнут ли украинцы, забирают ли территорию.

Мы должны донести миру, что Россия такая, какая она есть, что руководство России такое, какое оно есть, и мы с этим должны считаться и жить и поэтому подчеркнуть эти моменты – об Интерполе. А не просто взяли документ и подписали, и сказали: "Все нормально".

Дипломаты в этом направлении работают, но у нас связаны руки, мы не имеем доступа к материалам, только адвокаты имеют. Мы можем присутствовать, если нарушаются права украинцев. Если они не нарушают – все идет по процедуре, но мы видим, что это шито белыми нитками, мы ничего не можем сделать.

Тот факт, что в Польше неоднозначное отношение к таким организациям, как УПА, УНА-УНСО, возможно оно сыграло какую-то роль в задержаниях?

Нет, абсолютно. Бесспорно, в Польше есть определенное отношение к милитаристским организациям, как УПА, которые работают в том направлении в Украине. Бесспорно, есть определенное отношение негативное, мягко говоря. Но в данной ситуации это абсолютно разные вещи, потому что есть право, есть международное право и оно выполняется.

Господин Игорь - известная фигура, известный человек и это поднялось благодаря журналистике, конечно, но есть безымянные люди, безымянные патриоты, которые, возможно, не виноваты в том, в чем их обвиняют.

Беседовал Александр Черненко, Pavlovsky News

видео по теме

Новости партнеров

Loading...

Виджет партнеров

d="M296.296,512H200.36V256h-64v-88.225l64-0.029l-0.104-51.976C200.256,43.794,219.773,0,304.556,0h70.588v88.242h-44.115 c-33.016,0-34.604,12.328-34.604,35.342l-0.131,44.162h79.346l-9.354,88.225L296.36,256L296.296,512z"/>