Год назад мы зависели от России только с точки зрения газа, а теперь у нас – газ, электроэнергия и уголь

Виктория Войцицкая - народный депутат Украины от фракции "Самопомич". Секретарь комитета ВР по вопросам топливно-энергетического комплекса, ядерной политики и ядерной безопасности. Член специальной контрольной комиссии ВР по вопросам приватизации. Окончила Киевский национальный торгово-экономический университет. Активная участница Революции достоинства. Независимый наблюдатель от общественной организации "Опора" во время президентских выборов в 2014 году

Год назад мы зависели от России только с точки зрения газа, а теперь у нас – газ, электроэнергия и уголь
"112 Украина"

Наташа Влащенко

Журналист

Виктория Войцицкая - народный депутат Украины от фракции "Самопомич". Секретарь комитета ВР по вопросам топливно-энергетического комплекса, ядерной политики и ядерной безопасности. Член специальной контрольной комиссии ВР по вопросам приватизации. Окончила Киевский национальный торгово-экономический университет. Активная участница Революции достоинства. Независимый наблюдатель от общественной организации "Опора" во время президентских выборов в 2014 году

Влащенко: Сегодня у нас в гостях известный борец с коррупцией Виктория Войцицкая.

Здравствуйте, Виктория. Я хочу начать разговор с ситуации, в которой очутилась ваша политическая сила. Происходит системная ошибка, из которой проистекают какие-то публичные неправильные проявления. Что вы скажете?

Войцицкая: А вы можете привести пример таких неправильных публичных заявлений или поведения? Что вы имеете в виду?

-Например, последний конфликт во Львове между Садовым и чиновницей управления культуры, которая сказала. что у нас церковь отделена от государства, и что священники в школах это, может быть, и неправильно. Садовый извинился за нее, хотя она ничего плохого не сделала. Это проявление смыслов еще 2-3-годичной давности, когда нужно было идти в большую политику, и вы нуждались в региональной поддержке церкви.  

- Мы должны разделять вопросы действий, заявлений, принимаемых на локальном уровне и на уровне общеукраинском. Трудно с вами не согласиться, что концептуально государство должно полностью быть отделено от церкви. Но специфика регионов, и те комментарии, которые были сделаны человеком, который выразил свое мнение, содержащее, в том числе, и замечания относительно присутствия представителей церкви в школе, были, возможно, неуместными для такого института, как церковь, в конкретном городе – во Львове. Но, с другой стороны, я считаю, что мы должны смотреть на "Самопомич" не только как на партию локальную и давать оценки, как она развивается, не только на уровне Львова. Мы должны смотреть более глобально. Во время прошлогодней избирательной кампании у меня не было ни одной встречи с представителями церкви, хотя я объездила всю страну. Я не вижу внутри партии вектора защиты интересов церкви. Но в случае отдельного региона это был чувствительный вопрос. Я не вижу его применения на всей остальной территории Украины.

- "Самопомич" формировалась как региональная партия, и на волне протестного электората она вошла в большую политику. Состав фракции оказался довольно пестрым. Не оказалось ли это причиной того, что "Самопомич" продемонстрировала самый большой процент "тушек" в парламенте? Ведь это уже не львовские проблемы с церковью.

- Я своих коллег, которые были ранее во фракции "Самопомич", а теперь мы просто коллеги в зале, не называла бы "тушками". Это люди, которые приняли определенное решение. Мы разошлись в мировоззрении, поэтому мы разошлись. "Самопомич" - это комбинация людей из бизнеса, гражданского общества. В этом есть риски, но есть и огромные плюсы. Посмотрев на динамику, как фракция развивается, я могу сказать, что тот уровень дискуссии, которая у нас ведется, это нам больше добавляет, чем забирает. У нас есть совместная работа и притирки.

- Является ли тот факт, что фракцию покинула почти треть ее состава, признаком кризиса внутри фракции?

- Абсолютно нет. Особенно учитывая то, как мы сейчас начали конструктивно сотрудничать. У нас исчез элемент деструктива, который был.

- Люди, которые ушли, представляли деструктив и балласт?

 - Они использовали, в том числе, и свою репутацию, для того чтобы "качать" фракцию. Особенно когда фракцией было принято решение, мы приходим в зал для голосования, и здесь начинается "качание". Есть определенный авторитет, людям доверяют, начинается пересмотр решений.

Новости по теме

- Кто из шестерых "качал" фракцию?

 - Те, кто голосовал иначе, они просто не приходили на фракцию. Они своего мнения не доносили. Это не был только вопрос по Конституции. По Конституции это или были люди, которые сразу сказали, что они не согласны с позицией фракции, или были те, которые промолчали и в зале проголосовали иначе.

- "Самопомич" идентифицируют как мощное аграрное лобби в парламенте и часто связывают это аграрное лобби с крупным зерновым олигархом Мирошниченко. Вы можете это подтвердить или опровергнуть?

- Безоговорочно могу опровергнуть. У нас было несколько вопросов, которые касались агротемы, где речь шла о льготном режиме налогообложения для агросектора. И фракция единогласно приняла решение о том, чтобы не поддерживать те концепции, которые предлагались. У нас очень демократический процесс, и каждый из нас может убедить фракцию своими знаниями, своим экспертным мнением. Садовый не диктует нам, как принимать решение. Это абсолютный нонсенс.

- Садовой с вами встречается периодически? Как вы оцениваете его роль в партии?

 - Очень редко. Если говорить о работе фракции в ВР, то Андрей Иванович на нее не влияет. Он не приезжает к нам, чтобы сказать, что мы должны проголосовать так, а не иначе. У нас отсутствует такое влияние. Садовый создал партию, и он формирует со своей командой смыслы, ценности, видение развития самой партии.

- Почему кандидатом в мэры Киева был выбран ресторатор Гусовский?

- Это вопрос не ко мне, а к съезду партии "Самопомич". Он – лидер "Самопомочи" в Киеве, в Киевсовете. У него есть реализованные проекты в частном бизнесе, есть конкретные результаты работы в Киевсовете.

Новости по теме

Почему для борьбы с олигархами, с монополиями вы выбрали именно Коломойского?

- Идентификация человека не является объектом для борьбы. Идентификацией выбрана проблема и проблематика, которую надо было решить. Коломойский – это "Укранафта", и там на самом деле вопрос до сих пор не закрыт. По Григоришину я со своими коллегами продолжаю бороться с его "замечательным" тендером на 2 млрд грн на трансформаторы. И эта тема еще не закрыта. Работаем над возвращением в государственную собственность газовых сетей Фирташа, которые принадлежали государству и которые он забрал просто за бесценок. Круг огромный, и вопрос именно в том, чтобы признать проблематику и ею заниматься. Коломойский был первым, так как была необходимость наполнить бюджет, и здесь история "Укрнафты", где миноритарный акционер диктует правила и не выплачивает государству дивиденды в размере 2 млрд. Об этом знали все, но почему-то никто за это не брался. Поэтому сначала на уровне коалиционного соглашения была прописана эта норма, затем зарегистрирован соответствующий законопроект, потом была работа с Кабмином, а потом уже воплощение его на уровне имплементации на исполнительном уровне. Сегодня государство уже получило более 600 млн грн именно от "Укрнафты", от дивидендов. Я не говорю о Коломойском, я говорю о проблематике конкретной компании

- У нас есть часть системообразующих предприятий, которые принадлежат государству, но на самом деле они не принадлежат государству, а принадлежат конкретным людям: "Энергоатом", "Укрспирт" и т. д. Говорят, что сейчас основное финансирование партий идет как раз через эти каналы. Они кормят и фракции, и телеканалы, которые им принадлежат. Что с этим делать?

- Сейчас я все свои усилия направляю на Одесский припортовый завод и на Центрэнерго. По результатам моего депутатского запроса оказалось, что Центрэнерго закупало уголь у компании, которая расположена в зоне АТО и фактически еще и официально финансирует террористов. Сейчас я веду дискуссию с Демчишиным, жду его ответа, как же так случилось, если он говорит, что проверяет всех поставщиков, а тут оказывается, что один из основных государственных предприятий покупает уголь у террористов. И мы через Центрэнерго фактически оплачиваем террористов, когда платим за свет, тепло. Одесский припортовый завод вообще шикарный пример. На мой вопрос о закупке газа, который они должны были проводить на открытых принципах, откуда появился посредник, и почему они закупили газ дороже, чем на рынке, они дали ответ, что, во-первых, они не могут предоставить всех документов, поэтому надо ехать к ним в офис и смотреть, а во-вторых, они просят меня что-то им предложить. Поэтому я хочу обратиться ко всем на рынке: изложить свои предложения по Одесскому припортовому заводу с указанием своих ценовых предложений. А то, что вы сейчас описываете, это называется менеджерская приватизация. Это то, что сделал Коломойский с "Укртранснафтой". Это 100% государственная компания, которая владеет нефтепроводом, и он полностью контролировал через свой менеджмент все потоки – как самой нефти, так и денег.

- Почему наши энергокомпании покупают электроэнергию в России и дальше продают ее в Крым? Почему в этом пытаются участвовать офшоры Григоришина и т. д. Назывались фамилии Григоришина, Демчишина, Кононенко. Можете ли вы подтвердить, что эти люди участвуют в уводе денег с государственных предприятий?

- По контракту электроэнергии из России в Украину и поставки ее в Крым – это два контракта, которые были заключены у нас еще в конце прошлого года. Из объяснений Демчишина – тогда были проблемы: фактический шантаж со стороны группы ДТЭК по поставкам необходимого объема электроэнергии для украинского рынка, потому что на самом деле у нас есть несколько источников генерации электроэнергии. Атомная – стабильна, а другие – балансирующие. Они шантажировали веерными отключениями, так как требовали пересмотра тарифов. А мы, когда говорим об электроэнергии, все еще связаны с Россией. Мы могли бы все разорвать и стать независимыми, но мы 24 года этим не занимались, потому что мы не рассматривали никогда Россию как страну агрессора.

- Сколько нам времени нужно на это?

- Ресурс у нас ограничен, так как одним из источников генерации является антрацитовый уголь, который добывается на оккупированной территории Донбасса. Год назад мы зависели от  России только с точки зрения газа, и мы уменьшили импорт газа с 20 млрд куб. м до 5 млрд, а теперь у нас – газ, электроэнергия и уголь.

Новости по теме

- У вас есть вопрос?

- Вы можете оценить человека, который ведет с вами разговор, когда он говорит правду, а когда обманывает? Что вы чувствуете в тот момент, когда вы видите, что вас обманывают?

- Это всегда видно. Я чувствую стыд за человека, который врет, потому что это всегда унизительно.  

Спасибо большое за беседу. 

видео по теме

Новости партнеров

Loading...

Виджет партнеров

d="M296.296,512H200.36V256h-64v-88.225l64-0.029l-0.104-51.976C200.256,43.794,219.773,0,304.556,0h70.588v88.242h-44.115 c-33.016,0-34.604,12.328-34.604,35.342l-0.131,44.162h79.346l-9.354,88.225L296.36,256L296.296,512z"/>