Из топ-кандидатов в президенты только один не обращался ко мне

Из топ-кандидатов в президенты только один не обращался ко мне
112.ua

Евгений Комаровский

Доктор-педиатр

Гордон: В эфире программа "Гордон". Сегодня у меня в гостях замечательный доктор Комаровский.

Добрый вечер, Евгений Олегович. Давайте поговорим о медицине. Скажите, Супрун – хороший министр?

Комаровский: Есть действия правильные, есть действия неправильные. Самое неправильное действие – взяться реформировать без денег и закона в стране, в которой победил воинствующий медицинский популизм. Где народ лучше вас знает, как надо лечить, какими лекарствами и т.д. Поэтому без налаживания контактов, без коммуникаций, без юридического обеспечения медицины, без уважаемого высокооплачиваемого врача, конечно же, реформу осуществить нельзя. Но признание того, что нет особой нашей украинской медицины, а что есть медицина научная, есть протоколы, есть понятие уважаемого современного врача, правильное отношение к вакцинации, отношение к такому понятию, как доказательная медицина, – это очень правильно, очень верно. Этого не было раньше, это здорово.

- Т.е. она не так плоха, как кажется?

- Она плоха, потому что она не может коммуницировать с обществом. Но она не так плоха, как это кажется. Тому, кто на самом деле понимает, какова она, – в ней больше плюсов, чем минусов.

- Но медицинская реформа завалена? Или нет?

- Я не согласен с этим. На самом деле мы посадили дерево, но мы его очень плохо поливаем. Если мы сейчас начнем нормально поливать и не будем торопиться срывать урожай, то будет лучше. Но боюсь, что к тому времени, как мы найдем деньги поливать правильно, все, кто должен лечить, поуезжают. Потому что не может врач быть дешевым. Не бывает такого. Хотите европейского врача – дайте врачу европейскую зарплату. И у вас будет европейский врач.

- Вот вы могли бы провести правильную реформу украинского здравоохранения?

- Для того чтобы реформировать здравоохранение, надо иметь железную волю, уметь обижать людей, уметь увольнять, наказывать, уметь отстаивать свое действие. Например, в. о. министра дает месседж, мол, нам надо легализовать медицинскую марихуану. Этот важнейший постулат превращается в массовые хиханьки и хаханьки. При том что люди, 100% населения Украины, в том числе топ-политики, не дифференцируют понятия "марихуана" и "медицинская марихуана". Это абсолютно разные вещи. Препараты медицинской марихуаны - это лучшее средство для устранения тошноты после химиотерапии, это средство, реально облегчающее жизнь уходящих в иной мир онкобольных. Это средство лечения Альцгеймера, Паркинсона, эпилепсии, огромного количества состояний. И, оказывается, министру надо инициировать, чтобы люди собирали петицию с просьбой легализовать препараты для помощи сотням, тысячам людей. Я не хочу быть министром, который побирается и говорит "дайте наркотики онкобольным", который ходит на цыпочках. Я хочу, чтоб министр решал, что и где реально надо людям. Но нам нужен министр, который будет думать прежде всего о пациентах. Любому президенту я готов подсказать, что стоит за этим законом: деньги, бизнес медицинский или реальная попытка помочь конкретным больным? И я вижу в этом свою задачу. Но сам командовать, руководить, сажать в тюрьму и бороться с коррупционерами – это не мое.

- Я цитирую вопрос от близких мне людей: "В связи с массовым отказом родителей от вакцинации в Украине начались несколько эпидемий. Правда ли это, если да, то каких?"

- В Украине давным-давно эпидемия туберкулеза. Но это, правда, не связано с вакцинацией, это связано с образом жизни. Давным-давно эпидемия коклюша, его просто не диагностируют. Сейчас реальный подъем заболеваемостью корью. В Украине каждый год эпидемия гриппа. Это тоже профилактируется вакцинацией. Более того, высочайший интеллектуальный уровень народа таков, что когда сотни тысяч заболевших и десятки умерших от кори, народ упорно продолжает спрашивать о вакцинации. Что я могу сказать? Умирают люди от кори в 21-м веке. ВОЗ считала, что у нас есть шансы к 2000 году вообще забыть о кори на земле. Но она недооценила антипрививочников. Причем в Италии уровень вакцинации детей снизился до 80%, началась вспышка кори, заболели аж 2000 человек, там тут же перестали пускать детей в школы и детские сады. 500 евро штраф с родителей за то, что дети не вакцинируются, и мгновенно уже 95% детей привиты. У нас привито было менее 50%, заболевших больше, чем во всей Европе, а люди спрашивают: вакцинировать или нет? Конечно, вакцинироваться. Но если вы хотите включить механизм естественного отбора, то будет вам естественный отбор. Но не должно быть естественного отбора в 21-м веке. Если у родителей нет ума, почему ребенок должен страдать? А задача родителей - обеспечить своему ребенку качественную вакцинацию в нормальных условиях. Потребовать нормальную вакцину. А сейчас у нас вакцины нормальные вполне.

112.ua

- А чем вам так не нравится готовящийся к принятию в ВР новый "мовний закон"?

- Я его не читал и не могу сказать, что он мне не нравится. Я от него ничего хорошего не жду, особенно когда перед выборами начинается эта тусовка. Я вообще не хочу поднимать эту тему, она неправильная. Ее поднимать нельзя. Люди не могут адекватно оценивать эту тему. Эту тему я хочу раз и навсегда просто закрыть, я больше на эту тему высказываться в обществе не буду. Когда я вижу такие объявления: "Кто еще не отфрендил Комаровского?" - я не буду. Я говорю не как филолог, а как врач-педиатр. Когда ребенок приходит в этот мир, то особенность всех млекопитающих в том, что они копируют поведение взрослых. Так формируется понятие мира, ощущение родины. Родина – это то, где тебе понятны законы, по которым протекает жизнь. И источником этих законов являются твои родители. Одной из обязательных характеристик твоих родителей, среды твоего обитания, являются язык и вера. И когда ты попадаешь в определенную среду, с определенным языком и определенной верой, ты воспринимаешь это как однозначную догму. Любые попытки навязать или обидеть твоих родителей, твой язык или твою веру воспринимаются абсолютно иррационально. Т.е. ты не способен анализировать это логически. Самые страшные войны на земле религиозные. Попытки вбрасывать в общество темы языка и веры во многонациональной, многокультурной стране – это реальные попытки убить страну. Это физиология. Когда я говорю это, то все, кто со мной не согласен, – это потому, что у них другие родители, другой язык, другая основа. Они не могут рационально воспринять то, что я говорю. Это покушение на твою веру. Поэтому в нашей стране люди должны сделать шаг навстречу друг другу. Поэтому в условиях предвыборной кампании объединение Гриценко и Садового или объединение Вилкула и Мураева никакого отношения к объединению не имеет. Объединение было бы настоящим, если было бы кейсом для всей страны, это когда Гриценко объединился бы с Мураевым. И показали бы всей стране, как они нашли взаимопонимание. Или когда Садовый объединился бы с Вилкулом, и показали бы всей стране, как они нашли контакты. И это было бы примером для всей страны. А то, что происходит, – это просто прокапываем чуть глубже границы. Пытаются просто уничтожить нашу страну, а не научить нас дружить, любить друг друга.

- Разных.

- Разных, конечно, и цените это. И в 21-м веке вообще не повод об этом говорить. У нас острейшие проблемы, у нас онкобольные выпрашивают лекарства. У нас дети в скотских условиях. У нас воспитатели в детских садах нищенствуют. Недавно я записывал с подростками программу "Дети и алкоголь". И я вспомнил такое выражение "закладывать за воротник". Я спросил у детей, что они понимают под словом "закладывать". Закладывать, сказали подростки, – это делать "закладку". Это у них была первая ассоциация со словом "закладывать" - закладка наркотиков. Кто об этом говорит? Кого это вообще интересует? Мы теряем огромное поколение детей, которые доступ к наркотикам имеют, а к качественному детскому спорту не имеют. К качественному детскому здравоохранению, к полноценному детскому отдыху не имеют. И что они видят по телевизору? Педиатры фактически уничтожаются, как класс. Сейчас, говорят, реформа здравоохранения, и педиатры стали получать 15 000 гривен. Спросите у друзей, есть такой педиатр в мире, который получает 500 евро в месяц? Это только у нас такие педиатры есть. И мы считаем это страшной реформой.

- А сколько врачам надо платить?

- Европейскую зарплату. Вы идете в Европу – платите. Нет, вы можете иметь врачей, которые не знают язык, не знают протоколов, зарабатывают на откатах от лабораторий и аптек, вы можете вообще им не платить. Но если вы хотите европейского врача, у которого нельзя купить справку о вакцинации, у которого нельзя купить рецепт на "фуфломицин", за откат какой-то, то он должен получать европейскую зарплату. Если вы сейчас будете выпускать из вузов, как решил Минздрав, врачей, которые знают протоколы и английский язык, то где они будут, все эти врачи? Там. У нас врачи остались только потому, что они не знают протоколы и английский язык.

- Вы родину любите?

- Да. А как можно, это же основа наша. Дело в том, что сейчас как-то такое количество людей, экспертов, по любви к родине развелось, это просто катастрофа. Они все знают, как я должен любить родину. "Школа доктора Комаровского"… я практически все детские темы снял. И я страшно хочу снять целую кучу программ о здоровье родителей. Наши несчастные бабушки, как класс, вымирающие дедушки. И у меня предложения: Казахстан, Россия, Узбекистан, доктор, снимаем. Нашим это не надо. Все проекты, которые бабахают за деньги, – это политика. А дети, а здоровье, а люди? Когда это кончится?

112.ua

- А что вам на родине не нравится?

- Если честно, мне много чего не нравится. Мне не нравится какая-то патологическая наивная доверчивость наших избирателей. Они почему-то считают, что плохой человек может вдруг стать хорошим. Но люди не меняются. Есть базовые представления о том, что такое хорошо и что такое плохо. Единожды соврав, кто тебе поверит? Но люди упорно верят, что если человек много накрал, то он красть теперь уже не будет. Такого не бывает. Это как наркоман: завтра будет больше доза. Если он сейчас украл много, то в следующий раз украдет еще больше. Вот эта наивная доверчивость мне не нравится. Мне страшно не нравится, что умные люди в стране пытаются понравиться массовому сознанию. Что у нас толпа определяет, как лечиться, как пользоваться общественным транспортом, с какой скоростью ездить по улицам. Не эксперты решают вопросы, а мы проводим широкую общественную дискуссию: можно ли перед смертью получить морфий в каплях? Можно перед смертью получить препараты марихуаны? Каждый третий человек умирает от рака, и не каждому повезет заболеть раком легких, при котором боли нет. Поэтому я хочу, чтоб пришел кандидат в президенты и сказал: Первое, что я сделаю, – посажу перед собой министра здравоохранения и министра МВД. И скажу: если вы, гады, не договоритесь друг с другом… причем наркоманы доступ к наркотикам находят. Мне рассказал недавно один человек, что у него реально умирает близкий человек, а после препарата марихуаны впервые проспал ночь, за два года. Но этот препарат он купил за 15 долларов, из-под полы, при цене в один доллар. Так может, это причина, почему их нет? А кто у нас выйдет защищать права детей, учителей, врачей? Мы с какими лозунгами идем в Европу? Мы совсем не идем в Европу, мы идем в какие-то пещеры: невакцинированный мир, без врачей, которые массово уезжают, на воровстве, на лжи и на разговорах о том, как правильно любить родину.

Новости по теме

- Как вы оцениваете предвыборную кампанию?

- Мне приятно, что среди кандидатов в президенты есть люди, которых я знаю лично. В целом, я вижу, конечно, безумное количество популизма, и я не вижу ответа на конкретные вопросы. Очень хочется, чтобы кандидаты в президенты говорили конкретно: конкретно я сделаю это, а если не сделаю – застрелюсь (условно). На что хочу обратить внимание. В Советском Союзе людей зазывали на избирательные участки, было написано так: "2 апреля - все на выборы". Государство делало все, чтобы каждый знал, что выборы условно 2 апреля. Первое, что было, – это дата. А сейчас спросишь у человека, когда выборы, он ответит "не знаю". Т.е. то, что выборы 31 марта, куча народа не знает. Ни на одном плакате нет 31-го числа. У меня такое впечатление, что они заинтересованы в том, чтоб нас там не было. Еще что очень важно для меня лично. Когда я проголосовал за Ющенко в свое время, и он потом творил беспредел, я ругал себя и считал себя последним идиотом. Мне было стыдно. Когда я не голосовал за Януковича, и он творил беспредел, или не голосовал за сегодняшнего президента – я себя чувствую комфортно. Я не в дураках, меня вроде как не обманули. Вот для того, чтобы не чувствовать себя комфортно, надо все-таки на выборы идти. Вы хотите хоть что-то изменить и чувствовать потом свою ответственность? Вы обязаны на выборы прийти. И тот, кто на выборы не пришел, однозначно не любит Украину, не является патриотом, это не житель нашей страны.

- Еще полгода назад мне казалось, что вы идеальная кандидатура для того, чтобы быть президентом Украины. Что может быть святее врача, который работает с детьми и спасает детские жизни? Вы умный, добрый, масштабный, на вас нет компромата, чем не президент? Давайте признаемся телезрителям – долго я вас пытался убедить, что надо идти?

- Но я ж тебя с первого раза послал, и потом многократно еще.

- Не жалеете, что не пошли в президенты?

- Более того, я счастлив, что я не пошел. Мои близкие этого бы не перенесли. Для меня семья – это святое. Я как педиатр больше всего знаю цену семье.

- А страну спасать?

-  Именно поэтому я готов. Для меня одно из наших с вами интервью послужило очень хорошим уроком. Я знаю одно, что когда на меня начнут выливать бочки дерьма, то рядом со мной станут единицы. Когда ты понимаешь, что особенно рассчитывать не на кого, когда тебя начнут мешать с дерьмом ни за что, просто за то, что ты высказал свое мнение. В стране, которая идет в Европу, люди декларируют европейские ценности, только за тот факт, что ваши мнения не совпали, тебя могут убить. Назвать негодяем, обвинить во всех смертных грехах. Начать учить тебя любить родину. Где та самая европейская толерантность, к которой мы идем? Значит, никуда вы не идете. Не надо декларировать заход в ЕС, наша цель ЕС? Может быть, наша цель не врать, не воровать, научиться слушать оппонента, без мордобоя, научиться решать проблемы не силой оружия и хамства, а открытой дискуссией, спокойной, доброжелательной? Тотальное противоречие слов и дел. Какая Европа, когда идеология насилия расцветает в стране? Когда за слова людей готовы убить? И при всем при этом у нас действительно свобода слова. Это да. Я это чувствую по залам, по тому, как люди себя ведут. Но такое впечатление, что общение между людьми и политика – это очень глубокий ров. Потому что политика – это какое-то такое дерьмо, куда нормальные люди не хотят и близко подходить. И нам надо как можно скорее это сломать. Как можно скорее сделать так, чтобы политика не ассоциировалась с ложью, с воровством и зарабатыванием на людской глупости, на ненависти, на конфликтах, на том, что людей делят по языкам, верам, на представлениях об истории и перспективах будущего. А сейчас еще делят по выбору того или иного кандидата и, разделяя людей, собирают определенные электоральные группы, чтобы завести определенный процент в парламент, чтобы получить возможность делить бюджетный пирог.

- Это когда-нибудь закончится вообще?

- Когда мы додумаемся и будем нетерпимы к этому, когда воровство у детей, воровство у солдат, когда абсолютный беспредел в больницах. Какая Европа, если инвалид в трамвай попасть не может? Так может, это надо декларировать, безбедную жизнь людей с инвалидностью? А они нас все время в это уводят, в этот мордобой, в выяснение отношений, совершенно скотские низменные отношения у людей пробуждают, чтобы люди били друг другу морды, а в это время они молча воруют.

Новости по теме

- Кто из многочисленных кандидатов в президенты вам нравится?

- Я много лет учу людей, казалось бы, совершенно очевидным вещам. О том, что иммунитет нельзя повысить золотыми таблетками, о том, что в 21-м веке не лечат детей зеленкой, оксолиновой мазью, банками, горчичниками и тем, что надо попарить ноги. О том, что бабушки должны заниматься не внуками, а дедушками. О том, что путешествовать с ребенком нужно с рождения, о том, что вирусные инфекции не лечатся антибиотиками. Т.е. я говорю очень много понятных, простых, доступных вещей. Но понять это и реализовать на практике в состоянии максимум 15% населения. Люди не могут определиться, что в стране, где полгода отопительный сезон, нельзя, чтоб дети жили зимой при температуре +25 и не гуляли. Нельзя, чтоб в стране самыми нищими были врачи и учителя, очереди в аптеках – это беспредел, это гнусно, а люди с этим согласны, люди не готовы защищать своих детей. Когда каждый день тысячи людей заболевают корью и каждый день кто-то оказывается на грани жизни и смерти, а люди продолжают спрашивать: делать прививки или нет? Я буду советником кого угодно, но я вижу свою задачу только в одном: я любому президенту смогу ответить на вопрос – за вот этой инициативой стоят деньги или медицинская наука? На этот вопрос я дам ответ. И если президент со мной не согласится, не прислушается к моему мнению, то я свое мнение доведу до общества и пошлю этого президента. Из топ-кандидатов есть только один, который не обращался ко мне…

- Петр Алексеевич?

- Да. Я могу сказать, что готов сотрудничать с кем угодно, но мне не надо. Я не хочу даже быть официальным советником, внештатным. Мне ничего не надо. Я хочу жить в стране, где хотя бы на смертях не зарабатывают. На умирающих больных с онкологией не зарабатывают.

- А у Петра Алексеевича, на ваш взгляд, шансы снова стать президентом есть?

- Да. Потому что зеленка — по-прежнему оружие пролетариата. Поскольку никто не знает, что это за лекарство, но она продолжает выпускаться. Потому что Янукович, в разгар эпидемии гриппа, открывал завод по производству оксолиновой мази. Ну, ему же кто-то подсказал, какой-то дебил, что этот завод надо открывать. А это какой-то концентрат "фуфломицина". Т.е. советники такие.

112.ua

- Вы еще скажите, что знаменитая вьетнамская мазь "Красная звезда" не лечит.

- Вы мажете, потом начинаете чихать и прочищаете себе от пыли носовые пути. Конечно, помогает, очень здорово, когда воняет. А чеснок, знаете, как помогает. Вы нажрались чеснока, и к вам никто в транспорте не подходит – замечательно, меньше шансов заразиться. Когда я это рассказал первый раз, так куча статей была, что Комаровский в сговоре с производителями лекарств хочет погубить нашу чесночную промышленность. Поэтому наши люди не действуют по логике и по здравому смыслу. Они действуют по каким-то особым путям, т.е. наш путь в Европу идет через Африку, через возврат в пещеру. И те самые люди, которые нас ведут через Африку, учат меня, как любить нашу страну. Вот эти все разговоры о том, как надо любить страну, – это аналог "фуфломицина". Народ на это ведется. Народ бьет друг другу морды – не за воровство и вранье.

- 31 марта - выборы. Как вы думаете, кто выйдет во второй тур?

- Думаю, Володя. Но и у Тимошенко, Порошенко, Гриценко, Смешко есть реальные шансы.

- А президентом, на ваш взгляд, кто станет?

- Это зависит от того, кто будет во втором туре. А зачем мы тратим эфирное время на это гадание? Главное, чтоб вы понимали, что если вы пошли и проголосовали, то вы не будете равнодушны к тому, что делает ваш кандидат.

- Наш народ, в результате, когда уже президент будет избран, снова ошибется?

- Почти уверен, что да. На самом деле я бы хотел, и этого я не вижу и близко, нам надо срочно обнулиться. Если не врет и не ворует первое лицо, и устанавливает определенные правила игры, то все будет круто. У нас есть потрясающие люди. Независимо от того, что у них за спиной. Но если первое лицо не врет и не ворует, то оно сможет потребовать этого от своих подчиненных. Вот что у нас действительно работает, так это вертикаль подражания. Если ворует главный врач, воруют все зав. отделениями. Обратите внимание – эпидемия кори. Кто из кандидатов в президенты высказался по поводу вакцинации? Один, Гриценко. Наверно, такого количества ботов на своей странице он не видел никогда после этого. Т.е. общественное мнение и ботофермы определяют дискуссию даже в интернете, вещи, которые интересуют каждого, не выносятся кандидатами в президенты в информационное поле. Потому что если ты скажешь, что ты за вакцинацию, то половина страны за тебя не проголосует. И кандидаты в президенты отмалчиваются. Поэтому хотелось бы, чтоб они собирались, обсуждали, чтоб главным было не место верховного пахана, а главное, что первое лицо берет на себя обязательства не врать и не воровать и действительно отрубать условные руки.  

- Вы сентиментальный человек?

- Очень. Вот сегодня пришли ко мне люди. Какие у нас дети. Все, что мы руками делаем, не очень получается, но дети – чудо. Красивые, адекватные. А какие у нас женщины! Как они могут терпеть это кодло мерзавцев? Нам надо максимально вводить инструмент электронного голосования.

- А если в сервер вмешиваться будут?

- А для чего у нас СБУ? Бизнес кошмарить? Каждый день в стране появляется реклама какого-то "фуфломицина" от моего имени. Я ничего с этим поделать не могу. Мое имя позорится ежедневно – я ничего сделать не могу. Я обращался и в киберполицию – ничего. Они заняты другим. Самое мерзкое у нас сейчас – это феномен титушкизма. Это когда люди за деньги строят из себя политических активистов. Это просто гнусно, когда идет человек, обладающий властью, и у него есть спортсмены, которые его защищают, и есть спортсмены, которые за другие деньги на него нападают. Сколько можно это терпеть? Я в 2014 году сказал и сейчас многократно это повторял: главный реформатор в стране – министр МВД. Не будет порядка – не будет страны. Когда агрессивно настроенные люди ходят по улицам, рассказывают, с кем дружить, что петь, что делать и как быть – не будет страны, мы ее просто убиваем. Страна начинается с того, что политики должны показать людям образец дискуссии, интеллигентного выяснения отношений, поиска консенсуса, поиска примирения, хотя бы внутри страны. Как вы можете договориться с врагом за пределами страны, если вы не можете внутри страны договориться. Внутри парламента договориться не можете, и вы строите из себя людей, которые могут договориться с кем-то за забором. Вы сначала с женой помиритесь, а потом идите мириться с соседом.

- Скажите, болит душа за Украину? За все, что мы имеем сегодня, за настоящее, за будущее, которого может не быть.

- Самое страшное, что, по моему, мы за последние годы сделали все, чтобы к политике, к тому, что реально определяет жизни людей, 35 млн человек примерно, честные, добрые, порядочные люди просто не могли подойти. У них нет денег, они не готовы залезать в это дерьмо, и они стараются держаться от этого подальше. Но самое страшное, что они массово покидают нашу страну. Мы проводим просто жесточайший отбор, все самое светлое потихонечку мигрирует в ту самую Европу, а остальные идут, маршируя на месте, а скорее, пятясь назад. Для меня это больно и страшно. Я понимаю прекрасно, что страна, которая не может обеспечить безболезненный уход онкобольного в другой мир, не имеет морального права обсуждать походы в Европу. Если вы не можете заработать на "Таврию", то декларировать, что вы хотите ездить на "Мерседесе", - это неправильно. Научитесь не врать, не воровать, работать, как в Европе, относиться к детям, как в Европе, убирать за собой, как в Европе. Вам говорят: не лечат детей уколами в 21-м веке, а до вас это не доходит. Упорно во всех больницах колют детям задницы.

- А чем лечат?

- Лечат детскими лекарственными формами. Умирает – внутривенно. Не умирает – сиропы для детей, специальные детские лекарственные формы. Но вам наплевать на это. Вам важнее, на каком языке врач рецепт выписал? На латыни он его выписал. Не могут обеспечить нормальную жизнь врачам, учителям, детям, инвалидам, и они нас учат, как правильно в Европу идти.

- Вам уехать не хочется?

- Я сегодня могу жить в любой стране и зарабатывать достаточно много, не выходя из комнаты. У меня подписчиков больше, чем у "112 Украина" или у "5 канала", и даже больше, чем у Гордона. В YouTube – миллион, в Instagram – 4 750 000. Но я не могу позволить себе рекламу какого-то "фуфломицина" – это моя репутация. Тодуров когда-то хорошо сказал по этому поводу: "А почему я должен уезжать?" Но они учат меня жить, и набегает свора, которая реально мне угрожает, меня унижает, после чего плачут близкие мне люди. Это нормально, что мы идем в Европу, а мои пациенты просят меня молчать? Не высказывать мнение, потому что за слова, за твою позицию, которая не совпадает, тебя будут унижать и учить жизни люди, которые вообще ничего в жизни не сделали. За моей спиной хотя бы более полумиллиона бесплатных электронных консультаций. 4 года ни одному каналу Украины не нужна программа "Школа доктора Комаровского". Я за свои деньги выкупаю права на интернет и выкладываю в бесплатный доступ, чтобы наши мамы могли посмотреть. А меня учат патриотизму.

Новости по теме

- А вы когда-нибудь считали, сколько детей вы спасли от смерти?

- Нет. Как это? Я, может быть, больше родителей спас от разводов, потому что научил их, как быть счастливыми. Моя главная задача – научить вас тому, что материнство и родительство не подвиг. Это счастье. Учиться надо вот этому. Вот это настоящий патриотизм – быть счастливой семьей и воспитывать счастливых детей. Которые не видят агрессию, которые не о "закладках" думают, не меряются смартфонами, а занимаются спортом, путешествуют вместе с родителями, улыбаются, на всех языках.

- Чего вы больше сегодня, в 21-м веке, боитесь?

- Боюсь боли и несправедливости. И, конечно, человеческой глупости. И агрессии. Я много чего боюсь на самом деле. И чем больше я из этого дерьма пытаюсь как-то выгрести, тем мне страшнее становится. Потому что любое несогласие с позицией приводит к тому, что люди просто выключают телевизор. И информационное поле несогласных настолько активное, что иногда начинаешь сомневаться в людских мозгах. И главное, что я вижу, как из информационного поля активно вытесняются добро, вечные жизненные ценности (любовь, институт семьи), а это же намного важнее, чем все остальное. У нас сейчас дети практически не общаются с родителями, родителей заменили смартфоны. Мы ставим задачу общения на учителей - нищих, бесправных, зависимых. Все адекватные, миролюбивые, честолюбивые, которые не хотят сталкиваться с агрессией, не хотят быть униженными, мы просто хотим их отсюда вытеснить? Чтобы быстрее освободить землю для продаж? Это наша задача?

- Недавно Янукович на своей пресс-конференции сказал, что его обвели, как лоха.

- Меня тоже.

112.ua

- Вы не чувствуете себя лохом, которого уже много лет обводят вокруг пальца, причем вокруг одного и того же?

- Пальцы разные, но все равно обводят. Пальцы меняют. Нас всех обводят, дураков, во всеукраинском масштабе, все время сталкивают друг с другом, вот эти кукловоды, которые уже всех нас поделили на электоральные поля. Которые просто балдеют, что, пока мы, идиоты, бьем друг другу морды и выясняем, какой язык самый правильный, какая вера самая справедливая, кто из героев действительно герой, а кто не герой, они просто воруют, врут, договариваются. Те, кого они называют врагами, они с ними за углом тут же обнимаются. Они в публичном поле бьют друг другу морды, ругаются матом, мы все это видим, продолжаем их упорно выбирать и считать их национальными лидерами.  

- Элитой.

- Элитой. Это вот элита? Беда в том, что я не понимаю, как она, элита, может поменяться? Потому что люди, действительно достойные быть элитой, подойти боятся – там воняет. Там дышать нечем. Я слышу от нескольких хороших людей, которые зашли в Раду и сказали мне одно и то же: "Я туда захожу и попадаю в ауру ненависти. Я там быть не могу". Страну нельзя построить на ненависти. Страна строится на любви, уважении к мнению собеседника. На попытке мириться, договариваться. Нельзя иначе, если мы не хотим уничтожить страну. Классную, богатую, с крутыми красивыми людьми, трудолюбивыми людьми, с природными ресурсами, с возможностью быть в центре туристического бизнеса. Один кулинарный бизнес у нас можно открыть и прокормить всю Европу. Более того, если бы мы думали хоть чуть-чуть. Нам надо немедленно открывать массовые курсы китайского языка. И китайский бизнес сюда придет только из уважения к тому, что мы учим.

- Как настоящий доктор вы и диагноз сегодня поставили, и прописали таблетки. Но плохо вы сделали, что не послушали меня и не пошли в президенты.

- Зато я живой, пока. 

- Прорвемся мы, все хорошо будет, или у вас нет такой уверенности?

- Я – врач. Когда метастазы, шансов вылечиться мало. Но лечиться же надо. Хоть действовать в правильном направлении. Хоть врача себе найти нормального. А уже метастазы, уже не первая фаза. Уже нужны радикальные методы. Уже хватит цацкаться с ними, вырезать надо. Но не тех, кто говорит иначе, а тех, кто врет и ворует. Их надо вырезать и освобождаться. Помогать нормальному, живому расти. И, конечно, дети. Дети, семья – это смысл страны. Другого нет смысла в стране.

- Спасибо.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Источник: 112.ua

видео по теме

Новости партнеров

Загрузка...

Виджет партнеров

d="M296.296,512H200.36V256h-64v-88.225l64-0.029l-0.104-51.976C200.256,43.794,219.773,0,304.556,0h70.588v88.242h-44.115 c-33.016,0-34.604,12.328-34.604,35.342l-0.131,44.162h79.346l-9.354,88.225L296.36,256L296.296,512z"/>