Ирэна Кильчицкая в эфире программы Гордон на телеканале 112 Украина
112.ua

Гордон: В эфире программа "Гордон" и сегодня мой гость – экс-заместитель мэра Киева Ирэна Кильчицкая.

Ты работала в КГБ. Ты кагэбэшница или кагэбистка?

Кильчицкая: В КГБ работали очень достойные люди – патриоты, интеллигенты, у которых были принципы, интересы защиты родины. И никак нельзя сравнить с тем, чем занимается сейчас, к сожалению, наша СБУ – в основном личным обогащением, а не защитами интересов страны.

- А ты чем занималась в КГБ?

- Я была заведующей уголовной канцелярией – секретной частью. Распечатывала сообщения агентов, занималась канцелярской работой. Хоть и прошли уже десятилетия, я имею еще и моральные основания не разглашать то, чем я занималась.

- Генерал милиции Куликов сказал, что в КГБ ты работала проституткой…

- …официально? Там была такая должность?

- …о чем свидетельствует фильм "Проститутки на службе у КГБ", где ты снималась вместе с М. Казаковым и А. Кончаловским. Что он имел в виду?

- Не самая худшая компания. Во-первых, Куликов - не генерал. Во-вторых, действительно, был документальный фильм "В постели с КГБ". Ко мне обратились из Москвы в феврале. Тогда я только родила дочь, и у меня умерла мама. Я была в плохом физическом и душевном состоянии, и они ждали ради меня два месяца – приехали в апреле, съемочная группа НТВ. Я не знала, как будет называться фильм, о чем этот фильм. Они сказали, что просто снимают фильм о том, как работали люди в КГБ. И поэтому я согласилась. Потом мне позвонил Черновецкий и сказал, что я снялась в фильме и призналась, что я занималась сексуальной вербовкой зарубежных агентов. Такой должности в КГБ не было, и те, кто таким занимался, в трудовой книжке такой записи не имели. Я рассказала, чем я занималась в КГБ, как я хотела дослужиться до высокого уровня офицера, но мне сказали, что женщины в КГБ никогда до генерала не дослужатся. После моего интервью просто показали отрывок из фильма "Интердевочка", где главная героиня заходит в гостиницу. Я очень горжусь, что я снималась в одном фильме с М. Казаковым и с А. Кончаловским.

- Так ты занималась сексом для вербовки людей, работая в КГБ?

- Точно нет, потому что если бы я этим занималась, то у меня точно было бы скрыто, что я работаю в КГБ.

- Ты семь лет работала в "Правэксбанке". Хранить деньги в банке украинцам не вредно?

- Сейчас – опасно, категорически не рекомендую, потому что Нацбанк ведет непорядочную работу по отношению к коммерческим банкам и косвенно - по отношению к вкладчикам, заемщикам и т. д.

- В чем хранить деньги?

- Точно в трехлитровых банках. А также в иностранной валюте, в недвижимости. Кстати, сейчас неплохое время для вложения в недвижимость, потому сейчас она находится внизу.  

- Когда ты была заместителем мэра во время работы молодой команды, взятки ты брала?

- Никогда. Первая запись в трудовой книжке у меня появилась в 16 лет – я работала в народном суде. Потом я работала в военной прокуратуре Киевского гарнизона, а потом в КГБ. После этого я работала в Киевском военторге освобожденным секретарем комитета комсомола. Из суда и прокуратуры я ушла, потому что там были маленькие зарплаты, именно поэтому я ушла в коммерцию. У меня прокурорско-следственная специализация – я окончила юрфак киевского университета. А в советское время уровень многих ПТУ был выше, чем уровень сегодняшних университетов. В то время взяток так не брали – брали шпротами, духами, колбасой сырокопченой, потому что все было в дефиците.

- Правда ли, что когда Янукович стал президентом в 2010 году, он требовал с мэра Киева Л. Черновецкого миллиард долларов?

- Правда. У нас было не только енакиевское барокко, но и енакиевская банковская система и экономика. Бывший председатель СБУ докладывал в АП, что я стою 100 млн долларов, что я примерно столько имею. И от этой суммы они считали, кто сколько должен занести Януковичу. Мне это было очень приятно. Я сказала, что готова вернуть от 100 млн 99% - пусть только мне оставят 1%. Они считали, что Черновецкий якобы наворовал миллиард, а поскольку мы все имели по 10%, по их подсчетам, то я - 100 миллионов.

- Тебя хотели посадить?

- Все время. Лично Янукович – нет. Он мне постоянно присылал правительственные телеграммы и букеты цветов. Поскольку все это делалось через протокольную службу, то окружение Януковича, испугавшись такого внимания в мой адрес, внушили ему, что я несдержанная, не совсем психически нормальная. Большое спасибо им за это, потому что мне бы еще пришлось в 46 лет учить "поэзию" Чехова.

- Кто тебя хотел посадить?

- Глава его АП. Я даже не хочу называть эту мерзкую фамилию. Сейчас она сидит в ВР, но я надеюсь, что когда-нибудь она будет сидеть в тюрьме.

- Правда ли, что ты единственная, кто пользовался безграничным доверием Л. Черновецкого?

- Нет. Он преподавал мне криминалистику в университете. Но кроме этого, у меня были очень известные преподаватели. Международное право мне читал А. А. Чалый. В советское время для всех юридических вузов 80% учебников писала профессура Киевского государственного университета. А что касается доверия, то Леонид Михайлович не доверял никому, даже самому себе, с одной стороны, а с другой стороны, у него были люди, которых он слышал, но из этих людей я – единственная, которая говорила все ему. Когда мы работали в банке, его это очень устраивало, потому что я занималась кредитами, выдавала деньги банка. Я его должна была предупредить обо всех рисках.

- Ты скучаешь сегодня по Черновецкому?

- Я с ним общаюсь. Он меня очень многому научил.

- Какие у тебя отношения с О. Довгим?

- Мы с ним совершенно из разных поколений. У нас всегда были какие-то споры. Олесь людей при должности уважает больше, чем людей не при должности. Когда мы сейчас встречаемся (редко, случайно), мы обнимаемся, целуемся.

- В. Кличко как мэр Киева тебе нравится?

- Нравится. Есть моменты, когда главное – не навредить. Лучше что-то не доделать, чем сделать. Я считаю, что никакого большого вреда городу за это время не нанесено. Нельзя сравнивать работу Кличко как мэра ни с одним мэром, потому что Украина находится в таких условиях, а Киев в таком напряжении - с беженцами, с социалкой, дорогами, больницами. Кличко во многие вопросы не вмешивается. Он окружил себя менеджментом, и мэрия работает, вопросы решаются.

- На Майдан ты вышла 1 декабря 2013 года в шубе и с украинским веночком на голове. Почему?

- Вышла потому, что никогда не считала себя быдлом. Считала, что уже надо поставить точку – была перегнута палка. В 2010 году я голосовала за Януковича, теперь я буду голосовать за Тимошенко.

- Что тебя сегодня не устраивает?

- Все то же, что и других людей. Воровать – это преступление, много воровать – это бизнес, грабить народ – это большая политика. Я считаю, что войну давно можно было прекратить, но война – это очень большой бизнес. И то, что можно списать на войну, потом не проверишь никакими тендерами и никакими экспертизами. Так что очень много денег можно закопать на войну: и в медицине, и в дорогах, и в финансах.

- Коррупции у нас сегодня больше, чем до Майдана?

- Больше. Раньше можно было что-то куда-то занести и решить вопрос. Сегодня многие боятся брать, а решать бесплатно не хотят. Поэтому если решают, то заряжают такие суммы, что передать нельзя.

- Сегодня многие депутаты ВР обвинены в коррупции. Что с этими депутатами будет дальше?

- Там кроме О. Довгого я лично знаю Розенблата. Он и его сын - клиенты "Правэксбанка". Они очень богатые люди. Трогают только всех, кто с деньгами. Убийство Шеремета никто не расследует, трогают только тех, с кого можно что-то получить. Есть такие понятия, как верховенство права, как закон обратной силы не имеет. Сейчас речь идет о том, что если Олеся привлекут к уголовной ответственности за Жуков остров, что незаконно, то будет юридический и правовой коллапс. Любой закон, который принят за 25 лет, можно будет отзывать назад.

- Депутаты, против которых хотят начать уголовное преследование, будут сидеть?

- Я думаю, что нет. Это просто политическая реклама, пиар, мыльный пузырь.

- Это правда, что будучи вице-президентом "Правэксбанка", ты получала официально 100 тыс. долларов в месяц?

- Да. И не хотела идти в мэрию.

- Сейчас бизнесом ты занимаешься?

- Я всегда чем-то занимаюсь. Но сейчас я нахожусь в декретном отпуске.

- Ты богатый человек?

- Я – не бедный человек.

- Одна из машин у тебя стоит 0,5 млн долларов. Тебе не стыдно в стране, где война, ездить на такой машине?

- Мне не только не стыдно – я этим горжусь. Сев в эту машину, я дала в этом году государству Украина 3 млн гривен налогов. Официально! Я – многодетная мать-одиночка. Что дали другие: первые, вторые и т .д. лица государства? Я желаю, чтобы в Украине было больше людей, которые будут платить такие налоги.

- Это правда, что ты скупила всю коллекцию ювелирки Ж. Кеннеди?

- Во-первых, не Ж. Кеннеди, а К. Онасис, а во-вторых, не всю коллекцию, а часть.

- Ты ложишься в девять и встаешь в пять утра?

- Да. Я занимаюсь очень много благотворительностью. Я помогаю женщинам, матерям-одиночкам, которые растят детей-инвалидов. Кроме того, что я занимаюсь этим лично, я привлекаю и других женщин, бизнес-леди.

- У тебя четверо детей. Кто их отцы, сколько им лет?

- Монике - 10 лет, Марку – 9, Матильде и Марсель – 2 года. Их отцы – мужчины. Отец Марка – француз, а отцы девочек – граждане Украины.

- Это правда, что ты боролась за Н. Шуфрича с одной очень влиятельной женщиной?

- Нет, я так сказать не могу. Нестор - неплохой парень, но мы с ним не общаемся. И я ни с кем не боролась. Я считаю, что нет того мужчины, за которого бы я боролась.

- У тебя еще дети будут?

- Как Бог даст.

- Имея такой характер, независимость, деньги, трудно мужчину найти?

- Я никогда не искала. Мне некогда этим заниматься.

- Ты можешь когда-нибудь возглавить СБУ или МВД?

- Обязательно. Как только появится такая возможность – я подам свою кандидатуру на конкурс.

- Т. е. ты сегодня еще хочешь вернуться в большую политику?

- Я еще туда вернусь, со временем. Через пару лет. Дети подрастут, и все будет хорошо.

- Для Украины 4 года после окончания Майдана, на твой взгляд, потеряны?

- Потеряны, однозначно. И не только время, а и территория, людские жизни, много чего.

- Кто виноват в этом?

- Народ. На выборах работает секта – она раздает деньги, пайки. Она работала еще до Черновецкого, а гречку приписали Черновецкому. Сразу после Майдана я пошла на выборы в Киевсовет и не посмела никому ничего предложить в плане финансов из моральных соображений. Я узнала, что и сколько стоило во многих районах, и очень расстроилась, что люди не сделали никаких выводов.

- У Украины есть надежда?

- Надежда есть всегда. Кто-то из великих сказал, что если у вас плохо, значит, еще не конец - всегда все заканчивается хорошо. Ждите и работайте над тем, чтобы было все хорошо.

- Спасибо, Ирэна.