Мать пропавшего без вести волонтера: Мы готовы договариваться с кем угодно об освобождении заложников

Лидия Мисюренко, мать пропавшего без вести волонтера и председатель ОО "Союз матерей "Защита", в интервью 112.ua рассказала, как в поисках сына добралась до уже экс-лидера "ДНР" Александра Захарченко и почему недовольна усилиями государства в процессе освобождения пленных.

Мать пропавшего без вести волонтера: Мы готовы договариваться с кем угодно об освобождении заложников
112.ua

Лидия Мисюренко

Председатель ОО "Союз матерей "Защита"

Лидия Мисюренко, мать пропавшего без вести волонтера и председатель ОО "Союз матерей "Защита", в интервью 112.ua рассказала, как в поисках сына добралась до уже экс-лидера "ДНР" Александра Захарченко и почему недовольна усилиями государства в процессе освобождения пленных.

- Кем был ваш сын и как он попал в плен?

- Мой сын, Борис Борисович Мисюренко, родился 9 июля 1975 года. Вообще он технолог по приготовлению пищи. Но то, что сделали с детками на Майдане Независимости, это настолько его поразило, что он сам пошел на Майдан, полтавский. Говорил мне: "Если не я, то кто? У меня же сын, в каком государстве он будет жить?" Он все время был на Майдане, его выбрали на вече головой самообороны Полтавской области. Ребята выходили на блокпосты, потому что через Полтаву проходит автомагистраль Киев - Харьков, очень много ездило титушек. Потом, как началась война, у ребят стало болеть сердце за блокпосты, военные части, которые оказались в тяжелом состоянии: голодные, без лекарств, без одежды. Как сказал начальник нашей милиции, мой сын с коллегами ездили туда несколько раз. Возили гуманитарную помощь в воинские части и на блокпосты.

112.ua

В ночь с 18 на 19 июня 2014 года они вернулись домой, но Ирина Бойко, член их команды, настояла на том, чтобы поехать снова. 20 июня они поехали в Должанск, в воинскую часть. Потом мне позвонили наши родственники из России, которые увидели по телевидению, что казаки атамана Козицина взяли полтавских волонтеров в плен. Потом утром Ирина Бойко позвонила своей дочке с неизвестного телефона и сказала, что они в плену. С этого времени я лично про своего сына ничего не знаю.

Ирину Бойко освободил наш полтавский правозащитник Василий Ковальчук. Он еще 56 человек освободил из плена. Ему помогло то, что он служил в Афганистане с Безлером, и они были знакомы лично. Они находили общий язык по обмену пленными.

Ирина Бойко с того времени так и не встретилась со мной, избегает меня. Она мне позвонила только однажды, поздно вечером. Но я не знаю, как оценивать ее слова. До этого она говорила с Юлией Калашниковой, женой еще одного пленного, Виктора Калашникова, и сказала ей, что казаки ему отрубили пальцы, а Борю изрубили на куски. Потом она позвонила моему внуку и его матери и сказала, что Бориса расстреляли в этот же день. Но я в это не верю, ведь нет никаких доказательств, что он мертв. Думаю, он находится где-то в трудовом рабстве.

Сегодня уже 1770 дней, как пленные волонтеры находятся в плену. Статуса у нас нет, ни информации о том, где они находятся. Вот, с чем я хожу на все митинги, он со мной с 2014 года (показывает самодельный бейджик, - ред.)

112.ua

- Со времени потери контакта с вашим сыном, с 2014 года, кто-то поиском занимался?

- Все ищут, но ничего не сдвинулось с места. Ничего по сути не делается.

- Что по этому поводу говорит власть?

- Очень тяжело общаться с органами власти. У наших ребят нет статуса пленных, хотя Ирина Геращенко говорит, что у нее соответствующий проект закона уже лежит на столе. Был принят закон о статусе без вести пропавших. Но он не действует, даже комиссии нет при ВР. Я 13 марта встречалась на акции с семьями политзаключенных и пленных военных моряков. Мы ходили к АП, встречались с Кондратюком, заместителем главы АП. Президент наш пообещал при встрече с семьями пленных и политзаключенных организовать координационный совет. Нам было бы удобнее, чтобы там был и представитель политзаключенных и моряков. Кстати, из Полтавской области также есть один пленный из числа моряков. Без вести пропавших, пленных военных, гражданских пленных надо объединять и решать проблему комплексно. Мы с этим обратились к власти, но до сегодняшнего дня комиссия не создана, даже для политических узников, а нас вообще отфутболили. Нам сказали, что у вас есть Ирина Геращенко. У Ирины Геращенко свои проблемы, своя работа. Я ее вижу только на телеэкране, как освобождают пленных. А так она нам не помогла, ни в чем. Нам теплое слово даже нужно. Встречаемся мы очень редко – но действий никаких.  

- Есть еще омбудсмен Людмила Денисова. С ней происходит какая-то координация? Это же ее прямая компетенция.

- Да, с ней ведутся переговоры. Но у нас много общественных организаций. Мы же не можем все одновременно лезть с этими вопросами. Да и не так легко достучаться ни до эфира на телевидении, ни к чиновнику. Мы, "Союз матерей "Защита", организация, которую я представляю, писали много куда. Порошенко пообещал мне, что примет матерей. До сегодняшнего дня не принял. К Луценко мы записывались в очередь, официально – нас не приняли. К Грицаку – не дают нам встречи.

- У председателя СБУ Василия Грицака вы вроде бы были. Что он вам обещал?

- В январе 2017 года он собрал семьи всех пленных, более 100 человек. Я еле провела на встречу 5 матерей без вести пропавших. Их не хотели пропускать. Я говорила Грицаку, что президент – лжец. И по "скайпу" Геращенко была. Грицак обещал, что будет с нами встречаться каждый месяц, информировать о состоянии дел. В конце концов, решили, что и раз в три месяца хорошо. До сегодняшнего дня не встретились больше ни разу. Антитеррористический центр – Юрий Качанов, милый человек – но то же никакой информации.

В 2017 году Минобороны совместно с международным Красным Крестом собрали матерей без вести пропавших. Я также ездила на эти мероприятия, потому что я, как председатель общественной организации, представляю интересы без вести пропавших ребят по Полтавской области. Но господин министр не пришел на эту встречу, на что очень были обижены матери. Ребята – солдаты, ребята сражались, ребята исчезли, а кто будет отвечать? А кто скажет матери доброе слово? Министр Полторак должен был прийти.

- Мы знаем, что вы были в Донецке и даже имели встречу с Захарченко. Как вы туда попали?

- Я же мать. 1770 дней я жду своего сына. Я знала, что люди по ту сторону границы убивали наших детей, но мы понимали, что надо договариваться хоть с кем-то, чтобы шел диалог. Если положить папку, как говорит Геращенко, с законом о статусе на стол – от этого же лучше не будет никому. Ни детям пленникам, ни их семьям. Мы склонны к тому, что надо договариваться с каждым человеком. С тем же Путиным, через третьи стороны. Со всеми, кто может говорить.

Попасть к Захарченко было нелегко. У меня была "зеленая улица" к нашему начальнику милиции – все вопросы мы с ним решали. Я стала общаться с правозащитником Ковальчуком, и он сказал, что будет этим заниматься. Безлер ему сказал, что не видел наших пацанов. Потом я с Безлером говорила по телефону, и он мне то же самое говорил. Он сепар, но ведь его тоже мать родила. Я ему поверила, а Ирине Бойко не верю.

Я связалась с организацией "Союз матерей "Защита", и мы поехали. Нам помог один нардеп из числа комбатов. Мы приехали туда 21 декабря 2015 года. В Донецке мы разместились в отеле, и заместитель Захарченко принял наших руководителей. Но по сути ничего мы не узнали, а автоматчики хотели выселить нас и отправить за линию разграничения. На следующий день мы имели двухчасовую встречу с заместителем Захарченко, просили его найти наших ребят. Отдали списки, которые у нас были. Нам разрешили через организацию "Антивойна" передать пленным в СИЗО гуманитарку.

Мы уже собирались уходить, как приехал Захарченко, и нас пригласили к нему. Мы пришли, сели за стол, он залетает с матами, с охраной, автомат поставил в угол и говорит, что у него 7 минут для нас. В конце концов, те 7 минут длились 9,5 часов. Я ждала жесткости, унижения, а он давал высказаться всем. В Полтаве мы говорим "Донецкая и Луганская долбаные республики", и я случайно так в разговоре с ним сказала. Но он даже не среагировал – посмотрел в глаза и продолжает свое. Потом мы поехали к стадиону, в их машинах. Он сам был за рулем. Только вышли из машин – стреляют. Говорит: "Это ваши стреляют в матерей". То ли был их спектакль, то ли правда, мы так и не знаем. Покатались мы с ним еще на обед, выслушали его рассказы об автономии Донбасса. Мы просили, чтобы он нам отдал хоть одного пленного, и мне кажется, что если бы там был мой сын, то он бы его отдал. Затем он вызвал своего "министра обороны" и поручил ему встретиться с нами на следующий день и решить вопрос. Но никто с нами так и не встретился. У них в тот день были большие бои, возможно, из-за этого о нас забыли, а возможно, все так и было запланировано.

- У вас есть свои списки тех, кто находится в плену?

- Я имею информацию по Полтавской области. У нас нет общественности. Мы требуем, чтобы власть сделала единый реестр, чтобы мы знали, что этот пленник – гражданский, а этот – военный, этот без вести пропавший – военный, а это –гражданский. Десять месяцев назад вышел закон о без вести пропавших, но он не работает. Комиссию не сделали. Для них выборы главное, а то, что у матерей на хлеб нет, дети голодные у этих пленных – это никто не учитывает. Никто ничего не делает.

Новости по теме

- С теми списками, которые были собраны вашей организацией, вы обращались в компетентные органы, передавали им?

- Эти списки есть в Антитеррористическом центре при СБУ, этим заведует господин Качанов. Эти списки есть у Геращенко, у полиции. Нам нужен единый список, единый реестр, чтобы мы знали – вот мой сын, где он находится, в каком статусе. А нам как хотят, так и говорят. На моего сына говорят, что он без вести пропавший. Его хоронили несколько раз: было и в интернете, что он погиб. Я не верю в это.

- Вы много ездите по стране?

- Очень много.  

- На это надо много денег. Кто-то помогает?

- Я только слышу, что где-то будет какая-то акция – я еду. Я езжу за свои. У меня удостоверение – мне 66 лет. Пенсия у меня 1499 гривен. Сажусь с пенсионным удостоверением на дизель Полтава - Гребенка. На вокзале в Гребенке сижу 3 часа. В 5 часов сажусь на электричку до Киева. И поверьте, ездить с бомжами и проводить полжизни в поездах – очень сомнительное удовольствие.

Новини Полтавщини

- Помогло бы делу создание общеукраинского объединения родственников военнопленных? Как вы видите продолжение своей деятельности?

- Уже есть много разных объединений. В каждой области есть свои объединения. Если бы государство поспособствовало тому, чтобы сделать одну всеукраинскую организацию, то, может, какой-то толк и был бы. Но мы все работаем, каждый чем-то занимается. Нам нужно, чтобы было к кому обратиться, чтобы работал координационный совет при АП. Нам говорят, что при СБУ Антитеррористический центр, но он не действенный. Мне ничего не говорят, документы не показывают. Мы возмущены, что не говорят за всех, что нас делят. Что те атошники, а те политические, а те моряки. Это же все одной войной связано. Встречались с Кондратюком, заместителем главы АП. Я спросила у него, можно ли рассчитывать на то, что и нами координационный совет будет заниматься? А он говорит – вами же Ирина Геращенко занимается. Я ему сказала, что Ирину Геращенко я в телевизоре вижу, как она фотографируется на фоне пленных, которых освободил Виктор Медведчук. Еще есть Министерство ветеранов. Но там вообще бардак. Кто не встретится с нами – убегает. Потому что тема очень тяжелая. Предлагали мне подать кандидатуру в общественный совет при Минветеранов. Мы приехали, а там уже 690 кандидатов. Проголосовали 35 человек, не выбрав даже новую счетную комиссию, потому что предыдущая сложила полномочия, признав, что голосование нелегитимно. Вот такие дела.

Новости по теме

- К Виктору Медведчуку не обращались?

- Мы проводили с "Украинским выбором" в 2015 и 2016 годах два круглых стола. Тогда было много людей. Он обещал, что будет контролировать процесс. И действительно, уже много освобождено тех, кто ездил в АТО. Мне не понятно, почему Медведчуку запретили освобождать пленных, политзаключенных, моряков? Пленных, забытых наших и без вести пропавших искать надо. Если получается у Виктора Владимировича – честь ему и хвала, я считаю. И не только я одна.

- Госпожа Лидия, спасибо вам за искреннюю и эмоциональную беседу.  

видео по теме

Новости партнеров

Loading...

Виджет партнеров

d="M296.296,512H200.36V256h-64v-88.225l64-0.029l-0.104-51.976C200.256,43.794,219.773,0,304.556,0h70.588v88.242h-44.115 c-33.016,0-34.604,12.328-34.604,35.342l-0.131,44.162h79.346l-9.354,88.225L296.36,256L296.296,512z"/>