Майдан принес и проходимцев, и романтиков, но романтики закисли

Музыкант Олег Скрипка в интервью программе "Бацман" на телеканале "112 Украина" рассказал о наивности и недолюбленности украинцев, о том, что артисты сотрудничают с политиками не от хорошей жизни, а также о своей миссии

Майдан принес и проходимцев, и романтиков, но романтики закисли
112.ua

Олег Скрипка

Музыкант

Музыкант Олег Скрипка в интервью программе "Бацман" на телеканале "112 Украина" рассказал о наивности и недолюбленности украинцев, о том, что артисты сотрудничают с политиками не от хорошей жизни, а также о своей миссии

***

Интервью состоялось 10 мая

Бацман: В эфире программа "Бацман".

Олег, добрый вечер. Украина щедро рождает гениев, таланты. Но почему-то так исторически складывается, что во все времена им, чтобы реализоваться, нужно искать лучшей доли где-то за границей. Почему так?

Скрипка: Не в курсах. Меня родил Таджикистан. Из Таджикистана я переехал в Россию, затем поступил в Киеве, из Киева уехал во Францию, а затем из Франции вернулся сюда. Но мне кажется, что это миф, когда мы говорим, что в Украине все гении несчастные. Всегда есть история о Моцарте и Сальери, или Пушкина убили, или Кутузов и Суворов, которые так и не получили признания при жизни.

- А герои нашего времени в Украине это кто? С кого молодежи свои биографии рисовать?

- Есть молодежь, которая ведется на медийные фигуры, берет с них пример, как с современных, так и с исторических. Имидж исторических фигур редактируется в зависимости от политической ситуации.

- Среди живых - рецепт или совет от Олега Скрипки - кто это для вас? Кто герои нашего времени?

- Мне кажется, что надо полагаться на свое сердце, чуйку.

- Что ваше сердце говорит вам?

- Ну я же человек творческий, и у меня творческие друзья, и герои - непосредственно мои друзья. Я их знаю и не ведусь на имидж. Например, я очень хорошо знаю Тараса Чубая. Это легендарный человек, прекрасный певец, сын легендарного человека - Григория Чубая. Это настоящие украинцы, я ценю их слово, ценю его песни, знаю, кто он такой. Я знаю Тараса Компаниченко. На сегодняшний день это лидер кобзарской традиции, которая в Украине имеет 1000 лет истории, может. Он - живой представитель, он играет на сегодняшний день. Я знаю Нину Митрофановну Матвиенко - я с ней пел. Это дива украинской эстрадной песни. Когда мне было лет 12, я первый раз в Мурманской области услышал на украинском языке песню "Ой летіли дикі гуси". В первый раз у меня от музыки мороз по коже пробежал. Я непосредственно знал Богдана Сильвестровича Ступку. Я с ним общался, в театре работал. Ясно, что мне везет больше, чем другим, - я знаю людей не по глянцу.

- А есть хоть кто-то в украинской политике, кому вы верите?

- Априори политикам верить нельзя.

- Может, кого-то из политиков вы знаете и понимаете, что это нормальный человек?

- Они все нормальные люди в быту. Я с одним военным недавно общался, и он мне сказал гениальную вещь. Он ушел в армию, чтобы освободить территорию Украины, и попал в ситуацию, которая на сегодняшний день существует в армии. Он сказал: "Это рассол с прокисшими огурцами, и сколько бы ты туда свежих огурцов не бросал, они будут киснуть, и ничего ты не сделаешь. Нужно весь рассол вылить, помыть бочку, заново это все засолить - тогда будут нормальные огурцы". Вот у нас такая ситуация: человек попадает в политику и ​​там закисает. Майдан принес и проходимцев, и романтиков. Романтики закисли. Надо критическую массу порядочных людей.

- Кто сейчас главный враг Украины?

- Главный враг Украины - человеческая наивность украинцев. Украинцы все же больше слушают слова (и я в том числе), а не смотрят, что человек делает. Мы не пользуемся своей историей. Если говорить о выборах, то мы ведемся на эмоции, на слова. А политики - это люди, которые очень хорошо умеют говорить. А если не умеют говорить, то другими приемами пользуются, и это срабатывает.

- Каков ваш сценарий, как вы видите окончание войны? Россия должна отдать Украине Крым, должна вывести свои войска и технику с Донбасса, выплатить компенсацию Украине?

- Это будет начало моей предвыборной кампании, эта речь.

- Будете баллотироваться?

- Не буду. Но если я сейчас начну об этом говорить, то автоматически придется баллотироваться. Мы, "ВВ", играли в Гааге концерт. Пришла куча людей в вышиванках, очень хорошо принимали. И я взял и ляпнул эмоционально: "Приятно здесь, в Голландии, в Европе, в Гааге, выступать, где будет скоро суд над Россией". И раз - треть зала выходит. Я не знал, но оказалось, что русские были. На нас же россияне давно не ходят. А в Голландии они же на расслабоне - взяли и пришли. И некоторые потом подошли: "Вы нас не любите, зачем вы нас обижаете?" А оказывается, я был провидцем. Суд в Гааге состоялся.

- Давайте начнем сейчас вашу предвыборную кампанию. Пункт 1?

- Нет предвыборной кампании. Меня и так с Вакарчуком постоянно путают.

- А как это бывает?

- Это лет 5 назад было. Человек прется на сцену и говорит: "Славик, сыграй что-то из Павлика". И мне дает 100 гривен. Постоянно на улицах: "Святослав, можно с вами сфотографироваться?" Очень много известных рож в телевизоре, мы все смешались, и людям безразлично. Главное, чтобы известный человек был - и к лику святых. Телевизор - это же икона. Люди с телевизора рассказывают как жить. Я возвращаюсь к тому вопросу: что делать молодым людям? Не верить рожам с телевизора, а верить себе. Гуглить хотя бы, проверять информацию.

- Если Вакарчук пойдет в президенты, вы его поддержите?

- Каким образом?

- Словом, делом, голосом своим на участке.

- Играть на концертах в поддержку?

- Не знаю. Реально вы за него проголосуете? Вы же на выборы пойдете?

- Не знаю.

- А за него проголосовали бы, если бы пошли?

- Если бы пошел? Мой дедушка по маминой линии, русский, говорил: "Если бы да кабы, во рту росли грибы".

- Вакарчук был бы хорошим президентом?

- А он хороший музыкант?

- Мне нравится. Талантлив.

- А хороший музыкант обязательно будет хорошим президентом?

- Вовсе нет.

- А хороший президент может быть хорошим музыкантом?

- Почему вы не хотите о нем говорить? Потому что он - ваш друг или наоборот? Я хочу от вас оценок: как вы его оцениваете не как музыканта, а с точки зрения его политической карьеры? Он еще не заявил, что идет в президенты, но видно, что он начал политическую карьеру.

- Я просто не слежу. Если он решил идти в политику, значит, это его дело. Я отказался от "заслуженного", от президентства. Я решил, что это не мое. Я - человек творческий, я занимаюсь творчеством. Мне постоянно пытаются навешать всяких там политических штук. Безусловно, есть для этого средства, желания, это классно продается. Но я этим не занимаюсь.

- А в поддержку какого президента или кандидата в президенты вы поехали бы в турне как музыкант? Вот на этих выборах, которые скоро будут. Или вообще ни за одного никогда не поедете с концертами по Украине?

- Я понял, что у вас провокационная передача. Я не смотрел других передач. У меня нет телевизора и никогда не было. Конечно, у артистов концертов немного на сегодняшний день. Зрители должны понять: если артисты идут в политику или они выступают за политиков, или они ляпают языком что-то о политиках, то это из-за того, что люди плохо ходят на концерты. Это не от хорошей жизни, на самом деле. Мы, украинцы, страдаем, потому что мы недолюбленные. И у нас все проблемы от этого. Агрессия или чрезмерная сентиментальность от недолюбленности. Мы недостаточно любим друг друга. А мы, артисты, становимся артистами, потому что хотим, чтобы нас любили. А если люди не ходят на концерты, то артисты должны играть корпоративы, играть политику, должны лицемерить для того, чтобы оставаться артистами. Если ты не будешь этого делать, у тебя не будет средств, и ты пойдешь копать картошку или чем-то другим заниматься. Поэтому это рискованное дело, безусловно. Например, когда был Янукович и Ющенко, все артисты построились: половина играла за Ющенко, половина - за Януковича. Мы играли за Ющенко, потому что это была революция, наив, мы хотели переломить ситуацию. И мы это сделали. Затем было такое движение, когда все объединились и говорили, что надо за Юлю. Безусловно, мне поступило предложение, и я сделал встречное предложение. Я сказал: "Я - человек творческий, и мне очень сложно светить лицом за бабки. Есть средства, их надо усвоить в какой-то художественной теме для политика. Давайте найдем такую ​​художественную формулу - в поддержку фестиваля". Получилось, что политик поддержал мои художественные проекты. Если сейчас мне сделают предложение, я сделаю такое же предложение. У меня сейчас "Країна мрій", которая горит синим пламенем, потому что нет средств. В Украине на фестивали нет средств. Можно инвестировать в художественный проект так, как я тогда предложил: мы знаем, что политик поддерживает, но нет флагов, нет речей, нет грубой тотальной рекламы.

- Я хочу вас спросить еще об одном вашем стороннике: о Дмитрии Медведеве. Я знаю, что он у вас на концерте был. На скольких ваших концертах он был?

- Когда готовилась зимняя Олимпиада, русская, была кампания по рекламе, и в этой кампании был такой фестиваль Red Rocks. Мы были хедлайнерами этого Red Rocks. Мы не поняли, почему мы туда попали, потому что там были все россияне. Оказывается, это было под патронатом Медведева. Однажды в Сочи мы играли на этом фестивале, и наше выступление поставили днем. Оказалось, что это подстроили под приезд Медведева. Он хотел посмотреть "ВВ" - ему это нравилось.

- Он танцевал под вас?

- Да, он танцевал. Мы выступили, и он уехал. Видно было, что он приехал на наше выступление. И однажды, я так понимаю, предвыборная кампания была Путина и Медведева, они конкурировали, когда Путин придумал, что может пойти на второй срок. Тогда организовали автомобильные гонки Питер - Киев. Собрали российские и украинские команды, мы ехали из Питера с концертами и доехали до Киева. Была сцена, российский и украинский флаги, и там тоже присутствовал Медведев.

- Вы с ним познакомились?

- Нет, он был далеко.

- Сейчас где-то подпольно слушает вашу музыку?

- А может и не слушает. Мы же уже не друзья. Я общаюсь уже гораздо реже с россиянами, я вижу, как все меняется. Люди же смотрят на икону под полотенцем, в данном случае телевизор, у них меняется сознание.

- Если бы сейчас перед вами появился Владимир Путин и сказал "Олег, здравствуй", что бы вы ему сказали?

- Максимально избегать такой ситуации надо. Чего ему со мной встречаться? Я что, такой серьезный, как Ким Чен Ир?

- А у вас нет того, что за все эти годы накипело на душе, и вы ему хотели бы высказать?

- У меня накипело на душе, и уже лет десять назад прошло. У меня уже ничего "не накипело". То, что мы пережили, а я пережил две революции, Советский Союз и тому подобное… Я на все философски смотрю - у меня уже "не накипело" ни на кого.

- То есть вы на него не реагируете? У вас злости не осталось?

- Это очень опасный человек. Надо избежать всеми возможными способами встречи с ним. И избегать даже пребывания на территории, где он находится. Поэтому мы в Россию и не ездим.

- Ваш последний концерт в России был в феврале 2014-го года. Какого именно числа?

- Не помню.

- Майдан уже стоял. Это до расстрелов или после?

- До расстрелов.

- А где именно это было? Как это было?

- Это был Питер, клуб "Космонавт". Как правило, о таких концертах договариваются за полгода. Был "биток", были люди с украинским флагом, были люди в вышиванках, все традиционно. Чем ближе к войне, тем больше в России было таких людей. Это был конец нашего мирового тура, посвященного выпуску альбома, который назывался "Чудесный мир". Это началось со Львова. Мы выступаем во Львове - там Майдан. Мы выступаем в Черновцах - там Майдан. Приезжаем в Киев - там Майдан. И тур наш закончился в Питере.

- Почему туда Майдан не принесли?

- Ну, там шины жгли. Не дожгли.

- А что вы тогда чувствовали? Вы тогда поняли, что это ваш последний концерт? Ваши эмоции вы помните?

- Было очень стремно. Еще расстрела Майдана не было, и Крым еще не оттяпали. Но стремно было выступать в России, начиная с 2004-го года. Особенно в глубинку приезжаешь российскую: "Добрий вечір". - "А по-русски не можешь?" То есть оно уже началось, уже 14 лет там накручивалось серьезно. Но Питер всегда был свободомыслящий. И поэтому Питер принял тогда очень классно. У россиян потом уже все переменилось. Я недавно встретил своих друзей из Питера. В Израиле мы играли концерт полгода назад. Это реально мой давний друг - Леня Федоров из группы "АукцЫон". Он сыграл сольник, и мы встретились. Очень интересная у них реакция: "Да че там, это ерунда. Пусть политики грызутся". Я думаю, что они не понимают, что это уже не пройдет, что это на многие годы. А может эта ситуация и на века.

- Кто из пяти президентов Украины больше ваш?

- Мой президент - Элвис Пресли. Был Марли. Певцы - мои президенты. Политики - это функционеры, украинцы давно не верят в президентов. Есть такие благостные американцы, которые не знают, кто у них президент. Я был бы счастлив не знать, кто у меня президент. Пусть они занимаются своим делом. Это сложное дело, безусловно, но если они туда лезут, им этого очень хочется.

- А кто из президентов слушает вашу музыку или является вашим фанатом?

- Я думаю, что никто.

- С тех пор, как началась война и российские артисты исчезли с украинского рынка, вы стали больше зарабатывать? Именно вы, как группа?

- Я хочу еще к политике вернуться. Артисты, политики и батюшки – это конкуренты. Это борцы за души или за умы людей. Кто из них врет, кто не врет - то такое, но мы конкуренты. Поэтому спрашивать, любим ли мы политиков… Безусловно, мы - конкуренты. Политики пытаются "поюзать" артистов, а иногда артисты "юзают" политиков.

- Денег стало больше после того, как рынок освободился от россиян?

- Украина просит милостыню у Запада. В Украине стало намного меньше средств, а еще учитывая то, что, возможно, две трети наших концертов были в России. Это была наша аудитория, как ни странно, хотя ни одного русского слова не звучало. Украинский музыкальный товар продавался очень хорошо. У нас нет этих концертов, стало больше концертов за границей, но за границей мы не получаем таких гонораров, как получали в России.

- Во сколько раз меньше?

- В пять. Я думаю, это не только у нас. Это у всех.

- Вы сказали: "Люди, которые не могут выучить украинский, имеют низкий IQ. Таким ставят диагноз - дебилизм. Надо их отделить, потому что они социально опасны, надо создать гетто для них". Ваша мама россиянка. Она дома на каком языке с вами говорит?

- То, что сейчас происходит, называется информационная бомба. Она была применена ко мне. Люди очень многое говорят в привате. Если мы записываем то, что человек говорит в привате, и начинаем с этим активно работать, происходит такой эффект.

- А то, что я процитировала, это было не интервью? Это было офф-рекордс вами сказано?

- Я со студентами говорил. Это мое частное мнение, не публичное. А я человек импульсивный. Тем более, оно отредактировано таким образом, чтобы хорошо продавать. Может, слишком резко я высказался. Это мы, украинцы, находимся здесь в гетто, безусловно, особенно в Киеве. Не говоря уже о Восточной Украине. Я давно не нахожусь в гетто, у меня украиноязычная семья.

- То есть мама выучила украинский?

- Нет, моя мама говорит на русском языке. Я говорю о детях, о жене. Мы имеем проблему, как и все украиноязычные люди здесь: с мультиками, с общением, с учителями. Мне надо найти учителя по фортепиано, по коням, по дзюдо, и они должны быть все украиноязычные. А это почти нереально.

- Так вы им запрещаете с бабушкой общаться?

- Они общаются. Они ходят в школу - там все дети русскоязычные. Слава богу, что у нас такая школа, учителя, наконец-то, сейчас не переходят на русский язык. После уроков все дети говорят на русском, учителя - на русском. Потом они идут покупать игрушки, но игрушки тоже все на русском языке, книги купить на украинском языке сложно.

- Но бабушка с внуками общается?

- Безусловно, общается. Она уже немолодой человек, ей сложно выучить украинский язык: она говорит сейчас на суржике. У меня мама по-настоящему мудрый человек. Она не покупается на всю эти фигню.

- Вы жалеете, что это сказали?

- Мне жаль тех людей, которые занимаются такими вещами. Мне жаль журналистов, которых интересует только то, как провоцировать это все. Их не интересуют люди. Во Франции если не владеешь французским языком, не купишь батон.

- Я была во Франции много раз. Я не знаю французского, только английский. Я там нормально функционировала.

- Если ты турист. Если ты живешь, хочешь получить работу, общаться с людьми, ты не можешь не говорить по-французски. Там есть курсы бесплатные. Я ходил на курсы.

- Вы это можете предложить вашей маме, если вы так относитесь к украинцам: "Мама, хоть ты и пожилой человек, иди на курсы украинского языка".

- Об этом шла речь на моей встрече со студентами. Если люди живут в этой стране, но пренебрегают ее культурой, пренебрегают ее историей, презирают эту страну, они автоматически презирают меня. Потому что я считаю, что я - украинец, со мной надо разговаривать на украинском языке, потому что я живу в своей стране. Когда я - украинский музыкант, и нужно было, чтобы тысячи людей умерли для того, чтобы украинскую музыку ставили в эфиры...

- Ну, не за музыку умирали - за свободу, за европейские ценности, за демократию.

- В том числе.

- И за свободу, в том числе, говорить на том языке, на котором ты хочешь.

- Это вы манипулируете. Пришла женщина на украинский мультик "Украденная принцесса". Выходит после мультика и говорит: "Это же по Пушкину, "Руслан и Людмила", на русском языке". Я ей отвечаю: "А какая разница?"

- Когда вы говорите, что я манипулирую, это не так, потому что это вы манипулируете, когда разделяете: мои родственники - это отдельно, а для всех остальных людей - дебилизм, IQ и гетто. Поэтому я и подняла этот вопрос: если стандарты, то для всех.

- Если человек не выучил украинский язык, то а) - у него низкий IQ.

- У вашей мамы низкий IQ?

- Моя мама говорит на суржике, и она уже старенькая. Если человек социально активен и не разговаривает на украинском языке, есть две возможности. Или он не принимает эту страну и не принимает историю: он может еще не знать, что он живет в Украине. Это тоже вопрос к IQ. И б) - он ​​антиукраински настроен, он против этой страны. То есть он - социально опасный человек. Вы разговариваете на украинском языке, потому что у вас высокий IQ.

- Нет, потому что у меня был класс с углубленным изучением украинского языка и литературы. Я побеждала на всеукраинских олимпиадах.

- Значит у людей, не владеющих языком, реальная проблема.

- А если они владеют, но говорят на том языке, на котором хотят? Как вы к ним относитесь? В быту они могут использовать другой язык или нет?

- Прекрасно. Я говорю на французском, на английском, на испанском немножко. На русском с людьми, которые меня не понимают, когда я говорю на украинском языке.

- После всего, что произошло в информационном пространстве, к вам не приходили, не предлагали сделать совместный проект с Ириной Фарион, которая говорит, что те, кто не знают украинского языка - недочеловеки, которым надо запрещать иметь работу в Украине и так далее?

- То есть вы меня в партию "Свобода" отправляете?

- Нет, вы сами себя отправляете.

- Я сказал в привате. Это не моя программа.

- А как вы относитесь к Ирине Фарион?

- Я ее не знаю.

- А вы о ее идеях слышали?

- Нет. Но, скорее всего, это какая-то путинская программа. Скорее всего, провокашка. Сделать из украинцев фашиков - с пятидесятых годов эта программа работает.

- Просто ваше заявление о гетто тоже раскололо общество.

- Это не мое заявление - это заявление ФСБ. Это же они все придумали. Это они заявили.

- Это ваши слова и вас процитировали.

- Вас подслушали, когда вы где-то в курилке что-то говорили, а потом это проработали, чтобы расколоть общество.

- А какое это СМИ "слило"?

- Все.

- Первое же было, а потом уже все подхватили.

- Я знаю кто. Это очень проукраинское СМИ. Опять же проект мы знаем кого.

- Сколько раз вас звали в политику и кто это был?

- Вы для этого меня пригласили? Я думал, что мы поговорим о "Мистецьком Арсенале". Я думал, мы о культуре говорим. Давайте поговорим о событии, которое послезавтра состоится. Я пришел на эту планету дарить людям свет. Фестиваль "Країна мрій" был для того, чтобы люди пришли и какую-то новую информацию получили. Один человек сделал мне классный комплимент. Он пришел на концерт и сказал: "Я прихожу на концерт одним человеком, а ухожу другим, и уже обратно никогда не изменюсь". И я понял - это моя программа, миссия. В том числе узнавать о нашем прошлом. Послезавтра мы делаем событие, которое называется "Светлый Барокко". Украина имела когда-то культурный расцвет. Это был дороссийский период барокко, и в российский период этот стиль продолжился, как ни странно. Мы имели свой стиль - украинское барокко. В советские времена это было скрыто от внимания людей. Мы имеем высокое происхождение - об этом нужно говорить. Мы сделаем такой вечер высокого стиля. Я вообще за высокий стиль. Нам навязывают низкий стиль, в том числе и в разговорах, в общении. Но у нас были светлые времена. Будут звучать песни времен барокко. Я адаптировал несколько своих песен под клавесин - буду петь под клавесин. Люди будут в костюмах украинского барокко. Это - бал. Если мы хотим себя почувствовать господами, украинской шляхтой, то надо прийти.

- Я вас благодарю за это эмоциональное и интересное интервью.

видео по теме

Новости партнеров

Загрузка...

Виджет партнеров