Медведчук: У "Оппозиционной платформы - За життя" есть четкая программа, как установить мир и спасти экономику

Председатель Политсовета партии "За жизнь" Виктор Медведчук в интервью телеканалу "112 Украина" — об объединении оппозиции, плане установления мира на Донбассе, необходимости диалога с ОРДО и ОРЛО и экономическом положении Украины

Медведчук: У "Оппозиционной платформы - За життя" есть четкая программа, как установить мир и спасти экономику
112.ua

Виктор Медведчук

Представитель "Оппозиционной платформы - "За жизнь"

Председатель Политсовета партии "За жизнь" Виктор Медведчук в интервью телеканалу "112 Украина" — об объединении оппозиции, плане установления мира на Донбассе, необходимости диалога с ОРДО и ОРЛО и экономическом положении Украины

— Как вы оцениваете состояние экономики Украины и что нужно сделать для того, чтобы его улучшить?

— Здесь могут быть только крайне отрицательные характеристики. Потому что, если мы сегодня сравним, что произошло за последние 4 года — с момента, когда пришла так называемая евроинтеграционная команда к власти, евроинтеграторы, — мы можем увидеть обнищание людей, мы можем увидеть уменьшение и падение всех показателей. Я назову несколько цифр, а именно то, что на сегодняшний день падение ВВП в стране произошло на 39%, экспорт упал на 32%, коммунальные тарифы в среднем выросли (с 1 января 2014 года на 1 сентября 2018 года) на 645%. Сюда включается более 1000%, а именно 1070% рост цены на газ, 1040% — это рост на отопление, 450% — это рост цен на горячую и холодную воду.

Более того, мы так и не достигли уровня минимальной заработной платы 2013 года. Мы не достигли уровня средней заработной платы 2013 года… И если к этому еще добавить рост цен, который произошел за эти 4 года, — это приблизительно 250‒270% на мясные изделия, около 300% — на молочные, около 350% — на хлебобулочные изделия. Вот вам результаты экономики евроинтеграторов, которых достигли на 2018 год, на конец 2018 года.

Это все "заслуга" в первую очередь непрофессионального, неумелого руководства страной, в первую очередь Кабинета министров, так как и премьер Яценюк, и премьер Гройсман явно профессионально были и остаются неподготовленными к такой работе. Правительство является профессионально непригодными людьми. И более того, все усложняет то, что мы находимся в фарватере зоны свободной торговли с ЕС, что было страшной ошибкой для экономики Украины. Потому что, попав в этот фарватер, мы сегодня уничтожаем экономику. И такие цифры, как соотношение экономики Украины и средних показателей экономики Евросоюза, свидетельствуют о следующем: уровень технологического развития производства в странах Евросоюза и Европы в целом в среднем в 7 раз превышает украинский. При таких показателях, если речь идет о зоне свободной торговли между такими странами, как страны Евросоюза и Украина, это означает одно — что одна экономика гибнет, она загибается, грубо говоря, а вторая экономика (экономика стран Евросоюза) может в некоторой степени получать от этого выгоду. Евросоюз больше ничего не интересовало — только рынок потребления и размещения своего импорта на территории страны.

Сегодня и это не получилось, однако продолжается давление, потому что в основе лежит политика — политика дальнейшего уничтожения экономики Украины. Для того чтобы она политически была зависима, для того чтобы было легко ею управлять. А внешнее управление Вашингтона, которое введено сегодня, оно удачно воцарилось и развивается в этих сложных для страны экономических условиях.

— В чем вы видите последовательность действий, чтобы остановить конфликт на Донбассе?

— Вы знаете, дело в том, что я начинал первым и продолжаю процесс переговорный, еще начиная с далекого мая 2014 года, когда еще была возможность летать и в Донецк, и в Луганск, когда велись первые переговоры, до создания Трехсторонней контактной группы. Потом в июне организация первой встречи Трехсторонней контактной группы — 23 июня, потом 27 июня 14-го года в Донецке, а уже впоследствии заседание Трехсторонней контактной группы в Минске. Хочу сказать, что Минские соглашения, которые были впоследствии подписаны (вторые) в феврале 2015-го, безусловно, должны быть реализованы для достижения мира на Донбассе.

Есть сегодня производные и дополнительные обстоятельства, которые можно реализовать для того, чтобы выполнить главную задачу — вернуть Донбасс в Украину и Украину на Донбасс. Для этого необходима политическая воля украинской власти и для этого нужен прямой диалог с Донецком, с Луганском и с Москвой. Вот все эти составляющие вместе могут дать положительный результат. Мы таким образом сможем вернуть людей, территорию и восстановить территориальную целостность.

У нас есть четкий план по этому поводу, вплоть до изменений законодательных, до внесения изменений в Конституцию и предоставления автономии этим территориям и лицам, которые сегодня проживают на неподконтрольной территории, для того, чтобы убедить их вернуться в состав Украины.

— Насчет Минских соглашений — есть ли альтернатива им?

— Альтернативы не существует. Потому что для того, чтобы изменить формат, и для того, чтобы изменить участников или даже в составе этих участников переместиться на другую переговорную площадку, не только геополитически, но и предметно, надо получить согласие всех сторон. И речь идет не только о Берлине, о Париже, о, возможно, Вашингтоне, Брюсселе и Киеве — речь идет и о Москве, и о Донецке, и о Луганске. Если не будет сегодня прямого диалога с Донецком и с Луганском у украинской власти или других представителей и этот формат не будет включать этих представителей, никаких соглашений по возврату этих территорий и людей, которые живут на этих территориях, не будет.

— В чем суть мирного плана Медведчука?

— Мирный план, который я несколько лет тому назад разрабатывал и продолжаю работать над ним, заключается в том, что необходимо убедить этих людей. Именно убедить, в результате переговорного процесса. Потому что решить этот вариант силой  невозможно. Более того, это может закончиться трагедией для Украины в целом.

План заключается в том, что сегодня необходимо выполнить политическую часть Минских соглашений, внести изменения по особому статусу. Я вижу этот особый статус в виде предоставления им автономии, возможности создать свое правительство, свой парламент, однако автономии в составе Украины. И если мы непосредственно пойдем по этому пути, примем и реализуем амнистию, решим вопросы, связанные с выборами на этих территориях, если мы начнем двигаться по вопросу не только наработки, но и принятия соответствующего законодательства, успех будет гарантирован. Нужен прямой диалог, нужны переговоры, нужны убеждения, и это может привести к положительному результату.

Более того, сегодня у нас есть разработанные изменения в Конституцию, есть соответствующие нормативные акты, они могли бы дополнить содержательность переговорного процесса, который может закончиться не иначе как успешно.  

— В Минских соглашениях принцип обмена заключенными "всех установленных — на всех установленных. Что мешает обменять "всех на всех"?

— Для того чтобы осуществить сегодня этот этап обмена, а я его когда-то называл, в конце 2017 года, в декабре, "вторым этапом"… Почему? Потому что, когда мы договаривались по поводу первого этапа и я получил соответствующее поручение от президента Украины о том, что мы проводим обмен "306 на 74" с учетом того, что в этот список людей, которых мы освобождаем в Украине, не входят люди, которые привлекаются за совершение особо тяжких преступлений, люди, которые привлечены к ответственности за преступления, не связанные с АТО, граждане Российской Федерации, которые привлечены к ответственности в связи с участием в антитеррористической операции… Тогда эти исключения имели место.

Мы договорились о том, что второй этап — это будет этап всех установленных на всех установленных. То есть мы установили сегодня, на сегодняшний день, 46 человек на территории Донецка и Луганска, мы помогли установить Луганску и Донецку 174 человека на территории Украины — такой обмен надо провести. У украинской стороны есть сегодня проблемы. Эти проблемы связаны с тем, что позиция власти заключается в том, что мы не можем отдавать граждан России, которые осуждены и отбывают наказание в Украине именно в связи с событиями в АТО. Мы не можем отдавать лиц, которые привлекаются за особо тяжкие преступления, а также тех, которые привлекаются к ответственности за преступления, не связанные с АТО. В этом проблема того, что второй этап обмена, о котором я говорил — "всех установленных — на всех установленных", пока, к сожалению, не проведен. Но его можно провести в любую минуту, в любой день, как только будет политическая воля руководства Украины.

— Как вы относитесь к привлечению миротворцев? Это поможет решить конфликт или заморозит его?

— Вы знаете, я вам хочу сказать о том, что ситуацию, связанную с миротворцами, я больше расцениваю как пиар-акцию со стороны всех тех, кто пытается исповедовать эту точку зрения. Дело в том, что идея миротворцев, или идея обеспечения безопасности миссии ОБСЕ, СММ ОБСЕ, находящейся на территории по две стороны линии соприкосновения, возникла когда-то у президента Украины господина Порошенко. Президент России откликнулся на эту идею, и пришли к тому, что это может быть миротворческая миссия ООН, главной и основной целью которой будет обеспечение безопасности миссии СММ ОБСЕ. И проект такой резолюции Российской Федерации МИД РФ подал в Совет Безопасности ООН. К сожалению, с этим проектом не согласны страны Европы: Берлин, не согласен Париж, не согласен Киев и, естественно, Вашингтон, который пытается вмешиваться в вопросы минского урегулирования. И этот вопрос застопорился.

Вводить миротворческую миссию ООН на линию соприкосновения между неконтролируемыми и контролируемыми территориями Украины можно только с согласия тех, кто находится в Донецке и в Луганске. Если такого согласия не получится, это означает, что могут иметь место или, скорее всего, будут боевые действия. Именно поэтому я не вижу никаких перспектив в вопросах миротворческой миссии. Тем более что Москва высказывает по этому поводу твердую точку зрения, и я, как человек, который вел переговоры на эту тему в Москве, хорошо знаю их позицию, которая озвучена публично президентом Российской Федерации. И заключается она в следующем: как только вы получите согласие в Донецке и Луганске — мы с этим согласимся. Однако, как вы знаете, прямого диалога, в том числе и по этому вопросу, между Киевом и Донецком и Луганском, к сожалению, в настоящее время нет.

— Почему вы решили присоединиться к партии "За жизнь"?

— Ну, во-первых, потому что "Украинский выбор" — это общественно-политическое движение, а не партия, которое не может участвовать в избирательных процессах и непосредственно не может участвовать в политической борьбе. Поэтому участие наших представителей в политической партии "За жизнь" является тем механизмом и тем ресурсом, который будет отстаивать нашу программу на выборах — как президентских, так и парламентских. А впоследствии, в 2020 году, и на местных выборах.

— Чем партия "За жизнь" отличается от других украинских политических партий?

— Во-первых, у партии "За жизнь" есть четкая программа, которая касается основных аспектов того, что является на сегодняшний день самым актуальным для наших граждан, будущих избирателей. Это вопрос, который касается мира на Донбассе и прекращения боевых действий, это изменение экономического курса, который будет направлен не на уничтожение и на приведение в нищенство граждан нашей страны, а на развитие экономики, а значит, и повышение благосостояния. Это решение вопросов, которые непосредственно связаны с социальной и с гуманитарной сферой. Все эти вопросы являются программными задачами партии, которая этим и конкретными решениями этих проблем в будущем отличается.

видео по теме

Новости партнеров

Загрузка...

Виджет партнеров