Меня по всей России везде приглашают, но я отказываюсь. Там есть Михайлов и Лепс, но приглашают меня

Меня по всей России везде приглашают, но я отказываюсь. Там есть Михайлов и Лепс, но приглашают меня
112.ua

Олег Винник

Украинский исполнитель, композитор и автор песен

Мага: Стать звездой - это очень тяжелая работа. Еще труднее удержаться на троне. Это понятно, потому что те, кто вчера готовы были носить тебя на руках, иногда готовы бить тебя ногами. У меня сегодня в гостях всенародный артист Украины Олег Винник.

Измученный и счастливый. Сколько концертов состоялось?

Винник: Сегодня будет двадцать первый, в этом месяце.

- У меня все разговоры сводятся к одному: хочется понять путь успеха человека. Мы с тобой два сельских парня с разницей в два года жизни.

- Да, я 1973 года.

- Я смотрю, ты молодой, красивый, сильный. И весь этот хороший украинский генофонд заложен в селе Вербовка на Черкасщине. Это большое село, маленькое?

- Маленькое. Я родился в районном центре, в Каменке, а в селе я три годика рос. До сих пор помню место той хаты. Хата была, кстати, под соломой. Через лет 12 я там был, она была уже разрушена – там был хутор, дороги не было нормальной. Когда дождь пошел, то все.

- Сейчас люди готовы платить большие деньги, чтобы покрыть дом соломой. Может, наши деды были значительно счастливее нас? Они ходили босыми ногами по глине, дышали другим воздухом, нежели мы. Они пили молоко. И не боялись, что это не молоко.

- Слава Богу, что я тоже застал еще молоко – я пил в детстве.

- Ты переехал в другое село – там была школа. Когда парень живет в селе, там футбол, казаки-разбойники, а ты с детства пел.

- Нет, с детства не пел. Я там вижу фотографию, это Черкассы, УТОС. Общество слепых. Моя мама была инвалидом второй группы, я каждый год с ней ездил на перекомиссию. Мне было 4 года, и это были мои первые выступления. Я там пел народные украинские песни и рассказывал стихи. Я не очень помню это, мне мама рассказывала. Сейчас вспоминаю ту картину – когда в зале сидят незрячие люди.

112.ua

- Я знаю, что мама увидела свет?

- Да. Мама видела мир на 30%. Потом, когда я уже первые средства заработал за границей, в Германии, за первый мюзикл "Поцелуй меня, Кэт", то они были потрачены на операцию маме. Мы сделали операцию, все успешно прошло. И когда я приехал к ней, она на часы смотрит и говорит: "Сынок, я вижу цифры".

- А какие они люди – те, которые не видят? Большинство из них очень хорошо поет, большинство из них очень хорошо слышат мир.

- Видят мир, в себе видят. Они живут в своем мире. Когда мы в первые разы приезжали в Черкассы, мы ночевали у подруги моей мамы. Она была военнослужащей во Вторую мировую войну, и ей снарядом выбило глаза. И муж ее тоже был слепым. И я увидел чистоту в квартире – как незрячие люди поддерживают чистоту. Люди жили своей жизнью и не знали слова "уборщица". Она приготовила обед, и как эти незрячие люди едят! Как это чисто, мягко и кропотливо. Через несколько лет мы еще приезжали к ней. И это для меня был такой пример! Почему же мы, зрячие люди, не ценим того, что имеем? И до сих пор это было вложено моими родителями: уважение, ответственность. У меня на концертах много людей на колясках, слепых. И думаешь: ты имеешь право наслаждаться всем на свете, столько грехов совершать, а те люди сидят на колясках. Почему так? Мы постоянно ищем что-то, чем-то недовольны, а когда смотришь, то думаешь: Господи, почему ты мне дал все? Здоровья, чтобы наслаждаться всем. Имеешь право все это испробовать.

- Ушли отец и мать. Если нет обоих, что меняется в душе?

- Такое впечатление, что ты больше начинаешь учиться всему. Сначала когда они идут (я думаю, что это у всех так), ты не веришь. Затем оно успокаивается все и ты понимаешь, что их нет. А когда приезжаешь в деревню, заезжаешь на кладбище, стоишь там и понимаешь: вот они, твои родители, которые тебя воспитывали и так мечтали, чтобы ты был счастливым человеком. И все отдали мне. Я всему миру говорю: чтобы я был успешным человеком. Бедные люди, они были простыми, бедными людьми финансово, как и все в селах. Воспитывали меня своими поступками и своей жизнью. Мне никто ничего не навязывал: Олег, ты должен сделать так или так. Моя мама окончила два класса.

Новости по теме

- Где она работала?

- Она работала на ферме, а папа был кочегаром зимой, а весной и осенью – поле.

- Сколько я в своей жизни написал песен, стихов, а четыре самые тяжелые строки, которые я написал в своей жизни, это:

 Проходить час, і сльози висихають,

і в білім світі, сповненим тривог,

промовить ніч: батьки не помирають,

їх просто забирає Господь Бог.

 -Этот стишок я написал на памятнике своему отцу.

-Огромный кайф помочь им, не так ли? Вот ты сказал, что с первых гонораров пошел делать маме операцию. Но до того было далеко. Ты в каких-то ансамблях в школе принимал участие? У тебя уже были поклонницы в то время?

- Конечно, первый парень на деревне.

112.ua

- Каневское училище культуры, хоровое отделение. И в хоре пел?

- Конечно. Я в черкасский хор попал после училища сразу. Этот коллектив был известен на весь мир в то время. Лауреат Шевченковской премии. Для меня это огромный, показательный коллектив. Конечно, это было нелегко. Когда я попал туда, а там заслуженные, народные, мне пришлось еще с Павловской спеть, народной артисткой Украины: "Степом, степом…".

- Сколько ты был в хоре?

- Наверное, года три.

- Когда приезжаешь в Черкассы, видишь кого-то из них? Как относятся?

- Прекрасно. Там немного осталось людей, с которыми я работал: 3-5%.

- Есть очень много людей, которые тяжело переживают чей-то успех. Я помню, когда Павел Зибров выходил на сцену, и шипение тех людей, которые раньше с ним в ансамблях работали.

- Я вообще не понимаю, когда люди живут вчерашним днем. Когда я был школьником, студентом, я никогда ничего не ожидал от кого-то. Конечно, денег не было, и я должен был их зарабатывать.

- А кумиры были у тебя?

- Конечно. У меня была пластинка Баха, под которую я очень любил спать. Я слушал тогда и The Rolling Stones, и Scorpions очень любил, Bonjour.

- А из украинских кто?

- Я был тогда совершенно погружен в западную музыку. Я начал играть на гитаре, переигрывать. Я уже тогда хорошо играл – мама мне помогла в 14 лет на гитару средства собрать.

- Делали все, что могли, для тебя.

- Абсолютно все. Чтобы мне было удобно, чтобы я чувствовал себя человеком. Я никогда не чувствовал себя бедным. Такое впечатление, что они заранее знали, для чего Олег в этом мире.

- Ты в семье один?

- Нет, у меня еще сестра есть старшая. Она живет в деревне, где моя мама жила. 11 лет у нас разница, она от первого мужа мамы. Она меня всегда очень любила. Помню, когда она меня целовала, она меня всегда просто душила. И до сих пор так. Приезжаю – зацелует всего, просто задавит.

- То есть эта любовь не включилась, когда Олег Винник стал звездой?

- Так это же не любовь, Петя. 

- Извини, но когда меня стали уже серьезно показывать по телевизору, у меня оказалось столько родственников. Надо обязательно приехать в гости, но микрофон уже для тебя лежит. Говорю: "а когда вы сантехника зовете в гости, для него лежит там набор - унитаз, ключи?" Говорят: "а ты уже возгордился". Когда приезжаешь домой, как люди относятся к тому, что ты там, а они остались там, где и были?

- Не слышал я никогда, еще когда родители были живы. Конечно, люди говорят, как увидят меня по телевизору. Когда я знал, где я буду, то звонил родителям, говорил: включайте телевизор. Они много узнавали от людей, в деревне.

- Это село "Червоный кут"?

- Да.

- Сколько населения там?

- Не знаю. Хат 400 там, наверное, теперь.

- Ну, ты знал большинство людей?

- Конечно. Сегодня уже нет. Время проходит: прошло уже более 30 лет.

- Бог тебе подарил случай, когда ты уехал в Германию.

- Мы поехали с хором Каневского училища культуры, в Фирзен (под Дюссельдорфом), потому что между нашими городами была дружба. В 1993 году мы туда попали в первый раз, по обмену. Мы жили в немецких семьях, и тогда я впервые увидел в Дюссельдорфе плакат The Phantom of the Opera, и я загорелся этим.

- Я тебя сравниваю в каких-то моментах с футболистом Андреем Шевченко. Когда ему сказали, что тебя, скорее всего, продадут в "Милан", он учил итальянский язык, он уже не был там чужим. А ты вернулся сюда, начал учить немецкий. Ты уже задумал поехать туда и там остаться?

- Не остаться, нет. У меня была эта мечта – хотел попасть на эту сцену и это почувствовать. Я не мечтал. Когда я увидел это, мне просто хотелось физически там быть. Да, я начал учить немецкий язык, но в то время найти путь поехать за границу, в Германию, было просто нереально. Тогда появилась такая фирма, по обмену: молодые люди до 24 лет едут по всему миру, живут в семьях, присматривают за детьми, изучают язык и культуру. И таким образом уехал, это была годовая виза. Я попал к известному хирургу в семью.

- Ты приехал туда. Абсолютно чужое государство. Язык ты уже знал более-менее нормально?

- Я изучил его очень хорошо. Семь месяцев я брал частные уроки, почти все деньги шли на язык.

- А деньги откуда были?

- Я тогда попал уже в Черкасский хор, и уже была зарплата.

112.ua

- Ты видел цель перед собой. Как ты цеплялся за Германию?

- Я чужим не был. Я почувствовал себя там своим. И каждый день я чувствовал, что тебя уважают, ценят и хотят, чтобы ты как можно больше в этой стране увидел и достиг. С первого дня я был везде с этими людьми. Это известный хирург, который оперировал известных людей. Они всегда меня брали везде с собой. Я был просто свой.

- Когда ты впервые спел там?

- Это было позже.

- Я скажу, что многих наших погубило там. Все, кто приезжает туда, особенно если сходили на службу в православный храм, какой-то немецкий, наводят там мосты дружбы. А ты не искал там себе связей с бывшими жителями Советского Союза, выйти в диаспору. Ты становился немцем?

- Я работал. Прожив, проработав в семье, набрав жизненного опыта, я пытался, если у меня было свободное время, зарабатывать. У меня даже был такой момент. Знакомому хирургу досталась в наследство старая конюшня или свинарник, и они их переделывали на дома. И я ему нарисовал, как это все должно быть, поехал в магазин, накупил всего, что надо, и настроил ему.

- А какую самую грязную работу ты делал?

- Что такое грязная работа?

- Стыдно воровать.

- Да. Я вырос в деревне. Там нет ни одного нарциссизма. Когда я услышал о себе впервые, о нарциссе, то мама еще была жива. Она говорит: "они то о тебе говорят, а я такая счастливая, что ты у меня такой красивый". И нарцисс тоже вырастает из земли. Из болота. И я реально благодарен родителям моим, вложившим столько любви. Это все закладывается еще до того, как муж и жена хотят иметь ребенка.

- Если человеку в жизни приходилось убирать после свиней, копать огороды, вывозить навоз, для нормального человека это должно быть прививкой от звездной болезни. Ты первый раз собрал стадион в Сумах?

- Да, в позапрошлом году.

- Каково ощущение, когда ты понимаешь, что пришли, что визжат, радуются от того, что Олег Винник приехал?

- Когда бы мне было 16, то, возможно, меня бы не было давным-давно. А я никогда в жизни не мечтал о стадионах. Они пришли через десятки лет. Но они пришли из-за того, что ты делаешь свое дело, что ты пахал. В прошлом году мы были в Вильнюсе, впервые в зале было 600-700 человек. Никто не знал артиста, а песни пели. Язык не понимают, а поют песни. А в этом уже около 3000 человек было в зале. 

- У меня не очень яркая внешность. Но чем больше тебя показывают по телевизору... не дай Бог, я в таком виде, как теперь, в костюме, захожу в какой-то супермаркет, так мне пройти не дают. У тебя внешность, хочешь не хочешь, ты же несчастный человек в этом плане.

- Я уже не иду ни в супермаркет, никуда. Года два или три назад я случайно забежал в супермаркет, и он весь остановился - 20 или 30 касс. Люди приходят в магазин отовариваться, а тут этот Винник забежал. И они остановились и забыли, что они там хотели.

- А поклонницы твои в большинстве своем нежные и умеренные или попадаются и агрессивные? Хотят рукав оторвать, пряди волос вырвать?

- Слава Богу, как-то так получилось, и мне кажется, что иначе и не могло быть, что на 99,9% они нормальные люди, которые уважают и ценят твою жизнь, твое дело, твою работу. Таких неадекватных не было. 

- Я хочу сравнить две страны - Германию и Украину. Там ты пел мюзиклы. Это была постоянная работа, с выплатой зарплаты в конце месяца? Или спел и получил гонорар?

- У меня были годовые контракты. Набираются люди на каждый мюзикл, идут прослушивания. Со всего мира съезжаются люди, и на "Отверженных" было 1,5 тыс. людей, которых прослушивали. Из них попали в труппу 46.

- Ты Жана Вальжана пел?

- Да.

- И сколько раз ты пел?

- Когда ты попал в такую когорту - это такая стабильность, что ты мог забыть об Украине полностью. Я тебя первым объявлял здесь, у Белоножко, в "Мелодии двух сердец". Мне сказали, что приехал парень Олег Винник. Поет в Германии. Я говорю: "Винник или Выннык?" Говорят: "Сейчас узнаем". Там мы впервые увиделись, познакомились. И вдруг ты из сытой, спокойной Германии приезжаешь сюда и шаг за шагом, и за несколько лет ты врываешься так, что тебя уже не остановить. Тебя к этому кто-то подтолкнул, или ностальгия, или что? Почему ты решил вернуться?

- Мне кажется, что Бог все продумал заранее, что для того, чтобы полюбить свою страну всем своим телом, всем сердцем, надо побыть на чужбине. Конечно, было все. Я там достиг уже таких вершин, что никому и не снилось. И чтобы в мюзикл, да еще и на главную роль, взяли человека из бывшего Советского Союза - этого никто не мог понять. Мне дан был тот шанс, чтобы меня там услышали, взяли на эту роль, и после того сер Макинтош приглашал меня уже три года подряд в Лондоне сыграть Жана Вальжана и Фантома тоже сыграть. И я знал, что это такой путь - все мечтали из Германии поехать сначала в Лондон, а затем уже через океан, и ты уже на Бродвее. Я уже тогда писал песни. В 29-30 лет я написал первую песню, и я уже с этим жил.

- Ты писал в стол их?

- Я их написал и делал уже какие-то аранжировки. Я брал уроки по аранжировке. Я уже работал над песнями годами, стоял на сцене, мне приходили фразы. Отпевал свою партию, побежал к пианино, наигрывал на мобилку, не мог уже спать. У меня уже была одна мечта - поехать к себе домой, к своим людям и показать свои песни.

- Люди восприняли твои песни сразу?

- Первая была "Аромат моей мечты". У меня уже был тогда готов украиноязычный альбом, и так случилось, что с Володей Бебешко сделали эту первую песню, и она попала на радио. Я ехал в машине по Украине и уже слышал по радио мою песню. Я почувствовал, что это воспринимается людьми, и дальше я уже просто работал.

- Говорят, что многим нашим стало намного легче продвинуться, когда поставили ширму перед "братьями" нашими предуральскими. Я много раз слышал, что Винник занял нишу, которую занимал Стас Михайлов. Возможно, в этом есть какая-то доля правды, но я не думаю, что если бы Стас Михайлов оставался в нашем пространстве, то у тебя бы ничего не получилось.

- Я думал над этим и не понимал, почему меня присоединяют к тому или иному. Это нормально - люди всегда сравнивают. Людям постоянно что-то нужно говорить. Когда ты успешный человек, у тебя на это времени нет. Когда я смотрю сегодня масштабно на наш шоубиз и вижу украинских исполнителей, которые сегодня, как грибы, растут, и очень качественные, может быть, в этом и что-то есть, что там освободилась сцена. Но скажу откровенно, меня последние три года по всей России везде приглашают. Но я ни разу нигде не выступал - отказываюсь. Там что, нет Михайлова, Лепса? Есть. Но меня приглашают.

- А с другой стороны, сколько украинских нефтяников работает там, сколько украинцев работает на стройке, но если бы туда с концертом поехал Олег Винник, я представляю, что бы в Украине делалось.

- Я не хочу об этом говорить, но моя позиция такая, и я делаю то, что делаю. Я не смотрю на то, выступают ли они здесь, ниша освободилась или нет - я делаю свое дело. Я никогда даже понять не мог, а какую бы я нишу занял бы там, или я мог бы, как тот или иной? Это безысходный путь - ты не можешь достичь никаких вершин.

- Человек достигает вершин, когда о нем начинают придумывать анекдоты, когда его начинают пародировать. Когда появляются мемы, связанные с людьми. Все артисты любят свою последнюю песню, ту, которая написана вчера. А куда бы ты ни приехал, от тебя снова ждут "Волчицу", "Нино". Ты уже смирился с тем, что у тебя есть кормящие песни и что ты должен их отпеть.

- Мне кажется, что если бы я в одну лузу все делал, то не было бы этого. Во мне, слава Богу, есть это разнообразие. Но когда люди начинают говорить обо мне какие-то глупости, пытаются разложить мои песни на аккорды и начинают оскорблять, я говорю: "Вы послушайте - там много, о чем еще артист поет". Когда мы занимались правами на мои песни, то я даже не знал, что их уже столько - 95-96 песен. Я бы не смог там быть, если бы я делал все односторонне. Появилось "Счастье", ты понял, что это песня, которая "кормит", и ты туда уже все вкладываешь. Нет, это уже конъюнктура, не твое сердце, не твоя душа. И нужно просто-напросто делать то, что дает тебе Господь Бог.

- Я выслушал очень много того, на какие огромные деньги ты повелся, чтобы пойти в политику.

- Так я богатый.

112.ua

- Ты пошел с Поплавским в Аграрную партию. На фига?

- Я до сих пор придерживаюсь своего слова, отвечаю за свои слова и говорю: "Украина - это государство, в котором самая плодородная земля". Мы знаем, как эта земля вывозилась поездами в Германию. И мне кажется, что не может наша власть быть без Аграрной партии. Мне неважно, что это политика.

- Тебе болит село?

- Мне важно, чтобы люди жили на нашей земле и наслаждались своим. Я много лет прожил там: нет там такой вкуснятины, этого продукта с земли, который у нас. И я пошел с Михаилом Михайловичем за Аграрную партию. Я знаю его как человека слова, человека, который никогда в жизни никого и нигде не подставил. Все, что мне рассказывают, и кто что говорит - для меня неважно.

- Обидно было, когда вам не поверили?

- Почему? Поверили, просто было поздно. И проценты, к которым пришла Аграрная партия, - это феноменально. За такое короткое время.

- Ты бросил это или продолжаешь это делать?

- Я делаю свою работу. Я тогда поддержал Аграрную партию, и очень много людей на сегодняшний день думают, что я в Раде. Мне смешно и стыдно за этих людей, они так невежественно говорят о человеке. Ты должен быть образованным, сегодня все открыто, нужно разобраться. Я не шел в Раду, я не политик, я не депутат, я поддержал Аграрную партию. Потому что я вырос в деревне, и я люблю свою землю. И я хочу, чтобы она была. Без аграриев Украина... Я бы не хотел. Я вижу Украину, как страну, которая находится на золотой земле.

- Которая может накормить всю Европу. Я скажу, что мешает иногда тебе и мне: мы много уделяем внимания иногда досадным вещам, которые о нас говорят. Я знаю, что это затрагивает тебя. И болит, и спать не дает иногда.

- Это нормально. Я говорю людям: "Слушайте мои песни, и не нужно безнадежные и неглубокие вещи говорить". Я не покупаю песни - они приходят. Я бы никогда в жизни не пошел на сцену, покупая песню. Если ты покупаешь песню, значит, ты просто хочешь быть на этой сцене. Я пою о жизни, о любви. Я не сплю уже 15 лет и так наслаждаюсь тем моментом, когда я отключаюсь в дороге, чтобы поспать сладко. Грош цена тебе бы была, если бы ты был циничным и тебя не убивало и не поражало то, что о тебе говорят.

- Я очень рад, что я тебя вытащил на часок сюда и вокруг нет бурлящего круга людей, и ты смог спокойно поговорить со мной. У меня впечатление, что есть люди, которые за счет твоей славы вырабатывают в себе комплекс моськи. Я желаю тебе, чтобы ты был таким мощным шоубизнесовым слоном, а то, что рядом с тобой лает, чтобы ты его просто не замечал.

- Спасибо вам.

 

видео по теме

Новости партнеров

Loading...

Виджет партнеров

d="M296.296,512H200.36V256h-64v-88.225l64-0.029l-0.104-51.976C200.256,43.794,219.773,0,304.556,0h70.588v88.242h-44.115 c-33.016,0-34.604,12.328-34.604,35.342l-0.131,44.162h79.346l-9.354,88.225L296.36,256L296.296,512z"/>